на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

    Баранов А.Г. О выпуске бумажных денежных знаков Вооруженных Сил на Юге России образца 1920 г. // Научные труды Московского гуманитарного университета. - М., 2007. - Вып. 84. - С. 48-56.

О выпуске бумажных денежных знаков Вооруженных Сил на Юге России образца 1920 г.

Баранов А.Г.

Во время гражданской войны на Юге России была осуществлена довольно удачная и жизнеспособная попытка построения самостоятельной денежной системы на основе «донского рубля», выпускавшегося от имени Ростовской-на-Дону Конторы Государственного Банка. Эти денежные знаки пользовались большим доверием среди коммерсантов и у населения. Косвенным признаком такого успеха являлись весьма активные попытки фальшивомонетчиков подделать «донские рубли». Впрочем, отметим, что власти решительно пресекали все эти противоправные действия.

Кроме «донских рублей», с осени 1919 г. Главное командование ВСЮР стало выпускать билеты Государственного казначейства достоинством в 3, 10, 50, 200, 1000 и 10000 руб. образца 1919 г. Эти билеты главное командование ВСЮР планировало использовать для унификации денежного обращения на огромной территории с населением более 50 млн. чел. В момент наибольших успехов Вооружённых Сил Юга России она достигла колоссальных размеров: от границы Бессарабии на западе до Туркестана на востоке, от границы Грузии на юге до Курска и Орла на севере.

Ситуация резко изменилась в начале 1920 г. Падение восточного фронта и разгром войск Колчака позволил большевикам перебросить огромные силы Красной армии на южный фронт. Силы были не равны. К концу 1919 г. части Красной армии на Южном фронте насчитывали 420 тысяч штыков и сабель. Только в конной армии Буденного было 50 тысяч сабель, тогда как добровольцев, донцов и кубанцев было всего 80 тысяч человек. В конце декабря 1919 г. конная армия Буденного, врезавшись клином по линии Харьков-Бердянск, расколола армию А. И. Деникина на две части, которые стали поспешно отступать: одна в Крым, другая в Новороссийск.

Отступление войск ВСЮР по всему фронту привело к потере Киевской, Одесской, Ростовской и Новочеркасской Экспедиций заготовления государственных бумаг, печатавших денежные знаки для всего Юга России. Из-за военных поражений и сокращения контролируемой территории, доверие населения к этим денежным знакам резко упало. В сложившихся условиях о формировании доходной части бюджета за счет налогов, акцизов и сборов нельзя было даже мечтать, поэтому главенствующую роль в финансировании государственных расходов стал играть печатный станок. Для проведения мобилизации и оплаты срочных военных расходов требовалось большое количество денежных знаков. Из-за обесценения денег необходимы были все новые и новые выпуски, а для этого нужно было обеспечить максимальную производительность оставшихся у ВСЮР Экспедиций.

Усиленному выпуску денежных знаков мешало и то обстоятельство, что донские знаки образца 1918-1919 гг. и билеты Главного Командования ВСЮР образца 1919 г. технически были достаточно сложны. В отличие от многочисленных и разнообразных местных и региональных дензнаков той поры, «донские рубли» и билеты ВСЮР выпускались с применением всех доступных средств защиты. Многие из них печатались на бумаге с водяными знаками, которая специально для этого изготавливалась в Ростове-на-Дону на писчебумажной фабрике Панченко из местного сырья, либо закупалась за границей[1]. Дензнаки, выпускавшиеся на бумаге без водяных знаков, защищались меловой сеткой, а также специальной вощеной бумагой. Разрабатывались проекты бескрасочного тиснения для имитации водяного знака и другие способы защиты от подделок.

К составлению рисунков этих денежных знаков привлекались лучшие художники-графики Юга России: Хмелевский, Шур, А. А. Юнгер, Н. Ф. Рыбин, Д. Новиков и др. Многие печатные формы изготавливались в Ростовской-на-Дону Экспедиции лучшим ростовским гравером М. Давыдовым. Этот гравер при подготовке клише предусмотрел разнообразные «ловушки» для фальшивомонетчиков, микроподписи и т.д. Все эти денежные знаки печатались литографским способом в несколько красок. Для получения качественного изображения требовалось осуществить несколько прогонов листов бумаги через типографские и литографские машины, добившись тщательного совмещения рисунков, иначе получался брак, который невозможно было выпускать в обращение. Данные технологические процессы требовали больших затрат в дефицитных красках, материалах, а самое главное – рабочего времени. Как раз времени было очень мало. В этих условиях принимается решение изготавливать технически достаточно простые денежные знаки, которые могли бы обеспечить максимальную производительность печатного станка.

Выпуск дензнаков ВСЮР образца 1920 г. В начале 1920 г., еще при генерале А.И. Деникине,  в Новороссийской Экспедиции ВСЮР начались срочные работы по изготовлению рисунков и печатных форм новых денежных знаков номиналами в 100, 250 и 500 руб. образца 1920 г., которые в документах той поры назывались денежными знаками «новороссийского образца»[2]. Самой главной (и по сути единственной) степенью защиты этих денежных знаков стал водяной знак. Бумага с водяным знаком «мозаика» (официальное название – «узорчатая сетка») была закуплена в Англии у фирмы Waterlow&Sons еще в 1919 г. для изготовления казначейских знаков Государства Российского номиналами в 1, 3 и 5 руб. которые белые финансисты хотели использовать после взятия Москвы для денежной реформы, которую планировало провести Российское правительством адмирала Колчака.

Возможно, что на некоторый примитивизм новых денежных знаков повлияло и то обстоятельство, что с занятием Ростова-на-Дону Красной армией, Новороссийская Экспедиция уже не могла воспользоваться услугами гравера М. Давыдова, оставшегося на подконтрольной советской власти территории. Что же касается судьбы художников А. А. Юнгера и Н. Ф. Рыбина, то их следы теряются во время отступления и эвакуации войск ВСЮР в Крым.

Денежные знаки ВСЮР образца 1920 г. печатались литографским способом в одну краску, в один прогон для каждой стороны. На лицевой стороне купюр одновременно с изображением, наносился серийный номер из двух литер и трех цифр. До эвакуации в Крым, в Новороссийске успели отпечатать около 1 млн. экз. 500-рублевок с серий АА-001 по АЕ-083(?). Скорее всего, в одной серии было до 1600 экз. В июне 1920 г., для значительного ускорения выпуска дензнаков «новороссийского образца» номиналами в 100, 250 и 500 руб. был предложен путь их типографского печатания с клише, изготовленных гальванопластическим способом. Для этого в Феодосийской Экспедиции имелись специальные приспособления[3]. Был ли этот проект осуществлен, а если да, то для каких номиналов и с какой серии? Этот вопрос до сих пор открыт и требует своего уточнения.

Неудачи войск ВСЮР в конце 1919 г. вынудили призадуматься об оборудовании новой, более безопасной экспедиции в Крыму. Выбор пал на Феодосию – портовый город с железной дорогой, в котором было предприятие, выпускавшее ранее бумажные денежные знаки Крымского краевого правительства – типолитография Звенигородского. Эта авторитетная фирма работала в собственном здании, построенном в 1875 г. и располагалась на ул. Земской. Теперь в этом здании располагается редакция городской газеты «Победа», а также Феодосийская офсетная фабрика[4].

По указанию М.В. Бернацкого в Феодосию были направлены его помощники: Коновалов А.А. – опытный управленец, бывший директор издательства Товарищества Сытина и Барановский И.О. – специалист по типографскому оборудованию. Прибыв в Феодосию и внимательно осмотрев бывшую типолитографию Звенигородского, они извещают управляющего министерства финансов М.В. Бернацкого о том, что лучшего места для оперативной организации экспедиции в Крыму не найти. И уже 5 января 1920 г. М.В. Бернацким было принято окончательное решение в связи с неизбежной эвакуацией, перевести экспедицию в Феодосию.

Что же собой представляла типолитография Звенигородского на то время? В ней было всего 2 машины, да и то, нуждающиеся в ремонте. Учитывая, что печатные машины нужно было  модернизировать, а найти нужные механизмы можно было только в Одессе, А.А. Коновалов и И.О. Барановский спешно выезжают в этот город, охваченный паникой эвакуации. Им удалось что-то закупить, а остальное просто, имея особые полномочия вывезти, погрузив все на специально выделенный командованием ВСЮР пароход «Владимир». Всего было вывезено около 12 тысяч пудов груза, включая необходимое типографское оборудование, а также типографскую бумагу, краску и олифу, и уже 4 февраля 1920 г. они успешно вернулись в Феодосию. Спустя несколько дней, 7 февраля Одессу захватили большевики.

В апреле 1920 г. ВСЮР потеряли Кубанскую и Новороссийскую Экспедиции и в их распоряжении осталась только крымская экспедиция в Феодосии. При эвакуации из Новороссийска в Феодосию были вывезены все отпечатанные новые денежные знаки номиналом в 500 руб. на сумму примерно в 500 млн. руб., запас английской бумаги с водяным знаком «мозаика» и часть оборудования. Несколько ранее, при эвакуации государственных учреждений из Киева и Одессы, в Крым были доставлены различные материалы из Киевской и Одесской Экспедиций ВСЮР, в том числе бумага с водяными знаками «грибы», «волны» и «звезды».

По архивным данным, Феодосийская Экспедиция начала свою работу 5 февраля 1920 г.[5] После ее дооборудования там продолжилось изготовление денежных знаков ВСЮР образца 1920 г. номиналом в 500 руб. Серийная нумерация продолжилась предположительно с серии АЕ-084(?) и далее. Точную границу между выпусками еще нужно установить. Ориентиром является преобладающий цвет дензнака. В Новороссийске – зелено-голубой оттенок, в Феодосии – синий. С 11 апреля по 19 июня 1920 г. в Феодосии было напечатано 500-рублевок на сумму до 8 млрд. руб.[6]

Кроме номинала в 500 рублей, в Крыму печатались и другие знаки этой серии, в 100 руб. (коричневые) и 250 руб. (лилово-фиолетовые) которые ранее в Новороссийске не изготавливались. Принято считать, что их начали печатать в Крыму: в Симферополе с серии «АА-001» на бумаге с водяными знаками «волны» и «звезды» – для 100-рублевок и «грибы» – для номинала в 250 руб. и в Феодосии, на бумаге с водяным знаком «мозаика»[7]. Чтобы отличать Феодосийские выпуски от Симферопольских, их начали печатать с серии ЯА-001. Первая литера серии «Я» взята из слова «ΘеодосиЯ». По правилам старой, дореволюционной орфографии название «Феодосия» писалось с буквы «Θ» - «фита» - «Θеодосия». С литеры «О» начинались серии дензнаков, выпускавшихся в Одессе, поэтому из-за внешней схожести литер «О» и «Θ» для феодосийских выпусков применялась литера «Я».

Существует и другая точка зрения. По данным Директора Феодосийского музея денег А.Р. Олещука, в 1920 г. Симферопольской экспедиции уже не существовало. Как это произошло? Обратимся к истории. В середине июля 1919 г., проведя тщательную ревизию доставшейся от двух предыдущих правительств Крыма готовой типографии в г. Симферополе, Особое Совещание ВСЮР приняло решение об образовании четвертой к тому времени Экспедиции заготовления денежных знаков. Но, по имеющимся сведениям[8], только в середине октября 1919 г. симферопольская ЭЗГБ приступила к печатанию сначала «ВСЮР», а затем и «донских» денежных знаков. Поэтому все денежные знаки, выпущенные в Симферополе, имеют первую букву «Ч» в серии, как отличительную от других экспедиций. К сожалению, проработала данная экспедиция даже неполный месяц. Непонятно почему, но Главное командование ВСЮР решило срочно передислоцировать данную экспедицию для усиления Новороссийской ЭЗГБ, ставшей в это время главной экспедицией Белого Юга, что и было сделано 8 ноября 1919 года[9]. Денежные знаки самого крупного номинала, выпущенные в Симферополе немногочисленны и встречаются достаточно редко. А о том, что они печатались достаточно непродолжительное время, свидетельствуют начальные номера серии, имеющие небольшие номера.

Таким образом, получается, что закрытая и расформированная осенью 1919 г. Симферопольская экспедиция никак не могла в 1920 г. выпускать денежные знаки «новороссийского образца» номиналами в 100 и 250 руб. на «трофейной» бумаге с водяными знаками «грибы», «волны» и «звезды». Где же они печатались? Вывод не вполне очевиден. Либо в Крыму была вновь создана Симферопольская экспедиция, либо выпуск этих дензнаков производился только в Феодосийской экспедиции. Если мы принимаем последнюю версию, то становится понятным, почему для «трофейной» бумаги всегда применяется серия «А», а для бумаги с водяным знаком «мозаика» - всегда серия «Я». Делалось это во избежание путаницы кассового персонала. А также для дополнительного препятствия в подделке денежных знаков. Для окончательного разрешения этого вопроса необходимо продолжить поиски архивных материалов. В настоящее время в центральных архивах России (ГАРФ и РГАЭ) так и не найдено ни одного документа, подтверждающего существование в 1920 г. Симферопольской экспедиции ВСЮР.

Рисунки и тексты лицевых и оборотных сторон денежных знаков ВСЮР образца 1920 г. были одинаковы для всех номиналов. Они отличались только цветом используемой краски. На обороте денежного знака изображен памятник тысячелетия России. На этих денежных знаках стоят подписи Начальника Управления Финансов М. В. Бернацкого и Начальника Кредитной Части Б. К. Сувчинского, который с февраля 1920 г. сменил сенатора Д. И. Никифорова на посту начальника Кредитной части. Должность эта называлась по-разному: директор Кредитной канцелярии (апрель), начальник Кредитной части и Кредитного отдела (июль)[10].

Привезенные из Новороссийска новые 500-рублевки недолго пролежали в Феодосии. Объявление Севастопольской газеты «Юг России» от 3 апреля 1920 г. гласит: «Севастопольское отделение Государственного Банка объявляет, что Феодосийской экспедицией при местном отделении Государственного Банка выпущены в обращение билеты Государственного Казначейства Главного Командования Вооруженных Сил на Юге России 100, 250 и 500 рублевого достоинства образца 1920 года, каковые билеты обязательны к приему в платежи всеми правительственными и частными учреждениями, а также при расчете между частными лицами»[11].

Деятельность фальшивомонетчиков. Фальшивомонетчики не дремали. Вскоре в Крыму, после выпуска в обращение новых денежных знаков, появились и первые их подделки. Так, 6 июня 1920 г. Управляющий Симферопольским отделением Государственного Банка отправил в кредитную часть Управления Финансов ВСЮР срочное донесение с сообщением о появлении в обращении в значительном количестве фальшивых билетов Государственного Казначейства Главного Командования ВСЮР 500 руб. достоинства.[12] Выявленная кассовым персоналом подделка была грубого характера и легко отличалась от подлинных денежных знаков. Подделки были обнаружены днем ранее, 5 июня, когда в числе предъявленных для перевода денег оказалось 8 шт. фальшивых. В соответствии с порядком изъятия из обращения подделок, на изъятые билеты были наложены знаки уничтожения и штемпель «фальшивый», а так же составлен акт. После этого фальшивые билеты были отосланы в ЭЗГБ на экспертизу.

После проведенной экспертизы поддельных денежных знаков, заведующему Ревизионным отделом был направлен рапорт заведующего Контролем при Феодосийской ЭЗГБ, старшего ревизора Маньковского.[13] В нем он сообщал, что выявленная подделка хорошая, мало чем отличающаяся от подлинных дензнаков: лишь при внимательном осмотре, и одновременном сличении с подлинными можно было выяснить различие в печати. Бумага простая, без водяных знаков, но хорошего качества, с поддельным водяным знаком на белом купоне (белилами). Были замечены литеры «АА» с различными номерами.

Эксперт считал, что таких поддельных денежных знаков в обращении значительное количество. Он предполагал, что по всей вероятности, большая партия таких поддельных знаков будет направлена во вновь занятые войсками ВСЮР места Северной Таврии, так как там ввиду еще малого знакомства населения с новыми (новороссийского образца) денежными знаками, фальшивомонетчикам было бы легче сбывать свою продукцию.

Появление значительного количества поддельных денежных знаков, не могло не отозваться весьма неблагоприятно на стоимости вообще денежных знаков ВСЮР, а в особенности в местах Северной Таврии. Положение усугубляло еще и то обстоятельство, что в виду недостатка в денежных знаках мелких купюр, в особенности во вновь занятых белыми местностях, в Феодосийской и Симферопольской Экспедициях печатались денежные знаки 250 и 100 руб. достоинства. А так как их рисунки были тождественны с рисунками 500-рублевок, то это обстоятельство могло дать фальшивомонетчикам легкую возможность приспособить клише поддельных 500 руб. к изготовлению поддельных билетов номиналами в 250 руб. и 100 руб.

Маньковский писал, что необходимо потребовать от Управления Внутренних Дел срочного принятия всех мер для скорейшего раскрытия организации по изготовлению фальшивых денежных знаков. Эксперт с большой тревогой указывал, что «… Если же в ближайшее время такового раскрытия не удастся достигнуть, то нужно будет договориться с Управлением Финансов о необходимости выработать новый, для ускорения печатания – однокрасочный, образец для достоинства 500, 250 и 100 руб., более обеспечивающий от подделки. После изготовление новых денежных знаков этих достоинств в достаточном количестве, можно было бы приступить к немедленному обмену прежнего образца. Изготовление денежных знаков однокрасочного образца на сумму в 9 млрд. руб. заняло бы не более двух месяцев»[14]. Как мы видим, появившиеся фальшивки сильно обеспокоили врангелевских финансовых деятелей.

К рапорту было приложено подробное описание 9-ти фальшивых купюр, представленных для экспертизы в художественный отдел Феодосийской Экспедиции. Оно занимало 4 страницы машинописного текста. Эксперты отмечали, что даже при первом поверхностном взгляде на фальшивые билеты обращает на себя внимание рельефная сетка, при исполнении которой не соблюдены основные условия: ее контур неверен как на лицевой, так и на оборотной стороне; размеры и шрифт надписей также не соответствовали исполненным на настоящем билете.[15]

Так как с мест шли запросы о признаках выявления фальшивых 500-рублевок, в июле 1920 г. Начальник Кредитной части Б. Сувчинский разослал всем Управляющим учреждениями Государственного Банка циркуляр с предупреждением о появлении в обращении фальшивых билетов Государственного Казначейства Главного командования ВСЮР 500 руб. достоинств.[16]

При циркуляре для ознакомления кассового персонала прилагалось по 1 экземпляру фальшивых пятисотрублевых билетов. Начальник Кредитного Отдела обращал особое внимание подчиненных на то, что наиболее существенным признаком недействительности поддельных билетов является сорт бумаги, из которой они изготовлены. Подлинные денежные знаки печатались на английской бумаге с узорчатой сеткой, тогда как бумага фальшивых денежных знаков была более низкого качества, не имела рисунка сетки и отличалась от бумаги настоящих денежных знаков также по цвету (более серого фона). Помимо этого фальшивые билеты имели массу мелких технических недостатков, которые легко могли быть обнаружены путем сравнения их с настоящими билетами.

Первоначально место производства фальшивых денежных знаков 500 руб. достоинства не было точно установлено. Называли то Феодосию (на Сарыгозе), то Симферополь. На поиски фальшивомонетчиков были мобилизованы все силы уголовного розыска Крыма. Через полтора месяца после обнаружения первых фальшивых 500-рублевок, фальшивомонетчики были арестованы. 24 июля 1920 г. Севастопольский градоначальник сообщил в Управление Финансов об успешном завершении мероприятий по поиску преступников.

Чинами Севастопольского уголовно-розыскного отделения 17 июля были задержаны постоянно проживающие в Севастополе мещанин Андрей Максимович Черножуков по профессии литограф и крестьянин Полтавской губ. Феофил Гаврилович Бахмут; у первого оказался вполне оборудованный станок для выделки фальшивых денег, а у второго более 3 млн. рублей фальшивых билетов 500 руб. достоинства Главного Командования ВСЮР выпуска 1920 г. Отличить фальшивый от настоящего билета Государственного Казначейства можно было по водяным знакам, которых на фальшивых дензнаках не имелось. Оба задержанных сознались в приготовлении и сбыте фальшивых денег. Затем началось дознание по делу и розыск всех причастных к делу лиц.

Расследование установило, что около 1 млн. рублей фальшивых денег было сдано упомянутыми лицами проживающему в Севастополе Захарию Калиновичу Ковальскому, который, при помощи своей сожительницы Марии Ивановны Ткаченко и других лиц, успел сбыть часть денег в Мелитопольский уезд.[17] В результате розыскных мероприятий, большая часть фальшивок была изъята при арестах распространителей. Об этом 28 июля 1920 г. Мелитопольское отделение Государственного Банка сообщило в Кредитный отдел Управления Финансов. [18]

Фальшивые денежные знаки были доставлены Отделению Начальником Общеуголовного розыска г. Мелитополя и его уезда в сумме 769.000 руб. На фальшивки были наложены штемпеля гашения, из их числа 9 экземпляров серий АД-020, АВ-028, АВ-030, АА-038, АБ-042, АГ-059, АА-071, АБ-082, АБ-090 Отделением отосланы в г. Феодосию для определения признаков фальшивости.

Как видно из архивных материалов, всего фальшивомонетчики изготовили примерно 8000-9000 экземпляров поддельных 500-рублевых билетов на сумму около 4,5 млн. руб. Из них в ходе арестов и конфискации фальшивок, было изъято около 4 млн. руб.

После завершения следственных действий дело фальшивомонетчиков было передано в суд. 22 сентября 1920 г. Председатель Севастопольского Военно-Морского суда, где слушалось дело, сделал запрос в Кредитный отдел Управления Финансов о присылке эксперта. В ответ 27 сентября Кредитный отдел уведомил Председателя Севастопольского Военно-Морского суда, что в качестве эксперта по распознанию фальшивых кредитных билетов на заседание суда 2/15 октября к 10 часам утра будет командирован кассир Севастопольского отделения Государственного Банка А. М. Миняев.[19] Как сложилась судьба фальшивомонетчиков – нам не известно. Скорее всего, после вынесения приговора преступники не успели понести заслуженного наказания, т.к. в конце осени 1920 г. войска Красной армии прорвали оборону белых и перешли в наступление.

Перемирие Советской России с Польшей изменило сложившуюся ситуацию. В конце октября пять красных армий Южного фронта (командующий М. Фрунзе), в том числе две конные армии (общая численность войск фронта - свыше 130 тыс. человек), обрушились на Русскую армию Врангеля. За неделю они освободили Северную Таврию, а затем, прорвав перекопские укрепления, двинулись в Крым. 12 ноября 1920 г. Красная армия заняла Симферополь. 14 ноября пала Феодосия, на следующий день – Севастополь. Остатки Русской белогвардейской армии на транспортных судах эвакуировались в Константинополь. В Крыму установилась советская власть. Что касается бумажных денежных знаков, выпускавшихся Главным командованием ВСЮР, то по решению советской власти все они были аннулированы и запрещены к использованию на территории Советской России.



[1] Лазарев В.А., Баранов А.Г. История выпуска донских денежных знаков // Нумизматический альманах. – 2006. – №1. – С. 31.

[2] ГАРФ. Ф. 3426. Оп.1. Управление финансов ВСЮР. Д. 10. Переписка по вопросам, касающимся снабжения денежными знаками учреждений Банка и Казначейств. Л. 18. Рапорт Заведующего Контролем при Феодосийской ЭЗГБ, старшего ревизора Маньковского.

[3] ГАРФ. Ф. 3426. Оп.1. Д. 10. Л. 18.

[4] Олещук А.Р. Денежные выпуски Ростовской-на-Дону конторы Государственного банка и Вооруженных Сил на Юге России, выпущенные на территории Украины и Крыма // Труды I Всероссийской конференции бонистов. «Нумизматический форум 2007». Москва, ЦВЗ «Манеж» - 7 сентября 2007 г.

[5] ГАРФ. Ф. 3426. Оп.1. Д. 10. Л. 85.

[6] ГАРФ. Ф. 3426. Оп.1. Д. 10. Л. 18 об.

[7] Рябченко П.Ф., Бутко В.И.  Полный каталог бумажных денежных знаков и бон России, СССР, стран СНГ (1769–1994 гг.).Киев: Издат.-культурологич. центр «Софiя» – «Лiсбанк», 1995. – 2-е изд., перераб. и доп. – С. 106-109.

[8] Дьяков И. Деньги делались в Крыму // Крымская правда. – 2003. – 8 октября.

[9] Олещук А.Р. Денежные выпуски Ростовской-на-Дону конторы Государственного банка и Вооруженных Сил на Юге России, выпущенные на территории Украины и Крыма // Труды I Всероссийской конференции бонистов. «Нумизматический форум 2007». Москва, ЦВЗ «Манеж» - 7 сентября 2007 г.

[10] Владимирский М. Уточнение атрибутики казначейских билетов главного командования ВСЮР // Коллекционер. – М., 2005. – С. 274.

[11] Юг России. – 1920 – 3 апреля.

[12] ГАРФ. Ф. 3426. Оп. 1. Д. 16. Л. 15.

[13] ГАРФ. Ф. 3426. Оп. 1. Д. 16. Л. 18.

[14] ГАРФ. Ф. 3426. Оп. 1. Д. 16. Л. 18 об.

[15] ГАРФ. Ф. 3426. Оп. 1. Д. 16. Л. 24, 24 об, 25, 25 об.

[16] ГАРФ. Ф. 3426. Оп. 1. Д. 16. Л. 37.

[17] ГАРФ. Ф. 3426. Оп. 1. Д. 16. Л. 39, 39 об.

[18] ГАРФ. Ф. 3426. Оп. 1. Д. 16. Л. 45.

[19] ГАРФ. Ф. 3426. Оп. 1. Д. 16. Л. 61.

 

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 
[an error occurred while processing this directive]