на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

     К оглавлению.

 1.2. Денежное обращение при Временном правительстве.

 

 

После Февральской революции и перехода власти в стране к Временному правительству 2 марта 1917 г. на базе Министерства финансов Российской империи было образовано Министерство финансов Временного правительства. Продолжая эмиссию бумажных денежных знаков, Временное правительство 4 марта 1917 г. специальным указом расширило право Государственного банка на выпуск необеспеченных золотом денежных знаков до 8,5 млрд. руб. В дальнейшем был издан ряд специальных постановлений (соответственно от 15 мая, 11 июля, 7 сентября, 6 октября), согласно которым объём эмиссии был доведен до 16,5 млрд. руб.,[1] а к октябрю 1917 г. до 19,4 миллиарда руб.[2]

Необходимо отметить, что известие о Февральской буржуазно-демократической революции было встречено на парижской и лондонской биржах повышением на несколько пунктов курса российского рубля, который практически не изменялся до первого крупного политического (апрельского) кризиса Временного правительства.

«После Февральской революции из столицы пошли новые циркуляры, зачастую совершенно противоречащие не только годами сложившейся практике, но и здравому смыслу»[3]. Если эмиссия денег царского правительства не выходила за рамки потребностей военного времени, а средства на содержание администрации были сокращены, то пришедшее к власти демократическое правительство, не считалось ни с какими расходами. Кроме того, требования на деньги с мест возросли в виду весьма значительного увеличения после революции жалования рабочим, солдатам, а также пайков семьям призванных в армию.

38

К примеру, 21 марта 1917 г. в г. Кургане состоялось соединенное заседание бюро Совета промышленников с комиссией от Совета рабочих и военных депутатов, избранной для переговоров с предпринимателями об условиях труда. Известия о введении в Петрограде 8-часового рабочего дня вызвали волнения на заводах и требования ввести его в Кургане. По мнению делегатов от рабочих, введение 8-часового рабочего дня не должно отразиться на заработке рабочих. Чтобы выполнить оборонный заказ, рабочие соглашались на сверхурочные работы, но за полуторную плату[4].

Ситуация в стране продолжала ухудшаться. За восемь месяцев во Временном правительстве сменилось пять составов кабинета министров. Каждый состав Временного правительства делал решительное заявление о скором наведении порядка в экономике, хозяйственной деятельности, обещал крайнюю бережливость в расходовании народных денег, установление твердых цен на предметы первой необходимости, но в условиях продолжавшейся войны кризис нарастал. Государственные расходы увеличивались быстрыми темпами. Министр финансов Н.В. Некрасов признавал, что «ни одно царское правительство не было столь расточительно… как правительство революционной России»[5].

Временное правительство ознаменовало свое пребывание у власти выпуском новых денег, декларирующих экономическую и политическую платформу русской буржуазии. Из всех задуманных Временным правительством видов бумажных денежных знаков успели войти в обращение государственные кредитные билеты с датой «1917», достоинством в 250 и 1000 руб., и казначейские знаки в 20 и 40 руб. получивших народное название «керенки».

39

16 марта 1917 г. комиссия по делам искусств при Исполкоме Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов обратилась в министерство финансов Временного правительства с предложением о составлении новых рисунков кредитных билетов. Министр финансов М.И. Терещенко в ответном письме, одобряя предложение комиссии, вместе с тем высказал следующие соображения: «...Рисунки кредитных билетов должны быть скомпонованы, прежде всего, так, чтобы гравирование и затем воспроизведение их на кредитных билетах представлялось вполне удобным. Далее необходимо, чтобы рисунки по своей выписанности и подробной отделке деталей могли создавать полную гарантию в смысле защиты билетов от подделок, иной раз весьма искусных и тонких».[6]

Подготовка к выпуску новых денежных знаков началась с апреля 1917 г. Было принято решение выпускать кредитные билеты номиналом в 1000 рублей. Они были выпущены постановлением Временного правительства от 26 апреля[7] подписанным премьер-министром Временного правительства князем Г.Е. Львовым. Основной причиной выпуска называли необходимость увеличения массы денег без дополнительной загрузки и так перегруженных печатных станков. [8] Указывалось также, что выпуск более крупной купюры был вызван расширением сделок за наличные деньги, заменивших прежние кредитные сделки и учет векселей.

Оформление выпущенных билетов было выполнено на высоком художественно-полиграфическом уровне, практически не уступавшем прежним деньгам. На обеих сторонах билета имелись виньетки сложной структуры и филигранной работы. Они вместе с защитной сеткой и водяными знаками на бумаге обеспечивали высокую степень защиты от подделок.

40

Ко времени выпуска 1000-рублевого кредитного билета правительство князя Львова не имело государственного герба. В качестве нового символа в центре оборотной стороны билета в многоцветной виньетке было помещено изображение Таврического дворца в лучах солнца, обрамленного гирляндой лавровых листьев и с надписью «Государственная Дума» в память о деятельности Думы в этом дворце. Эти тысячерублевые кредитные билеты из-за приведенного на них рисунка и уточняющей надписи стали называться «думскими билетами», или «думками».

В первое время выпуск 1000 руб. билетов производился из Петроградской Конторы Государственного банка и подотчетных ей Казначейств. Затем выпуск распространился и на другие местные учреждения Государственного банка и Казначейства, по мере снабжения их достаточным запасом этих билетов.[9]

Через четыре месяца после выпуска 1000 рублевых кредитных билетов Временное правительство, уже возглавляемое А.Ф. Керенским, решило выпустить кредитные билеты достоинством в 250 рублей. Постановлением Временного правительства от 22 августа 1917 г.[10] были выпущены кредитные билеты номиналом 250 рублей. В газете «Вестник Временного правительства» от 16 сентября было опубликовано это постановление, в котором отмечалось, что выпуск таких кредитных билетов «носит характер технического мероприятия» и связывается он не с увеличением массы денег, а с введением денежного знака ранее отсутствующего номинала.[11]

Выпуск кредитного билета 250 рублей осуществлялся еще по всем правилам полиграфии, отработанным многолетней отечественной и зарубежной практикой эмиссии государственных кредитных билетов. Правда, усугублявшийся кризис денежного обращения все же не мог не сказаться на оформлении этого билета: отдельные орнаментальные его элементы, по сравнению с ранее выпущенной серией, выполнялись более упрощенными. Да и в целом этот билет выглядит не столь ярко и эффектно.

41

Ко времени выпуска 250-рублевого кредитного билета уже существовал новый государственный герб России в виде двуглавого орла с опущенными крыльями (по рисунку И. Я. Билибина), который был рекомендован к использованию в качестве государственного герба Юридическим совещанием при Временном правительстве.[12] Этот герб и был изображен на оборотной стороне билета. Из-за отсутствия на нем многочисленных монархических регалий он в народе получил меткое прозвище «голого» или «общипанного».

Кроме того, согласно постановлению Временного правительства от 9 мая 1917 г.,[13] был выпущен государственный кредитный билет 5 рублей образца 1909 г. с упрощенной нумерацией, а билеты старого типа с порядковым номером перестали изготавливаться.

Расходы Российской республики беспрерывно увеличивались. Требовалось все большее количество денежных знаков. Экспедиция Заготовления Государственных бумаг не имела возможности своевременно печатать в громадном числе кредитные билеты установленного образца. Поэтому было принято решение изготовить деньги нового образца, новой формы, более легкой и удобной по техническим условиям для скорейшего изготовления и в то же время достаточно защищенной от подделок. По постановлению Временного правительства от 22 августа 1917 г.[14] были выпущены казначейские знаки номиналами 20 и 40 рублей (так называемые. «керенки»). Знаки поступили в обращение в октябре 1917 г., когда министром финансов стал В. М. Бернацкий. Изображение на знаках  повторяло рисунок российской марки консульской почты.

Отдел кредитных билетов Государственного банка 6 октября 1917 г. разослал всем управляющим конторами и отделениями циркуляр № 168 «О мерах ознакомления населения с выпуском в обращение казначейских знаков 20 и 40 руб. достоинства».[15] Необходимость этого документа была вызвана случаями недоразумений, имевших место при выдаче вновь выпущенных казначейских знаков 20- и 40-рублевого достоинства. В ряде мест новые деньги не принимались.

42

Циркуляр устанавливал, что все управляющие конторами и отделениями Государственного банка должны были сделать немедленные распоряжения о напечатании в достаточном количестве специального объявления от Министерства финансов и о рассылке его для выставления на видных местах в своих помещениях и снаружи зданий, во всех снабжаемых разменным капиталом Казначействах, в правительственных и общественных учреждениях, городских общественных банках, учреждениях мелкого и взаимного кредита[16].

Это распоряжение было направлено и в Зауралье. Немедленно, по получению циркуляра, управляющий Курганским отделением Государственного банка сделал распоряжение о напечатании 1000 экземпляров объявления для рассылки в Казначейство и отделения банков, в редакции местных периодических изданий, во все фабрично-заводские предприятия, а так же уездному комиссару для рассылки волостным управлениям.[17]

В объявлении говорилось, что казначейские знаки в 20 и 40 руб. обеспечиваются золотым запасом Государственного банка и всем имуществом, всеми доходами и всеми налогами, находящимися в распоряжении государства, всем достоянием Республики совершенно так же, как и те кредитные билеты, которые всем знакомы и которые печатались до сих пор.

«Новые деньги в 20 и 40 руб. по закону обязательны к приему по всем платежам, как в любое казначейство, в любой банк, в сберегательные кассы, так и во всякие платежи между частными лицами на неограниченную сумму».[18] Вопреки мнению исследователей, сложившемуся многие годы спустя описываемых событий, казначейские знаки в 20 и 40 рублей длительное время после выпуска обладали значительной покупательной способностью. Например, только к концу 1918 г. кредитный билет в 1 руб. перестал быть основной купюрой в обороте. В начале 1919 г. наиболее востребованным номиналом была десятирублевка. Поэтому «керенки» в 20 и 40 рублей даже в начале 1919 г. были все еще существенными деньгами.

43

В статье М. Гуна «Моя финансовая система»[19] описывается катастрофическое положение в Петрограде с разменом казначейских знаков – керенок. Автор жаловался, что «получив свое жалованье аптекарскими этикетками, на которых криво выгравированы цифры 20 и 40», он не мог купить на них что-либо из-за отсутствия в лавках сдачи в мелких купюрах.

Позднее С. Кошкин в статье «Исторический документ»[20], приводит для сведения читателей любопытнейшее свидетельство – счет из ресторана, где за «скромный обед на двоих с осетриной, грибами, телятиной, рябчиком и прочим» с него взяли 86 рублей. Это возмутившее автора «зверство» обошлось ему в большую по тогдашним представлениям сумму.

«Керенки» печатались и выпускались только неразрезанными, большими листами. Тем самым в денежное обращение попадала купюра, форма выпуска которой одновременно удовлетворяла две насущные  потребности в денежном обращении. С одной стороны, в обращении появлялись крупные купюры в 800 руб. (20 руб. по 40 шт.) и 1600 руб. (40 руб. по 40 шт.), которые были необходимы для оплаты военных поставок, хлебозаготовок и других крупных платежей. С другой стороны, «керенки» в 20 и 40 руб. прекрасно дополняли ряд средне-номинальных купюр в 25, 50 и 100 руб.

Помимо вышеперечисленных денежных знаков в обращение выпускались «марки-деньги» номиналами 1, 2 и 3 копейки, повторяющие выпуск 1915 г., но без изображения орла (малого государственного герба) на оборотной стороне[21].

44

Отношение населения к царским деньгам и купюрам Временного правительства оказалось различным. Несмотря на инфляцию 1914–1916 гг., народ считал царские купюры «крепкими» деньгами и использовал их для сбережений. Подобно тому, как в 1914 г. исчезли из обращения золотая и серебряная монеты, в 1917 г. из оборота стали исчезать царские бумажные деньги. Все виды денег, выпущенных при Временном правительстве, довольно быстро вошли в обращение в городской среде, так как рабочим и служащим выдавали ими заработную плату.

С тем, чтобы преодолеть финансовые затруднения, Временное правительство продолжало политику царского правительства: делало займы, внешние и внутренние; увеличивало бумажно-денежную эмиссию; готовило резкое повышение цен на предметы первой необходимости. Государственный долг России в это время достиг 49 млрд. руб., из которых более 11 млрд. приходилось на иностранные займы.[22]

Особенно велики в условиях курса на продолжение войны «до победного конца» были военные расходы. Для привлечения средств населения Временное правительство объявило «Заем свободы». «Нужна затрата многих миллиардов, чтобы спасти страну и завершить построение свободной России на началах равенства и правды. Не жертвы требует от нас Родина, а исполнения долга. Одолжим деньги государству, поместив их в новый заем, и этим спасем от гибели нашу свободу и достояние»[23].

Облигации «Займа свободы» были выпущены на основании постановления Временного правительства от 27 марта 1917 г.[24] номиналами 50, 100, 500, 1000, 5000, 10000 и 25000 руб. Позднее были добавлены к уже выпущенным облигациям два новых номинала 20 и 40 руб., согласно постановлению Временного правительства от 25 апреля 1917 г.[25]

45

Управляющий Государственным банком И. Шипов 28 марта 1917 г. разослал на места циркуляр «О мерах к распространению Займа Свободы 1917 г[26] В этом документе был намечен комплекс энергичных мер для возможно большего привлечения населения к подписке на заем.

Облигации «Займа свободы» продавались на самых выгодных условиях: допускались рассрочки, подписной курс составлял только 85% нарицательной стоимости. В печати неустанно распространялись призывы подписываться на заем, имеющий столь благородные цели.

В газетах Зауралья часто помещалась информация о митингах, проводимых в поддержку «Займа Свободы»: «В Петрограде под председательством М.В. Родзянко в министерстве финансов состоялся митинг всероссийского комитета общественного содействия военным займам при участии многочисленных представителей различных общественных, профессиональных, политических и национальных организаций…».[27]

Выпускались специальные агитационные брошюры, организовывались общества для проведения подписки.

Центральная и местная печать широко освещала патриотический порыв граждан, подписывающихся на «Заем Свободы». Например, в статье «Подписка на Заем Свободы в Кургане» говорилось: «С 6 по 21 апреля подписалось на Заем Свободы по Курганскому району всего на сумму 645.300 рублей. В том числе в местном отделении Государственного банка на 424.600 рублей. Крупные подписчики на Заем следующие: Торговый Дом братьев Бакиновых – на 100 тыс. руб.; Иван Иванович Ушаков– на 100 [т.] руб.; Федор Григорьевич Кочуров на 100 т. руб. и Торговый Дом «В.Т. Харламов и сыновья» на 50.000 рублей»[28].

46

При выпуске «Займа Свободы» устанавливался трехмесячный срок подписки: с 6 апреля по 1 июня 1917 г. Это было вызвано тем обстоятельством, что изготовление облигаций и рассылку их на места  предполагалось закончить в течение апреля. Между тем, сложность технического исполнения облигаций и расстройство транспортной системы привели к тому, что рассылка облигаций Займа не была осуществлена в предложенный срок. Политические события середины апреля 1917 г., оказавшие дезорганизующее воздействие на ход хозяйственной жизни России, замедлили подписку на заем. Поэтому Временное правительство решило продлить срок подписки до 15 июля 1917 г.[29]

Затем, в дополнении к циркулярам от 28 марта, 21 апреля и 9 июня за №№ 58, 76 и 107 о подписке на «Заем Свободы», был разослан циркуляр Государственного банка от 25 июля за № 135 о продлении подписки до 10 октября 1917 г.[30]

Работа общественных деятелей по пропаганде подписки на «Заем Свободы» давала свои плоды. Типична ситуация, описываемая корреспондентом газеты «Исеть» в сообщении о сборе средств на военные нужды в зауральском селе Песчаном. «10 июля 1917 г. в базарный день священником Михайловским на площади был отслужен о взятии Галича благодарственный молебен. О. Михайловским было сказано слово о бедствие войны, разорении России и необходимости помощи Родине кто чем может; главным образом было говорено о «Займе Свободы». Семя пало на добрую почву, развязалась мошна крестьянская, полилось посильное даяние. В это время через местное почтовое отделение куплено гражданами Песчанской волости облигаций «Займа Свободы» на 30300 руб. Покупка продолжалась, за неделю было продано облигаций еще на 4000 руб.».[31]

47

17 августа 1917 г. Временное Правительство с удовлетворением констатировало, что подписка на «Заем Свободы» превысила 3 млрд. руб. значительно превзойдя подписку на военные займы прежних выпусков (1 заем 1916 дал 1,5 млрд. руб., второй заем 1916 г. – 1,6 млрд. руб.).[32] В сентябре 1917 г. Временное правительство с некоторыми оговорками узаконило облигации «Займа свободы» (все выпущенные номиналы) в качестве государственных денежных знаков.[33]

Исследовав специфические черты денежного обращения России в период между двумя революциями, мы можем сделать некоторые выводы.

За восемь месяцев пребывания Временного правительства у власти денежная масса, обращавшаяся в стране, возросла вдвое. За март-октябрь 1917 г. было выпущено 9.533,4 млн. руб.[34] К моменту Октябрьской революции реальная покупательная способность рубля равнялась не более 10 коп. Однако валютный курс рубля, благодаря поддержке стран Антанты, удерживался на уровне 25–30 коп.[35]

Временное правительство не видело иного способа покрытия бюджетного дефицита, кроме эмиссии. Это была главная доходная статья. Постепенно рост цен стал обгонять рост выпуска бумажных денежных знаков. Возник своеобразный инфляционный мультипликатор, благодаря которому увеличение денежной массы на 1% сопровождалось ростом цен на 5,4%.[36] Это вызывало, в свою очередь, дальнейшее обесценение рубля. Получался замкнутый круг, и, чтобы вырваться из него, нужно было укрепить рубль, обеспечить его необходимыми запасами государственных ценностей. Законы о подоходном налоге и о налоге с прибылей, с большими ограничениями принятые Временным правительством, практически не выполнялись, так как их не успели ввести в действие.

48

С точки зрения финансов, важным последствием неустойчивости Временного правительства явилось резкое сокращение союзнических кредитов. Российские послы в Англии, Франции, Италии, США и Японии сообщали, что союзники опасаются за устойчивость правительства и потому воздерживаются от предоставления займов. В сложившихся внутренних и внешнеполитических условиях все попытки Временного правительства сдержать темпы обесценения рубля оказались неэффективными. Ослабевшая армия, неудачи на фронтах, связанные в том числе с разложением армии и флота, повлияли на внутреннюю устойчивость Временного правительства.

За короткий период своего существования Временное правительство породило своей экономической политикой два качественно новых явления в развитии инфляционного процесса. Во-первых, оно создало прецедент появления «параллельных валют» с различными курсами, что дало импульс к разрушению единого денежного обращения. В действительности, с точки зрения государства, все выпущенные бумажные денежные знаки обладали одинаковой платежеспособностью. Появившиеся «народные» лажи на те или иные денежные знаки были неофициальными и свидетельствовали о потере доверия населения к существовавшему правительству, символами которого становились те или иные бумажные деньги. Во-вторых, именно в этот период темпы роста цен стали обгонять рост количества денег в обращении. Финансовая политика Временного правительства углубила и перевела на новый уровень процесс падения национальной валюты. С этого момента, в сложившихся условиях, правительство уже не могло остановить печатный станок, ибо из-за временного лага между ростом денежной массы и ростом цен любое уменьшение эмиссии могло бы привести к еще большим проблемам в денежном обращении.


49

 



[1] Малышев А.И., Таранков В.Н., Смиренный И.Н. Бумажные денежные знаки России и СССР. – М.: Финансы и статистика, 1991. – С. 81.

[2] Денисов А.Е. Бумажные денежные знаки России 1769-1917. Часть 3. Государственные бумажные денежные знаки 1898-1917 годов. – М.: Нумизматическая литература, 2004. – С. 59.

[3] Вычугжанин А.Л., Отрадных О.А. История банковского дела Тюменской области. – Тюмень. – 2004. – С. 425.

[4] Известия Курганского Совета рабочих и военных депутатов. – Курган. – 1917. – 21 марта.

[5] Финансовые органы Хабаровского края: История в документах и судьбах. – Хабаровск: Частная коллекция, 2003. – С. 37.

[6] Денисов А.Е. Бумажные денежные знаки России 1769-1917. Ч. 3. Государственные бумажные денежные знаки 1898-1917 годов. – М.: Нумизматическая литература, 2004. – С. 73.

[7] СУ–1917. – отдел 1. – № 128. – 6 июня. – Ст. 697.

[8] Кредитный билет 1000-рублевого достоинства // Вестник Временного правительства. – 1917. – 25 апреля.

[9] ГАКО. Ф.р-319. Оп. 2. Д. 55. Л. 161.

[10] СУ – 1917. – отдел 1. – № 221. – 15 сентября. – Ст. 1504.

[11] Вестник Временного правительства. – 1917. – 16 сентября.

[12] Денисов А. Е. Бумажные денежные знаки России 1769–1917. Ч. 3. Государственные бумажные денежные знаки 1898–1917 годов. – М.: Нумизматическая литература, 2004. – С. 81.

[13] СУ – 1917. – Отдел 1. – № 128. – 6 июня. – Ст. 695.

[14] СУ – 1917. – Отдел 1. – № 221. – 15 сентября. – Ст.1505.

[15] ГАКО. Ф. р – 319. Оп. 2. Д. 56. Л. 1.

[16] ГАКО. Ф. р – 319. Оп. 2. Д. 56. Л. 2.

[17] ГАКО. Ф. р – 319. Оп. 2. Д. 56. Л. 3.

[18] ГАКО. Ф. р – 319. Оп. 2. Д. 56. Л. 4.

[19] Петроградское эхо. – 1918. – 30 (17) марта. – № 39.

[20] Петроградское эхо. – 1918. – 2 апреля. – № 41.

[21] ГАКО. Ф. 175. Оп. 2. Д. 1257. Л. 106, 106 об.

[22] Мельникова А.С. Твердые деньги. – М., 1973. – С. 39.

[23] Текст помещен на облигации «Займа Свободы».

[24] СУ – 1917. – №71. – 30 марта. – Отд.1.– Ст. 408, 411.

[25] Денисов А. Е. Государственные займы Российской Империи 1798–1917 годов. – М., 2005. – С. 90.

[26] ГАКО. Ф. и – 152. Оп. 2. Д. 1209. Л. 13.

[27] Народная газета. – Курган. – 1917. – 23 апреля. – № 50. – С. 1

[28] Известия Курганского Совета рабочих и военных депутатов. – 1917. – № 10. – 29 апреля. – С. 4.

[29] ГАКО. Ф и – 152. Оп. 2. Д. 1209. Л. 37.

[30] ГАКО. Ф. и – 152. Оп. 2. Д. 1209. Л. 52.

[31] Исеть. – 1917. – 13 июля.

[32] ГАКО. Ф.р-319. Оп. 2. Д. 55. Л. 210.

[33] Денисов А. Е. Бумажные денежные знаки России, которые использовались в денежном обращении 1798-1917. – М.: Информэлектро, 2002. – С. 127.

[34] Атлас З. В. Очерки по истории денежного обращения в СССР (1917–1925). – М., 1940. – С. 9.

[35] 13 октября 1917 г. на лондонской бирже фунт стерлингов котировался в 31 руб. 20 коп. при паритете 9 руб. 45 коп. (Атлас З. В. Очерки по истории денежного обращения в СССР (1917–1925). – М., 1940. – С. 11).

[36] Русский рубль. Два века истории. XIXXX вв. – М., 1994. – С. 185.

 К оглавлению.

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России