на главную страницу

 
 

  

Материалы по бонистике Восьмой всероссийской нумизматической конференции

 В.А.Шишанов (Витебск)

Влияние особенностей производства на подготовку выпуска русских ассигнаций образца 1802—1803 гг.

 

Подготовка выпуска русских ассигнаций образца 1802—1803 гг. до недавнего времени оставалась малоизученным эпизодом в истории русских финансов. Объяснение причин неудачи операции не выходило за рамки предположений. Среди возможных причин назывались: опасения правительства за состояние курса ассигнаций, высокая себестоимость ассигнаций нового образца и невозможность их выпуска в большом количестве из-за низкого технического уровня оборудования того времени. Изучение хранящихся в РГИА документов позволило осветить ряд обстоятельств, связанных с подготовкой выпуска (Шишанов В. А. Русские ассигнации образца 18021803. Витебск, 1997).

В указе Александра I от 16 сентября 1803 г., по которому работы по «перемене ассигнаций» были остановлены, и в сопутствовавших докладах министра финансов причины, побудившие к этому, не указываются. В дневной записке Особой экспедиции Ассигнационного банка от 19 марта 1802 г. присутствуют опасения, что изменение вида ассигнаций может «повредить народный кредит». Но только 19 мая 1802 г. в Комитете министров рассматривается вопрос об остановке «делания» новых ассигнаций. Анализ выявленных документов позволяет утверждать, что в принятии этого решения немалую роль сыграла отсталость бумагоделательного и типографского производства. Причем, трудности заключались не в сложности полиграфического исполнения и себестоимости новых ассигнаций, а в особенностях организации производства и росте эмиссии ассигнаций образца 1786 г.

Выделка бумаги для ассигнаций на бумажной мельнице не могла проходить беспрерывно из-за замерзания воды в прудах зимой и пересыхания летом, вследствие чего необходимый срок для проведения работ определялся в 3—3,5 года.

Экстраординарные расходы потребовали в период с декабря 1801 по ноябрь 1803 г. изготовления ассигнаций образца 1786 г. на 58 млн. руб., для чего привлекались «мастеровые» сенатской типографии, что сказывалось на ее работе.

За этот же срок во временной типографии, размещенной в приспособленных помещениях Медико-хирургической академии, было отпечатано ассигнаций нового образца на сумму почти 86 млн. руб.

При сохранении таких темпов печати на изготовление необходимого для обмена количества новых ассигнаций (около 250 млн. руб.) потребовалось бы еще порядка двух лет. Постепенное же изъятие ассигнаций образца 1786 г., вероятно, считалось недопустимым.

Операция, таким образом, превратилась в гонку за эмиссией, которая в 1804—1805 гг. составила около 42 млн. руб. и продолжала возрастать. Очевидно, что одновременно наращивать выпуск ассигнаций двух видов было невозможно и нерационально.

Приступить к замене ассигнаций удалось только в 1818 г. после окончания строительства Экспедиции заготовления государственных бумаг и улучшения финансового положения страны. Примечательно, что в докладе министра финансов А.И.Васильева 3 ноября 1803 г. «по делу о новых ассигнациях» много внимания уделялось обоснованию необходимости создания «особой всегдашней для дела ассигнаций типографии».

 

В.К.Рахилин (Москва)

Предполагавшаяся эмиссия военных денежных знаков России.

 

Специальные выпуски денег местными военно-административными властями известны с времен Древнего Рима. Целью подобных эмиссий было переложение тягот военных расходов на плечи населения оккупированных территорий.

После разгрома армий Наполеона русские войска вступили на территорию Европы. Встал вопрос об обеспечении армии всем необходимым. Предвидя это, министр финансов Д.А.Гурьев 1 января 1813 г. подал на высочайшее имя «Всеподданейший доклад об учреждении заграничных кредитных бумаг» на русском языке и на французском — «Всеподданейший доклад о мерах обеспечения денежными средствами русской армии за границей с приложением манифеста по этому вопросу и образцов предполагаемой к выпуску за границей монеты».

Этими мерами Министерство финансов стремилось оградить государство от убытков. Хождение за рубежом русских денег привело бы к резкому подрыву курса ассигнаций, сильно пошатнувшегося в результате войны и большого количества среди них фальшивых купюр, выпущенных Наполеоном. Насильственные реквизиции всего необходимого могли разорительно подействовать на положение населения оккупированных стран. Расписки и квитанции, которые выдавал комиссариат за фураж и провизию, не были обеспечены кредитом, и в их использовании имелось много злоупотреблений.

Для выработки практических мер по этому вопросу министр привлек из окружения царя барона Штейна, крупного специалиста по Пруссии. В результате было предложено выпустить «бумажную монету» под обеспечение ее достаточным кредитом, что излагалось в подготовленной записке — «Об учреждении новых кредитных бумаг, которые бы могли заменить наличную звонкую монету».

Учитывая, что Пруссия была самым крупным немецким государством и ее деньги имели широкое хождение в других немецких землях, предлагалось выпустить новые деньги на основе ее монетной системы и допустить их хождение на всех территориях, занятых русской армией. Их кредитоспособность обеспечивалась поручительством русского царя, а после присоединения к антинаполеоновской коалиции Пруссии — ее правительством и правительствами других стран-победительниц. С вступлением в союз Австрии предлагалось разделить германские земли на сферы влияния русских и австрийских денег.

Объем эмиссии предполагалось ограничить только потребностями русской армии. Выкуп денег у населения должен был быть произведен в трехгодичный срок после заключения мира. Для этого союзные державы должны были выпустить добровольный заем, с последующим его обменом на государственные облигации и звонкую монету. «Для приема сих денег» в России предполагалось выпустить государственный бессрочный заем. Было позволено принимать эти деньги внутри империи при покупке у государства недвижимого имущества.

В отличие от подобных эмиссий предыдущих и последующих времен здесь предусматривался ряд принципиальных моментов: забота о благополучии населения оккупированных стран; лимитированное, но все же хождение их в России; гарантированный обмен на настоящую валюту. Предлагалось выпустить номиналы в 1, 2,5,10, 20, 50, 100 талеров под названием — «военные деньги».

Проекты всех номиналов были выполнены от руки тушью в натуральную величину.

 

А.В.Алехов (Москва)

Америка — Россия: кредитные билеты 1866

 

Нарушение функционирования финансовой системы после поражения в Крымской войне (1853—1856) привело к расстройству денежного обращения. Оно было переполнено необеспеченными бумажными деньгами, и его захлестнула волна фальшивомонетчества. В качестве одного из средств выхода из финансового кризиса решили произвести замену кредитных билетов.

Ознакомление с состоянием производства банковых билетов в Европе и Америке позволили остановить выбор на Северо-Американских Соединенных Штатах. В 1859 г. был заключен контракт с «American Bank Note Company». Заманчивым оказалось предложение об использовании совершенно нового способа печатания билетов — «сидерографии», основу которого составляло применение гравированных стальных пластин — «трансферование».

22 октября 1860 г. в Санкт-Петербург прибыли представители фирмы гг. Нуддоль, Дунстер, Галлелен и Ван Тассель. Во время плавания их корабль попал в бурю и затонул, унеся в морскую пучину одного из американцев и два ящика с формами для печати билетов. Они были изготовлены по присланным из России рисункам на основе принятой этнографически-исторической концепции оформления.

В связи с утратой при гибели корабля печатных форм, а также принятием российской стороной иной — портретной — концепции оформления билетов американские специалисты оказались временно не у дел. Чтобы пребывание их в Экспедиции заготовления государственных бумаг не оказалось праздным, решено было изготовить печатные формы для билетов Санкт-Петербургской и Московской ссудной казны и 4%-х банковых билетов.

Для изготовления оригиналов новых кредитных билетов из-за границы были приглашены талантливые специалисты: гравер Ейзенгардт, художник-фотограф Скамони и другие. Лучшими для гравюр портретов на кредитных билетах были признаны портреты великого князя Дмитрия Донского, царей Михаила Федоровича, Алексея Михайловича, императора Петра I и императрицы Екатерины II.

Начиная с 15 ноября 1865 г., в мастерской, руководимой американцем Дунстером, в течение 1866—1867 гг. были изготовлены стальные доски и цилиндры для печати билетов.

С 1866 г. началось печатание кредитных билетов нового образца, а 13 февраля 1868 г. был подписан именной указ об обмене старых кредитных билетов на новые. Причины замены билетов в указе объяснялись следующим образом: «Настоящая отделка государственных кредитных билетов по образцам, утвержденным в 1843 г., не соответствует более достигнутым в последнее время усовершенствованиям в искусстве приготовления сего рода бумаг. Вследствие сего, мы признали полезным повелеть, не изменяя ни в чем ни систему обращения кредитных билетов, ни их подразделение и сохраняя в полной силе все действующие ныне постановления, изготовлять их впредь по новым образцам, при составлении коих приняты в соображение и применены современные улучшения в искусстве гравирования и печатания и в способах выделки самой бумаги с внутренними в ней знаками».

Не умаляя помощи американцев в освоении работниками Экспедиции новых способов трансферования и «сидерографии», необходимо отметить и то, что в производство кредитных билетов внесли немало новшеств российские специалисты. Главная их заслуга состояла в том, что они впервые в России использовали на практике изобретение русского физика и электротехника Б.С.Якоби — гальванопластику. Трудами химика И.Клейна и его помощников А.Воронина и Н.Луферова в технику гальванопластики были внесены заметные усовершенствования.

Улучшение состояния денежного обращения в России в известной мере обязано выпуску в обращение новых кредитных билетов. Деловые отношения, установившиеся между компанией «American Bank Note Company» и Экспедицией заготовления государственных бумаг, успешно выдержали испытания, несмотря на трудности и даже трагические обстоятельства, встретившиеся в совместной работе. И хотя в последующие годы в России на смену трансферу пришел свой, родной, метод размножения печатных форм — гальванопластика, американский способ печатания — «сидерография» — хотя и «обрусел», став называться «металлографией», — до сих пор, уже 130 лет, используется в производстве денежных билетов и других ценных бумаг в Гознаке.

 

И.В.Корпусова (Одесса)

О рекламных жетонах магазина И.Е.Хакаловского в Одессе

 

О владельце одесского магазина офицерских и церковных вещей И.Е.Хакаловском пока не удалось обнаружить подробных биографических данных. Однако известно, что он был купцом второй гильдии и кандидатом от купечества в Одесский коммерческий суд.

Рекламные жетоны его магазина известны в нескольких вариантах. Смоленскому коллекционеру В.И.Галанову принадлежит жетон из сплава меди красноватого цвета. Диаметр — 26 мм (рис. 1). Указанный в легенде адрес магазина — Дерибасовская ул., дом Вагнера (имевший № 16) — свидетельствует, что первоначально И.Е.Хакаловский помещение для магазина снимал. Позднее И.Е.Хакаловский купил собственный дом на Дерибасовской (№ 21), на первом этаже которого он разместил свой магазин. Установить год покупки не удалось. Известно только, что в 1884 г. этим домом владел некто Трушевский и что в 1890 г. он уже принадлежал И.Е.Хакаловскому. Перемещение магазина потребовало изготовления других рекламных жетонов, с новым адресом. Один из таких жетонов поступил в Одесский историко-краеведческий музей в 1965 г. от жителя с. Бороновка Днепропетровской обл. Т.М.Хейлика (инв. № 296). Он выполнен из красной меди и имеет диаметр 30 мм (рис. 2). Композиция жетона оригинальна: на одной его стороне изображены предметы военного снаряжения (каска, ружья, палаш и кортик), на другой — предметы церковного обихода (подсвечник, потир).

По сообщению А.П.Шишкина, существует и третий вариант жетона упомянутого магазина. На его лицевой стороне — надписи: по

кругу — «МАГАЗИНЪ / ОФИЦЕРСКИХЪ И ЦЕРКОВНЫХЪ ВЕЩЕЙ», в центре, внутри точечного ободка — «И.Е.» — и ниже по дуге — «ХАКАЛОВСКАГО». На оборотной стороне — по кругу — « ДЕРИБАСОВСКАЯ УЛИЦА / СОБСТВ. ДОМЪ», в центре, также внутри точечного ободка — «ВЪ» и две скрещенные сабли, ниже, по дуге — «ОДЕССТ»». Жетон выполнен из сплава меди красноватого цвета. Диаметр — 24,5 мм.

Недостаток сведений не позволяет точно датировать данные жетоны. Но можно предположить, что жетон магазина периода нахождения его в доме Вагнера изготовлен в 80-х гг. XIX в., тогда как два другие, вероятно, в 90-е гг.

В 1896 г. дом № 21 перешел во владение Е.Е.Хакаловской. Однако в рекламных изданиях Одессы магазин И.Е.Хакаловского продолжал упоминаться. Только в 1914 г. помещение его было, видимо, сдано под магазин «Бриллианты» В.К.Дугова. Таким образом, рекламные жетоны поздних типов могли использоваться еще в 1913 г.

Возможно, все жетоны магазина И.Е.Хакаловского изготовлены в Одессе. Мастерских, занимавшихся изготовлением жетонов, в нашем городе в то время было довольно много. Некоторые из них рас-

185

 

полагались рядом с магазином, например, граверное и ювелирное ателье Б.Минца (угол Дерибасовской и Александровской площади), ювелирно-граверная мастерская П.А.Никулина (Дерибасовская, 13), основанная в 1887 г. граверно-ювелирная фабрика Людвига Пахмана (в доме Вагнера).

 

В.И.Завершинский, А.А.Молчанов (Москва)

Дополнение к каталогу металлических бон гостиницы и ресторана «Метрополь» в Москве начала XX в.

 

Платежные металлические боны дореволюционной России остаются одной из наименее изученных категорий нумизматических памятников (единственным обобщающим трудом здесь является каталог, составленный А.В.Тункелем и увидевший свет в 1992 г.). К настоящему времени лишь некоторые группы бон подвергнуты специальному изучению. Наиболее многочисленны среди них те, которые выпускались знаменитым гостинично-ресторанным комплексом «Метрополь» в Москве. Уже каталогизированы 28 типов и 55 разновидностей этих суррогатных денежных знаков, выпуск которых осуществлялся дважды между 1905 и 1917 гг. (Молчанов А. А. Металлические платежные боны гостиницы и ресторана «Метрополь» в Москве начала XX в. // II конференция «Города Подмосковья в истории российского предпринимательства и культуры». Серпухов, 1997. С. 191-201).

Напомним, что первая эмиссия — платежные боны из латуни с надписью «МООКВА РбСТОРАНЪ «МбТРОПОЛЬ» состояла из 9 номиналов: 5 к., 10 к., 50 к., 1 р., 2 р., 3 р., 5 р., 10 р., 50 р. Вторая эмиссия распадается на две отдельно функционировавшие серии. В одну из них вошли платежные ресторанные боны из белого металла достоинством 5 к., 10 к., 50 к., 1 р., 2 р., 3 р., 5 р., 10 р. Другая серия включила в себя счетно-залоговые боны из аналогичного сплава как ресторана — номиналом 25 к., 50 к., 1 р., 2 р., 3 р., 5 р. и 2 р. 50 к. (с надписью «ОИФОНЪ»), так и гостиницы — номиналом 5 р. (единственная латунная бона в данной серии) и без указания достоинства, но с поясняющими надписями — «ЕЙРАНЪ» (традиционное название настольного керамического рукомоя), «КОФбЙНИКЪ», «ЛШСКА». Все типы этой серии, кроме гостиничного пятирублевика, помечались номером одного из девяти отделений заведения путем надчеканки соответствующей цифры специальным пунсоном.

 

В последнее время выявлено еще несколько разновидностей известных уже типов, что позволяет дополнить каталог, содержащийся в публикации 1997 г. (Молчанов А.А. С.193200). Ниже дается их описание с использованием предложенной ранее классификационной нумерации.

№ 19е (рис.1). Л.с.: «ЗАЛОГОВАЯ 50 к 6 ОТД'ЪлеНИЯ». Л.с: «МОСКВА РеОТОРАНЪ «МЕТРОПОЛЬ». Ранее казалось, что цифра «6» на пунсоне была догравирована вместо прежней «5». Изучение вновь выявленных экземпляров бон этой разновидности позволило убедиться в том, что в действительности дело обстояло несколько иначе. В большинстве случаев «6» выбито поверх «5», причем с разной степенью взаимного смещения цифр. Но прослежен и случай явного контрамаркирования непосредственно шестеркой (цифра эта, как теперь стало ясно, была выгравирована подобно другим на индивидуальном пунсоне).

№ 21в (рис.2). Л.с: «ЗАЛОГОВАЯ 2 р. 3 ОТД^ЛбНИЯ». О.с: «МОСКВА РбСТОРАНЪ «МбТРОПОЛЬ». Ранее была известна такая бона лишь 2-го отделения.

№ 24г (рис.3). Л.с: «2р. 50к. СИФОНЪ 4-е ОТД'Ьлеше». О.с: «МОСКВА РеСТОРАНЪ «МЕТРОПОЛЬ». Прежде встречались боны данного типа только 2-го, 3-го и 5-го отделений.

№ 27е (рис.4). R.C.: «6отд-Ьлеше КОФбЙНИКЪ». О.с: «МОСКВА ГОСТИННИЦА «МеТРОПОЛЬ». До сих пор были каталогизированы подобные боны 8-го и 9-го отделений. И совсем недавно нам встретилась аналогичная бона 5-го отделения, которой следует присвоить каталожный № 27д.

 

Б.Б.Борисов, В.В.Хухарев (Тверь)

Клад из пивной бутылки

 

Летом и осенью 1999 г. в Твери активно исследовалась территория вдоль поймы реки Лазурь, застроенная жилыми домами быв. купцов и мещан. В тайнике подвального помещения дома № 18 по ул. Базановой (ранее ул. Солодовая), вероятно, и находился рассматриваемый клад. 2 августа 1999 г. в куче строительного мусора была обнаружена разбитая бутылка темно-коричневого стекла из-под пива «Калинкин». В ней лежали 10 бумажных трубочек, туго перетянутых нитками, с 66 экз. денежных знаков. 38 из них — государственные кредитные билеты 1899—1912 гг. в 10,25,50,100 и 500 руб.; 17 — государственные кредитные билеты Временного правительства

1917 г. в 250 и 1000 руб.; 5 — 4%-е билеты (серии) Государственного казначейства 1914 и 1915 гг. в 50 и 100 руб. и 6 — облигации «Займа Свободы» 1917 г. в 20,50 и 100 руб. Сумма в каждой из трубочек составляла от 100 до 7000 руб., основная масса — в пределах 350— 450 руб. Всего в бутылке находилось 11290 руб. Денежные знаки были завернуты в папиросную бумагу, кроме трех связок, упакованных в бланки бухгалтерской отчетности и воинского реестра.

Состав комплекса указывает на его сложение во времена Временного правительства и первых лет Советской власти. Воспоминания и газетные публикации тех лет позволяют отметить целый ряд событий, повлиявших на формирование клада. Прежде всего это бунт в марте 1917 г. солдат 57 полка, захвативших штаб и склады с оружием. Ими были произведены ряд арестов, в том числе и тверского губернатора Н. фон Бюнтинга, разгромлена Заволжская тюрьма. Арестованный губернатор был растерзан толпой. Начались погромы магазинов, принадлежавших евреям.

Власть в городе перешла к Временному исполнительному комитету, а в декабре 1917 г. — к объединенному Совету солдат и рабочих во главе с большевиком А. Вагжановым. Ситуация не стала спокойней. Уже в январе 1918 г. Советской властью издается указ о введении «экстраординарного налога». Предполагалось собрать 1000000 рублей. Налогом облагались представители имущих слоев, причем для каждого сумма такового определялась индивидуально, исходя из наличия свободного капитала. Эта массовая конфискация сопровождалась арестами неплательщиков. Уже к середине февраля удалось собрать около 130D000 руб., и было объявлено о необходимости сбора еще 500000 руб. В качестве устрашения под стражу были взяты около двух десятков известных тверских купцов и промышленников, отказавшихся платить налог.

Денежное обращение этого времени представляло пеструю картину. Сложившаяся ситуация способствовала резкому росту кладообразований. Первой покинула сферу обращения золотая монета, потом — серебро и медь. Следующим объектом тезаврации стали крупные купюры «романовских» и «думских» денег, исчезнувшие из обращения уже летом — осенью 1917 г. В качестве средства обращения и платежа население стремилось использовать «керенки», а крупные номиналы — обращать в накопления.

Несмотря на большую эмиссию, в обращении ощущался недостаток денежных знаков. Проблема неплатежей заставила правительство пойти на введение в качестве денег обязательств и билетов Госказначейства, купонов ценных бумаг и облигаций. Такими денежными суррогатами, в частности, стали облигации «Займа Свободы» 1917 г. и билеты Государственного казначейства 1914—1915 гг. (декреты ВЦИК от 21 января и 12 февраля 1918 г.), представленные в нашем комплексе. Они и позволяют датировать время его сложения не ранее зимы 1918 г.

Тезавратор, вероятнее всего, имел доступ к банковским операциям. Многие банкноты хорошо сохранились и имеют близкие номера. Интересны и банковские пометки на полях (среди них печать Калязинского казначейства). Весьма вероятна близость тезавратора к службе или военным поставкам в одну из тверских воинских частей. Невостребованность клада позволяет говорить как о гибели владельца, так и о возможности его переезда или длительного отсутствия, за время которого инфляция превратила этот клад в копилку экономических курьезов.

Подобные клады, кроме Твери, известны в Старице, Осташковском и Конаковском районах Тверской области. Они наглядно показывают настроения населения, вызванные политическими и экономическими потрясениями. Изучение таких кладов позволит не только лучше понять состав и динамику денежного обращения этого переломного времени, но и дополнить яркими фактическими источниками картину бурных революционных потрясений тех лет.

 

А.З.Сингатуллина (Казань)

Невыпущенные деньги Казанской республики

 

В Государственном объединенном музее Республики Татарстан хранятся 4 литографических камня, хотя в книге поступлений значится один. Время, обстоятельства и способ поступления неизвестны, установлено, что не позднее 1947 г. На этих камнях выгравированы неоконченные рисунки денежных знаков достоинством 10 и 25 рублей Казанской пролетарско-крестьянской республики.

26 февраля 1918 г. Казанская губерния объявлялась Казанской Советской рабоче-крестьянской республикой со своим Совнаркомом, председателем которого был избран секретарь губкома партии большевиков Я.С.Шейнкман, он же комиссар довольствия. Вся полнота власти в Казани и республике принадлежала исключительно Казанскому Совету рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и Комиссариату по мусульманским делам. Это было осуществление плана автономии Поволжья в противовес сторонникам самостоятельной буржуазной республики Идель-Урал. Тогда же в феврале 1918 г. говорилось о целесообразности создания Урало-Волжской Советской республики. В конце марта в «Правде» было напечатано «Положение о Татаро-Башкирской Республике в составе РСФСР».

В конце марта все семь банков были национализированы и слиты в Казанское отделение Госбанка РСФСР. В Казань был направлен комиссар Ревкома А.И.Бочков, казначеем — Гордеев, оба — большевики. Денежный голод, который испытывали многие губернии, был и в Казани, не помогла преодолеть нехватку денег даже контрибуция, наложенная на казанскую буржуазию — 10 млн. рублей. Золотой запас России в это время лежал в подвалах Казанского банка. По примеру Самары и Пензы, может быть, одновременно или даже раньше началась подготовка к выпуску своих денег.

На четырех литографических камнях размером 215 х 267 мм изображены разменные знаки Казанского отделения Госбанка. На них — изображения двуглавого орла нового облика, без царских регалий, но с ездецом на груди, и герба Царства Казанского, или Зиланта, причем Зилант присутствует на обеих сторонах знака, а орел — только на лицевой. Присутствие этих гербов вполне правомочно, так как герб РСФСР был принят лишь в июле 1918 г., а образцы рисунков казанских дензнаков создавались весной 1918 г. Государственные кредитные билеты образца 1918 г. (с двуглавым модернизированным орлом) также не были известны казанскому художнику, так как были выпущены в РСФСР лишь в мае 1919 г.

Работа по переносу изображений с эскизов на камни осталась незавершенной: дана разметка, обозначены рамки и размеры. Все четыре камня несут только половину изображений и декоративных элементов оформления: рамок, овалов, картушей, виньеток, лавровых венков, розеток, переплетающихся узлов и т.д. Дензнаки оформлялись с большой пышностью. Надписи даны с применением старой орфографии, причем в надписях на 10 рублях присутствуют буквы старо-славянского языка: вместо буквы «Я» — А (малый юс), вместо «У» — W (оук). На лицевых сторонах надпись: «Разменный знак Казанскаго отд'Ьлешя ГосуддрственнАго Банка», на обороте — надписи в два столбца: «Разменные знаки имеют хождение в Казанской губернии (на 10 руб. — «гувер») наравне с кредитными кнлетдмн н разрешены к выпуску Советом Народных Kмиccaров управляющим Кассиром». На дензнаке в 25 рублей — данная надпись в 9 строк, на 10 рублях — в 10 строк. Справа от этой надписи — в 9 строк (25 рублей) и 11 строк (10 рублей) также столбцом: «Размениваются на кредитные билеты без ограничения суммы. ПседсЬдатель Совета. Комнссарт»» (на 25 рублях — «Комиссарт Банка»). На обеих сторонах знаков проставлено: «Российская Пролетарско-Крестьянская Республика». Рисунки и надписи выходят за пределы разметок, намеченных для 25 рублей — 103 х 185, а для 10 рублей — 88 х 152. Знак в 10 рублей отличается более архаичными надписями.

15 мая 1918 г. пленум Казанского Совета вынес постановление, отменяющее решение от 26 февраля о Казанской республике и решение от 7 марта о Волжско-Уральской республике. Надобность в собственных деньгах отпала, работа по их созданию осталась незавершенной. Председатель Казанской республики и председатель губкома РКП(б) Я.С.Шейнкман погиб, а белочехи захватили остававшийся в Казанском банке золотой запас России на сумму свыше 650 млн. рублей. Во время террора могли погибнуть и другие участники создания казанских дензнаков. Бумажные эскизы денег, вероятно, были уничтожены после отмены Казанской республики, поэтому полного представления о внешнем облике этих дензнаков составить невозможно. Нет ответа и на другой вопрос: какие могли быть еще номиналы? Находки литографических камней в подвалах типографий или других учреждений не представляются невозможными...

 

Т.В.Рассадина (Кострома)

Денежные знаки обществ потребителей Товарищества Большой Костромской льняной мануфактуры и Товарищества братьев Зотовых

 

В собрании Костромского историко-архитектурного музея имеется небольшая коллекция частных денежных знаков (42 экз.), выпущенных обществом потребителей Товарищества рабочих и служащих Большой Костромской льняной мануфактуры (Кашинским обществом потребителей — по фамилии Кашина К.Я. — первого директора мануфактуры) и обществом потребителей Товарищества братьев Зотовых. Кашинское общество было учреждено 22 октября 1897 г., Зотовское — 28 сентября 1895 г. — по инициативе служащих фабрик с целью: «... доставлять своим членам по возможно дешевой цене различные предметы потребления и домашнего обихода и предоставлять своим членам возможность из прибылей от операций общества делать сбережения» (Устав ОП ТБКЛМ. Кострома, 1908 г.).

 

Правление общества потребителей ТБКЛМ официально с 1 мая 1917 г., то есть спустя двадцать лет после учреждения, вводит частные денежные знаки (марки) для внутреннего обращения достоинством в 10 и 5 рублей, 1 рубль, 15 копеек, 10 копеек, 2 копейки. Все вышеперечисленные денежные знаки на лицевой стороне имеют подписи: председателя правления общества — И.С.Прокофьева, казначея — И.С.Менькова, члены правления — Ф.А.Ястребова. Оборотная сторона имеет две надписи: «Настоящие марки имеют обращение в обществе потребителей рабочих и служащих Товарищества Большой Костромской льняной мануфактуры», «В случае потери настоящих марок общество не делает никаких возмещений». Денежные знаки отпечатаны на плотной тонкой бумаге светло-желтого цвета, с мелким сетчатым узором. (Рис. 1).

Основной причиной, побудившей правление общества к выпуску денежных знаков для внутреннего пользования, была большая денежная задолженность его членов, которые приобретали предметы потребления не только за наличные деньги, но и в кредит. Забор товаров в кредит разрешался в размере паевого взноса, а по постановлению правления, и сверх того. Однако многие члены общества неаккуратно погашали кредит, вследствие чего долги в кассу постоянно росли. В 1913 г. они составляли 44367 рублей, в 1914 г. — 44464 рубля, в 1915 г. — 47003 рубля, в 1916 г. — 51473 рубля.

Принимая во внимание состояние рынка, рост цен во время войны, общее собрание потребителей 27 ноября 1916 г. постановило разрешить забор товаров в кредит не более, чем под 3/4 суммы паевого капитала. Во избежание перебора товаров в кредит было решено ввести специальные денежные знаки — марки.

Введение марочной системы затянулось до 1 мая 1917 г. Исходя из финансового отчета, сделанного бухгалтерией общества на 1 июля 1917 г., из кассы общества было выдано марок на руки на сумму 24173 рубля, а в трех отделениях общества реализовано товаров на сумму 1390 рублей. С введением марок паевой капитал резко увеличился (если к началу 1917 г. он составлял 10000 рублей, то к концу 1917 г. вырос в 23 раза).

В тесном взаимодействии с Кашинским обществом работало и Зотовское общество потребителей — совместными усилиями были построены колбасная, кондитерская, изыскивались меры для борьбы с дороговизной. В 1917 г. в Зотовском обществе потребителей были тоже введены денежные знаки для внутреннего обращения достоинством в 5 рублей, 3 рубля, 20, 10 копеек, 3, 2 копейки. Они отпечатаны на плотной бумаге с сетчатым рисунком желтоватого цвета, на фоне которого — надпись: «Настоящие марки имеют обращение только в обществе потребителей рабочих и служащих Т-ва братьев Зотовых». На лицевой стороне стоят подписи председателя правления С.Хрусталева, члена правления В.Титова, казначея Д.Мо-лотова. (Рис. 2, 3). Марки Кашинского и Зотовского обществ потребителей были в обращении до начала 1918 г. Уже после революции, в 1918 г., из-за нехватки денежных знаков фабричная контора ТБКЛМ стала выпускать собственные «деньги» — фоны достоинством в 5 рублей, 3 рубля, 1 рубль за подписями директора фабрики В.А.Шевалдышева, кассира И.Менькова, бухгалтера А.Федорова. (Рис.4). Боны были в обращении до ноября 1918 г. С ноября 1918 г. товарищество БКЛМ стало именоваться 1-й Республиканской льняной мануфактурой, которую возглавил «красный» директор И.А.Шумилов.

А.С.Кручинин (Москва)

Деньги батьки Булака

 

Одним из самых ярких периодов в бурной биографии генерал-майора С.Н.Балаховича (Булак-Балахович, Бэй-Булак-Балахович, Булак-Бэй-Балахович) было лето 1919 г., когда он, состоя на службе в белогвардейской Северо-Западной армии, осуществлял верховную власть в городе Пскове. Закончилось пребывание генерала там, однако, весьма неожиданно — арестом и разгромом его штаба, произведенным 23 августа по приказу главнокомандующего Северо-Западным фронтом, генерала от инфантерии Н.Н.Юденича, за многочисленные злоупотребления, в том числе «производство фальшивых бумажных денежных знаков». Шельмование Балаховича как фальшивомонетчика продолжает бытовать и по сей день, в действительности же подоплека событий представляется более сложной.

Практически сразу после начала наступления на Петроград Северо-Западной армии продвигающиеся вперед белогвардейцы должны были убедиться как в зыбкости собственного экономического положения, так и в разоренном состоянии освобождаемых областей. Ощущался и катастрофический недостаток денежных знаков, что вызвало предложение командующего армией генерал-майора А.П.Родзянко о тайной эмиссии фальшивых «керенок» (казначейских знаков образца, установленного Временным правительством), которое было отвергнуто. Но около середины июня Булак-Балаховичем во Пскове был задержан «технический исполнитель» инженер Тешнер, и выпуск «керенок» (с самодельных клише и на примитивном оборудовании) все-таки начался.

Не позднее середины августа, мотивируя свои действия перед Юденичем, генерал Балахович признавался в печатании фальшивок, однако настаивал, что «нужно было что-нибудь дать тем моим партизанам, которых я посылал в тыл большевикам». Таким образом, незаконная эмиссия приобретает вид «нормальной» экономической диверсии, хотя и относящейся к числу запрещенных приемов ведения войны, но вполне соответствовавшей напряженному характеру противоборства и авантюристической натуре «Батьки-Атамана» (как любил себя называть Балахович).

Вообще, на основании имеющихся свидетельств современников можно сделать вывод о том, что выпуск Булак-Балаховичем фальшивых «керенок» носил не уголовный, а «военно-экономический» характер — в ущерб противнику, производился не без ведома Главного Командования, а последующее инкриминирование этой деятельности «Батьке» обуславливалось в значительной степени личными причинами (конкуренция старших войсковых начальников), выходящими за рамки финансовых мероприятий Белой власти.

Атрибутацию Н. Кардаковым (1953) «керенок» номиналом 40 руб. с водяным знаком «светлые тонкие звезды» как выпуска «Партизанского отряда полковника Булак-Балаховича» приходится считать ошибочной, поскольку деньги, отпечатанные явно кустарным способом, первоначально — в гостиничном номере, не могли отличаться от выпускавшихся солидной государственной Экспедицией «керенок официальных» — только водяным знаком, без изменений в клише рисунка или сетки, качестве бумаги и проч., чего составителем каталога не отмечается.

Интересны также скудные сведения о подготовке во Пскове при Балаховиче официально санкционированного Юденичем тиража временных разменных знаков полевого казначейства (шесть номиналов, из которых отпечатаны, и то не полностью ввиду быстрого падения города, были в лучшем случае купюры в 1 и 3 руб.).

Итак, при описании местных выпусков периода гражданской войны следует говорить не об одной, а о трех эмиссиях: «керенках» Булак-Балаховича (примитивная подделка, не каталогизирована), «керенках», описанных Кардаковым (не атрибутированы), и псковских разменных знаках (не выпущены, не каталогизированы).

 

А.Г.Баранов (Майкоп)

История выпуска бумажных денежных знаков в Майкопе в 1918—1920 гг.

 

Первые бумажные деньги Майкопа связаны с Советской властью, установленной здесь 8 января 1918 г. С первых же дней своего существования она столкнулась с серьезными трудностями в сфере финансов и денежного обращения. Из-за отсутствия наличности на основании декрета СНК от 16 февраля 1918 г. финансовый отдел Майкопского Совета приступил к выпуску первых денежных суррогатов. От облигаций «Займа Свободы» были отрезаны аннулированные купоны, а на листы наложен штемпель: «Настоящий лист имеет хождение наравне с денежными знаками, согласно выставленной на нем нарицательной стоимости, т.е. за 20, 40, 50, 100 рублей. Совет Народных Депутатов Майкоп, отдел». 10 мая 1918 г. Майкопское казначейство приступило к регистрации ранее аннулированных купонов от облигаций «Займа Свободы». На купонах достоинством в 2 р.50 коп., 12 р. 50 коп. и 25 рублей была поставлена надпечатка «Майкопское», и в таком виде они выпущены в обращение.

В конце лета 1918 г. под натиском войск Покровского и Филимонова Красная Армия оставила Майкоп. До весны 1920 г. город находился под властью белогвардейцев. 1919 и 1920 гг. были особенно богаты на выпуски бон. Изготовлялись в основном мелкие номиналы для размена крупных купюр. Местные и частные боны выпускались как организациями и органами местной власти, так и частными лицами. При этом наблюдался широкий разброс качества их исполнения (используемая бумага, печать, оформление и т.д.).

В 1919 г. Майкопское казначейство выпустило в обращение облигации «Займа Свободы» с надписью «Без купонов стоит четыреста двадцать пять (425) или восемьсот пятьдесят (850) рублей» на 500-рублевых и 1000-рублевых облигациях соответственно.

Свои деньги имели: Управление Майкопских нефтяных промыслов, Совет съезда Майкопских нефтяных промыслов, Майкопский военно-промышленный комитет. Выпускали деньги потребительские и акционерные общества, владельцы ресторанов, столовых, кинотеатров, парикмахеры, аптекари и кондитеры.

Кроме частных, существовали и муниципальные боны. 13 февраля (ст. стиля) 1920 г. член управы Г.В.Гутоп предложил выпустить специальные расписки достоинством в 25, 10, 5, 3 и 1 руб. Первоначальный размер эмиссии предполагалось ограничить 30 или 50 тыс. рублей, увеличивая его затем по мере необходимости. 1 марта 1920 г. Майкопская городская управа выпустила расписки номиналом в 25, 50, 100, 250 и 500 рублей. Расписки напечатаны на простой бумаге, на обороте — текст: «.Касса управы обязывается по истечении трехдневного срока по предъявлении таких расписок на общую сумму в 1000 рублей обменять их на тысячерублевый денежный знак». На лицевой стороне: «Майкопская городская управа сим удостоверяет, что за отсутствием мелких денежных знаков ею недодано предъявителю сего сдачи на...» (далее шла сумма недоданной сдачи). Данные боны имеют разновидности по подписям (от руки или факсимиле). Подписывали их городской голова, член управы (чаще всего Г.Гутоп) и кассир. Расписки имели серию и номер. Находились они в обращении недолго. В начале марта в Майкоп вошла Красная Армия. По всей видимости, через кассы управы прошло мизерное количество расписок, так как в основном встречаются незаконченные.

Среди майкопских бон попадаются также новоделы, фальшивки и фантастические деньги.

 

Збышек Шустек (Братислава)

Обращение советских денег на территории Чехословакии

 

Вследствие неоднократной оккупации территории ЧСР и изменений ее границ в разных частях республики обращались денежные знаки других, почти исключительно сопредельных государств, прежде всего Германии, Австрии и Польши (1918—1920, 1938—1945 и 1939—1945), Венгрии (1918—1947, май—июнь 1919, 1938—1945, 1939—1945) и Румынии (1919—1920 и 1919—1924). Сложной и малоизученной остается проблема обращения советских денег в 1944— 1946 гг., а, может быть, и в период 1968—1969 гг.

Для решения этой проблемы основными источниками являются договоры правительств ЧСР (в эмиграции) и СССР о помощи и сотрудничестве от 18.7.1941 и 12.8.1943 гг. (в соответствии с которыми СССР, в то время единственное государство, обещавшее это, гарантировал восстановление ЧСР в границах 1937 г.) и договор ЧСР и СССР от 8.5.1944 г. об отношениях между органами самоуправления и командованием Красной Армии на освобожденной территории. Согласно этому договору, непосредственно в зоне военных операций вся власть должна была принадлежать советскому командующему, а за пределами этой зоны — представителю чехословацкого правительства. Начались разговоры о возможном параллельном обращении рубля на освобожденной территории и его курсе по отношению к словацкой и протекторатной кроне, но они быстро прекратились, так как достигнуть согласия в его определении не удалось (ЧСР предлагала 3 кроны за 1 руб., СССР — 5,70 кроны за 1 руб. по довоенному золотому паритету), и СССР решил рубли для ЧСР (в отличии от Польши) не выпускать. Наконец проблема была решена с помощью эмиссии «военных денег» образца 1944 г., которыми пользовались армии СССР и ЧСР.

В Закарпатье СССР не допустил восстановления органов власти ЧСР, так как дело тайно шло к его присоединению к Союзу. Несмотря на подготовку договора между ЧСР и СССР о временном управлении Закарпатьем, заключенного только 29.6.1945 г. (одобрен парламентом ЧСР 22.11.1945 г.), а также на то, что Закарпатье де юре вошло в состав СССР лишь 12.1.1946 г., СССР уже осенью 1944 г. ввел там свои деньги. Они обращались вместе с венгерскими деньгами и чехословацкими военными бонами образца 1944 г. в отношении 1:1:1 до 15.11.1945 г., когда единственной валютой стал рубль. В интересную ситуацию попала пограничная деревня Лекаровце. До

 

-        граница ЧСР до 1938

......   граница Словакии и Закарпатья до 1938

------- граница ЧСР и СССР с 12.1 до 2.4.1946

—*- граница ЧСР и СССР после 2.4.1946

войны она принадлежала Чехословакии, а 12.1.1946 г. вошла в состав СССР. Но так как деревня и ее окрестности выходили за общую линию новой границы, СССР уже 2.4.1946 г. вернул ее ЧСР как компенсацию за словацкий город Чоп, который, будучи важным железнодорожным узлом, был присоединен к СССР. Вследствие этого здесь обращались на разной правовой основе все советские денежные знаки (хотя многие из них только теоретически), выпущенные между денежными реформами 1922/24 и 1946 гг.

Особым вопросом является денежное обеспечение советских войск в августе 1968 г. По не очень уверенным воспоминаниям немногих граждан ЧССР, которые в августе 1968 г. общались с советскими солдатами, те получали чеки Внешпосылторга, напечатанные темно-голубой краской. С этим согласуется и опубликованное в словацкой прессе свидетельство бывшего советского солдата — участника инвазии. Речь обычно идет о чеках копеечного достоинства. Более точные данные на этот счет пока не найдены.

 

П.Ф.Рябченко (Киев)

Эквиваленты эквивалентов товара, применявшиеся на предприятиях России и других стран СНГ в последнее десятилетие XX в.

 

Деньги — это главное действующее лицо в рыночной экономике, это «товар товаров» ибо каждый товар в процессе реализации «высвечивает» свою стоимость в деньгах, это всеобщий эквивалент, который обладает качеством всеобщей непосредственной обмениваемости, воплощением общественной стоимости. Переход нашего народного хозяйства на рельсы рыночной экономики привел к ценовому произволу, невозможности приблизить внутренние цены к ценам мирового рынка. Местные деньги — это деньги, выпускаемые местными органами власти. Появление их в последнее десятилетие прослеживается в России и странах СНГ.

«Уральские франки» с подписью А.Назарова использовались при расчете в заводских столовых и выдавались вместе с зарплатой. Совмин Хакасии выпустил платежное средство для оплаты отпускаемых товаров народного потребления и предоставляемых услуг. Минфин Республики Саха (Якутия) выпустил первую партию товарных талонов. На Украине известны только талоны пенсионного фонда Генического р-на Херсонской обл. В Семипалатинской обл. (Казахстан) выпустили тенге на бумаге разного цвета. Частные деньги предприятий предназначены, как правило, для выдачи зарплаты и финансирования своих нужд. Рассмотрим наиболее типичные их выпуски.

Тяжелая промышленность и машиностроение. АО «Новосибирский/металлургический завод», «Западно-Сибирский металлургический комбинат», АО «Кузнецкий металлургический комбинат», АО /«КАМАЗ» выпускают расчетные чеки для приобретения продуктов питания и товаров народного потребления, имеющие действие только на территории данного предприятия.

Энергетические предприятия. Одной из первых выпустила свои дензнаки АО «Колымская ГЭС», за ней — АО «Колымаэнерго», «СреднеканГЭСстрой», Томь-Усинская, Нерюнгринская ГРЭС. На Украине деньги энергопредприятий представлены, в основном, деньгами АЭС.

Горнообогатительные комбинаты и шахты. В Северо-Западной части России — АО Ковдорский и Оленегорский ГОК, автотранспортная контора Хрусталевского ГОК — произвели несколько десятков выпусков собственных денег разового использования. На Украине в ГОКах Кривого Рога, на шахтах Донбасса выдают рабочим на месяц «путевку на питание и отоваривание».

Нефтегазодобывающая промышленность. Из-за нехватки наличных денег «Черногорнефть», ОАО «Крекинг», АНК «Башнефть» выпускают талоны и чеки на получение питания в столовой.

Легкая промышленность. Один из наиболее примитивных суррогатов денег обнаружен в АК «Химволокно» (Кемерово) — на перфокарте поставлен штамп предприятия, сумма и фамилия получателя. Существует и другой тип денег — расчетная карта работников АООТ «Сибэлектромотор», на которой вместе с суммой лимита напечатано разъяснение. На ОАО «Нововятский лыжный комбинат» скопировали на ризографе деньги РСФСР 1922 г. и деньги Врангеля, исправили год выпуска, штампиком указали на них принадлежность к комбинату, удостоверили подписями главбуха и предместкома.

При предъявлении суррогата денег в магазине предприятия можно получить либо продукцию этого предприятия, либо продукцию, полученную по бартеру. Но известно предприятие, продукция которого, выданная в качестве зарплаты, могла бы возвратить деньгам сразу все известные в мире функции денег: платежа, обращения, накопления и даже клада — это ОАО «Колымский аффинажный завод» г. Хасын Магаданской обл. Его продукция — аффинажное золото 999 пробы. Но, к сожалению, деньги этого предприятия имеют вид клочка бумаги, на котором с трудом помещается печать предприятия.

Зрелищные предприятия и учебные заведения. Участники международного фестиваля «Славянский базар» ежегодно во время проведения фестиваля получают гонорары и зарплату в «васильках», приравненных на Украине к гривне, а в Белоруссии — к зайчику.

Учащиеся Слободского педучилища Кировской обл. получают в счет стипендии талоны на питание на бланке Кировской городской свалки («Бытовой мусор»), а ученики Нововятской школы-интерната для детей-сирот пользуются дензнаками с портретом директора школы-интерната.

Выдача пенсии частными деньгами. На Украине, кроме Генического р-на Херсонской обл., управление соцобеспечения Житомирской обл. выпустило «расчетные листы на получение задолженности по пенсиям товарами и услугами», на которых указана общая сумма получаемой пенсии, и в комплекте с листом за тем же номером — контрольные марки, разбитые на маленькие суммы. В Нижегородской обл. предприятие «АЛЛИНА ГЕРРО» на протяжении нескольких лет использует деньги, приравненные к американским долларам.

Выводы делать рано. Местное «деньготворчество» продолжается и, видимо, продолжится в третьем тысячелетии. Надеюсь, что поднятая проблема изучения суррогатов бумажных денег заинтересует не только рядовых коллекционеров, но и получит продолжение в работе областных краеведческих и исторических музеев, в которых со временем можно будет обнаружить финансовые свидетельства бурной эпохи.

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России