на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

    Баранов А. Г. О выпуске бумажных денежных знаков в г. Новороссийске в 1918 г. // Научные труды Московского гуманитарного университета. - М., 2007. - Вып. 83. - С. 15-19.

 Выпуски дензнаков в г. Новороссийске в 1918 г.

А.Г. Баранов (Москва)

 

В конце 1917 г. Новороссийск, как и другие города Юга России, захлестнула волна неплатежей вызванных разменным кризисом. Из-за октябрьских революционных событий, денежные подкрепления от Государственного банка для местных кредитных учреждений, и без того довольно скудные, совсем перестали поступать. В период двоевластия, а скорее – безвластия, когда представители разных партий пытались перехватить властные полномочия друг у друга, было не до решения вышеназванных проблем. Однако довольно скоро победившим большевикам и их союзникам пришлось разгребать ими же и спровоцированные серьезные экономические проблемы.

В Новороссийске советская власть была установлена с 14 (1) декабря 1917 г. и просуществовала до 26 августа 1918 г., продержавшись более 8 месяцев. Активным участником в установлении советской власти был Рубин Абрам Израилевич (Авраам Азариевич) (1883-21.10.1918, Пятигорск), член большевистской партии и делегат 2-го Всероссийского съезда Советов (1917). С марта 1918 г. он становится председателем исполкома Совета Черноморской губернии.

После установления советской власти, в здании бывшей резиденции губернатора Черноморской губернии (на ул. Дмитриевской, ныне ул. Энгельса) разместился исполком Новороссийского Совета рабочих и солдатских депутатов, а затем Черноморский губернский центральный Исполнительный Комитет. Именно в этом здании принимались многие решения о выпуске местных денежных знаков.

Довольно быстро вся законодательная и исполнительная власть была сосредоточена в руках Черноморского губернского центрального Исполнительного Комитета. В соответствии с «революционной модой», на территории Черноморской губернии была провозглашена Черноморская советская республика. Затем она вошла в состав Кубано-Черноморской советской республики. Произошло это после принятия 30 мая 1918 г. соответствующей резолюции III Чрезвычайного съезда Советов народных депутатов Кубано-Черноморья[1]. В июне 1918 г. А.И. Рубин был избран председателем ЦИК Кубано-Черноморской советской республики, а с 7 июля 1918 г. он стал председателем ЦИК Северо-Кавказской советской республики. Абрам Израилевич был ярким большевиком и представителем своей нации. Особенно он отличился во время событий, связанных с фактическим разгромом Черноморского флота России, когда часть кораблей была затоплена, часть интернирована, а часть подняла «желто-блакитный» украинский флаг. В конце-концов, А.И. Рубин, в числе других комиссаров, был расстрелян 21 октября в Пятигорске, по приказу командарма Сорокина.

Так как местные советские власти оказались совсем без денег, то нужно было находить какой-то выход из сложившегося положения. Первоначально были использованы хранившиеся в Новороссийском отделении Государственного банка нереализованные запасы государственных процентных бумаг. Делалось это в соответствии с Декретом СНК «О выпуске в обращение облигаций «Займа Свободы» в качестве денежных знаков[2]. К обращению были приняты облигации до 100 руб. включительно, по номинальной цене, с отрезанными купонами. В Новороссийске на таких облигациях «Займа Свободы» каучуковым штемпелем наносилась надпись: «Номинальная цена 20 (40, 50, 100) руб. Новорос. Отд. Госуд. Банка». На отрезанных купонах от «Займа Свободы» наносилась надпечатка «Уплата гарантируется Новоросс. Отд. Госуд. Банка» и ставилась круглая печать банка. Аналогичным образом в качестве денежных знаков оформлялись и купоны от 5½ % облигаций государственного военного краткосрочного займа 1915 и 1916 г. После преобразования Государственного Банка в Народный Банк, текст надпечатки на купонах был изменен: «Уплата гарантируется Новоросс. Отд. Народн. Банка». Тексты всех надпечаток выполнены по правилам старой орфографии[3].

Затем, в соответствии с декретом Совнаркома об аннулировании государственных процентных бумаг, была проведена регистрация облигаций, которые разрешено было использовать как денежные знаки. Для этого, от облигаций 5½ % государственного военного краткосрочного займа 1915 и 1916 г. номиналами в 50 и 100 руб. отрезались купонные листы и каучуковым штемпелем наносилась надпись: «Стоимость без купонов ….. руб. Новорос. Отд. Госуд. Банка».

Выпуск в обращение денежных суррогатов на основе государственных процентных бумаг в качестве дензнаков, не решил проблему. В Новороссийском отделении Государственного Банка, по примеру других городов Юга России, решили начать подготовку к выпуску местных разменных денег. Для защиты от подделки, особенно учитывая слабую полиграфическую базу, имевшуюся в городе, новые дензнаки печатались на бланках вексельной бумаги, имевшей водяные знаки. Из планируемых к выпуску кредитных билетов Новороссийского отделения Государственного банка к настоящему времени известна только недопечатанная сторублевка, оборотную сторону которой мы приводим в качестве иллюстрации. Эта сторублевка является самой редкой из всех денежных знаков Новороссийска[4]. До сих пор не известно, отчего эта эмиссия местных кредитных билетов не была осуществлена.

В апреле 1918 г. Новороссийским Советом Рабочих депутатов для выпуска местных денег использовались бланки чеков Государственного банка розового цвета, изготовленные Петроградской Экспедицией. Эти чеки имели водяной знак, что в определенной степени защищало их от подделки. Так как для размена крупно-номинальных купюр требовались более мелкие денежные знаки, решили выпускать наиболее востребованный денежный знак в 25 рублей. В отделении Государственного банка Совету Рабочих депутатов был открыт счет № 21374, на который помещались крупно-номинальные денежные знаки. Они являлись обеспечением выпускавшихся 25-рублевок.

Выпускавшиеся чеки оформлялись следующим образом. На лицевой стороне ставились штамп «Новороссийское отделение» и круглая печать Городской Комиссии Новороссийского Совета Рабочих Депутатов. Красными чернилами проставлялся номер счета, а черными чернилами писался номинал (25 руб.). Затем, в напечатанном тексте: «Прошу перечислить с моего текущего счета на» слово «перечислить» зачеркивалось и от руки писалось «уплатить». В конце предложения дописывался номинал – «двадцать пять рублей». Таким образом, новый текст чека читался так: «Прошу уплатить с моего текущего счета двадцать пять рублей». Удостоверяли чек собственноручные подписи Комиссара Городского Хозяйства и Члена комиссии.

На оборотной стороне выпускавшегося чека ставился банковский акцепт: «Уплату по настоящему чеку Новорос. Отд. Госуд. Банка гарантирует в течение трех месяцев Управляющий Контролер Кассир», а также круглая банковская печать.

Более известными являются бланки чеков Черноморского губернского центрального Исполнительного Комитета номиналами в 3, 5, 10, 25, 50, 75 и 100 руб. В законченном виде эти чеки практически не встречаются. Для их изготовления в одной из местных типографий были заказаны бланки чеков, по своему дизайну отдаленно напоминающие бланки чеков ЭЗГБ, но более упрощенные. Формальным обеспечением чеков считался счет № 217758, открытый в Новороссийском отделении Государственного банка на имя Черноморского губернского центрального Исполнительного Комитета. Судя по анализу коллекционного рынка, бланки чеков Черноморского губернского центрального Исполнительного Комитета были изготовлены в конце лета 1918 г., незадолго до эвакуации органов советской власти из Новороссийска. Именно поэтому до нашего времени они дошли только в виде бланков.

В конце августа 1918 г., после занятия Новороссийска войсками Добровольческой армии, теперь уже белым властям пришлось озаботиться финансовым состоянием Черноморской губернии. Первым мероприятием стало создание в освобожденных городах местных финансовых органов. Так, в Новороссийске, 30 августа 1918 г. Черноморский военный губернатор, полковник гвардии Кутепов издал приказ № 31, в котором говорилось, что вследствие полной разрухи финансов, созданной большевистским правлением в Черноморской губернии учреждается Финансовая Комиссия. Ее задачами являлось приведение в надлежащий порядок финансового дела, изыскание средств на пополнение казны, рассмотрение смет расходов в правительственных установлениях и обсуждение разного рода финансовых предположений.[5] В состав Комиссии были назначены: Председателем – управляющий отделением Русского для внешней торговли Банка Юргенсон, членами: новороссийский городской голова, председатель Новороссийского биржевого комитета Ф.С. Леонтович, председатель правления общества цементного завода «Бетон» Садило, податной инспектор статский советник Павлович, управляющий отделением Азовско-Донского коммерческого Банка Кецельман и управляющий отделением Русского Торгово-Промышленного банка Эдельштейн.

Опыт работы таких комиссий сразу показал, что без регулярных денежных подкреплений единообразными денежными знаками невозможно было в полной мере восстановить хозяйственную жизнь, торговлю и провести унификацию денежного обращения. Частичным выходом из создавшегося тяжелого положения с денежной наличностью стала регистрация облигаций «Займа Свободы». Эти облигации с 8 купонами выпускались в обращение по курсовой стоимости 85% от номинала. Для этого на них налагался каучуковый штемпель со следующим текстом «… руб. … коп. Облигация эта с 8 (восемью) купонами выпущена Новороссийским Отд. Государственного Банка в качестве денежного знака в сумме… (…) рубля». Подобным образом регистрировались и выпускались в обращение в качестве денежных знаков и другие государственные процентные бумаги[6].

В октябре 1918 г. высшим командованием Добровольческой армии было достигнуто соглашение с правительством Всевеликого Войска Донского о снабжении Новороссийского отделения Государственного банка денежными знаками донского образца, выпускаемых Ростовской Конторой Государственного банка. С поступлением в Новороссийск донских рублей, начался постепенный обмен выпускавшихся местных денег.

 

 



[1] Борьба за Советскую власть на Кубани в 1917–1920 гг. : Сб. документов. – Краснодар, 1957. – С. 262.

[2] Декрет СНК от 30 января (12 февраля).

[3] Тексты надпечаток см.: Кардаков Н. Каталог денежных знаков России и Балтийских стран 1769-1950. – Берлин, 1953. – С. 138-139.

[4] Рябченко П.Ф. Полный каталог бумажных денежных знаков и бон России, СССР, стран СНГ (1769-1994). – Киев, 1995. – С. 179.

[5] ГАРФ. Ф. 439. Оп. 1. Д. 112. Приказы Черноморского военного губернатора по гражданской части (типографские экз.). Л. 2, 3.

[6] Кардаков Н. Каталог денежных знаков России и Балтийских стран 1769-1950. – Берлин, 1953. – С. 138-139.

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 
[an error occurred while processing this directive]