на главную страницу

 
 

    Миниатюра 1996 январь

«БОНИСТИКА» ВЫПУСК № 3 ЯНВАРЬ 1996

 

Содержание

"Итальянская копийка и "канадская гривна"

А.Г. Баранов ПЕЧАТАЛИСЬ ЛИ ПРИ СОВЕТСКОЙ   ВЛАСТИ «РОМАНОВСКИЕ» ДЕНЬГИ? НОВЫЙ ОТКЛИК НА СТАТЬЮ Б. И. УВАРОВА

М.М. Глейзер Комментарии

М. М. Глейзер Денежные знаки Архангельского Союза Кооперативов

М.М. Глейзер Протокол одного собрания

Коллекционирование бумажных денег и ценных бумаг

 

"Итальянская копийка" и "канадская гривна"

 

После провозглашения независимости Украины в ноябре 1991 г. Президиум Верховного Совета Украины поручил Национальному банку и Кабинету министров создать производственную базу для изготовления национальной денежной единицы: "гривны" и разменной монеты — "копийки". До выполнения этого задания было решено ввести временные деньги —"карбованцы".

Как пишет газета "Киевские ведомости" (14.11.95) 25 января 1992 г. между НБУ и итальянской фирмой "Витали" был подписан контракт на создание мощностей по производству бумаги, красок для банкнот, печати банкнот и чеканки монет. Итальянцы выставили одно условие: контракт вступит в силу после получения Украиной кредита в 250 млрд. итальянских лир, из которых 174 пойдет на создание Банкнотной фабрики и приобретение стартовой партии разменной монеты в 600 млн. штук. После длительных бюрократических проволочек 3 ноября 1993 г. посольство Италии на Украине направило Вербальную ноту на выделение кредитов, подчеркнув следующие обязательства: Украина должна оплатить долги "Большой семерке" и представить государственную гарантию возврата кредитов. Кроме того, Украина должна согласовать с МВФ программу экономического оздоровления и дать гарантию использования кредитов для инвестиций. После этого соглашения были подписаны и итальянцы в оговоренный срок выполнили заказ. Затем началась работа по созданию отечественной монетной базы.

Избрали Луганский станкостроительный завод, на котором до 1 октября 1993 г. должны были установить 17 монеточеканящих прессов немецкой фирмы "Гребнер Пресан" и английской — "Роял Сервисез" общей стоимостью 12,9 млн. долларов. Тогда же было принято решение о создании на базе киевского завода "Алмаз" Банкнотной фабрики НБУ с четырьмя производственными линиями ведущих фирм — швейцарской "Де Ля Рю Джиори" и немецкой "Коенинг унд Бауэр". Банковскую фабрику торжественно открыли в январе 1994 г. в присутствии Президента Кравчука.

Одновременно достоянием общественности стали странные события. Оказалось, что группа депутатов парламента разыскала в канадской диаспоре некую фирму "Кэнедиен Банкнот Компани", которая предложила свои услуги по изготовлению бумажных денег и поставке оборудования. Протест профессионалов потопили в парламенте, обвинив их в неуважении к диаспоре. Вскоре первая партия гривны была отпечатана. А потом началась ссора между фирмами-изготовителями, которые предъявили Украине иск в несколько миллионов долларов. Скандал замяли, разделив между ними изготовление различных номиналов.

Но вскоре разгорелся новый скандал связанный с перевозкой "канадской гривны" через океан. Украинские спецслужбы не имели достаточного опыта в обеспечении безопасности подобных грузов и не обеспечили не только корабли сопровождения (которых не было вообще), но даже связь с сухогрузом, который перевозил деньги. По прибытию контейнеров в Киев оказалось, что их негде хранить. Вот чем обернулась самодеятельность патриотических депутатов.

Не исключено, что денежная реформа очередной раз отложена по причине некачественного изготовления "канадских банкнот". Будем ждать "украинскую гривну".

П. МЕЛЬНИКОВ

 

ПЕЧАТАЛИСЬ ЛИ ПРИ СОВЕТСКОЙ   ВЛАСТИ «РОМАНОВСКИЕ» ДЕНЬГИ?

НОВЫЙ ОТКЛИК НА СТАТЬЮ Б. И. УВАРОВА

 

 

Опубликованная в "Миниатюре"  (выпуск 24, март 1995 г., приложение "Бонистика", с. 3-5) статья Б. Н. Уварова "Печатались ли в советское время бумажные деньги дореволюционных образцов" вызвала к жизни отклик с Кубани. "Миниатюра" печатает его с необходимыми комментариями редактора.

Вопрос о том, печатались ли при советской власти денежные знаки дореволюционного образца, не является ни актуальным, ни принципиальным, так как в научной литературе по истории денежного обращения по этому вопросу давно поставлены точки над «I».

Б. Уваров, его консультанты и иже с ними наверное не смогли ознакомиться с фундаментальным трудом 3. В. Атласа "Очерки по истории денежного обращения в СССР (1917-1925)". М., Госфиниздат, 1940). При написании данной работы автор (т. е. 3. В. Атлас — М. Г.) пользовался широким кругом источников, в том числе и из архивов Гознака, которые к моменту выхода книги существовали и еще не были уничтожены (I).

3. В. Атлас приводит большой статистический материал об эмиссии (т. е. выпуске в обращение, а не о печатании — М. Г.) бумажных денежных знаков по месяцам, кварталам и годам с 1917 по 1925 год. Им рассмотрены темпы эмиссии, темпы роста цен, эмиссия конкретных видов денежных знаков и многие другие вопросы. Что касается выпуска (выпуска в обращение, а не печатания — М. Г.), то он прямо пишет: "...царские деньги и "керенки", выпускавшиеся советской властью в обращение, сохраняли платежную силу на территориях советских республик в течение всего периода гражданской войны" (1).

Обратимся к цифрам.

Печатание бумажных денег в млн. руб. в конце 1917 и в 1918 г.: Ноябрь 1917 г. — 5717,6; декабрь — 2355,2; январь 1918 г. — 1913,3; ... декабрь — 3955,6 (2). В 1918 году каждый месяц печаталось от 1,4 до 4,3 млрд. руб. Всего за год — 932 млн.экземпляра денежных знаков на сумму 36,5 млрд. руб. (3). Как мы можем наблюдать, ссылки на то, что у советской власти в 1917 году не было технических возможностей выпускать бумажные денежные знаки абсолютно не соответствуют действительности. За год было выпущено денег в два раза больше, чем при царском и Временном правительствах (II).

Может возникнуть вопрос, а какие денежные знаки выпускала советская власть в 1918 г.? Государственные кредитные билеты образца 1918 г. начали выпускаться в 1919 г., как и расчетные знаки РСФСР образца 1919 г. Остаются государственные кредитные билеты дореволюционного образца,  государственные кредитные билеты 1917 г. ("думки"), казначейские знаки 1917 г. ("керенки"), разменные марки и разменные казначейские знаки. Чтобы прояснить этот вопрос, обратимся к статистике (III).

Количество денег в обращении по видам дензнаков, млрд. руб. (4)

 

Дата

Гос. кр. бил. дорев. обр.

Гос. кр. бил. 1917 г.

Казн. зн. 1917 г.

Разм. марки

1.01.18

18,1

5,9

3,4

0,2

1.01,19

23,1

22,9

14,7

0,4

1.01.20

27,1

37,3

38,7

1.01.21

27,9

37,3

38,7

-

Как видно из таблицы, в количественном отношении в денежном обращении дополнительно появилось более 9 млрд. руб. государственных кредитных билетов дореволюционного образца. Однако, если учитывать физический износ купюр (качество купюр было хорошим, так что износ по сравнению с другими дензнаками был небольшим — М. Г.), вывоз их за границу (вывозу противостоял и ввоз — М. Г.) и тезаврирование (это неверно, так как выпущенные дензнаки считаются находящимися в обращении, независимо от того, пользуется ими население или нет — М. Г.) населением как более лучших, то реальная эмиссия советской власти "романовских" рублей была намного больше чем 9 млрд. руб. Никакие запасы в отделениях Госбанка не могут давать такие суммы на протяжении трех лет гражданской войны (запасы могут, а вот напечатать такую величину высококачественных знаков в условиях гражданской войны было невозможно — М. Г.).

В другой своей работе (5) 3. В. Атлас писал: "Советское правительство в 1917 и 1918 гг. выпускало в обращение исключительно денежные знаки старых образцов — царского и Временного правительств. Большие запасы мелкокупюрных денежных знаков в 10, 15 и 20 копеек должны были заменить тезаврированные населением еще до Октябрьской революции металлические разменные монеты. Но эти денежные знаки настолько обесценились, что стали ненужными для оборота ...и в 1918 г. были большей частью сожжены в топках электрических стаций в Москве и Нижнем Новгороде.

В 1918 г. велась подготовительная работа по созданию новой советской формы денежных знаков. Однако ход военно-политических событий не позволил совершить это дело в этом году. Новые денежные знаки РСФСР были выпущены только в 1919 г. Эмиссия 1919 г. в подавляющей массе (74,8%) состояла из государственных кредитных билетов образца 1918 г., а расчетные знаки РСФСР 1919 г. составляли только 2% эмиссии этого года. Нетрудно подсчитать, что в 1919 г. на долю дореволюционных денежных знаков приходилось 23,2% эмиссии.

Способность дензнаков к обращению и их котировка на "черной бирже" находилась в прямой зависимости от успехов и поражений на фронтах гражданской войны. Естественно, что в наиболее тяжелые моменты войны, при поражениях Красной армии курс советских денег падал. Этим объясняются, как показывает ряд архивных документов, настойчивые требования местных гражданских и военных советских организаций о высылке им дензнаков обязательно старых образцов. Эти деньги могли использоваться и для заграничных операций, ибо в то время не было запрета на вывоз и ввоз советской валюты.

Так, в телеграмме из Ташкента от 10 ноября 1919 г. на имя В. И. Ленина указывалось, что для торговых сношений с Бухарой, Афганистаном необходима присылка "думских" и "царских". В той же телеграмме сообщалось, что в Бухаре пятисотку царскую расценивают в 1500 руб. керенками, сторублевку царскую в 400 керенками, в Китае царский рубль котировался в 16 коп. золотом, керенский — в 14, туркестанский — в одну копейку.

Большие колебания в рыночном курсе разных денежных знаков существовали не только на таких окраинах как Туркестан, Дальний Восток, Закавказье, но и в европейской части РСФСР. Например, в октябре 1920 г. в Петроградской области тысяча рублей царскими денежными знаками купюрами в 500 руб. расценивалась в 60-75 тыс. руб. совзнаками и в 4000-4600 руб. керенками. Товары на рынках этой области продавались на деньги старых выпусков дешевле, чем на совзнаки. Так, в 1920 г. в Лужском уезде соль, керосин, муку, масло можно было купить на царские деньги в 40 раз, а на думские в 10-15 раз дешевле, чем на совзнаки. В Ямбургском районе на рынке предметы первой необходимости продавались только на царские и думские деньги. Эти различия в курсе и покупательной способности денежных знаков объясняются тем, что царские и думские деньги котировались на биржах за границей, в частности, в Эстонии, Латвии, Польше.

В различии курсов известное значение могло иметь и качество денежных знаков. "Боны, напечатанные на оберточной бумаге красками применяемыми для окраски крыш, не могли, конечно, конкурировать с царскими рублями; эти боны физически амортизировались через несколько оборотов и население не желало нести убытки от их физического снашивания в дополнение к тому "моральному" (ценностному) снашиванию, которому подвергались все вообще виды бумажных денежных знаков" (6).

Начиная с 1919 г., когда стали выпускаться простые в исполнении государственные кредитные билеты образца 1918 г. и расчетные знаки РСФСР образца 1918 г. советскому правительству стало гораздо выгоднее печатать их чем довольно сложные "романовские" деньги.

Количество денег в обращении, млрд. руб. (7):

 

Дата

Гос. кр. бил. 1918 г.

Расчетн. знаки РСФСР 1917 г.

1.01.20

123,1

3,3

1.01.21

462,5

602,2

Романовскими рублями активно снабжались большевистские силы в тылу белогвардейских войск. Генерал Врангель пишет в своих воспоминаниях: "5 августа (1920 г.) отряд Мокроусова ...снабженный значительными деньгами до 500 млн. рублей "романовскими", курс которых в то время в 70 раз превышал цену денег главного командования и 200000 турецких лир высадился у нас в тылу" (8). И еще один пример: "При аресте большевистских агентов Рафаила Кургана и Наума Глатмана обнаружено 250 тысяч "романовских" рублей в обертках со штампами московского народного банка" (9) (Ну и что. Деньги пересчитывались, складывались в пачки и опечатывались в банке, но ведь речь идет о том, когда они печатались? — М. Г.).

Резюмируя высказанное, делаем вывод, что советской властью в первые годы после Октябрьской революции активно печатались денежные знаки дореволюционного образца (V). Вызвано это было как чисто техническими трудностями (невозможность выпускать дензнаки новых образцов при налаженной технологии старых), так и меркантильными интересами и политическим расчетом (возможность расчета с заграницей, финансирование большевистских сил в тылу белых, доверие населения к старым деньгам).

Литература

1.  Атлас 3. В. Очерки по истории денежного обращения в СССР (1917-1925 гг.). М., Госфиниздат, 1940, с. 70.

2.  Там же, с. 30.

3.  Там же, с. 58.

4.  3. В. Атлас, 1940, с. 67.

5.  Атлас 3. В. Социалистическая денежная система. М., Финансы, 1969,
с. 119.

6.  3. В.Атлас, 1940, с. 69 и он же, 1969, с. 121.

7.  3. В.Атлас, 1940, с. 68.

8.  Воспоминания генерала барона Врангеля. Т. 2. М., 1992, с. 308.

9.  Там же, с. 310.

А. БАРАНОВ, Майкоп

КОММЕНТАРИИ

I.       Нельзя считать фундаментальным трудом книгу объемом всего в 248 страниц и изданную в 1940 году. В работе 3. В. Атласа сделаны ссылки на Центральный архив Октябрьской революции — ЦАОР (в котором архив Гознака отсутствовал) и Центральный архив Наркомфина (сведений о наличии или отсутствии в нем архива Гознака не имеется). В ссылках на наркомовский архив говорится о рассмотрении вопроса о подготовке к чеканке монет (в самых общих словах), о жалобах Украинского СНК 20-х годов о недостаточном отпуске денежных знаков Украине и тому подобном. Зато гораздо более ссылок на книги и статьи В. И. Ленина и И. В. Сталина, а также на книгу "История ВКП(б). Краткий курс". М., 1938. Есть в книге критика взглядов профессора Л. Н. Юровского (1884-1938) — "Юровский утверждал, что в советской хозяйственной системе равновесие должно достигаться как равновесие товарно-денежного хозяйства", что ныне признается совершенно справедливым. Леонид (Леон) Наумович Юровский был выдающимся экономистом, с 31 июля 1923 года по 28 октября 1928 года был Начальником одного из важнейших управлений НКФ — Валютного Управления (об обстоятельствах его назначения на это пост см. в моей книге "Советский червонец" (СПб., 1992), а о его жизни — книгу А. П. Ефимкина "Дважды   реабилитированные: Н. Д. Кондратьев, Л. Н. Юровский" (М., 1991).

Данные, приводимые 3. В. Атласом, были заимствованы из книги "Наше денежное обращение", вышедшей в 1926 году под редакцией Л. Н. Юровского, который был первый раз арестован еще в июле 1930 года, освобожден в январе 1935 года, вторично арестован в декабре 1937 года и убит в сентябре 1938 года, почему на эту книгу невозможно было ссылаться, хотя один раз ссылка и проскочила на с. 29. Эта книга является "непревзойденным образцом статистического справочника подобного рода" — Ефимкин, с. 107.

II.      Здесь автор делает очень ответственное, но неверное заявление. В той же книге на с. 60 сказано, что в 1918 году доля эмиссии мелких купюр (до 250 рублей) была равна 43,5%, а крупных (от 250 до 1 тысячи рублей) —  56,5%. Поделив 36,5 млрд. рублей на 932 млн. купюр, получим среднее достоинство купюры в 392 рубля. А это значит, что печатались и эмитировались в основном деньги Временного правительства — "думские" достоинством в 250 и 1000 рублей. Хотя номинал самых крупных денежных знаков царского правительства был 500 рублей, но их доля в бумажном обращении была незначительной (на 1 января 1914 года всего 4,9%), а если учесть и обращение монет — то 3,5%. Доля купюр в 10 рублей была равной 17,9%, а с учетом монет — вырастала до 22,2% (Наше денежное обращение. Сборник материалов по истории денежного обращения в 1914-1925 годах. Под редакцией проф. Л. Н. Юровского. М., Финансовое издательство НКФ СССР, 1926, с. 4-5). В рублях денег было выпущено больше, а изготовили купюр меньше, ибо их номинал был во много раз больше. Кроме того, не в пользу автора говорит и малая встречаемость царских денег в 500 рублей по сравнению с дензнаками Временного правительства в 250 и 1000 рублей.

III.Пожалуй, статистика свидетельствует об обратном. В запасах могло находиться около 10 млрд. руб. царских денег крупными купюрами, а вот 31,4 млрд. "думских" и 35,3 млрд. "керенок" надо было печатать, их ведь в запасах не было.

IV.3. В. Атлас о качестве совзнаков написал следующее: "Потери дензнаков в обороте за период военного коммунизма и первые 1-2 года НЭПа подсчитаны при проведении первой деноминации в 1922 году, когда вместо 7235 млн. руб. поступило для обмена только 5495 млн. руб., и следовательно, 24% всей денежной массы были  уничтожены  в  обороте" (3. В. Атлас, 1940, с. 59).

V.   Наоборот, все сказанное 3. В. Атласом приводит читателей к обратному выводу. При переходе на выпуск новых дензнаков технология изготовления купюр не меняется, а меняется только их изображение, т. к. необходимо вырезать новые штампы. Для финансирования подполья необходимы были старые деньги, но их не надо было печатать, ибо запасы их были, а остальные аргументы просто несерьезны — для каких расчетов с заграницей и в каких масштабах в условиях войны с этой заграницей были нужны российские бумажные деньги; о "доверии" крестьян к старым деньгам высказался еще В. Кириллов во время дискуссии по статье Б. Н. Уварова. Поэтому автор не смог опровергнуть заключение Б. Н. Уварова, что советское правительство не могло печатать дензнаки дореволюционного
образца, хотя и выпускало их в обращение из имевшихся запасов.

М. ГЛЕЙЗЕР

 

 

Денежные знаки Архангельского Союза Кооперативов

 

 

В годы первой мировой и гражданской войн, в первый период новой экономической политики во многих районах страны существовала нехватка денежных знаков. Для уменьшения финансовых затруднений, вызванных этим обстоятельством, многие организации и предприятия приступили к изготовлению и распространению собственных денег — так называемых "бон неофициального обращения".

Они назывались так потому, что рабочие и служащие могли отказываться от их получения и требовать выдачи из кассы денежных знаков, выпущенных государством. Чтобы этого не случилось, организациям и предприятиям приходилось вводить различные льготы для своих сотрудников, принимавших боны вместо наличных государственных денежных знаков.

В конце 1917 года в Архангельске отсутствовало необходимое для обращения количество дензнаков. Для преодоления дефицита Собрание Уполномоченных Архангельского Союза Кооперативов решило выпустить с 1 января 1918 года "заемные письма" в 25, 50, 100, 250 и 500 рублей сроком на 5 лет с выплатой 6% годовых. Срок "пять лет" означал, что полностью деньги должны были возвращаться покупателям, т. е. имевшим такие письма на руках, с 1 января 1924 года, а в период 1920-1923 годов они могли получать установленный процент. Письма выпускались именными и передача их другим лицам не разрешалась. Правила выпуска печатались на оборотной стороне "заемных писем".

В начале двадцатых годов ввиду продолжавшейся нехватки денежных знаков Архангельский губернский Союз кооперативов решил снова выпустить собственные боны, названные первоначально "чеками", а затем переименованные в "наряды". Половина заработной платы выплачивалась общегосударственными денежными знаками, а половина — бонами ("чеками" или "нарядами").

Все боны принимались в уплату за товары в магазинах Союза — №1, №2, №3 и №7 в Архангельске и в магазине №8 в Соломбале — пригороде Архангельска. При покупке товаров на боны Союза Кооперативов покупателям предоставлялась скидка с цены в размере 5%.

Для выдачи боны подписывались председателем Правления кооператива и главным бухгалтером (каучуковым штемпелем или от руки) или его заместителем (только от руки) и штемпелевались печатью Союза кооперативов.

Печать на чеках первого выпуска: в центре — "Чек", по окружности — "Архангельский Союз кооперативов. Архангельск".

Первый выпуск ЧЕКИ.

Заказ от 8 августа 1922 года.

Тираж чеков

50 рублей — 2000 экз. (№1 - 2000)*, белого цвета.

 

100 рублей —5000 экз. (№2001 - 7000)*, светло-красного цвета; 300 рублей — 5000 экз. (№7001 - 12000)*, синего цвета; 500 рублей — 200 экз. (№12001 - 12200), серого цвета; 1000 рублей — 200 экз. (№12201 - 12400), зеленого цвета.

* — см. тираж второго выпуска.

Чеки печатались в принадлежавшей кооперативу типографии книжками по 100 штук, снабжались подписями и печатью, записывались в отчетных книгах м затем выдавались в счет зарплаты.

В октябре 1922 года название чеки было найдено несоответствующим своему назначению. Решили изменить название "чек" на "наряд", для чего постановили произвести надпечатку на чеках.

"Служебная записка Финансово-Счетного отдела Архгубсоюза 3/XI-1922 г.

На чеках допечатать Вверху "Служащему Губсоюза"

Слово чек закрыть краской как на чеке, так и на корешке. Перепечатать в слово "наряд" крупно по тексту, как сказано.

Глав. бух. М. Бобров".

Печать на нарядах (чеках): в центре — "Архгубсоюз", по окружности — "Архангельский губернский союз коперативов".

Второй выпуск надпечатка НАРЯДЫ на чеках.

Заказ от 3 ноября 1922 года. Тираж надпечаток нарядов на чеках

50 рублей — 500 экз., белого цвета;

100 рублей— 1000 экз., светло-красного цвета;

300 рублей — 2500 экз., синего цвета.

За счет данного выпуска надпечаток уменьшился тираж чеков первого выпуска.

При изъятии из обращения (в связи с третьим выпуском бон) чеки и наряды на чеках гасились параллельными рядами крупной перфорации.

Ввиду увеличения количества работающих в кооперативе и продолжавшимся дефицитом государственных денег возникла необходимость в дальнейшем выпуске денежных знаков — нарядов.

Печать на нарядах прежняя: в центре — "Архгубсоюз", по окружности "Архангельский губернский союз кооперативов".

Третий выпуск НАРЯДЫ.

Заказ №53 от 29 января 1923 года.

Тираж нарядов

1 рубль— 1000 экз., сероватого цвета; 3 рубля — 1000 экз., бледнозеленого цвета; 5 рублей — 1000 экз., сероватого цвета; 10 рублей — 2000 экз., зеленого цвета; 50 рублей — 1000 экз., розового цвета; 100 рублей — 500 экз., синего цвета; 250 рублей — 700 экз., коричневого цвета; 500 рублей — 500 экз., белого цвета; 1000 рублей — 400 экз., желтого цвета.

Величины тиража последних трех номиналов недостаточно верны, так как в обращении встречались наряды с большими цифрами (например, 500 рублей — №589, 1000 рублей — №498).

Чеки и наряды первых трех выпусков печатались как на простой бумаге разных цветов, так и на оборотной стороне продовольственных карточек союза кооперативов образца 1921 года 1, 3 и 4 категории 1 -го выпуска карточек, а также на оборотной стороне пригласительных билетов на общие собрания союза кооперативов.

Осенью 1923 года Наркомат финансов СССР решил запретить всем предприятиям и организациям выпуск бон и в качестве первой меры постановил, что кооперативные денежные знаки не должны выписываться на "предъявителя", но могут называться "ордерами" и "чеками". Союз кооперативов решил, оставив прежнее название, сделать свои наряды "именными". Фамилия сотрудника, получавшего их в кассе кооператива, писалась простым или химическим карандашом, а иногда — чернилами.

Печать на именных нарядах не изменялась.

Четвертый выпуск —

ИМЕННЫЕ НАРЯДЫ.

Заказ №907 от 18 октября 1923 года.

Тираж именных нарядов

50 рублей — 40000 экз.; 100 рублей — 60000 экз.; 250 рублей — 16000 экз.; 500 рублей — 10000 экз.; 1000 рублей — 3000 экз.

Все наряды изготовлены на серой бумаге. В обращение успели выпустить лишь 5900 экземпляров нарядов. Оставшиеся 113100 экземпляров были использованы для канцелярских нужд кооператива.

В начале 1924 года в связи с выпуском "твердых" общесоюзных государственных денежных знаков — серебряных монет и бумажных "рублей золотом" обращение всех местных "неофициальных бон" как суррогатов денег было запрещено и дензнаки Архангельского союза кооперативов были изъяты из обращения, став после этого чисто коллекционным материалом. Наиболее ценными являются экземпляры, оставшиеся непогашенными крупной перфорацией. Погашенные боны были сданы в архив и затем через его сотрудников часть из них попала к коллекционерам.

В первый и последний раз собрание бон Архангельского губернского союза кооперативов было показано И. А. Лукницким на 1-ой Всесоюзной выставки по филателии, бонистике и нумизматике, состоявшейся в Москве с 14 декабря 1924 года по 1 февраля 1925 года.

Исай Абрамович Лукницкий (2.07.1907 Архангельск — 8.09.1957 в товарном вагоне на перегоне Вологда — станция Шарья Костромской области) родился в семье кустаря. В конце 20-х годов переехал в Ленинград, где окончил экстерном педагогический институт имени Герцена. В 1933-1935 годах принимал участие в полярных экспедициях на ледоколе "Красин". Во время Великой Отечественной войны воевал на Ленинградском фронте, под Нарвой в 1944 году ранен. После войны преподавал английский язык в Московском Военном Институте иностранных языков, с 1947 года в Педагогическом институте имени Покровского — английскую фонетику. Доцент, кандидат педагогических наук (1953). Умер от сердечного приступа во время поездки со студентами на целину.

И. А. Лукницкий был довольно известным коллекционером двадцатых-тридцатых годов. Его обменные объявления неоднократно помещались во многих журналах тех лет: "Северной корреспонденции", Архангельск, 1922, №7/8, с. 3 — За марки России до 1914 года даю иностранные до 1914 года. Собираю боны, куплю или дам в обмен иностранные марки, журналы, открытки; №10-12, 4-я с. обл. — За марки и боны даю боны Севера; "Русском коллекционере", Новочеркасск, 1922, №1, с. 11 — Начинающий коллекционер марок и бон; №5-6, с. 69 — Интересуюсь марками и бонами; 'Крымском коллекционере", Севастополь, 1923, №3, с. 15 — Нужны марки Юга, Украины, ДВР, Сибири, Дона, Советские и других окраин. Даю в обмен различные иностранные марки. Меняю также открытки, монеты и минералы; "Советском филателисте", 1924, №6, с. 30 — За боны Архангельска желаю получить редкие боны Юга, Сибири и Кавказа, марки окраин и открытки; №9, с. 30 — Имеет боны Архангельска. Интересуется редкими бонами, марками окраин и открытками.

В 1924 году был председателем Архангельской секции юных коллекционеров ("Советский филателист', 1924, №10, с. 26) и напечатал в журналах "Советский филателист" и "Советский коллекционер' ряд статей о работе секции:

Архангельская секция юных коллекционеров (1924, №11-12, с. 38); Работа Архангельской секции юных коллекционеров (1925, №11-12, с. 24-25); В Архангельске неблагополучно (1926, №9, с. 20); О вербовке членов Филателистического интернационала (1926, №10, с. 22).

В "Адресной книжке коллекционеров денежных знаков и бон" (М., 1925) отмечена его коллекция к количестве 800 бон, состоявшая из денежных знаков и бон дореволюционной России, РСФСР, Севера (Северной России, моржовок, чайковок, бон Архгубсоюза), Дальнего Востока, Украины, Закавказья, Средней Азии.

Бонам Архангельского губернского союза кооперативов посвящена его статья "Выпуски бон Архгубсоюза", опубликованная в журнале "Советский коллекционер" (1930, №2, с. 46-48). В этой статье, хотя и не очень детально, описана история четырех выпусков кооперативных бон в 1922-1923 годах. Эта статья и доныне остается главным источником сведений об денежных знаках Архангельского губернского союза кооперативов.

М. ГЛЕЙЗЕР

 

ПРОТОКОЛ  ОДНОГО СОБРАНИЯ

 

История коллекционирования в Советском Союзе до сих пор мало изучена. Если период 1922-1932 годов еще можно изучать по публикациям в журнале "Советский филателист — Советский коллекционер", который хотя и является библиографической редкостью, но имеется в крупных библиотеках и у некоторых собирателей, то период с 1933 года по середину 60-х годов остается практически неизвестным. Поэтому всякий документ того времени, особенно довоенного, является большой исторической ценностью.

Ниже публикуется такой документ, который сопровождается краткими комментариями.

ПРОТОКОЛ

общего собрания членов секции бонистов

Ленинградского общества коллекционеров

от 15 января 1936 года.

Присутствуют: Виноградов, Дэй, Лямин, Мазин, Николаев, Полторацкий и Савин. ПОРЯДОК ДНЯ:

1/ Отчетный доклад и перевыборы.

2/ Обсуждение статьи А. Гарри "Советская копейка" и письма Николаева в редакцию "Известий" .

Председатель — Николаев.

Секретарь — Дэй.

Слушали: Отчет бюро секции.

Тов. Дэй — Со времени самостоятельного существования секции бонистов, т. е. с сентября 1935 года было проведено 8 консультаций для начинающих юных коллекционеров, устроена т. Николаевым одна выставка в Доме коммунистического воспитания детей Октябрьского района на тему: "Организация и структура органов советской власти на местах в годы революции и гражданской войны" и обсуждено исследование т. Бодунгена о бонах Ладыжина и Летичева. Работа для секции, объединяющей 15 человек, явно не достаточная, желательной активности и массовости в работе секции нет. Из намеченного на Октябрь-декабрь плана основное — установление связи с иногородними бонистами и создание при обществе постоянной передвижной выставки не осуществлено.

Обмен мнениями.

Высказались:

Виноградов, Мазин, Николаев, Савин.

Постановили:

1/ Установить связь с иногородними бонистами для получения сведений (в копиях) по истории денежных записей и обмена опытом работы секции.

2/ Устроить постоянную передвижную выставку бон, для чего создать необходимый общественный фонд.

3/ Объявить соревнование на лучшую экспозицию бон, идейно выдержанную и художественно оформленную.

4 / Для популяризации коллекционирования бон устраивать доклады в клубах, домах коммунистического воспитания детей, организовать там очередные консультации членов секции и создать по возможности небольшие — на 1-2 витрины выставки бон, для чего договориться с администрацией о выделении необходимых средств.

5/ Проработать систему расположения и способ хранения бон в альбомах.

6/ Для обеспечения пополнения индивидуальных -коллекций наладить коллективный обмен с иногородними отделами ВОК, а для упрощения обмена между членами секции ЛОК устраивать бонные аукционы один раз в месяц, 5-го числа.

7/ Собрания секций устраивать три раза в месяц, 15 и 20 числа.

8/ Проводить общественный просмотр коллекции. 9/ На 193 6 год выбрать бюро секции в составе тт. Дэй, Николаева и Савина.

Слушали: Статья в №1 от 1 января с/г. в газете "Известия ЦИК".

Тов. Николаев знакомит с содержанием статьи и отмечает отдельные неточности и высказывает сомнение в подлинности и существовании денежных знаков атамана Махно с надпечатками "чем наши хуже ваших" и "деньги обеспечены шкурой того, кто откажется их принимать".

Тов. Савин отмечает, что ему известны денежные знаки РСФСР 1918 года, подписанные Пятаковым, на которых имелись аналогичные надпечатки.

Тов. Николаев: Антисоветские стихи и лозунги на советских деньгах 1918 года были, надпечатки эти издания "ОСВАГ" распространялись с целью контрреволюционной агитации и дискредитирования советской власти в прифронтовой полосе деникинского фронта. Были надпечатки также с целью дискредитации денег в 1916 году на немецком фронте. На марках, ходивших наравне с серебряной разменной монетой значилось: "имеют хождение наравне с грабежом и обманом правительства", "имеют хождение наравне с банкротом серебряной монеты". В революционном подполье, в тылу белых на Украине изготовлялись агитационные плакаты в виде денежных знаков с измененным рисунком и подписью: "ходит наравне с мягким папиром", "в обмен выдается одна або две дули" и т. д., но махновских денег не только с указанными подпечатками, но и вообще никаких не было.

Постановили: Считать написанное т. Николаевым от имени общества письмо в редакцию правильным.

Председатель П. Николаев. Секретарь Р. Дэй.

КОММЕНТАРИИ

1. В этом протоколе указывается, что секция существовала самостоятельно с сентября 1935 года . Однако в справочнике на 1936 год "Кто что собирает", составленным крупным библиофилом В. М. Лосевым, говорится, что секция бонистов организовалась 8 мая 1931 года. Возможно, затем секция распалась и ее пришлось организовывать заново. Справочник был подготовлен к печати, но не был издан. На 1 января 1936 года в4Ленинградское общество коллекционеров входили 213 человек, в том числе по секциям: филателистов — 112, библиофилов и экслибрисистов — 60, нумизматов — 8, бонистов — 9, собирателей промграфики — 11 и филокартистов — 13.

В секцию входили пожарный инспектор Р. П. Дэй, печатник — технический редактор Я. И. Лебедев, бухгалтер А. И. Мазин, рабочий П. Г. Никитин, управдом П. С. Николаев, электромонтер Д. Н. Полторацкий, военнослужащий В. А. Савин, токарь Б. С. Стасенко, врач-психиатр Я. Л. Шрайбер.

Кроме того, собирали боны и имели коллекции 16 человек из других секций: С. Г. Аврахов — 1000 бон, A.А. Бодунген, П. И. Буткевич, Буянов, П. М. Виноградов,  B.С. Грузнов, Ф. Н. Егоров (1879-?), Г. А. Зубков (1911 - ?), крупный востоковед Н. В. Кюнер (1877 - апрель 1955) — 250 бон, Б. А. Лямин, Е. Л. Морозов — 1700 бон, К. А. Ольхин — 2000 бон, К. И. Падерин (1897 - ?), Б. А. Сокольников (1889 - ?), Н. Н. Сокольский (1888 - ?) — 1200 бон, Г. В. Фольшин (1906-?) — 1000 бон.

К. И. Падерин отмечен в "Адресной книжке секции нумизматов и бонистов". (Л., 1960, с. 11 — "собирает боны всех стран"), но с ошибкой в написании фаммлии — Падерман.

2.      Бумажные денежные знаки как заменители золотых и серебряных монет появились сравнительно недавно — всего каких-либо 200-300 лет тому назад, однако в отличие от монет первых бон дошло до наших дней очень немного. Ведь величина бумажного знака была весьма высокой. Первые российские бумажные денежные знаки 1769 года выпуска имели номинал в 25, 50,75 и 100 рублей, а достоинство последней купюры царского правительства составляло 500 рублей, в то время как золотые монеты имели ценность в 5 и 10 рублей. Поэтому сохранять бумажные денежные знаки было невыгодно и накладно. Только тогда, когда в период первой мировой войны, гражданской войны, в начальный период НЭПа действительная стоимость бумажных денег резко упала — их стали собирать и коллекционировать. Появились коллекционеры — зародилась бонистика как новый вид собирательства. Коллекционирование бон приняло необычайно широкий размах в 20-е годы нашего века. В 1923 году издавался журнал "Советский бонист", в вышедшей в 1925 году "Адресной книжке коллекционеров денежных знаков и бон" перечислено более 400 фамилий советских бонистов.

В то время бонистика являлась, наряду с филателией, популярнейшим видом собирательства и как писал в 1931 году в так называемой "стенной" газете "Северо-Кавказский коллекционер" один из крупнейших советских бонистов ростовчанин Владимир Михайлович Соколов (1880 - ?): "была в 1923-1927 годах модным видом коллекционирования, когда чуть ли не в каждом доме был свой бонист". Тогда была организована и секция бонистов в составе Северо-Западного отдела Всероссийского общества филателистов, но видимо, затем распавшаяся, почему и потребовалось создавать секцию заново. В тридцатые годы бонистика пришла в упадок. Бонист Николай Иванович Кардаков (1885 - 1975) в журнале "Россика" (1930, №3) отмечал, что: "уже к 1928 году массовое увлечение бонистикой кончилось", бонист Василий Александрович Монсе (1888 - ?) в "Советском коллекционере" (1930, №6) указывал на охлаждение собирательства бон, а бонист К. М. Чекунов-Муратов в "Северо-Кавказском коллекционере" (1930, №6) считал, что: "благодаря устарелости каталога бон 1927 года (это было написано в 1930 году) мы пришли не только к спячке среди бонистов, но даже к замиранию столь особенно важного вида коллекционирования как бонистика".

3.      Виноградов П. М. (1892-?) — коллекция из 700 бон и 150 лотерейных билетов.

Дэй Ричард Петрович (2.01.1902 - после 1970) —крупный ленинградский бонист, собирал с 1925 года, в 1935 году имел коллекцию в 2500 знаков, отмечен в "Адресной книжке секции нумизматов и бонистов" (Л., 1960, с. 7).

Лямин Борис Александрович (1903 - ?) — собирал с 1928 года марки, боны, открытки. В 1935 году был председателем секции филокартистов Ленинградского общества коллекционеров.

Мазин Александр Иванович (1900 - ?) — известный ленинградский бонист, собирал с 1923 года, отмечен в "Адресной книжке коллекционеров денежных знаков и бон" (М., 1925, с. 23) — коллекция из 400 знаков. Подробнее о нем, а также о П. И. Буткевиче, Е. Л. Морозове см. в моей книге "История филателии в Петербурге-Петрограде-Ленинграде" (М., 1989).

Николаев Петр Семенович (1900 - после 1980) — крупный ленинградский бонист, собирал с 1922 года, в 1935 году коллекция из 1500 бон и госзаймов, указан в "Адресной книжке секции нумизматов и бонистов" (Л., 1960, с. 10). Участник 3-ей выставки ленинградских коллекционеров 1967 года — бронзовая медаль. В 1979 году коллекция насчитывала 5 тысяч бон.

Полторацкий Дмитрий Николаевич (1903 - ?) — крупный бонист, собирал с 1918 года, в 20-е годы проживал в Севастополе в Крыму, отмечен в "Адресной книжке коллекционеров денежных знаков и бон" (М., 1925) — коллекция из 1200 знаков.

Савин Виктор Алексеевич (1903 - ?), собирал боны с 1928 года.

4.      Бодунген Александр Адольфович (1881- 1937/1938?) — крупный бонист, инженер путей сообщения, в 20-е годы проживал на Украине в Виннице, упомянут в "Адресной книжке членов коллекционерских обществ в СССР" (Псков, 1930, с. 26). Подробнее о нем следует смотреть в моей статье "О чем рассказал старый справочник" в газете "Вечерний Петербург" (17.08.1993, №181, с. 3). В журнале "Советский коллекционер" (1927, №1, с. 15; №2, с. 16) была помещена анонимная статья "Ладыженские дензнаки" — о бонах образца 1919 года достоинством в 3 (использовались чеки ссудо-сберегательного товарищества) и 5 (использовались чеки общества взаимного кредита) рублей. Возможно, ее автором был А. А. Бодунген (статья в журнале помечена — "Из материалов Центрального бюро секции бон Всесоюзного общества коллекционеров"), который продолжил свое исследование о бонах этого города (ныне известно и о бонах 1918 года в 3, 5 и 10 рублей — бланки кредитного товарищества "Добробут"), а также выполнил исследование о бонах города Летичева (известно о выпуске Городской Управы, а также о выпуске магазина мясной торговли и четырех выпусках потребительских обществ этого города).

Повидимому, это была его находка неизвестных до того времени бон, как в 70-е годы крупный ленинградский бонист Яков Львович Шрайбер (1905 - 1982) нашел боны города Дмитрова в Подмосковье (см. его статью "О некоторых бонах из коллекции" в сборнике "Советский коллекционер", вып. 18, 1980, с. 125-132, илл.).

5.      Статья журналиста А. Н. Гарри в "Известиях" рассказывала о просмотре им небольшой коллекции бон и как всякая журналистская статья не была свободна от ошибок и неточностей. Текст письма П. С. Николаева неизвестен, но ясно, что в нем указывалось на недостатки и ошибки в статье.

6.      О марках-деньгах.с надписями "имеют хождение наравне с грабежом и обманом правителей" и "имеют хождение наравне с банкротом серебряной монеты" впервые написал известный бонист Н. И. Кардаков, проживавший в Берлине, где одно время был представителем Советской филателистической ассоциации. Его статья называлась "Интересная находка" и была помещена в "Советском коллекционере" (1926, №10, с. 9-10, илл.). Затем об этих марках было напечатано А. Млодиком в статье "Культура марки", помещенной в журнале "30 дней" (1929, №11, с. 88-89, илл.). Плагиат статьи Н. Кардакова осуществил московский филателист К. А. Бернгард—статья "Редкие подделки марок-денег" в журнале "Филателия СССР" (1976, №5, с. 28, илл.).

7.  Надпечатки ОСВАГ— Осведомительного агентства добровольческой армии имеют восемь различных типов. Они описаны в каталоге Н. Кардакова "Каталог денежных знаков России и Балтийских стран 1769 - 1950" (Берлин, 1953, с. 363-366).

8.  Денежные знаки образца 1918 года были подготовлены еще при Временном правительстве и назывались "эвакуационным кредитом". Георгий (или Юрий) Л. Пятаков в периоде 17 декабря 1917 года по 22 февраля 1918 года был Главным Комиссаром по Госбанку России, в связи с чем его подпись ставилась на этих денежных знаках.

М. ГЛЕЙЗЕР

 

Коллекционирование бумажных денег и ценных бумаг

(Продолжение. Начало —. "Миниатюра" 22, 23, 27)

 

IV

Первые банки в Западной Европе были не слишком популярны, так как существовали законы о ростовщичестве. Лишь после того, как Генрих VIII легализовал ростовщичество, количество банков стало увеличиваться. И хотя современная цивилизация строится на предоставлении кредитов и выплате процентов, так было не всегда. В течение тысячи лет христианская церковь вела борьбу с ростовщичеством, которое преследовалось как каноническим, так и гражданским правом, вплоть до XVI века. Аристотель и Цицерон принадлежат к числу великих мыслителей античности, указывавших на порочность дачи денежных ссуд под проценты. Своды законов Альфреда Великого, Вильгельма Завоевателя, Генриха II, Генриха III, Эдуарда I, Эдуарда III и Генриха VII запрещали ростовщичество, устанавливая разные наказания: от лишения земельных наделов и права быть похороненным по христианскому обычаю до пожизненного изгнания из страны.

Первые европейские банки были простыми депозитными банками, а банкиры зарабатывали себе на жизнь, взимая плату за ведение дел своих вкладчиков. Еще в Древнем Египте и в Античной Греции такие банки были филиалами больших общественных банковских систем.

Практика использования вкладов как основы для выпуска бумажных денег в течение многих лет была запрещена. Эдикт Венецианского Сената, датированный 1361 годом, запрещал банкирам заключать меркантильные сделки, и поскольку банкиры стали пользоваться 'имитацией денег", им еще через несколько лет запретили давать кредиты под залог некоторых ценных предметов. А в 1526 году было запрещено и использование чеков, которыми одному банкиру удалось выплатить все свои депозиты. Естественно, что первые венецианские банкиры не сталкивались с опасностью быть ограбленными, так как законы требовали, чтобы банковские фонды не были тайной, а все сделки совершались через прилавок (sopra il banco). Банкирам удавалось обойти закон и в 1584 году крах банка "Дом Пизани и Тьеполо", фонд которого составлял 500000 дукатов, положил конец частному банковскому делу в Венеции. Государство создало свой собственный банк — "Банко делла Пьецца дель Риальто", который не ставил себе целью получать доходы от процентных ссуд, а лишь от налогов на денежные операции.

Именно итальянцы изобрели современный обменный чек. Чеки такого типа использовали еще ассирийцы с 9 по7 век до н. э., к тому же они широко использовались publican! — римскими банкирами и банкирами принадлежавших Риму территорий, но обменный чек в современном смысле этого слова ввели флорентийские и генуэзские купцы. Это оказало сильное воздействие на коммерцию, так как отпала необходимость возить большое количество товара на крупные городские ярмарки. Продажа могла осуществляться путем передачи из рук в руки образцов товаров, так как чеки оплачивались по требованию и в валюте той страны, из которой полагалось получить платеж. Деньги могли быть выплачены в специально оговоренном месте или в пункте отгрузки товара в условленный день или через двадцать дней после предъявления чека.

О некоторых крупных центрах банковского дела следует упомянуть отдельно. Это Флоренция — город, давший название золотому флорину, который впервые был отчеканен здесь в 1252 году. Город стал банковским центром в первые годы республики. Главенствующую роль в банковском деле играл род Медичи, представители которого стали банкирами в 1434 году. В годы правления Великого Герцога Козимо Медичи Третьего (1670-1723) появились векселя.

Важную роль в истории банковского дела сыграл Гамбургский Банк, установивший принципы работы финансовых учреждений Европы, отказавшись печатать большими тиражами кредитные билеты на основе имеющихся депозитов. Денежные ссуды не выдавались, если они превосходили по объему имеющиеся денежные фонды в металлической монете, а счета могли открывать только жители Гамбурга. Наполеон не мог скрыть удивления, когда 5 ноября 1813 года его войска овладели банком и обнаружили в нем 7 506 956 марок серебром, в то время, как ценных бумаг было выпущено на сумму 7 489 343. В 1816 году французам пришлось возвратить национальную казну и банк возобновил свою деятельность.

Еще одним важным центром банковского дела стал город Амстердам. В 1609 году был основан Амстердамский Банк, одним из принципов которого было объявление всех депозитов собственностью вкладчиков, так что банк не мог использовать их для получения прибыли. Хотя все банковские счета держались в секрете, городские власти были обязаны ежегодно приносить клятву в том, что все депозиты на месте. В действительности, муниципальные власти Амстердама давали большие ссуды, в особенности компании "Ист Индиа компани". Банк потерпел крах и в 1819 году прекратил свое существование. С тех пор крупнейшим торговым и коммерческим центром Европы стал Антверпен. Хорошие шансы стать торговым центром были у города Брюгге, но когда суда стали охотнее швартоваться в порту Цвин, купцы и банкиры начали переезжать в Антверпен. Именно этот город предоставил абсолютную свободу купцам и банкирам. Не существовало никаких ограничений в торговле за деньги, а также запретов на внесение платежей драгоценными металлами или ассигнациями. Есть свидетельства, что в пиковые периоды работы банков из Антверпена ежедневно отплывало до пятисот кораблей, и только английские компании держали в городе свыше 20 тысяч служащих.

Образование акционерных обществ

Когда Генрих VIII узаконил ростовщичество, вокруг банковского дела возникла оживленная спекуляция. Купцы одалживали деньги в одном месте и давали их долг в другом месте, где был больший процент. Это привело к распространению бумажных денег и образованию первых акционерных обществ.

Эти общества образовались на основе купеческих гильдий. Слово "гильдия" англо-саксонского происхождения; оно означает "вклад в общий фонд". Гильдия состояла из купцов, готовых путешествовать совместно в целях защиты общих интересов. От гильдий берут свое начало компании, представляющие собой ассоциации купцов, действующие под контролем правительств европейских стран, благодаря чему был упорядочен торговый обмен. Фактически, эти компании давали возможность правительству облагать их налогами и регулировать их деятельность. Назовем две такие компании: Английская Компания в Московии, образованная в 1556 году и торговавшая с Россией, и "Ист Индиа Компани", созданная в 1599 году.

Необходимость упорядочить торговлю и поставить ее под контроль правительств привело к тому, что бывшие гильдии стали быстро превращаться в акционерные общества; к 1700 году в Англии и Шотландии было 140 акционерных обществ.

Основными акционерными обществами, издававшими свои собственные банкноты, были "Ист Индиа", "Эфрикэн компани", "Хадсонс Бэй компани" и "Нью Ривер компани", а также Английский Банк. Первые две экспедиции, организованные "Ист Индиа компани" принесли 95-процентную прибыль, хотя окончательные расчеты с вкладчиками заняли девять лет.

(Продолжение следует) Перевод А. ДЬЯЧЕНКО

 

«БОНИСТИКА» — приложение к газете «МИНИАТЮРА» № 28

Редактор - М. ГЛЕЙЗЕР

©  «Миниатюра»

 

 

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России