на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

    МНА «Монета». – Вологда, 2003. – Вып. 9. - С. 166-178.

Каталог бон М.М. Глейзера.

 КАТАЛОГ БОН ИЛИ "РАЗБОРКА"?

Э.Д.Грибанов, В.К. Рахилин

 

Бонистика - слабо разработанная историческая наука, как в теоретическом, так и практическом плане - музейном и коллекционном. Поэтому появление в этой области хорошей статьи, а тем более книги, по одному из ее разделов или конкретному региону всегда является событием, как для музейных работников, так и коллекционеров бон. Ибо все, так или иначе знакомые с коллекционированием бумажных денежных знаков или, их суррогатов, знают, что сбор материалов в этой области требует большого терпения, упорного и кропотливого поиска, всесторонних знаний, общения со многими людьми, чтобы по крупицам воссоздать что-либо цельное, дающее представление о той или иной  эмиссии или денежном обращении определенного периода и региона.

Так же было воспринято и появление, в свет книги М.М.Глейзера с многообещающим названием - "Бонистика в Петрограде - Ленинграде - Санкт-Петербурге" (СПБ, 1998г, из-во "Александр Принт", тираж. - 2000 экз.). Безусловно, как и во всем другом, - в ней есть свои плюсы и минусы. Но как всегда важно соотношение этих сторон.

К заслуге автора несомненно надо отнести попытку создать картину развития бонистики в крупнейшем города России, вспомнить и удержать в памяти людей фамилии коллекционеров, обычно пропадающих в небытии, что-то рассказать об их деятельности, вкладе в изучение отечественных и зарубежных бон.

Им выявлены новые географические пункты выпуска бон на территории большого Ленинграда. В.М. Соколов в своем каталоге выделял только Красное Село. А сейчас появились - Сестрорецк, Ижора, Детское Село, Ораниенбаум, Петергоф, Колпино. Это уточняет место выпуска отдельных эмиссий. Позволяет дать характеристику их особенностей и причин выпуска. Все это важно при осмыслении возникновения отдельных денежных эмиссий, денежного и товарного обращения, явлений различного социального характера на региональном и более глобальном уровне.

Достоинством книги служат ссылки на первоисточники о выпуске тех или иных бон. В частности указание на то, что внутрицеховое расчетные знаки 1930-х годов служили не только для расчета за материалы, но, в отдельных случаях, использовались и как деньги при приобретении рабочими и служащими продуктов питания.

Положительной стороной каталога является приводимая автором характеристика знаков по их размерам, бумаге, характеру встречаемости разновидностей по срокам и печатям, законченный знак, незаконченный, бланк, что обычно не делается составителями каталогов. А это, на наш взгляд, очень важно, при характеристике истории каждого знака.

В аннотации книги В.В.Глобенко "Бумажные деньги России, СССР и Казахстана (1769 – 1961), М.М. Глейзер пишет, что недопустимо, когда из 136 ее страниц только 13 посвящены собственно каталогу. В его же книге из 169 страниц текста прямое отношение к заявленной теме имеет только 98 страниц, а если из них изъять, сторонние и дискуссионные материалы, то и того меньше. В общей сложности наберется не более 50% от всего ее объема. При ее чтении создается впечатление, что автор старался написать все что ему известно о бонах и бонистике боясь, что книга получится слишком тонкой.

Буквально притянуты за уши такие разделы, как "Предисловие", "Основные понятия бонистики, "Библиография бонистики". Можно бы было согласиться с доводами автора на их включение в книгу, если бы они по своему содержанию соответствовали собственному названию и заглавию его книги.

Берясь за написание подобной книги, автор должен был по возможности досконально знать предмет о котором он пишет. А слишком разносторонняя «эрудиция» во всех отраслях коллекционирования, желание быть апологетом в каждой из них, отсутствие регулярных занятий бонистикой и собственной коллекции, специфические черты характера самого автора не позволяют ему перешагнуть в области бонистики уровня среднего собирателя (а не коллекционера, под этим термином мы прежде всего понимаем - исследователя, аналитика, хранителя и собирателя знаний).

Анализ глав рассматриваемой книги, дает следующую картину...

Автор в "Предисловии" пишет, что в дореволюционном Петербурге бон не собирали. Но сам же приводит фамилии В.Е. Амброжевича (рожд. 1880 года), В.В.Барсова (1883г.), А.А.Бодугена (1881г.), П.А.Картавова (1873г.), Н.В.Кюнера (1877г.), Л.К. Лейхмана (1874г.). Помимо них, как всегда в отношении коллекционирования, определенное число имен - неизвестно или не дошло до нас. Следовательно сделанное утверждение не соответствует действительности. Он сообщает, что зарождение бонистики относится к периоду после 1-й мировой войны, когда в результате инфляции появилась масса местных суppoгатов бон. Но в обзоре литературы приводит публикацию С.И. Чижова – «Первые русские государственные ассигнации», а были и другие и более ранние публикации по бонам, в том числе и С.И. Чижова. Кроме того из опубликованиях источников известно, что светлейший князь Г. Потемкин имел альбом ассигнаций Петра III. Значит, его можно считать одним из первых бонистов С-Петербурга. А это XVIII век! Нельзя забывать, что боны реже сохраняются. Они не металл и наследники на них мало обращают внимание. Отсюда и отсутствие старых коллекций бон, И, наконец, основой эрмитажной коллекции бон служит коллекция приобретенная в 1928г у Г.Н. Лихачева, которую (она была больше) он купил с тележки у старьевщика в 1919г. и была крупневшим известным собранием бон СПБ до революции.

Подлинная история требует уважения и бесстрастности в приведении фактов!

Вообще любое коллекционирование зарождалось с появлением самого предмета собирательства, другое дело, что об этом могло не сохраниться или пока не найдено соответствующих свидетельств.

Указание, что автором впервые приводятся сведения о бонистах - также не правомерно. Эти сведения им в основном почерпнуты из справочников и литературы, т.е. их первородство закреплено в этих источниках. Но автор не исчерпал полностью публикаций по этому вопросу. Кроме того за это говорит и само авторское название раздела – «Бонисты города в печати СССР и России». Учитывая, что основная глава - "Каталог частных бон Петербурга - Петрограда – Ленинграда» посвящена относительно небольшому региону, то база для ее написания (7 коллекций) слишком мала. Автор, видимо, спешил закрепить свой «приоритет», а не написать хорошую книгу-каталог, поэтому он не удосужился собрать и проанализировать максимум материалов. Как составлять региональные каталоги следует поучиться у А.А.Руденко. На составление Каталога бон Крыма он потратил несколько десятков лет, а начал работу еще его отец, собрав сведения у всех возможных коллекционеров и в музеях. М.М. Глейзер ссылается на работы Б.С. Стасенко и Э.Л.Штейнбука, а они были владетелями крупнейших (по нескольку, тысяч) собраний частных бон, которые остались вне анализа автора. Тем самым, ограниченность просмотренного и подвергшегося изучению фактического материала, значительно  снижает достоинство полноты самого каталога.

Очень смелое заявление, что боны появились всего 300 лет назад "для финансирования войны с Турцией». Может быть в России, но автор этого не оговаривает. А вообще - он приводит в обзоре литературы по бонистике работу Н.В. Ивочкиной о древних бумажных деньгах Китая (с IX в.) Но достаточно прочитать описание путешествия Марко Поло, заглянуть в каталог Пика, чтобы убедиться в отношении древности появления бумажных денег.

Хотя вопрос о "батовках" не имеет прямого отношения к книге, но пo нашим сведениям, указание М.М.Глейзера, что они "хождения не имели" - не обосновано.

Интересна склонность автора к усреднению количества бон в коллекциях - "887 знаков", у одного было 300, другого 2000 и т. П., а в среднем... Здесь не может быть среднего. Иначе получится - в Эрмитаже, ГИМ-е, Кяхтинском музее, музее Средне-Колымска, а в среднем в музеях... Так нам сообщают о средней зарплате в Москве и СПБ по 3000-5000 рублей, Но живем-то мы не в среднем, а вполне индивидуально.

Конечно недопустимо приводить неполные сведения по персоналиям, отсутствие даты смерти у Б.С. Стасенко и других, о людях, которые ушли из жизни совсем недавно, на нашей памяти. И вообще абсурдно утверждать, что Г.Н. Лихачев был инженером. Он всю жизнь был биологом, в основном орнитологом. Советуем автору познакомиться с  книгой "московские орнитологи" (М.1999г).

Подобные огрехи автору с претензиями непростительны.

Раздел "Основные понятия в бонистике" не имеет никакого отношения к заявленному названию книги. Он правомочен в теоретической книге по бонистике или специальном словаре. Составлен он неряшливо. Много отсебятины.

Для некоторых терминов, как акция, бонистика, бона, валюта, вексель, купон, ордер-чек приводится ссылка на исходные иностранные понятия, для большинства же (деноминация, нуллификация и т. д.) она отсутствует. Совершенно непонятно включение в этот раздел отдельных персоналий - Грэшема Томаса, Ло Джона. Это что же "основные понятия" бонистики"? При наличии терминов ассигнация, банкнота, бона и др. дается понятие - "бумажный денежный знак". Надуманная тавтология. "Ассигнат" и русский вариант "ассигнация" (мы не вдаемся в их содержательную часть) почему-то вдруг стали разными понятиями. Об "ассигнате" пишется, что он превратился в обычные неразменные бумажные денежные знаки. Далее же сообщается, что они стали выпускаться мелкими купюрами!?

Слово "бон" с французского авторам переводится как "удобный", на самой же деле оно переводится - купон, ордер, сертификат, вексель, валюта. Для этого не нужно знание французского языка, достаточно заглянуть в "Словарь иностранных слов" или в "Нумизматический словарь".

Автор по базовому образованию - инженер-экономист. Тут бы казалось и карты ему в руки - использовать специальные  экономические и финансовые знания. А он утверждает, что выпуск банкнот (денег) "обеспечивался драгоценными металлами (золотом и серебром), хранившимися в банке". В то время как в экономике в основное обеспечение государственные денежных знаков входит государственное (а у частных – личное) имущество - земля, фабрики заводы и т.д., а запасы  драгметаллов и ценных бумаг служат страховым гарантом эмиссии, одной из частей ее обеспечения. В истории нашего денежного обращения мы знаем обеспечение эмиссий табачным акцизом (Сев. Кавказ), запасом опиума, хранящегося в банке (Семиречье) и т.д.

"Бланк - не оформленная для выпуска в обращение частная бона…" А как же быть со второй эмиссией Временного правительства Керенского и других подобных случаев? Это, что тоже частные выпуски?

«Билет лотерейный» - документ, дающий право участия в розыгрыше призов. Лотереи…» «Облигация – ценная бумага с твердыми процентами в обмен на долгосрочный кредит...» Если человек претендует на ведущее место среди собирателей лотерей в стране и лучшее, по сравнению с другими, знание этого предмета, то он должен знать, что облигации - разновидность лотереи и градацию эти финансовых документов по типу розыгрышей! В конкретном же случае, вводя свое толкование предмета, он только путает несведущей, людей и начинающих коллекционеров.

Бумажный денежный знак, по утверждению М.М.Глейзера, не подлежит размену на золото! А как же реформа Витте, выпуск первых советских червонцев, эмиссии современных золотых монет в ряде стран. Например, до недавнего времени Египет обменивая свои "бумажные" на золотые монеты. И это не единичный пример. Население потому предпочитало царские деньги в революцию, а впоследствии червонцы РСФСР, что их можно было поменять в банке на золото. Автор считает себя знатоком советских червонцев. Известно ж ему, что до реформы 1947г Банк СССР выкупал, попавшие в зарубежные банки, червонцы («белые») по их нарицательному золотому паритету.

Весьма вольно им трактуются понятия "валюта" «ценные бумаги», снятие подписей на денежных знаках СССР в связи с культом личности и т.д. "Марки-деньги" им подаются, как «почтовые» марки. Да, в ряде случаев, последние применялись в тех или иных формах при выпуске денежных суррогатов. Но основное понятие в России (мы не рассматриваем прецеденты в других странах) возникло в 1-ю мировую войну, как деньги ОБРАЗЦА ПОЧТОВЫХ МАРОК, а не сами почтовые марки-деньги. "Металлические боны - деньги неофициального обращения! А как быть с эмиссиями Уун-Ходжи, среднеазиатскими выпусками 1918-1920гг., бонами Щпицбергена, телефонов, метро и других автоматов, наконец, нотгельдами?

С точки зрения истории исследовательской работы очень многого стоит утверждение – «Советская власть после занятий территорий белых полностью нуллифицировала (позавидуешь, что в русском языке «нет»  заменителей такого, прекрасного понятия) их деньги. Странно, что такому знатоку литературы по бонам и вообще денежному обращению, каким -безусловно является автор рассматриваемой книги, неизвестны не только статьи, но и официальные документы советского правительства и соответствующих органов нашего государства об обмене белогвардейских денег на юге, в центре страны, Сибири и на Дальнем Востоке на советские дензнаки, принятия их в различные платежи и т.д.! Непонятно при чем в этом разделе, занимающем 9 страниц, даются рассуждения на 1,5 страницах о фальшивых бонах Кронштадта. Хотя в разделе о литературе по бонам автор сам же упрекает П. Ф. Рябченко и В.Н.Нибака за включение этих бон в их каталог.

Общеизвестны богатство, точность и выразительность русского языка. Поэтому такие перлы, как «ценные бумаги - документ, служащий для ОВОЩЕСТВЛЕНИЯ...» (это что от слова «овощь») или «расживали» (с. 158), (русские орфографические словари знают слово "разжевать") применять даже в литературе по бонам - недопустимо.

Глава "Бонисты города в печати СССР и России" тоже довольно неровна, и разношерстная. Для одних лиц указаны не только годы их жизни, но и такие подробности, как место работы, рождения, специальность, характеристика как специалиста (Н.В. Кюнер - блестящий востоковед), как умер человек (И.А.Лукницкий), где похоронен (П. Ф. Федосенко). Для других указана только дата рождения, а есть люди и вообще без этих дат. Некоторым, посвящена одна безликая строка. Торопился автор, не дал себе труда поработать в архивах, пораспросить людей. В результате имеем полуфабрикат!

Одновременно здесь же он приводит совершенно ненужные сведения: о капиталовложениях Николая II за рубежом, подробные характеристики трудов Р.И.Тхоржевского, вплоть до рукописей (!), сведения об Г.Н.Уварове.

Здесь же мы находим безаппеляционное утверждение о том, что олонецких бон ни у кого нет! Во первых они включались в каталоги, начиная с Чучина. В свое время Петрозаводский краеведческий музей сообщил нам, что они имеются в его фондах. Полная их подборка из первых рук была у московского коллекционера Ю. А. Золотухина. Затем часть их перешла к О.А.Савинову в Ленинград. Такие вещи автору следовало бы знать!

Собственно каталог бон, как мы указывали выше, не может претендовать на исчерпывающую полноту. Автором приводится список из 111 эмитентов бон - каталоге частных бон В.М. Соколова и М. Л. Иванова (1927) Для Ленинграда и Красного Села их дается 57. Но если учесть, что М.М.Глейзер, как и П.Ф.Рябченко в свой список включил часть материалов не относящихся к бонам, то он уменьшился. Поскольку его обзор включает и частные боны 1930-х годов, то получается, что по сравнению с каталогом 1927 года сдвигов, не так уже и много.

Им совершенно не мотивировано исключение из каталога металлических бон. Все составители каталогов - Е. А. Пахомов, заслуженно уважаемый автором В.М. Соколов и другие в региональных каталогах совершенно справедливо и обоснованно приводят металлические (и из других материалов - фарфора и т.п.) выпуски бон.

Поскольку бонистика и боны предметы исторические, то характеристики, свойственные отдельным, эмиссиям и знакам, должны соответствовать документам. Здесь творческая вольность непозволительна, Это не художественное произведение. Поэтому повсеместное употребление сокращений "П.О. " - потребительское общество, вместо общества потребителей и "р.ч. " - рублей червонных, взамен - "червонных рублей" недопустимо.

Наибольшим недостатком, как узкого регионального каталога, работа М. М. Глейзера страдает отсутствием общей исторической канвы и такого же обзора для каждой, эмиссии в отдельности. А это могло бы объяснить многие особенности каждого выпуска бон. Нет характеристик организаций выпускавших бон, объема эмиссий, сроков хождения и географии обращения бон. Хотя для кооперативов "Охтенских пороховых заводов», "Петрокооп", "Васильеостровец", "Полюстрово", "Академический", "Выборгский рабочий", "им. Зиновьева", "Завода Энгельса", 'Транспортного", «Детского села», «Петергофский ЕПО» отдельные и весьма интересные данные приводятся.

Надуманно, буквально "с потолка", составлена рубрикация разделов «После революционный период» и «Послереволюционные годы (1931 – 1935), как это понимать? Это что-то новое в обозначении послереволюционной эпохи. Есть и совсем непозволительные «ляпы». Так ВСЕСОЮЗНОЕ военно-кооперативное управление попало в раздел бон 1917-20-х годов.

Если раздел "Клубы" еще имеет какое-то основание для выделения, то "Заводы и фабрики", «Столовые и рестораны» его не имеют. Так как заводы и фабрики, рестораны имели свои кооперативы, т.е. поглощаются разделом «Кооперативы и потребительские общества», а большинство столовых, имевших свои боны, были частью этих обществ.

Как уже говорилось, ряд выпусков, включенных в список бон, не имеют к ним в этом качестве никакого отношения. Таковы - 1 копейка Петербургского градоначальника (кстати, на воспроизводимом знаке явно прочитывается фамилия Д.В.Драчевско, поэтому странно, что автор ее не разобрал) и выпуск Сестрорецкой Александро-Невской общины. Это знаки благотворительного сбора для малоимущих и т.д. Квитанция Комитета помощи при Петроградских ж. д. — просто обыкновенная квитанция, а не бона, как и чек на предъявителя Петроградской конторы Московского купеческого банка.

Талоны кооперативов "ВУЗ" и ВПО "Фронтовик" в Детском селе на скидку - не что иное, как прообраз лимитных книжек времен второй мировой войны. Это особый отдел бонистики, близкий по своим функциям к продовольственным и промтоварным карточкам, а не бонам. Такой же характер носит и абонемент на книги (карточка) Ленкнигоцентра.

Билет трудового обеда столовой П.Т.К. - обычная обеденная карточка, а не бона (автору в начале следовало бы уяснить главную особенность дензнака - множественное использование), как и билет на продовольствие Ленинградского торгового порта.

Обязательство кооператива "Единение" Волжско-Ижорского завода и заемное письмо Об-ва оптовых закупок - особый раздел частных бон и они должны быть выделены, как это сделано у В.М. Соколова.

Также необходимо разделять собственно боны от внутризаводских материально - расчетных чеков: завод- "Дизель", фабрика "Электроаппарат", Оптико-механический завод ОПТУ, завод №4.

Приводятся в разделе и совершенно посторонние сведения, то за что автор ругает составителей других каталогов, а на практике сам уподобляется им. Это расшифровка кто такие Г.Е.Зинозьев, А. Е. Бадаев, С.М.Нахимлсон. За что сняли с paботы Ф.Л. Булкина. О том, что завод "Артур Коппель" не работал с 1925г.

Бездоказательны утверждения, что боны общества потребителем служащих в кредитных учреждениях выпускались с 1918г., а не с 1919, т. К. они оформлены по новой орфографии, введенной в 1918 году.

В то же время (мы не анализируем выпуски имеющиеся в каталоге В.М. Соколова) имеется ряд значительных пропусков эмиссий и разновидностей бон известных нам по фактическим материалам.

Так  ОП "ВУЗ" - 1 и 3 рубля 1924 года и кредитные, приказы на 1 и 3 рубля 1925г.

Кооператив "Центррайрабкооп" - 2 руб. 1926г.

Автор утверждает, что для П.О "Пролетарский союз" впервые упоминается номинал в 5 рублей. В каталоге Соколова есть 2 и 5 руб., но отсутствуют 3 рубля.

Для общества потребителей "Пролетарий" известны 3 и 5 руб. выпуска 1925-1926гг., а первой эмиссии 1-й Курляндской хлебопекарни – 10 к.

Общество потребителей ПЕПО в 1924г выпускало товарно-кредитный талон в 5 руб.; "Свобода" Невского судостроительного и механического завода 5 рублей на разной бумаге и 10 руб. Выпуск фабрикой грампластинок им. 1905г. - 1 рубля. Полиграфотделом и кооперативом "Печатник" расчетных марок в 500, 1000 и 3500 руб. Общество потребителей "Лишке" выпускало с, разновидностями в цифрах - 3, 4, 5, 15, 20, 25, 50, 100, 500 копеек. Энергозаводоуправление "Красный треугольник" в 1932 году выпустило внутризаводские расчетные чеки в 1, 5, 500 и 1000 рублей. 1 рубль кооператива "Красный текстильщик" имеет три разновидности.

Общество потребителей "МОРПО" в 1924г. выпустило именной товарный ордер на 5 руб. Для столовой ПТГ "Труд Коммуна" известна бона в 40 коп (а не продовольственная карточка, приводимая автором). Для ВВКУ В.М. Соколов указывает талоны в рублях. Нам они известны (1 и 10) без указания копеек или рублей. Столовой №20 ПВРЗ выпускались боны с надписью - "получена". Известен номинал в 50 коп. Для наминала в 5000 кооператива ЗВВЗ известна еще одна разновидность, помимо приводимой автором. Вот здесь и вспомнишь слова петербужца К.А Крылова – «чем кумушек считать трудиться....»

Глава "Библиография бонистики" имеет не менее огрех, чем предыдущие. Например, в раздел популярных изданий попали такие книги, как Ф. И.Михалевского "История денег и кредита. Хрестоматия", 1925г.. сборник "Наш денежное обращение ", 1926г. под ред. А.Н.Юровского, М.А.Алексеева – «Военная валюта», 1948г., З.В.Атласа -"Социалистическая денежная система", 1969г. Зато к работам общего характера (и только они!) отнесены пособия и авторефераты Р.И. Тхоржевского.

И хотя автор, вполне заслуженно критикует Каталоги П.Ф.Рябченко за "свалку", в которую включены не только боны, сам в своей работе повторяет те же ошибки, делает еще и более грубые. А каталоги П.Ф.Рябченко приносят своим общем перечнем (а не ценами) большую пользу, давая более или менее полный объем известных сведений об эмиссиях бон, связанных е Россией.

Справедливо хваля книгу А.Е.Погребецкого о денежном обращении и денежных знаках Дальнего Востока, автор ничего не сказал о ее недостатках, т. Е. он ее попросту не изучал. А они есть и значительны. Часто материалы приводимые Погребецким не точны, противоречивы и т. п.

Непонятно включение разделов 8 и 9 -"Займы и облигации", "Лотерейные билеты". Вновь, ловишь себя на мысли, что автор хотел выложить  все, что сам знает о ценных бумагах России. Им утверждается, что В.Н.Теребовым впервые издан перечень лотерей газет, журналов, издательств! Но, как мы уже говорили, претендуя на первое место в стране в знаниях в этой области бонистики, странно, что он не знает - этот список был составлен еще в 30-40-е годы первым собирателем лотерей в России, жившим в Сольвычегодске, К.В.Антипиным, передавшим свое собрание и каталог по лотереям Гос. Эрмитажу. Его каталог давно известен коллекционерам в рукописи, а в 1980-х годах, дополненный анонимно был издан в Москве. Как же быть в настоящем случае с плагиатом против которого так активно всегда выступает М.М.Глейзер?

Говоря о фальсификации бумажных денежных знаков, автор ни словом не упомянул в множестве статей по этому вопросу, в частности, большинство дореволюционных и прекрасной чешской монографии, бывшей в продаже в нашей стране. Ругая И. С. Шиканову за незнание знаков Русско-Американской компании, он сам демонстрирует свою некомпетентность в этом вопросе. В архиве  их обнаружила не Шиканова, а сотрудник Института этнографии РАН С. Г.Федорова, до этого они хранитесь в фондах библиотеки им. Н. Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде.

Не упоминает автор такого журнала, как "Россика" и т.д. Есть в главе и элементарные безграмотности - "... до революции удалось найти только -одну книгу о работе Э.З.Г.Б." Автор имел ввиду - дореволюционную. Как всегда включены посторонние материалы. Так аннотируя книгу А.Г. Зверева - "Записки министра", он акцентирует (очень важно для бонистики!) внимание на то кто сколько времени сидел в министерском кресле.

Есть еще две крупные характерные особенности книги М.М. Глейзера, которые отличают его книгу от произведений других авторов. Первая - поразительная нескромность, самовлюбленность, самореклама автора.

Так или иначе в ней упоминается или приводится подробный перечень его работ вообще и допущенных кем-то в них ошибках на страницах: 2, 3, 4, 18, 35-41, 43, 46, 48, 54, 56, 116, 119, 138-139, 147, 151, 156-157, 159. На 2-х страницах дается список книг автора, с участием автора, его рукописей. На 10 страницах воспроизводятся фотографии титульных листов книг с дарственными надписями автору (подсчитайте сколько это будет из общего объема в 170 стр.! Среди, них не менее скромное посвящение на автореферате докторской диссертации Р.И. Тхоржевского. Оно заслуживает того, чтобы его привести полностью. «Уважаемому Марату Максимовичу, одному из крупнейших в области вспомогательной исторической дисциплины бонистики от первого доктора исторических наук в области бонистики. Надеюсь, что украинский язык не будет вам труден. Автор - Роберт Тхоржевский (и роспись). 29. XII. 1995г. г. Тернополь. Р. За мной идут уже ученики - бонисты".

Вторая особенность - книга местами напоминает сборник сплетен, арену разборок со всеми кто когда-либо и как-то не угодил автору. Все это начинается прямо с предисловия, где "выясняются" отношения с работниками Эрмитажа. Какое отношение к читателю имеют его склоки с Эрмитажем? Здесь и о том, что боны не имеют отношения к весовым слиткам, статья о книге И.Г. Спасского об орденах, предположения о разворовывании материалов, статья 1971г.  о покупке краденых картин, заметка 1971г о советских монетах, защита нумизматов-любителей (М. Б. Горнунг, Г. А Щетинин), передаче Эрмитажу материалов М.Б.Горнунгом (автор ошибается, он дарил не для того, чтобы его публиковали!), Б.Е. Быхотвским (тоже никогда не претендовал на публикации в этой области). высказывание А.Д. Быкова и т. д. Досталось всем, в том числе Б.Б. и М.Б. Пиотровским.

Автор почему-то исключает возможность наличия у людей своего мнениями точки зрения на тот или иной предмет! Он считает себя истиной в последней инстанции. Не стесняется в выборе выражений.

Такой стиль изложений характерен для всей книги. В. И.Таранков - "кандидат в науке". Ha стр. 114 ругает Ф.Г.Чучина, на стр. 129 пишет, что того "справедливо обвиняли в беззастенчивой саморекламе…»!!!

А чего стоят такие его пассажи в аннотации книг, как о Д. А. Сенкевиче - "... бонист слабый (по сравнению с кем, автором?) и человек не очень хороший", «примазался» (стр. 119). Он напечатал "претенциозную, невежественную и ошибочную (!) рецензию на мою статью"... "ошибочно дополнил мою статью" ''хотя я его об этом не просил", крал иллюстрации в "Советском коллекционере", его "плагиатарная статья" о деньгах Всеволожских.

О Ю.Б.Полынском – «но что можно требовать от м.н.с." О А.С.Бадаеве и  его книге о бонах Украины, изданной в Чернигове - малограмотный автор. Вся работа - халтура, списана у Р.И. Тхоржевского (откуда? следовательно и у Тхоржевского халтура?)! Книга А.И.Малышева, В.И. Таранкова, И. Н. Смиренного - незнание литературы - общая беда всех авторов (видимо, и его!). И.С. Шиканова - "показала слабые знания о деньгах Русско-Американской компании".

В издательстве "Финансы и статистика" автору было отказано в публикации его библиографии по бонистике. Отсюда "Зав. редакцией Е.А.Хмельнина и редактор Д. А.Чистякова вообще ничего не понимает в вопросах бонистики (а они должны?) и нумизматики, в чем я убедился лично после краткого знакомства с ними" (стр. 123).

В.И.Тарасов писал о книге А. Щелокова - "Монеты CССР" - "не знает моих (Глейзера!) статей". "Возможно он прочтет и другие мои (!) работы".

Мы приносим свои извинения автору за слабую подготовку в области бонистики, которой мы посвятили по 60 лет. Так что не взыщите Марат Максимович.

 

Доктор мед. наук Э.Д.Грибанов, доктор географических наук В.К.Рахилин

Ответ М.М.Глейзера на эту рецензию.

 

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России