на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

    

 На правах рукописи 

 

Алямкин Андрей Викторович

 

ДЕНЕЖНОЕ ОБРАЩЕНИЕ В КОНТЕКСТЕ
ПОЛИТИЧЕСКОЙ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ
ЖИЗНИ ЗАУРАЛЬЯ В 1914-1924 ГГ.

 

 

Специальность 07.00.02. – Отечественная  история

 

А в т о р е ф е р а т

 диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук       

 

Челябинск – 2006


Работа выполнена на кафедре отечественной истории ГОУ ВПО   Курганского государственного университета

 

 

 

Научный руководитель –                        кандидат исторических наук,

                                           доцент Павлуцких Г.Г.

Официальные оппоненты:                      доктор исторических наук,

                                                профессор Запарий В.В.                                                

 

 

                                       кандидат исторических наук,

                                   доцент Никитин В.А.                                 

 

 

Ведущая организация –                                  Московский городской университет

                                  управления Правительства Москвы.                           

 

Защита состоится «__20__» октября 2006 г., в __16_____ часов, на заседании диссертационного совета КМ 212.298.02 при ГОУ ВПО Южно-Уральском государственном университете (454080, г. Челябинск, пр. им. В.И. Ленина, 76, ауд. _204___).

 

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Южно-Уральского государственного университета.

 

 

Автореферат разослан  «_16____» сентября 2006 г.

 

Ученый секретарь

диссертационного совета               М.И. Мирошниченко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

 

Актуальность исследования. За последние полтора десятилетия наша страна пережила ряд реформ, значительно изменивших политическую и социально-экономическую жизнь государства. В связи с этим представляется обоснованным обращение к событиям первой четверти ХХ в., во время которых происходили не менее значительные революционные преобразования во всех сферах жизни общества. Невольным, и в то же время уникальным свидетелем происходящих потрясений выступают деньги. 

В этой связи особый интерес представляет Зауралье, в денежном обращении которого значительную роль играли региональные, местные и частные денежные выпуски[1]. В силу географического, экономического и военно-стратегического положения этот регион представляется ключевым для понимания характера денежного обращения, особенно в контексте политической и социально-экономической сфер общества. В 1918–1919 гг. Зауралье было под властью Российского правительства адмирала А.В. Колчака[2], противостоявшего Совету Народных Комиссаров РСФСР. У этих правительств имелись разные подходы к сфере финансов и денежного обращения, в том числе и к выпуску бумажных денежных знаков. Изучение этих подходов и способов их реализации в определенных исторических условиях существенно дополнит наши представления о процессах, происходивших в области социально-экономического и политического развития региона и всей страны.

Степень изученности темы. Проблема денежного обращения в Зауралье в исследуемый период не стала объектом специального изучения. Всю имеющуюся по теме литературу можно условно разделить на три группы: труды по теории и практике денежного обращения, носящие общий, обзорный характер; работы, в которых бумажные денежные знаки исследовались как исторический источник; отдельные публикации, рассматривающие денежное обращение и выпуски денежных знаков Урало-Сибирского региона.

В 20-е гг. ХХ в. были предприняты первые попытки осмыслить беспрецедентные события, протекавшие в денежном обращении страны (К.П. Курсель, А.А. Лукасюк, Л. Юровский и др.)[3]. Эти авторы заложили основу для изучения истории денежного обращения в годы гражданской войны. К сожалению, выпустив свои работы по «горячим следам» событий, авторы не смогли в полной мере привлечь богатый фактический материал Зауралья, накопленный в исследуемый период.

Начало исследования проблемы денежного обращения и эмиссий бумажных денежных знаков, имевших хождение в Зауралье положили статьи, публиковавшиеся в 20-х гг. в изданиях Всероссийского общества коллекционеров[4]. В последующие годы была продолжена публикация работ, носящих общетеоретический, обобщающий характер (З.В. Атлас, В.П. Тонкопий, и др.)[5]. К числу их положительных характеристик можно отнести широкое привлечение статистических данных и ранее неизвестных источников.

Изучение денежного обращения на востоке России привлекало исследователей и ранее, однако из существующих публикаций только монография А.И. Погребецкого содержит ценную информацию о судьбе выпускавшихся денежных знаков[6]. По мнению В. М. Рынкова, работа А. И. Погребецкого стоит особняком среди всей эмигрантской историографии первых послереволюционных десятилетий, избегавшей экономических сюжетов[7].

Книга А. И. Погребецкого начинается описанием общих условий политического и финансового положения Зауралья, Сибири и Дальнего Востока. Затем детально рассматриваются отдельные районы Дальнего Востока – Владивосток, Камчатка, Сахалин, Хабаровск и др. Отдельная глава посвящена русскому рублю в Северной Манчжурии и Китае. Это выдающееся исследование о денежном обращении и денежных знаках на Дальнем Востоке в годы революции и гражданской войны. Кроме того, автор готовил монографию «Омские обязательства и их судьба на внутренних и внешних рынках», которая, вероятно, осталась лишь в рукописи.

В 90-е гг. ХХ в. проблема истории денежного обращения приобретает особую значимость в связи с проводимыми экономическими реформами. Появились новые работы, в которых подробно исследовалось становление денежной системы советского государства. Рассматривалась история рубля как денежной единицы, влияние денежной системы на экономику страны и отдельных ее регионов (Долгов Л.Н, Дмитриев Н.И. и др.)[8]. Вместе с тем, необходимо отметить, что комплексно и подробно история денежного обращения Поволжья, Урала, Зауралья и Сибири в годы гражданской войны до сих пор не рассматривалась.

В историографии можно отметить ряд исследований, отразивших уровень разработки различных направлений проблемы привлечения денежных знаков как исторических источников при изучении социально-экономических отношений (В. М. Соколов, Л. М. Иольсон, Р.И. Тхоржевский, А.Г. Баранов и др.)[9]. Подобные исследования положили начало каталогизации, систематизации материалов отечественной бонистики, явились первым шагом в изучении бумажных денежных знаков и бон как исторических документов. Благодаря проведенным этими авторами изысканиям стало возможным рассмотрение денежных знаков как самостоятельного предмета исследования, сложились определенные традиции, принципы, методики изучения процессов, происходящих в денежном обращении, начал вырабатываться понятийный аппарат, приемы и методы комплексного анализа бумажных денежных знаков.

Современный этап исследования проблем местного денежного обращения в 1914–1924 гг. характеризуется появлением специальных публикаций, посвященных отдельным аспектам изучения бумажных денежных знаков, связанных хронологически и географически с Зауральем. К их числу можно отнести работы О.В. Парамонова,[10] В.М. Рынкова,[11] И.С. Шикановой[12].

Проведенный в диссертации анализ историографии темы позволяет утверждать, что наряду с формированием круга общих проблем, стал определяться исследовательский интерес к истории денежного обращения в отдельных регионах страны. Вместе с тем, специального комплексного изучения денежного обращения в контексте социально-экономической и политической истории Зауралья не предпринималось.

Цель исследования состоит в раскрытии общих и особенных черт, характерных для денежного обращения сквозь призму политической и социально-экономической жизни Зауралья в 1914–1924 гг.

Задачи исследования:

· провести анализ денежного обращения в России в условиях первой мировой войны 1914–1918 гг. и выявить тенденции, приведшие к расстройству денежной системы;

· определить особенности денежного обращения Зауралья при Временном Сибирском правительстве;

· показать деятельность Российского правительства А.В. Колчака по стабилизации и унификации денежного обращения;

· раскрыть особенности финансовой политики в сфере денежного обращения в первые годы существования Советской власти;

· выявить основные особенности создания стабильной денежной системы в СССР.

Объектом исследования является денежное обращение Зауралья в 1914–1924 гг. в контексте политических, экономических и социальных изменений.

Предметом исследования стали закономерности и специфические черты в денежном обращении региона в исследуемый период.

Хронологические рамки исследования определяются периодом с 1914 по 1924 гг. Выбор 1914 г. как отправной точки исследования определяется отменой золотого стандарта и крахом стабильного денежного обращения в связи с началом Первой мировой войны. Верхняя хронологическая граница исследования обуславливается проведением ряда реформ в РСФСР и СССР, приведших к унификации денежного обращения, воссозданием кредитно-финансовой и банковской систем. К этому времени после неудавшейся политики «военного коммунизма» в стране были введены (пусть и в ограниченном виде) элементы рыночных отношений, появилась новая, достаточно стабильная валюта – червонец, ограниченно размениваемый на золото (золото-девизная форма золотого стандарта). Выбранное десятилетие позволяет исследовать денежное обращение и эмиссии бумажных денежных знаков от «твердых денег» к «твердым деньгам» через их разрушение и хаос, возникший в процессе смены различных политических режимов, стремившихся проводить самостоятельную финансово-экономическую политику.

Территориальные рамки исследования сосредоточены в Зауралье. Определить территориальные границы термина «Зауралье» довольно сложно в силу его изначальной семантической неопределенности. В буквальном смысле слова – это все, что находится «за Уралом». По мнению ряда исследователей, Зауралье есть территория, непосредственно прилегающая с востока к Уральским горам. Западная граница этой территории и, в меньшей степени, южная достаточно легко локализуются, северная и восточная – остаются неопределенными[13]. Зауралье рассматривается не как периферия Урала и Западной Сибири, а как самостоятельный пограничный район с системой сложных незамкнутых границ. В определенной степени данная территория совпадает с границами современной Курганской области и прилегаемых к ней  районов.

Методологическая основа. В исследовании применяются принципы историзма и системности. Принцип историзма позволяет изучить опыт эмиссионной политики, подвергнуть конкретно-историческому анализу разноплановые события и процессы, протекавшие в Зауралье в рассматриваемый период и влиявшие на денежное обращение, дать их оценку с учетом исторической ситуации. Принцип системности позволяет рассматривать денежное обращение как функционально-значимую, одну из наиболее уязвимых частей финансово-экономических отношений в экстремальных условиях.

Характер выявленных документов придает особый смысл вопросу эффективности исследовательских методов. В работе применяются специально-исторические методы: историко-сравнительный, историко-типологический, историко-системный, историко-генетический. Поскольку в работе исследуется денежное обращение, то большое значение приобретает изучение бумажных денежных знаков как исторических источников. Для решения этой задачи требуются специальные методы и приемы. Главным методом бонистики[14] становится разработанный Р. И. Тхоржевским комплексный анализ бумажного денежного знака[15]. При комплексном анализе большую помощь оказывают методики специальных исторических дисциплин.

При исследовании бумажных денежных знаков комплексный анализ проводился по всем имеющимся признакам, таким как: эмблематический (геральдический)[16] – гербы, эмблемы, символические знаки; палеографический – тексты, письменные знаки, правила орфографии; сфрагистический – печати, перфорации[17], конгревы[18]; хронологический – даты[19]; метрологический – соотношение между крупной купюрой и ее дробными частями; филигранный – водяные знаки на бумаге, материал (основа), из которого изготовлен денежный знак; иконографический – исторические лица, изображенные на денежных знаках; орнаментальный – графические, живописные украшения; филателисти-ческий – наклеенные марки на денежных знаках; эпиграфический – надпечатки позднейшего происхождения на денежных знаках[20].

Источниковая база исследования состоит из двух групп источников: письменные и вещественные. 

К работе над диссертационным исследованием широко привлекались опубликованные документы, связанные с деятельностью Российского императорского правительства, Временного правительства, Совета Народных Комиссаров, а также официальные документы Временного Сибирского, Временного Всероссийского и Российского правительств. Часть источников опубликована в «Полном своде законов Российской Империи», «Собрании узаконений», «Отчетах» Государственного банка, сборниках документов[21].

Другую группу источников образуют делопроизводственные материалы (циркуляры, инструкции и телеграммы) Совета Министров Российского правительства, Особенной канцелярии по кредитной части Министерства финансов, Министерства торговли и промышленности, Министерства иностранных дел, Министерства финансов Западно-Сибирского комиссариата, Министерства финансов Временного Сибирского правительства, Министерства финансов Временного Всероссийского правительства и Министерства финансов Российского правительства.

Источники личного происхождения представлены воспоминаниями деятелей белого движения, особую ценность представляют мемуары управляющего делами Временного Сибирского правительства Г. К. Гинса[22], члена Государственного экономического совещания и уральского лидера левых кадетов Л. А. Кроля[23], дневники военного министра Временного Всероссийского правительства барона А.П. Будберга[24], а так же ряда других авторов[25].

Периодическая печать в виде корреспонденций местных газет и журналов также содержит информацию о денежном обращении и выпуске тех или иных денежных знаков[26].

Особую ценность представляют неопубликованные источники, выявленные в фондах Государственного Архива Российской Федерации (ГАРФ): Министерства финансов Временного Сибирского правительства и Российского правительства (ГАРФ. Ф. Р.190), Западно-Сибирского комиссариата Временного Сибирского правительства (ГАРФ. Ф. Р.151), Чрезвычайной следственной комиссии по политическим делам (ГАРФ. Ф. Р-189), Совета министров Российского правительства (ГАРФ. Ф. 176), Особенной канцелярии по кредитной части Министерства финансов (ГАРФ. Ф. 198), Министерства торговли и промышленности (ГАРФ. Ф. 199), отчеты Агента Министерства финансов С.А. Угета при Российском посольстве в Вашингтоне (ГАРФ. Ф. 5863), Министерства иностранных дел Российского правительства (ГАРФ. Ф. 200).

Не менее существенную по значимости группу составляют документы в  фондах Государственного архива Курганской области (ГАКО), Государственного архива Свердловской области (ГАСО), Государственного Архива Российской Федерации (ГАРФ). В ГАКО исследован фонд Курганского уездного Казначейства (ГАКО. Ф. И.175), дело об изъятии из обращения «керенок» 1919 г. (ГАКО. Ф. Р-319. Оп.1. Д. 58.), фонд Курганского отделения Государственного банка (ГАКО. Ф. Р-319) и др.

Кроме того, для исследования вопросов, связанных с историей заказа в США бумажных денежных знаков так называемого «американского» образца широко привлекался находящийся в настоящее время в частной коллекции архив американской компании по изготовлению денежных знаков – «American Bank Note Company».

Использован также личный архив автора, содержащий различные финансовые документы, имеющие прямое  отношение к деятельности  Российского правительства А.В. Колчака в рассматриваемый период.

К широко использованным в работе вещественным источникам относятся бумажные денежные знаки. Данная группа источников исследовалась по материалам личных коллекций А. Абезгауза, О. В. Парамонова, М. С. Селиванова и автора. Кроме того, для анализа тенденций распространения на территории Зауралья денежных знаков из других регионов России широко использовались находящиеся в настоящее время в частных и музейных коллекциях кладовые комплексы, отложившиеся в изучаемый период.

Аналитическая работа с бумажными денежными знаками предполагает использование специальной справочной литературы в виде каталогов денежных знаков, содержащих достоверные сведения о месте, времени выпуска и характере эмиссий денежных знаков[27]. Наиболее полным из них является каталог под редакцией П.Ф. Рябченко и В.И. Нибак, изданный в 1991 г.[28]. Он составлен на основе всех предыдущих, а также с привлечением большой источниковой базы: архивных документов, научных публикаций, статей в прессе, материалы коллекций. Каталог содержит большой статистический материал и в дальнейшем выдержал два переиздания[29]. В каталогах Н.И. Кардакова, Ф.Г. Чучина, А.И. Малышева, П.Ф. Рябченко, В.Ю.Козлова[30] и А.Е. Денисова[31] систематизировано большое количество информации и статистических данных, в них содержатся сведения об эмитенте, месте и дате выпуска, номинале купюр, названии денежных единиц, о разновидностях и вариантах денежных знаков.

Научная новизна диссертации заключается в том, что в ней впервые комплексно рассмотрено денежное обращение Зауралья в насыщенное многими событиями десятилетие (1914–1924 гг.), что позволило рассмотреть переход от системы золотого стандарта через социально-экономические и политические потрясения к «твердым деньгам» на основе червонца.

Основные результаты исследования:

– проанализировано денежное обращение России в условиях первой мировой войны 1914–1918 гг. и выявлены события и тенденции, приведшие к расстройству достаточно устойчивой денежной системы страны;

– показано, что денежная система России стала разрушаться в первой половине 1918 г. из-за особенности финансовой политики Советской власти;

– определена специфика денежного обращения Зауралья при Временном Сибирском правительстве, на период правления которого приходится  широкое одновременное распространение разнообразных общегосударственных, региональных и местных денежных знаков;

– показано, что главным лейтмотивом финансовой политики Российского правительства А.В. Колчака было стремление восстановить и унифицировать разрушенное предшественниками денежное обращение;

– раскрыты негативные последствия политики «военного коммунизма» в сфере денежного обращения, нашедшие выражение в гиперинфляции;

– выявлены факторы, способствовавшие быстрому восстановлению денеж-ной системы в Советском государстве на основе червонца, среди которых наиболее значимыми были потенциал самой денежной системы начала XX в., привычка населения к «твердым деньгам» и политическая воля руководства страны.

Практическая значимость работы состоит в том, что ее результаты могут быть использованы при чтении курса отечественной истории в вузах и средней школе, а также полезны при разработке специальных курсов для студентов под названием «История денежного обращения в России» и «Отечественная бонистика».

Апробация работы. Основные положения работы были представлены и обсуждены на заседаниях кафедры отечественной истории КГУ, на межрегиональных конференциях (2004, 2005), опубликованы в научных сборниках (2005, 2006) и монографии (2005).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений.

 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

 

Во введении раскрывается актуальность темы, анализируется степень ее разработанности, определяется объект, предмет, цель и задачи исследования, обосновываются методологические основы работы, ее хронологические и территориальные рамки, характеризуются используемые источники.

В первой главе «Денежное обращение в России в период первой мировой войны 1914–1918 гг.», состоящей из трех параграфов, рассматриваются причины и условия разрушения стабильной денежной системы начала XX в., существовавшей на основе золотомонетного стандарта.

В первом параграфе «Деятельность правительства России в условиях расстройства денежной системы в 1914 – 1917 гг.» описывается хрупкость монометаллической (золотой) системы в международных экономических отношениях, оказавшейся недостаточно жизнеспособной в условиях военного времени.

Первая мировая война поставила страну на грань экономической катастрофы. Объем производства упал, расходы на войну и хозяйственное воспроизводство по сравнению с довоенным уровнем возросли. Непрерывно увеличивался бюджетный дефицит, вырос внешний и внутренний долг. Все это происходило на фоне нехватки большинства товаров. Уже в годы войны на окраинах Российской империи возникли перебои с денежным обеспечением хозяйственной деятельности. Война «развязала» те процессы, которые позже, в начале 1920-х гг. развились в безудержную гиперинфляцию.

Военная конфронтация оборвала экономические связи, и «золотой мост», соединявший Россию с европейским денежным рынком, рухнул. Стали появляться признаки расстройства финансовой системы. Связано это было и с тем, что основные торговые партнеры (Германия и Австро-Венгрия) стали врагами. Через их территорию проходил транзит многих экспортных товаров, в их банках имелось много русских активов, на рынках этих стран размещались государственные и частные займы и т.д.

После начала войны министерством финансов был предпринят ряд мер по регулированию спроса и предложения на иностранную валюту. На территории Российской империи был введен разрешительный принцип сделок с валютой и ограничено право передачи принадлежавшей российским гражданам валюты в руки иностранных граждан путем продажи или вывоза за пределы страны. Постановлением Совета Министров от 15 октября 1914 г. был запрещен вывоз кредитных билетов за границу на сумму свыше 500 рублей (на одного человека).[32]

Российским правительством принимаются законы о приостановлении размена кредитных билетов на золото. Для ведения военных действия в стране используется эмиссия не обеспеченных золотом бумажных денег. В результате этих действий количество кредитных билетов в обращении увеличилось более чем в четыре раза (в то же время цены выросли только в 2-3 раза). В то же время сократился реальный золотой запас, находившийся в кладовых Государственного банка России. Непрерывно увеличивался бюджетный дефицит, вырос внешний и внутренний долг. Все это происходило на фоне нехватки большинства товаров. Уже в годы войны на окраинах Российской империи возникли перебои с денежным обеспечением хозяйственной деятельности. Война «развязала» те процессы, которые позже, в начале 1920-х гг. развились в безудержную гиперинфляцию. Это происходило на основе крушения золотомонетного стандарта, нарушения баланса между спросом и предложением и излишков бумажных денег у населения. Со временем на первое место стали выходить процессы разрушения рыночных отношений.

Во втором параграфе «Денежное обращение при Временном прави-тельстве» изучаются особенности финансовой политики в переходный для страны период, когда определялись пути дальнейшего общественного развития.

Экономические проблемы, вставшие перед страной, зеркально отразились в политике. Точнее, это было двойственное проявление одних и тех же процессов в разных сферах общественной жизни. Авторитет власти неуклонно снижался, а уровень политической нестабильности резко возрастал. Управляемость такой общественной системой становилась минимальной.

За короткий период своего существования Временное правительство положило начало двум качественно новым явлениям в развитии инфляции. Во-первых, происходило разрушение единого денежного обращения и появление «параллельных валют» с различными курсами. Формально, с точки зрения государства, все выпущенные бумажные денежные знаки обладали одинаковой платежеспособностью. Появившиеся «народные» лажи на те или иные денежные знаки были неофициальными и свидетельствовали о потере доверия населения к существовавшей форме государственного устройства, символами которого становились те или иные бумажные деньги. Во-вторых, именно в этот период темпы роста цен стали обгонять рост количества денег в обращении. Был создан своеобразный инфляционный мультипликатор, благодаря которому, увеличение денежной массы на 1% сопровождалось ростом цен на 5,4%.[33] С этого момента, в сложившихся условиях, правительство уже не могло остановить печатный станок, ибо из-за временного лага между ростом денежной массы и ростом цен любое уменьшение эмиссии могло бы привести к большим проблемам в денежном обращении.

В третьем параграфе «Начало разрушения денежного обращения в России 1917–1918 гг.» речь идет о различных причинах и факторах выпуска местных денежных знаков, появление которых являлось сигналом разрушения некогда единой денежной системы страны.

Захватив власть в октябре 1917 г., представители левых партий, в силу своей некомпетентности и отсутствия практического опыта управления, недопонимали всей глубины функционирования системы финансового управления. Первым шагом к реальному подрыву единого денежного обращения стал массированный выпуск значительного количества денежных суррогатов в виде государственных процентных бумаг.

Кризис власти и социально-экономическая нестабильность в стране выступили катализатором выпуска местных денежных знаков. Наиболее типичными причинами, стимулировавшими появление, развитие и исчезновение местных эмиссий, можно считать факторы технического, экономического и политического характера.

Сначала проявилась группа причин технического характера. Ухудшение и разрыв сообщений с эмиссионным центром затрудняло снабжение мест мелкими купюрами. На почве разменного кризиса возникали местные денежные эмиссии банковского, муниципального и кооперативного типа. Реакцией на «денежный голод», на нарушение регулярного снабжения денежными знаками на местах, стало стихийное «деньготворчество» - микроэмиссии, контролировать и регулировать которые было практически невозможно.

По мере ослабления связей с центром и углубления расстройства финансов постепенно на первый план выдвигались моменты экономического характера. Местные денежные выпуски производились уже не столько для борьбы с разменным кризисом, сколько в качестве дополнительного доходного источника покрытия местного бюджетного дефицита. С этой точки зрения местные денежные выпуски представляли собой как бы ряд пристроек к центральной, общегосударственной денежной системе.

Во второй главе «Денежный вопрос на несоветских территориях Урала и Сибири» речь идет о финансовой политике двух Временных правительств, которым подчинялось Зауралье, как об условиях дальнейшего преобразования денежного обращения.

В первом параграфе «Проблемы власти на востоке России в период гражданской войны» освещаются вопросы формирования антибольшевистской государственности.

После чехословацкого мятежа, на освобожденном от советской власти пространстве были образованы местные правительства различного толка и политической окраски, в большинстве случаев эсеровские. В сентябре 1918 г. реальная власть на всей территории Сибири, включая Зауралье переходит к Временному Сибирскому правительству. Председателем Совета министров Временного Сибирского правительства стал П. В. Вологодский. Пост министра финансов занял И. А. Михайлов, под непосредственным руководством которого и осуществлялись первые денежные выпуски ВСП. Руководство и управление  финансовыми потоками значительно усилило его позиции. Закономерным результатом такого усиления стало создание в конце августа 1918 г. при Временном Сибирском правительстве Административного совета, получившего вскоре законодательные права. Возглавил совет И. А. Михайлов. Временное Сибирское правительство и его Административный совет находились в Омске.

В сентябре 1918 г. министру финансов И.А. Михайлову удалось существенно расширить полномочия Административного совета, включая право роспуска при определенных условиях Сибирской областной Думы. В результате глава Административного совета И.А. Михайлов стал одной из ключевых политических фигур Сибири.

Вопрос о создании общероссийской государственной власти был окончательно разрешен на Государственном совещании в Уфе, работавшем с 8 по 23 сентября 1918 г. В результате переговоров 170 представителей нескольких «всероссийских», региональных, национальных правительств, казачьих войск, партий и организаций было создано Временное Всероссийское правительство (Директория). По своей сути оно являлось «коллективным президентом» из 5 человек, осуществляющим представительские функции. Своего административного и управленческого аппарата, экономической базы и армии оно не имело.

Итоги Совещания не удовлетворили Административный совет Временного Сибирского правительства. Члены Директории прибыли в Омск 9 октября 1918г. Начались длительные и мучительные переговоры. На заседании 2 ноября Директория приняла решение об упразднении Уральского областного правительства и учреждении Всероссийского Совета Министров. В состав Всероссийского Совета Министров вошли все члены Временного Сибирского правительства, включая Административный Совет, за исключением М.П. Головачева и П.П. Гудкова. Таким образом, ядро нового правительства составили члены Административного совета Временного Сибирского правительства.

18 ноября 1918 г. принимается решение о передаче верховной власти А.В. Колчаку. Верховный правитель адмирал А.В. Колчак был провозглашен Верховным правителем России. Практическую подготовку передачи власти возглавили И.А. Михайлов, В.Н. Пепеляев и офицер штаба Сибирской армии полковник А.Д. Сыромятников. Было создано Российское правительство,   основу которого составили руководители сибирских ведомств. Пост премьера остался за П. В. Вологодским, а министра финансов за И.И. Михайловым.

Созданное Российское правительство на равных противостояло большевистскому правительству РСФСР. Совет Министров Российского правительства к концу 1918 г. обладал фактической властью над большой территорией, обладал своей армией и сильной экономической базой. Были созданы реальные предпосылки для дальнейшего преобразования денежного обращения.

Во втором параграфе «Денежное обращение при Временном Сибирском правительстве» раскрываются особенности финансовой политики первого крупного несоветского органа власти.

После ухода большевиков, Временное Сибирское правительство  столкнулось с большими проблемами в сфере денежного обращения. Однако постепенно в Зауралье восстанавливался порядок и торгово-промышленная жизнь. Возобновляли нормальную работу банки, казначейства, сберегательные кассы, кредитные товарищества. Все процентные бумаги, в том числе и Заем Свободы, аннулированные большевиками, восстанавливаются в своей ценности. Отменялись все ограничения и запрещения, введенные советской властью относительно капиталов частных лиц.

Уходя из Омска, Томска, Тюмени и других городов, большевики забрали из отделений Государственного банка и казначейств все денежные знаки. Для нормализации денежного обращения, в Зауралье объявлялись обязательными к хождению и приему для всех частных лиц и учреждений все государственные денежные знаки. Для восстановления управляемости финансовой системой, функции Государственного банка взяло на себя Омское отделение Государственного банка. По аналогии с ним, отделения коммерческих банков, расположенных в Омске, стали преемниками правлений, находившихся в столицах.

Нужда в денежных знаках, в связи с громадными расходами, которые пришлось нести Временному Сибирскому правительству, была крайне велика. Из-за разрыва связей с эмиссионным центром ожидать получения денежного подкрепления из центра России в ближайшем будущем было невозможно. Положение было осложнено еще и тем, что недоверие к советской власти всех слоев населения вынудило его выбирать свои сбережения из банков и Государственных сберегательных касс и хранить их дома, вследствие чего у населения, главным образом сельского, скопились большие суммы денежных знаков.

Кроме банков, финансовые проблемы испытывали и местные органы власти. Для расчетов с населением городским управам нужны были денежные знаки мелких достоинств. В связи с отсутствием наличных денег в кассах кредитно-финансовых учреждений, местные и городские органы власти также оставались без наличных денег.

В третьем параграфе «Мероприятия Российского правительства А.В. Колчака по стабилизации и унификации денежного обращения» речь идет о планах и  реалиях финансовых мероприятий альтернативного советской власти руководства.

Военные и политические успехи правительства А.В. Колчака были настолько очевидны, что постепенно все антибольшевистское сопротивление Юга, Севера и Северо-Запада признало его верховенство. Вместе с солидными территориальными приобретениями, людскими и материальными ресурсами, не говоря о моральных и военно-политических победах, Российское правительство А.В. Колчака получило большие проблемы в сфере денежного обращения. Неоспоримым преимуществом большевистского руководства над Российским правительством в этом смысле являлось наличие «печатного станка» – оборудования и клише для изготовления «романовских» и «керенских» денежных знаков, которые использовались не только для эмиссии, призванной покрыть дефицит бюджета советского государства, но и в целях подрыва экономики антибольшевистских правительств. Создалась необыкновенно редкая и даже парадоксальная ситуация когда военные успехи белогвардейских армий привели к ухудшению их финансового положения.

Население стало дифференцировано относиться к окружавшему его богатому разнообразию денежных знаков. Из обращения изымались и оседали в «кубышках» деньги, вызывавшие у народа доверие, определявшееся репутацией власти, эти деньги выпустившей. Высоко ценились старые, «романовские» деньги. Значительный вес имели новые «сибирские» деньги, т.к. эмитировавшая их власть была действующей и перспективной. «Керенки» же олицетворяли собой власть ушедшую и неавторитетную. Надежд на них не возлагалось никаких и копить их было нецелесообразно. Это привело к тому, что в обращении стали доминировать «керенки».

Потребовались срочные и решительные меры. Предпринимаемые действия должны были сводиться к изъятию из обращения «вредных денежных знаков». На своих заседаниях Российское правительство большое внимание уделяло финансовой сфере и денежному обращению. Среди них наиболее важными считались вопросы изоляции денежной системы Российского правительства от денежной системы РСФСР и унификации денежных знаков всего Российского государства совместно с денежными системами других антибольшевистских государственно-правовых образований.

В срочном порядке Министерством финансов Российского правительства была подготовлена и проведена реформа, направленная на изъятие «керенок» и замену их общегосударственными денежными знаками. Целью реформы было установление единого эмиссионного центра в Омске и сокращение размеров инфляции. Вывод из обращения «керенок» вызвал определенное недовольство среди населения. Представители буржуазии предлагали  произвести прямой обмен «керенок» на «сибирские» деньги. Правительственный же вариант предусматривал немедленное изъятие «керенок» из обращения. Полное возмещение за них откладывалось на потом, что вызывало рост недовольства торговцев и промышленников

Министерство финансов Российского правительства стремилось к унификации денежного обращения на основе новых бумажных денежных знаков. Большие надежды в реформировании государственных финансов антибольшевистской России возлагались на кредитные билеты нового «американского» образца, первый заказ которых был произведен в США Временным правительством еще в 1917 г. На изготовленные в Америке кредитные билеты, которые одним только своим техническим превосходством подняли бы доверие к правительству, собирались поэтапно обменять все ранее ходившие денежные знаки.

Вместе с тем, необходимо отметить, что из-за проволочек, вызванных вмешательством правительств союзных держав и государственного департамента США, «American Bank Note Company» не смогла во время и в срок выполнить все контракты, а уже отпечатанные денежные знаки прибывали в Россию со значительным опозданием. Это привело к срыву сроков намечавшейся денежной реформы, переносу во времени некоторых ее этапов, и значительно осложнило финансовое положение Российского правительства. Мы считаем, что в данном случае вмешательство правительств союзных держав послужило одной из причин поражения правительства А.В. Колчака.

В третьей главе «Формирование советской денежной системы в 1918 – 1924 гг.», состоящей из двух параграфов, речь идет о направлениях финансовой политики и деятельности молодого Советского государства по развитию денежного обращения.

В первом параграфе «Денежное обращение в первые годы существования Советской  власти» речь идет о разрыве теоретических представлений и практики в реализации мероприятий в отношении  денежного обращения.

Расчетные знаки, эмиссия которых осуществлялась «в пределах действительной потребности народного хозяйства в денежных знаках», то есть практически без ограничений, печатались вначале только в Петрограде. Затем денежные фабрики были созданы в Москве, Пензе, Перми, Казани и Ростове-на-Дону. Работало еще несколько вспомогательных предприятий. До 1 января 1921 г. советским правительством было выпущено денежных знаков на 2338,3 млрд. руб.[34] Они должны были вытеснить из обращения все ранее употреблявшиеся виды денежных знаков. Ответом на неограниченную эмиссию был гигантский рост цен на «вольном рынке».

 В апреле 1918 г. был введен товарообмен в государственном масштабе. С приходом Н. Н. Крестинского Наркомфин принялся осуществлять радикальную финансовую политику, направленную на немедленное утверждение «коммунистических производственных отношений».

Функции банка как расчетного центра также были сведены к минимуму, поскольку все расчеты велись с госбюджетом в порядке сметного финансирования предприятий, и их доходы зачислялись на счета бюджета. С введением «безденежных отношений» кредитно-банковская система выглядела лишней. В денежной политике советского государства в сильнейшей степени сказались представления об отмирании товарного производства уже в 1919- 1920 гг. и возможности перехода к распределению. Считалось, что в результате отмирания всех функций денег они потеряют свое значение и как сокровище, и «останутся только тем, что они есть в действительности - цветной бумажкой» [35].

Однако деньги по-прежнему сохраняли свою роль. Рынок продолжал существовать в различных формах, и лишить его бумажных денег значило одно: государство потеряет дополнительный источник обеспечения своих расходов за счет эмиссии. В марте 1919 г. состоялся VIII съезд РКП (б) на котором в числе прочих вопросов обсуждались задачи партии в области денежного и банкового дела. Уничтожение денег рассматривалось как мера преждевременная, но необходимая в будущем, когда станет возможным осуществить систему мероприятий, готовивших почву для уничтожения денег.

Во втором параграфе «Создание стабильной денежной системы в СССР» рассматривается процесс восстановления устойчивого денежного обращения как необходимое условие дальнейшего существования советского государства.

С 1920 г. по Зауралью прокатилась волна восстаний различных слоев крестьян, которые требовали отмены продразверстки и введение свободы торговли. Весной 1921 г. руководству Советского государства стало ясно, что от экономического курса зависит само существование власти большевиков. Переход от политики «военного коммунизма» к новой экономической политике был объективной необходимостью для страны с разрушенным хозяйством. К июлю 1921 г. для покрытия бюджетного дефицита советским правительством было эмитировано 2328,3 млрд. руб. Денежная масса возросла во много раз и превышала потребности экономики. Производство промышленной продукции к началу 1921 г. сократилось с 6 - 6,5 млрд. золотых рублей (до войны) до 700 - 800 тыс. золотых рублей, а производство продукции сельского хозяйства - с 4,5 - 5 до 1,6 - 1,8 млрд. золотых рублей. В результате резко выросли рыночные цены. В марте 1921 г. они почти в 30 тыс. раз превышали довоенный уровень[36].

С переходом к НЭП денежная политика Советского правительства кардинально изменилась. Для составления и исполнения госбюджета, восстановления системы кредита и организации торговли необходима была устойчивая денежная единица. Кроме того, НЭП предполагал развитие сотрудничества с зарубежными странами. А это было невозможно без создания денежной системы, аналогичной денежным системам развитых стран. Новая экономическая политика означала внедрение экономических форм управления хозяйством. Для этого было необходимо создание Государственного банка, который был образован декретом ВЦИК от 7 октября 1921 г. Государственный банк организовывался с «целью способствовать кредитом и прочими банковскими операциями, развитию промышленности, сельского хозяйства и товарооборота, а также с целью концентрации денежных оборотов и проведения других мер, направленных к установлению правильного денежного обращения» [37].

К началу 1923 г. была установлена необходимая однотипность денежных знаков в обращении. С 1922 г. началось выполнение ряда мероприятий по подготовке и осуществлению, сначала в РСФСР, а после образования союза советских республик — в СССР, денежной реформы и перехода денежного обращения в стране на твердую валюту. В качестве первоочередной Совет Народных Комиссаров РСФСР поставил задачу восстановления и стабилизации финансовой системы страны и ее денежной единицы — рубля.

В заключении подведены итоги исследования и сделаны основные выводы. Денежное обращение Зауралья всегда было частью единого денежного пространства страны. Лишь в период кризиса власти, перераставшего местами в безвластие или многовластие, с осени 1917 г. по начало 1920 г., Зауралье стало ареной столкновения и противоборства различных политических сил.

Для более полного и лучшего понимания истории появления местных и региональных выпусков были рассмотрены подробности развала всероссийской власти на множество различных правительств, а затем и создание Российского правительства адмирала А. В. Колчака, противостоящего СНК РСФСР. Это правительство проводило мероприятия в сфере финансов и денежного обращения с государственным размахом. Так же готовились и планы реформ, которые не удалось претворить в жизнь. Благодаря грамотным действиям Министерства финансов, Российское правительство в условиях кровопролитной гражданской войны восстановило все финансовые институты, пыталось наполнить бюджет за счет акцизов, налогов и сборов. Работа печатного станка, в отличие от реалий РСФСР, носила вспомогательный характер.

После ряда военных неудач, армии Российского правительства были разгромлены, а само правительство прекратило свое существование. На территории Зауралья в конце 1919 г. установилась советская власть. Проводя политику «военного коммунизма» советское правительство не смогло нормализовать денежное обращение и восстановить экономику страны. Но как только государству понадобились твердые деньги, нашлись и воля, и люди, способные проводить реформы. Не подъем в экономике стал причиной успехов в финансовой сфере, а наоборот, успех денежной реформы предопределил выход всей экономики из кризиса. В конечном счете, Россия вернулась к твердым деньгам, которые стали называться советсткими червонцами.

 Характер денежного обращения непосредственным образом связан с устойчивостью государственной властью, обуславливающей стабильность финансово-экономической и политической систем. В экстремальных условиях, к которым с полным основанием можно отнести состояние нашей страны в 1914–1924 гг., претерпевают изменения общественные связи, рушится финансово-экономическая система, что наиболее рельефно проявляется в  денежном обращении.

Основные положения и результаты диссертационного исследования изложены в следующих публикациях:

1. Алямкин А.В., Баранов А.Г. История денежного обращения в 1914–1924 гг. (по материалам Зауралья). Научная монография. – Екатеринбург, 2005.

2. Алямкин А.В., Баранов А.Г. Денежное обращение при Временном Сибирском правительстве и Всероссийском Временном правительстве // Научные труды Московского гуманитарного университета. – М. 2005. – Вып.53. – С.54-69.

3. Алямкин А.В. К проблеме классификации бумажных денежных знаков. // Межвузовский сборник научных трудов «Зауралье в панораме веков». – Курган,  2005. – С.149-162.

4. Алямкин А.В. «Курганские деньги»: Зыряновские чтения: материалы межрегиональной научно-практической конференции (Курган, 14-15 декабря, 2004г.) / Курганский Государственный Университет. – Курган, 2004. – С.68-70.

5. Алямкин А. В., Баранов А. Г. Фальшивомонетничество «а ля рюс». Кто и как подделывал бумажные денежные знаки в Российской Империи  // Банкноты стран мира. – 2006. – № 1. – С. 26-31.

6. Алямкин А. В., Баранов А. Г. 1917 год: "Думки", "керенки", "мотыльки". Бумажные денежные знаки революционной России // Банкноты стран мира. – 2006. – № 3. –  С. 24-29.

7. Алямкин А. В., Баранов А. Г. Могли ли «американские рубли» спасти правительство русского адмирала Колчака? // Банкноты стран мира. – 2006. – №6. –  С. 26-31.

8. Andrew Aliamkin, Alexander Baranov. Ruble notes printed in the USA to save the government of Admiral Kolchak? (What awaited new Russian banknotes produced across the Atlantic) // Banknotes of the World. – 2006. – № 6. – P.22-27.



[1] Алямкин А. В. Павлуцких Г. Г. К проблеме классификации бумажных денежных знаков // Зауралье в панораме веков: Межвуз. сб. науч. тр. – Курган, 2005. – С. 149–162.

[2] Напр., см.: Фонды Государственного архива Российской Федерации по истории белого движения и эмиграции: Путеводитель. – М.: Рос. полит. энциклопедия, 2004. – Т. 4. – С. 221.

[3] Денежное обращение на русском Дальнем Востоке с 1918 по 1924 гг. / Сост. К.П. Курсель и А.А. Лукасюк. – Чита, 1924; Юровский Л. На путях денежной реформы. – М., 1924; Юровский Л.Н. Денежная политика Советской власти 1917-1927. Избранные статьи. – М., 1996.

[4] Бельский А. Томские боны // Советский коллекционер. – 1929. – №7-9. – с. 69; Иольсон Л. Денежные знаки Самарского комитета членов Учредительного Собрания и их классификация // Советский филателист. – 1925. – №23–24. – С. 9–11.

[5] Атлас З.В. Очерки по истории денежного обращения в СССР (1917–1925 гг.). – М., 1940; Тонкопий В. П. Сорок лет строительства и укрепления денежной системы СССР // Труды Военной академии химической защиты. – 1958. – Т. ХХII.

[6] Погребецкий А.И. Денежное обращение и денежные знаки Дальнего Востока за период войны и революции (1914 – 1924). – Харбин, 1924.

[7] Рынков В. М. Финансовая политика антибольшевистских правительств востока России (вторая половина 1918 – начало 1920 г.). – Новосибирск, 2006. – С. 5.

[8] Русский рубль. Два века истории. XIXXX вв. – М., 1994; Долгов Л. Н. Экономическая политика гражданской войны: Опыт Дальнего Востока России. – Комсомольск-на-Амуре: Изд-во гос. пед. ин-та, 1996; Долгов Л.Н. Денежное обращение на «белом» Дальнем Востоке (1918 – 1920) // История «белой» Сибири. – Кемерово, 1995. – С. 77–80; Гражданская война в Сибири. - Кемерово, 1995. – С. 29–30; Дмитриев Н.И. Экономика по Колчаку: Поиск путей развития // Урал в событиях 1917-1921 гг. Актуальные проблемы изучения (К 80-летию прекращения регулярных боевых действий на Урале): Материалы регион. науч. семинара. – Челябинск, 1999. – С. 131–151.

[9] Соколов В.М. Разновидности в общеобязательных бонах // Советский коллекционер. – 1931. – №6 . – С. 192–198; Тхоржевский Р.И. Методика комплексного изучения бумажных денежных знаков, бон // Вiсн. Киiв. ун-та. – Сер. История. – 1975.– №17; Тхоржевский Р.И. Бонистика // Вопросы истории. - 1985. - № 6; Тхоржевский Р.И. Отечественная бонистика. Киев, 1988; Баранов А. Г. Бумажные денежные знаки как источник изучения финансово-экономических отношений на Северном Кавказе в 1917-1920 гг. // Информационно-аналитический вестник отдела истории АРИГИ. – 1999. – Вып. 1. – С. 9-22; Баранов А. Г. Общие подходы к изучению бумажных денежных знаков и бон // Информационно-аналитический вестник отдела истории АРИГИ. – 2000. – Вып. 3. – С. 20-31; Баранов А.Г. Денежное обращение и эмиссии бумажных денежных знаков на Северном Кавказе в 1917-1920 годах. – М., 2004.

[10] Парамонов О. Расстрельный рубль. Областные кредитные билеты Урала чрезвычайного выпуска // Родина. - 2001. - №11; Парамонов О.В. Непростая судьба «Дутовок» // Антиквариат, предметы искусства и коллекционирования. - 2004. - №7-8 (19). - С. 136-143; Парамонов О.В. «Дутовки». Боны Оренбургского Отделения Государственного Банка в 1917-1918 гг. - М., 2005.

[11] Рынков В.М. Из истории финансовой политики контрреволюционных правительств Сибири (к вопросу о регулировании местного денежного обращения на востоке России летом 1918 – летом 1919 г.) // Социокультурное развитие Сибири (XVII-XX) века: Бахрушинские чтения 1996 г. Межвуз. Сб. науч. трудов под редакцией В.И. Шишкина. – Новосибирск, НГУ. - 1998; Рынков В. М. Обмен «керенок» в Сибири и на Дальнем Востоке весной - летом 1919 г.: Материалы XXXIV междунар. науч. студ. конф. История. - Новосибирск, 1996. - С. 85-88; Рынков В. М. Экономическая политика контрреволюционных правительств Сибири (вторая половина 1918-1919 гг.): Автореф. ... дис. канд. ист. наук. - Новосибирск, 1998. С. 26; Рынков В.М. Центральные органы экономического управления в Сибири в период контрреволюции // Проблемы истории местного управления Сибири XVI - XXI вв.: Материалы V Всерос. науч. конф. 26-27 ноября 2003 г. Ч.1. - Новосибирск, 2003. - С. 109-112; Рынков В. М. Финансовая политика антибольшевистских правительств востока России (вторая половина 1918 – начало 1920 г.). – Новосибирск, 2006. – С. 212.

[12] Шиканова И. С. Денежная реформа А. В. Колчака // Труды ГИМ. Вып. 80. Нумизматика, бонистика, фалеристика. НС. Ч. XI. – М., 1992. - С. 148-166; Шиканова И.С. Русские денежные знаки, отпечатанные в США (1917—1920) // Труды ГИМ. Вып. 98 (НС, часть XIII). - 1998. - С. 183-210; Шиканова И. С. Страницы отечественной истории в бумажных денежных знаках: очерки по истории бонистики XIXXX вв. / И. С. Шиканова; Гос. ист. музей. – М. : Нумизматическая литература, 2005. – 192 с.

[13] См. Менщиков В.В. Русская колонизация Зауралья в XVIIXVIII вв.: Общее и особенное в региональном развитии. – Курган: КГУ, 2004. – С. 5.

[14] Бонистика (от франц. bon – боны, т. е. бумажные денежные знаки мелкого достоинства, пускаемые временно в оборот в качестве разменных денег; долговые обязательства, выпускаемые государственным казначейством, отдельными учреждениями и предприятиями) имеет научное и практическое направления: 1) вспомогательная историческая дисциплина, занимающаяся изучением бумажных денежных знаков, как исторических источников, политико-экономических документов и культурных памятников прошлого, отражающих политическую, социально-экономическую жизнь и искусство соответствующей эпохи; 2) коллекционирование и изучение бумажных денежных знаков, их разновидностей и вариантов.

[15] См. Тхоржевский Р. И. Бонистика // Вопросы истории. – 1985. – № 6.

[16] Каменцева Е.И., Устюгов Н.В. Русская сфрагистика и геральдика. – М., 1974.

[17] Усачев А. Перфорация на бонах // Московский бонист. – 1979. – №3–4 (121–122).

[18] Конгрев – рельефные тисненые изображения как способ защиты денежных знаков от подделки. См.: Алехов А. 225 лет назад в России появились бумажные деньги // Техника-молодежи. – 1994. – №11. – С. 5.

[19] См. Каменцева Е.И. Хронология. – М., 1967.

[20] Тхоржевский Р.И. Отечественная бонистика. – Киев, 1988. - С. 19.

[21] Государственный банк. Отчет за 1916 год. – Пг., 1917; Михалевский Ф.И. История денег и кредита. Хрестоматия. Издание коммунистического ун-та им. Я.М. Свердлова. – М., 1925; Высший подъем революции 1905—1907 гг. Вооруженные восстания. Ноябрь-декабрь 1905 г. – М., 1955 – Ч.1; Экономическое положение России накануне Великой Октябрьской социалистической революции. Документы и материалы. Март-октябрь 1917 г. – М.: Изд. АН СССР, 1957. – Ч.2; Декреты Советской власти. – М., 1957; КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференции и пленумов ЦК. – М., 1970. – В 2-х т.; Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам (1917–1928). – М., 1967. – Т.1.; Собрание узаконений РСФСР, Собрание узаконений и распоряжений, Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства. Сборник постановлений и распоряжений Западно-Сибирского комиссариата Сибирского Временного правительства. 1918; Проект Государственной росписи доходов на вторую половину 1918 г. – Омск, 1919; Собрание узаконений и распоряжений Временного Сибирского правительства. – Омск, 1919.

[22] Гинс Г. К. Сибирь, союзники и Колчак. – Пекин, 1921; Гинс Г. К. Сибирь, союзники и Колчак // Колчаковщина (Из белых мемуаров). – Б.м., 1930.

[23] Кроль Л. А. За три года. Воспоминания. – Владивосток, 1922.

[24] Будберг А. П. Дневник // Архив Русской Революции. – 1923. – Т. 12-15.

[25] Болдырев В. Г. Директория. Колчак. Интервенты. Воспоминания. – Новониколаевск, 1925; Дневник В.Н. Пепеляева // Красные зори. – Иркутск. – 1923. - №4. и др.

[26] Амурская жизнь (Благовещенск), Бюллетень Приуральских кооперативных съездов (Пермь), Вестник финансов, промышленности и торговли (Омск), Газета Временного Рабочего и Крестьянского правительства, Дальневосточные известия (Хабаровск), Известия Курганского Совета рабочих и военных депутатов (Курган), Курганская свободная мысль (Курган), Омский вестник (Омск), Народная газета (Курган), Народная Сибирь (Омск), Петроградское эхо (Петроград), Правда. Правительственный вестник (Омск), Свободное слово, Сибирская речь (Омск), Сибирский вестник, Торгово-промышленный вестник (Омск), Экономическая жизнь.

[27] Браиловский А. М. Монография-каталог денежных знаков Русской революции 1917–1922. 1-е изд. – Тифлис, 1922. – 18 с.; Виноградов С. Денежные знаки революции и гражданской войны.// Архив русской революции. - Берлин, 1923; Кацитадзе В. Каталог денежных знаков русской революции. - Тифлис, 1923; Кардаков Н.И. Перечень денежных знаков, выпущенных и курсировавших на территории бывшей Российской империи в годы войны и революции 1914-1923. – Берлин, 1923; Каталог бон и дензнаков России, РСФСР, СССР, окраин и образований (1769-1927). / Под ред. Ф.Г. Чучина. - М., 1927; Соколов В.М., Иванов М.Л. Каталог бон необязательного обращения (частных), выпущенных на территории СССР в 1914-1925гг. – Ростов-на-Дону, 1927; Соколов В.М. Полный каталог бон, выпущенных на территории СССР в период с 1914-1925гг. - Ростов-на-Дону, 1938; Кардаков Н.И. Каталог денежных знаков России и Балтийских стран 1769-1950. – Берлин, 1953; Малышев А.И. Бумажные денежные знаки России и СССР. – М., 1991.

[28] Рябченко П.Ф., Нибак В.И. Полный каталог бумажных денежных знаков и бон России и СССР. (1769-1990). – Киев, 1991. – 592 с.

[29] Рябченко П.Ф. Полный каталог бумажных денежных знаков и бон России, СССР, стран СНГ (1769—1994 гг.). – 2-е изд., перераб. и доп. – Киев, 1995; Рябченко П. Ф., Бутко В. И. Полный каталог бумажных дензнаков и бон России, СССР, стран СНГ (1769–2003 гг.) – 3-е переиз., доп. и перераб. – Киев, 2000–2005 – Т. 1–3.

[30] Козлов В.Ю. Боны и люди: Денежное обращение Урала: 1840–1933: Опыт нестандартного каталога. - Екатеринбург: Банк культурной информации, 2000. - 352 с.

[31] Денисов А.Е. Бумажные денежные знаки России, которые использовались в денежном обращении 1798–1917. – М.: Информэлектро, 2002; Денисов А.Е. Бумажные денежные знаки России 1769-1917. Ч.1–4; Денисов А.Е. Бумажные денежные знаки РСФСР, СССР и России 1917–2005 гг. Ч.1–2.

[32] Денисов А.Е. Бумажные денежные знаки России 1769-1917. Часть 3. Государственные бумажные денежные знаки 1898-1917 годов. – М.: Нумизматическая литература, 2004. – С. 60.

[33] Русский рубль. Два века истории. XIXXX вв. - М., 1994. - С. 185.

[34] Баранов А.Г. Денежное обращение и эмиссии бумажных денежных знаков на Северном Кавказе в 1917-1920 годах: Монография. – М., 2004. – С. 51.

[35] Экономическая жизнь. - 1920. - 7 ноября.

[36] Левичева И.Н. Особенности становления денежной системы и проведения денежных реформ в России в XIX – начале ХХ вв. / Денежные реформы в России. История и современность. - М., 2004. - С. 110.

[37] Денисов А.Е. Бумажные денежные знаки РСФСР, СССР и России 1917-2005 годов. Ч. 1. Государственные бумажные денежные знаки РСФСР и СССР 1917-1924 годов. - М.: «Дипак», 2004. – С. 16.

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


Биржевые опционы от форекс брокера Гранд Капитал. ; Цены на деньги России