на главную страницу

 
 

    АДЫГЕЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

 

На правах рукописи

 

Баранов Александр Геннадьевич

 

 

Денежное обращение и эмиссии

на Северном Кавказе в 1917-1920 гг.

 

07.00.02 – Отечественная история

 

Диссертация

на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

 

 

Научный руководитель

доктор исторических наук,

профессор Э.А. Шеуджен

 

Майкоп, 1998

Оглавление

 

Введение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3-16

Глава 1. Бумажные денежные знаки как источник изучения финансово-экономических отношений

1.     Общие подходы к изучению бумажных денежных знаков . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 17-24

2.     Приемы и методы источниковедческого анализа бумажных денежных знаков . . . . . . . . . 25-50

Глава 2. Характер денежного обращения в годы гражданской войны

2.1.Углубление кризисных явлений в финансово-экономической системе Российского государства ... . 51-70

2.2.Мероприятия советского правительства в сфере денежного обращения . . .. . . . . . . . . . . . . . . . . . . 71-94

Глава 3. Несоветские правительственные выпуски денежных знаков

3.1.Эмиссионная политика и бумажные денежные знаки Добровольческой армии . . . . . . . . . . . . . . . . . 95-113

3.2.Денежное обращение при Кубанском краевом правительстве . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .. . . 114-143

Глава 4. Местные и частные эмиссии

4.1.Денежные знаки Кубани . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .. 144-161

4.2. Денежные знаки Ставрополья . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .. . . . . . . . . . 162-169

4.3. Выпуски Терско-Дагестанского края . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 170-185

Заключение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .186-189

Список источников и литературы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .. . . . . . . . . .190-199

Приложение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .. . . . . . . . . .200-237

Сноски

 

Введение

 

История денежного обращения относится к проблемам традиционно малоисследуемым в отечественной историографии, несмотря на то, что ее разработка позволяет ввести новые характеристики в изучение финансово-экономической истории Российского государства. Широкомасштабные эмиссии периода гражданской войны в России, произошедшие на фоне распада денежной системы, являются не только беспримерными в истории денежного обращения, но и выявляют сферы взаимодействия определяющих политических и социально-экономических процессов. Значимость местных эмиссий заключалась не только в количестве различных денежных знаков, выпущенных на местах, но и в фактическом возникновении обособленных денежных систем.

Важно отметить и то обстоятельство, что переломные моменты истории требуют новых, углубленных исследовательских подходов, выработка которых невозможна без обращения к местной, региональной истории. Северный Кавказ в этом плане представляет наибольший интерес для изучения характера и причин местных денежных эмиссий в силу особенностей гражданской войны в этом регионе, связанных с его географическим, политическим, социально-экономическим и военно-стратегическим положением.

Учитывая характер кризисных явлений в экономике современной России, практическое значение приобретает изучение причин распада единой денежной системы. Обращение к периоду гражданской войны позволяет установить органичную взаимообусловленность усиления политической конфронтации в обществе и глубины финансово-экономического кризиса. Целый ряд явлений: потеря доверия к национальной валюте, инфляция, денежный голод, разменный кризис, определявших характер денежного обращения в годы гражданской войны, проявляется и в экономике современной России, приобретая все более выраженные черты.

Проблема денежного обращения в северокавказском регионе в годы гражданской войны до настоящего времени не стала объектом специального изучения. Всю имеющуюся по теме литературу можно условно разделить на три группы: труды по теории и практике денежного обращения, носящие общий, обзорный характер; работы, в которых бумажные денежные знаки исследовались как исторический источник, и отдельные публикации, рассматривающие денежное обращение и денежные знаки Северного Кавказа.

В 20-е гг. были предприняты первые попытки осмыслить беспрецедентные события, протекавшие в денежном обращении России.1 Авторы этих публикаций заложили основу для изучения истории денежного обращения в годы гражданской войны. Ими рассматривалась роль денег в народном хозяйстве, их функции, покупательная сила денег. На примере России и других европейских стран раскрывались понятия порчи денег, аннулирования бумажных денежных знаков, восстановления ценности и девальвации денег. К сожалению, выпустив свои работы по "горячим следам" событий, авторы не смогли в полной мере привлечь богатый фактический материал, накопленный в годы гражданской войны.

В последующие годы была продолжена публикация работ, носящих общетеоретический, обобщающий характер.2 К числу положительных их характеристик можно отнести широкое привлечение ранее неизвестных источников. Кроме эмиссий денежных знаков центральных органов советской власти в них были рассмотрены денежные выпуски в Туркестане, Закавказье и на Дальнем Востоке. Однако Северный Кавказ в поле зрения исследователей, к сожалению, не попал.

В 90-е гг. проблема истории денежного обращения приобретает особую значимость в связи с проводимыми в России экономическими реформами. Вышли новые работы, в которых подробно исследовалось становление денежной системы молодого советского государства в 1917-1920 гг. Рассматривалась история рубля как денежной единицы, влияние денежной системы на экономику страны.3

В историографии выделяется ряд исследований, отразивших уровень разработки различных направлений проблемы привлечения денежных знаков как исторических источников при изучении финансово-экономических отношений.4 Подобные исследования положили начало каталогизации, систематизации материалов отечественной бонистики, явились первым шагом в изучении бумажных денежных знаков и бон как исторических документов. Благодаря проведенным изысканиям стало возможным рассмотрение денежных знаков как самостоятельного предмета исследования, сложились определенные традиции, принципы и методика изучения процессов, происходящих в денежном обращении, начал вырабатываться понятийный аппарат.5

Традицию изучения бумажных денежных знаков как источников изучения финансово-экономических отношений продолжил Р.И.Тхоржевский.6 В его работах подробно рассмотрено применение метода комплексного анализа бумажных денежных знаков, приемы и методы работы с ними как с историческими источниками.

Анализ историографических источников позволяет утверждать, что наряду с формированием круга общих проблем стал определяться исследовательский интерес к истории денежного обращения в отдельных регионах страны. Эта тенденция была характерна и для Северного Кавказа. Начало исследованиям проблемы денежного обращения и эмиссий бумажных денежных знаков на Северном Кавказе положили статьи, публиковавшиеся в 20-х гг. в изданиях Всероссийского общества коллекционеров (ВОК).7. Важную роль в изучении денежных знаков сыграла деятельность северокавказского краевого отдела Всероссийского общества коллекционеров.8 После образования общества его члены стали публиковать статьи по истории денежного обращения.9

         В 1928 г. северокавказские исследователи основали так называемую “стенную газету” “Северо-Кавказский коллекционер”.10 На ее страницах публиковались статьи известного исследователя бумажных денежных знаков Северного Кавказа В.М.Соколова.11 Значительный интерес представляют работы научного сотрудника северокавказского краевого музея революции В.И.Кутилина.12 Сообщения об отдельных местных денежных эмиссиях публиковались и другими исследователями.13 В середине 30-х гг. добровольное Всероссийское общество коллекционеров прекратило свое существование, и лишь отдельные энтузиасты продолжали поисковую работу по изучению отечественных денежных знаков.

В начале 60-х гг. интерес к бумажным денежным знакам снова возрос. На страницах журналов появляются статьи по истории денежного обращения, в том числе написанные по материалам северокавказского региона.14

Современный этап изучения бумажных денежных знаков Северного Кавказа характеризуется большим количеством специальных публикаций, появляются статьи, посвященные проблеме денежного обращения в регионе в 1917-1920 гг.15 Несмотря на заметное усиление интереса к данной проблеме, в аннотированном описании опубликованных книг и каталогов по бонам отмечается недостаточное внимание исследователей к истории денежного обращения северокавказского региона.16

Подводя итог историографическому обзору, можно сделать вывод о том, что данная тема сложилась как исследовательская проблема, сформировались основные направления ее изучения, наметились приемы и методы исследования. Денежные знаки все чаще вводятся в оборот как исторические источники.

Объектом исследования является денежное обращение и эмиссии на Северном Кавказе в 1917-1920 гг. Предметом исследования стали закономерности и специфические черты, характеризующие денежное обращение региона в годы гражданской войны.

Географические рамки исследования охватывают северокавказский регион, имевший важное экономическое и военно-стратегическое значение, оказавшись на пересечении неординарных событий гражданской войны. Определяя географические границы, важно отметить, что название территории, внутренние и внешние границы, административное устройство менялись на протяжении всего изучаемого периода.

Хронологические рамки работы охватывают 1917 - 1920 гг., что позволяет исследовать денежные эмиссии как советских, так и не советских эмитентов в процессе характерной для гражданской войны смены различных политических режимов, стремившихся проводить самостоятельную финансово-экономическую политику.

Целью работы является исследование причин распада единой денежной системы России и процессов, происходивших в денежном обращении на Северном Кавказе в экстремальных условиях гражданской войны. Исходя из цели работы, определяются следующие задачи:

-проанализировать степень и уровень историографического исследования проблемы;

-расширить источниковую базу за счет введения в исторический оборот нетрадиционных источников - бумажных денежных знаков, совершенствования методов и приемов их обработки;

-рассмотреть влияние изменений исторической среды на процессы в денежном обращении;

-изучить специфичные черты денежного обращения на Северном Кавказе;

- описать наиболее значительные эмиссии денежных знаков.

Использовавшиеся для написания работы источники можно условно разделить на группы: опубликованные документы; архивные материалы, периодическая печать и денежные знаки.

К опубликованным документам относятся декреты Совета Народных Комиссаров, в которых сообщалось о революционных преобразованиях в финансово-экономической системе государства;17 декреты о переходе на новое летоисчисление и о правилах новой орфографии, что нашло отражение в бумажных денежных знаках как государственных документах;18 документы центральных органов государственной власти, инструкции и постановления Народного Комиссариата Финансов, позволяющие выяснить характер революционных преобразований в финансово-экономических отношениях, проводившихся на советской территории.19 Руководствуясь этими декретами и постановлениями, местные органы советской власти проводили выпуск своих денежных знаков. К этой группе следует отнести декреты и постановления местных советских органов государственной власти, инструкции и протоколы заседаний.20 В частности, в декретах, инструкциях и протоколах II Кубанского областного Съезда Советов содержится важная информация о денежном обращении, о выпуске местных денежных знаков, о кредитно-финансовой политике органов советской власти. В протоколы Кубано-Черноморского ЦИК вошли сведения о выпуске разменной монеты в виде бон. В известиях Кубанского, Кубано-Черноморского, Северо-Кавказского ЦИК имеется большой объем информации, касающейся денежного обращения: аннулирование; обмен денежных знаков; порядок выпуска местных бон; условия хождения денежных знаков различных органов власти; объявления местных органов власти, информирующие население об изменениях в денежном обращении на конкретной территории, подконтрольной этим органам власти.

К данному типу источников относятся приказы финансовых отделов, обязательные постановления, объявления комиссариата финансов и финансовых отделов исполнительных комитетов советов народных депутатов. В них содержится информация о порядке действия и прекращении хождения денежных знаков, их курсовая стоимость, порядок приема в платежи и расчета между гражданами.

Существенную по значимости группу составляют неопубликованные источники, выявленные в фондах Государственного архива Краснодарского края (ГАКК), Государственного архива Республики Адыгея (ГАРА), архивном отделе администрации Армавира.

Значимые документы, касающиеся сферы денежного обращения на Кубани в 1917 - 1920 гг., извлечены из архивных фондов Кубанского краевого правительства.21 В делах канцелярии находятся выписки из протоколов заседаний Совета Кубанского краевого правительства по финансовым вопросам, таким как: организация и порядок выпуска местных бон, выделение помещений, оборудования, технических средств и расходных материалов для печати денежных знаков.22 Приказы Кубанского краевого правительства, обязательные постановления и объявления ведомства финансов содержат информацию о порядке возникновения, действия и прекращения хождения денежных знаков, их курсовой стоимости, порядке приема в платежи и расчетов между гражданами.23

В делах ведомства путей сообщений найдены материалы по выпуску заемных билетов Владикавказской железной дороги.24 В делах сочинской городской думы находятся документы о выпуске в обращение городских бон образца 1918 г.25

В Государственном архиве Республики Адыгея (ГАРА) обнаружены материалы по организации денежного обращения в Майкопском отделе.26 В приказах, постановлениях и объявлениях Майкопского совета народных депутатов содержатся подробные сведения по вопросам аннулирования, обмена денежных знаков; о порядке выпуска местных бон, условиях хождения денежных знаков различных органов власти, об ответственности органов власти и частных лиц за нарушение правил денежного обращения. В делах Майкопской городской управы содержатся документы о выпуске в обращение в 1920 г. расписок управы.27

В архивном отделе администрации Армавира обнаружены материалы о выпуске армавирских гарантированных чеков, а также циркуляры управляющего Армавиро-Туапсинской железной дороги по денежному обращению.28

Значительный пласт документов и материалов извлечен из газет и журналов Северного Кавказа.29 В прессе, как правило, публиковались основные официальные документы: постановления, указы и директивы Временного правительства, Кубанской рады, Кубанского краевого правительства, декреты Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров. Некоторые из них впоследствии вошли в сборники документов или отложились в фондах архивов, но есть и такие, для которых единственной формой публикации стала периодическая печать. Не меньшее значение имеют корреспонденции, содержащие достаточно подробную информацию о выпуске тех или иных денежных знаков. По информационной отдаче они различны: часть из них представляет материалы, написанные "по горячим следам" событий, другая - ретроспективные сюжеты.

Большое количество документов, касающихся истории денежного обращения на Северном Кавказе, обнаружено в стенной газете “Северо-Кавказский коллекционер”. В этом издании публиковались хранившиеся в краевом музее революции (г. Ростов-на-Дону) различного рода объявления, приказы, распоряжения и постановления, касавшиеся денежного обращения на территориях подконтрольных местным правительствам.30

К широко использованным в работе источникам, относятся бумажные денежные знаки, являющиеся специфической разновидностью письменных государственных документов. Данная группа источников исследовалась по материалам личных коллекций В.И. Подберезного, В.А. Лазарева и автора, фонда "Денежные знаки" Национального музея Республики Адыгея. Отдельные денежные знаки обнаружены в фондах Государственного архива Краснодарского края.31

Денежные знаки можно отнести к наиболее объективным документам истории не только в силу их официального происхождения, но также и ввиду общественно-рыночной их значимости, как показателя материального положения. Помимо этого, денежные знаки символизируют изменения политических событий, войны, смену властей, идеологию правящих классов, борьбу партий. Эволюция общества, сдвиги в поведении общественных классов, победы и поражения в политической борьбе, явные и скрытые закулисные влияния на правительство - все это находит отражение в денежных знаках - памятниках эпохи.

Аналитическая работа с бумажными денежными знаками предполагает использование специальной справочной литературы в виде каталогов денежных знаков, содержащих достоверные сведения о месте, времени их выпуска и характере эмиссий.32 В каталогах систематизировано огромное количество информации и статистических данных, в них содержатся сведения об эмитенте, месте и дате выпуска, номинале купюр, названии денежных единиц, разновидностях денежных знаков.33

Методологической основой работы являются принципы историзма, научной объективности, системности. Принцип историзма позволяет изучить опыт эмиссионной политики, подвергнуть конкретно-историческому анализу разноплановые события и процессы, протекавшие на Северном Кавказе в годы гражданской войны, дать их оценку с учетом исторической ситуации. Реализация принципа объективности стала возможной благодаря привлечению нетипичных для отечественной историографии источников, к которым относятся бумажные денежные знаки. Принцип системности позволяет рассматривать денежное обращение как функционально-значимую, одну из наиболее уязвимых частей финансово-экономических отношений в экстремальных условиях гражданской войны.

Характер выявленных документов придает особый смысл вопросу эффективности исследовательских методов. В работе применяются специально-исторические методы: историко-сравнительный, историко-типологический, историко-системный, проблемно-хронологический. Наряду с ними использован метод комплексного анализа, основанный на применении методик вспомогательных исторических дисциплин: геральдики, палеографии, сфрагистики, хронологии, метрологии, иконографии, орнаментологии, филателии и эпиграфики.

На основе выявленных документов, их систематизации и анализа наметился круг проблем, определивших структуру работы. Характеру исследования свойственны как аналитические, так и описательные элементы.

Научная новизна работы в том, что в исследовании впервые комплексно рассмотрены наиболее значительные эмиссии бумажных денежных знаков на Северном Кавказе, в число которых входят эмиссии Добровольческой армии и Кубанского краевого правительства, на основе которых строилось денежное обращение сил контрреволюции юга России, местные и частные выпуски трех основных регионов Северного Кавказа: Кубани, Терско-Дагестанского края и Ставрополья.

Практическая значимость работы состоит в том, что ее результаты могут быть использованы при изучении курса отечественной истории в вузах и средней школе. На основании информации, содержащейся в диссертационной работе, разработаны и читаются студентам исторического факультета Адыгейского государственного университета специальные курсы “История денежного обращения в России” и "Отечественная бонистика".

Диссертация прошла апробацию на кафедре истории отечества Адыгейского государственного университета, одобрена и получила рекомендацию к защите. Основные теоретические положения и выводы диссертационного исследования изложены автором в ряде публикаций, в докладах и сообщениях на научных конференциях.

 

 

 

Глава 1. Бумажные денежные знаки как источник изучения финансово-экономических отношений.

1.1. Общие подходы к изучению бумажных денежных знаков и бон

 

Бумажные денежные знаки относятся к государственным документам, играющим важную роль в системе социально-экономических и политических отношений как внутри страны, так и между государствами. Они являются строго документальными, объективными свидетельствами многих исторических событий в жизни общества.

         В денежных знаках эмитент выражает свою идеологию с помощью эмблем (гербов), девизов, текстов, рисунков, орнамента, печатей, а также других элементов и свойственных денежным знакам признаков. По сравнению с монетой бумажные денежные знаки дают больше возможностей для выражения политических взглядов и интересов. Изучение элементов, признаков на бумажных денежных знаках, бонах породило особую дисциплину - бонистику.34

         Специфический характер исторического развития нашей страны, которая менее чем за сто лет сделала скачок от феодализма к капитализму, а затем - от капитализма к новому общественному строю, вызвал серьезные пертурбации в ее денежном обращении. Пожалуй мало, где в мире были такие обширные по объему и разнообразию выпуски денежных знаков и бон, как в нашей стране. Наибольшее их количество приходится на период гражданской войны 1917 - 1920 гг.

Некоторые эмиссии периода гражданской войны в номинальном исчислении достигали астрономических сумм, исчислявшихся в миллиардах и триллионах рублей, другие известны только в пробных экземплярах. До сих пор историки находят боны и денежные знаки того периода, о которых не было ранее известно.

         По неполным данным за период революции и гражданской войны было выпущено более 14 тыс. наименований бумажных денежных знаков, бон и денежных суррогатов.35 Сейчас эти бумажные денежные знаки как документы прошлого сохраняются в архивах, музеях и личных коллекциях. Вся эта масса исторических источников пока еще досконально не исследована. Фундаментальных исследований по истории обращавшихся на территории России бумажных денежных знаков и бон нет.

         Историк в своей работе должен учитывать огромное значение бумажных денег, отражающих общественно-экономические условия жизни общества. Бумажные денежные знаки являются ценным историческим свидетельством и требуют изучения в совокупности с другими государственными документами.

         При изучении бумажных денежных знаков периода революции и гражданской войны необходимо учитывать то обстоятельство, что любая денежная эмиссия тесно связана с интересами определенного класса и политической конъюнктурой. Необходимость подобного подхода подчеркивается в многочисленных публикациях.36

Для того чтобы исследовать бумажные денежные знаки, боны необходимо провести их классификацию по определенным признакам. В современной историографии, в зависимости от цели исследования, классификация бумажных денежных знаков может быть сделана с разных позиций, а именно со следующих точек зрения: хронологического подхода; социально-экономической характеристики природы денежного знака; технико-производственной характеристики, предполагающей рассмотрение особенностей изготовления того или иного денежного знака; его внешнего вида.37

Хронологический подход позволяет систематизировать все денежные знаки в зависимости от даты их выпуска, что дает возможность обособить в качестве самостоятельного объекта изучения денежные знаки конкретного периода.

         Социально-экономическая характеристика природы бумажных денежных знаков дает основание для их исследования в зависимости от этапа исторического развития страны, во время которого проводилась эмиссия того или иного денежного знака; характеристики эмитента; вида эмиссии и ее характера; принадлежности денежного знака к той или иной форме денег; сферы и территории функционирования знака.38

         При исследовании бумажных денежных знаков в зависимости от этапов исторического развития могут быть выделены группы знаков, выпущенных в России в разные периоды. С позиции социально-экономической характеристики эмитента следует различать денежные знаки, выпушенные правительствами Российской империи, Временным правительством, советским правительством, местными органами советской власти, контрреволюционными органами власти, предприятиями государственного и негосударственного секторов экономики. В зависимости от вида эмиссии могут быть выделены денежные знаки, выпущенные в централизованном и децентрализованном порядке.

         По характеру эмиссии известны денежные знаки, выпускавшиеся для покрытия расходов государства, органов власти, а также знаки, эмитированные в порядке краткосрочного кредитования товарооборота. По принадлежности к той или иной форме денег могут быть выделены знаки, являвшиеся кредитными или бумажными деньгами.

         По сфере функционирования денежные знаки принято делить на две группы. К первой относятся денежные знаки, имеющие обязательный всеобщий характер, т.е. эмитент объявляет знаки своего выпуска обязательными к приему в платежи, они используются при совершении любых денежных расчетов. К другой - знаки, обладающие необязательным характером, признававшиеся действительными лишь внутри предприятий и организаций, выпускавших тот или иной денежный знак. С учетом территории функционирования их можно рассматривать как общегосударственные денежные знаки, так и знаки, обращавшиеся только на части территории страны. Классификация бумажных денежных знаков России по технико-производственному признаку предполагает их систематизацию в зависимости от специфики изготовления, используемой печати, бумаги, краски, способов нанесения защитных признаков, предотвращавших подделку.

         Попытки классифицировать отечественные бумажные денежные знаки были предприняты еще в 20-е гг. нашего века. За основу классификации одни исследователи (А. Кобяков, В. Соколов) брали название эмитента (центральное и местное правительства, предприятия, учреждения), другие (Б. Ушков) отдавали предпочтение территориально-географическому принципу, третьи (Д. Санин) учитывали социально-экономическое развитие России.39

         Интересную схему предложил известный исследователь Д.А.Сенкевич.40 По его мнению, по условиям и характеру обращения боны разделяются на два класса: боны обязательные и боны необязательные. В отдельную группу Д.А.Сенкевич выделил так называемые знаки специального обращения, в которую поместил денежные знаки, выпускавшиеся в местах лишения свободы, в лагерях военнопленных, в лагерях НКВД. По эмитентам боны разделяются им на три категории: общегосударственные эмиссии, обязательные выпуски на местах, местные необязательные выпуски. Каждая из этих категорий бон имеет свои подразделения.

Главным недостатком предложенных классификаций бумажных денежных знаков, бон и суррогатов денег является то, что из поля зрения авторов выпадает то обстоятельство, что денежные знаки выпускались в период жесткой конфронтации внутри общества. При хронологическом и территориально-географическом подходе невозможно установить характер эмитента. Это можно сделать только при "классовом подходе" к оценке каждой в отдельности эмиссии денежных знаков.41

Все отечественные денежные знаки, боны и суррогаты денег делятся на две основные части: к первой относятся все советские эмиссии; ко второй - все несоветские - эмиссии царской России, контрреволюционных, монархических, националистических, эсеровских и других правительств, а также эмиссии оккупантов и интервентов. Каждая часть состоит из разделов, подразделяющих бумажные денежные знаки в зависимости от их правомочия. Каждый раздел, в свою очередь, разбивается на группы, включающие отдельные эмиссии по месту их выпуска.42

         Документальные данные об эмиссиях денежных знаков периода гражданской войны крайне ограниченны. Очевидцы этих событий ушли из жизни, многие архивные дела в буре гражданской войны погибли. Такая же участь постигла многие архивы в годы Великой Отечественной войны. В связи с этим, особое значение приобретают денежные знаки, способные расширить информационное поле исследования, ответив на вопросы, связанные с их выпуском: кем были выпущены денежные знаки, когда, где, в каком количестве, в какой обстановке, какие претерпели изменения, сколько времени обращались, как обеспечивались, сколько имелось выпусков.43

Каждый отдельный выпуск на данной территории является или новым денежным знаком (новой эмиссией) или разновидностью эмиссии. Новые выпуски считаются разновидностью, даже если незначительно отличаются от прежних. Новым выпуском не являются денежные знаки, отличия в которых обуславливаются или типографскими условиями выпуска, или недостатком однородной бумаги.44

         При этом важно учитывать, что разновидность - это бона нового выпуска.45 С этой точки зрения осуществляется подход к оценке тех признаков, по которым, не имея других документов, кроме самого денежного знака, можно выделить боны другого выпуска.

Прежде чем перейти к их описанию, оговоримся, что в существенном большинстве случаев мы имеем дело с совокупностью сразу нескольких признаков. Зачастую признак, который является решающим в одной эмиссии, может не иметь значения в другой. Изучая конкретную эмиссию, необходимо к каждому признаку подойти индивидуально, взвесить его значение для конкретного денежного знака. Для различных эмиссий и признаки, определяющие новый выпуск денежного знака, могут быть разные, а в отдельных случаях роль решающего, и порой единственного признака играют даже такие различия, как величина цифр номера.

         Бумажные денежные знаки представляют собой специфическую разновидность письменных документов, исследование которых требует привлечения знаний вспомогательных исторических дисциплин.

         При внешнем анализе (критике) денежных знаков, который проводят по аверсу (лицевой стороне) и реверсу (оборотной стороне), следует внимательно изучить герб (эмблему), разобрать текст, орнамент, филиграни, материал (бумагу), печати, надпечатки и другие элементы (признаки), расположенные на знаке.

При исследовании бумажных денежных знаков, бон такой анализ проводился по всем имеющимся признакам, таким как: эмблематический (геральдический) - гербы, эмблемы, символические знаки; палеографический - тексты, письменные знаки, правила орфографии; сфрагистический - печати, перфорации, конгревы; хронологический - даты; метрологический - соотношение между крупной купюрой и ее дробными частями; филигранный - водяные знаки на бумаге, материал (основа), из которого изготовлен денежный знак, бона, суррогат денег; иконографический - исторические лица, изображенные на денежных знаках; орнаментальный - графические, живописные украшения; филателистический - наклеенные марки на денежных знаках; эпиграфический - надпечатки позднейшего происхождения на денежных знаках.46

         Внешняя критика бумажного денежного знака отличается от анализа любого письменного документа своей спецификой, заключающейся в том, что в отличие от других письменных источников это - государственный документ, являющийся средством платежа, обращения и накопления. Он содержит в себе много различных элементов, признаков (палеографических, орнаментальных, геральдических и др.), отражающих идеологию эмитента, "прочесть" которые возможно лишь при специальной подготовке. При сравнении с актовым документом, анализ бумажных денежных знаков более сложен. Так, если при работе с актовым документом исследователь изучает лишь текст (палеографический анализ), бумагу (филигранный анализ) и печати (сфрагистический анализ), то для внешней критики бумажных денежных знаков нужны еще знания специальных (вспомогательных) исторических дисциплин - геральдики, хронологии, метрологии, иконографии, эпиграфики, филателии и орнаментики.

С помощью внешней критики бумажного денежного знака, боны исследователь выявляет место и время эмиссии, выпуска; государственную принадлежность; цели и характер эмиссии, выпуска; сроки их обращения и погашения; гарантию эмиссии, выпуска; оригинал это или копия (фальшивый знак); классовую принадлежность эмитента; дальнейшую судьбу эмиссии, выпуска.47

Без внутренней критики денежного знака, боны невозможно определить многие факты, касающиеся денежных знаков: разновидности, тиражность, наличие других номиналов, метрологию и полную историю эмиссии. Для внутренней критики бумажных денежных знаков привлекались отечественные каталоги, специальная, справочная литература, документы, отдельные публикации и архивы.

         Изучение бумажных денежных знаков как исторического памятника требует своих методов и приемов. Главным методом бонистики становится комплексный анализ бумажного денежного знака48. При комплексном анализе большую помощь оказывают методики специальных исторических дисциплин.

1.2. Приемы и методы источниковедческого анализа
бумажных денежных знаков

Исследуя бумажные деньги по их основным признакам, историки бонисты получают такие сведения о деятельности эмитента, которых нет в других источниках. В некоторых случаях бумажные деньги выступают как единственный документ, характеризующий некоторые стороны политической, социально-экономической деятельности эмитента.

         Природа денежного знака неразрывно связана с функционированием государства; любое изменение текста, даты, рисунка, подписи и других признаков на нем свидетельствует об изменениях политического характера. Изучение этих изменений, установление их закономерности способно внести дополнения и уточнения в исследуемые проблемы.

         Первоначально, при исследовании бумажного денежного знака, необходимо провести гербовую экспертизу находящихся на нем эмблем и гербов, других символических знаков, используя эмблематику (геральдику).49 Эмблематический признак на денежных знаках - решающий при определении эмитента, он подчеркивает его классовую принадлежность. Одним из первых видов работы с денежными знаками является определение по гербу, символическому знаку его государственной и классовой принадлежности.50

Работа с геральдическим признаком на денежном знаке требует особого внимания, так как даже незначительное изменение в гербе или другом символическом знаке указывает на изменение эмитента. Герб является особым видом исторического источника, определяющий новые ценные данные, а гербовая экспертиза, как необходимая составная часть комплексного исторического исследования, может дать новое решение отдельных вопросов социально-экономической истории.

         Кроме гербов, которые располагаются на бумажных денежных знаках, большую роль играют такие элементы, как геральдические и негеральдические знаки, имеющие различное символическое значение и отображающие определенную идеологию. К негеральдическим фигурам относятся: естественные фигуры - человек, животные, птицы, рыбы, солнце, звезды, растения (каждая из которых передает определенное понятие);51 искусственные предметы (сделанные человеческими руками) - меч, лук, стрелы, щит, шлем, серп, молот;52 тератологические фигуры - двуглавый орел, дракон, вашпан, имеющие символическое значение и не существующие в природе.53

         Немаловажную роль при рассмотрении геральдического признака на деньгах играют цвета красок, которые используются при изображении герба или других символических фигур и предметов. В том случае, когда красками помечено поле щита либо символического знака, цвет играет определенную роль; в других же случаях цвета красок, нанесенные на денежные знаки, особой геральдической роли не играют. В России за многие годы обращения бумажных денежных знаков сложилась традиция раскраски отдельных купюр, сохранившаяся до начала 90-х гг.54

         В 20-30 гг., в ходе социалистического строительства символическое значение красок было подчинено идеологии. Социалистическое государство, создавая свою эмблематику, вложило в понятия цвета революционные традиции пролетариата. Красный цвет стал символом революции, жизни, тогда как в дореволюционной России он означал храбрость, мужество, неустрашимость. Синий цвет, в прошлом означавший красоту, мягкость, величие, при советской власти приобрел новое символическое значение - верности, доверия. Черный цвет, в прошлом обозначавший печаль и смирение, при новой власти стал символом торжественности и траура. Перечисленные геральдические и негеральдические символы несут смысловую нагрузку, от расшифровки которой зависит правильный анализ денежного знака, а с ним и правильное понимание замысла эмитента, его идеологии.

Исследуя гербы и символические знаки на бумажных денежных знаках периода гражданской войны, необходимо помнить, что они отражали политические, классовые и идеологические цели, задачи и стремления конкретных правительств, государств, государственных образований, армий, учреждений, местных властей и даже частных лиц, выпускавших денежные знаки в обращение.

         За короткий промежуток времени на денежных знаках российского государства появлялись и исчезали всевозможные гербы и символические знаки. Так, Российская империя имела пять разновидностей государственного герба - двуглавого орла. Временное правительство - две. Герб РСФСР имел восемь разновидностей.55

С зарождением новой эмблематики, гербы и эмблемы на советских местных выпусках денег - означали орудия трудящихся, символы промышленности и сельского хозяйства, а также изображения характерных особенностей той местности, где выпускались бумажные денежные знаки. Многие местные советские выпуски бон были украшены миниатюрами быта трудящихся. Революция смела старое, традиционное представление о правилах оформления бумажных денег, а новые только зарождались, поэтому каждый местный совет позволял своему художнику проявлять свое творчество. Местные советские деньги представляют особый интерес, как малоизвестные факты символического понимания "власти трудящихся" разными социальными группами населения.

Из-за нехватки денег отдаленные от центра местные Советы рабочих и крестьянских депутатов использовали найденные в банках и других кредитных учреждениях денежные знаки прежних властей. Выпуская их в обращение, местные органы власти ставили на них штампы, надпечатки, где доводили до населения причину выпуска, сроки обращения. При гербовом анализе таких бон необходимо обращать внимание не только на гербы прежних правителей, но и на новые надпечатки и штампы (акцепты), с помощью которых можно установить, кто и когда выпустил деньги в обращение.56

         Среди гербов несоветских эмиссий наиболее распространен был двуглавый орел (разных вариантов), а также другие атрибуты России - Георгиевский крест, мечи, копья, орденские ленты.57 А.И. Деникин на своих деньгах поместил двуглавого орла, держащего в лапах молнии и лавровый венок с Георгиевским крестом павшим. Денежные знаки становились символом власти. В частности, если на денежных знаках помещен герб царской России при полных регалиях, значит можно утверждать, что их выпустили явные сторонники царя - монархисты; при снятых регалиях - буржуазия, поддерживавшая Временное правительство и идею Учредительного собрания.58

         На окраинах России правительства применяли свои национальные символы местного значения.59 Интересен герб на денежных знаках кавказского имама Узун-Хаджи. Осенью 1919 г. появились его деньги - туманы, с характерными для Востока геральдическими символами. В центре денежных знаков изображены весы, на чашах которых расположены: слева - открытая священная книга мусульман - Коран, справа - зеленое знамя; в центре перекрещенные винтовка и кавказская сабля; внизу полумесяц и три звезды; вверху над геральдическими символами - корона монарха.60

         Исследование гербов при внешнем анализе бумажных денежных знаков, бон дает возможность установить государственную принадлежность, классовый и национальный характер эмитента. Изменение символики достаточно наглядно отражало исторические процессы, смену правительств, курса и идеологии.

Следующим по значимости шагом является палеографический анализ бумажного денежного знака, боны. Внешние признаки денежного знака, изучаемые бонистической палеографией, включают краски, знаки письменности, подписи, водяные знаки, изменения в тексте, номера серий. Кроме решения традиционных задач внешней критики источника, благодаря совершенствованию конкретных методик, палеография дает материал для выводов в области социально-экономической, политической и культурной истории.

         В основе палеографического метода лежат наблюдения над совокупностью целого ряда признаков: знаков письменности, используемой бумаги, краски, изменений в тексте денежных знаков, наличия или отсутствия филиграней, подписей, цвета, высоты и ширины номеров серий, изменения номиналов. Не меньшее значение приобретает выявление соответствия этих признаков друг другу для определенного исторического периода.

         При отсутствии на бумажных денежных знаках гербов, эмблем или других символических знаков, определяющих эмитента, важно выявить палеографические признаки. Палеография как научная дисциплина, занимающаяся историей письма, помогает разобраться в графике написания письменных знаков, прочесть текст.61 С ее помощью, возможно выявить принадлежность эмиссии, правомочие эмитента (общеобязательная или необщеобязательная эмиссия), место выпуска денег, гарантию выпуска, сроки обращения и погашения, разновидность эмиссии, оригинал или фальшивый денежный знак, дальнейшую судьбу эмиссии.62

         В ходе гражданской войны в России один и тот же денежный знак мог быть использован различными эмитентами. Известны случаи, когда разные по классовому характеру эмитенты выпускали одни и те же денежные знаки.63 Вновь выпущенный денежный знак содержал внесенные новым владельцем изменения. Это могли быть разновидности в тексте, в номиналах купюр, в номерах серий, в подписях должностных лиц, в бумаге с другим водяным рисунком, цветом, высотой и шириной номера серии.

При внешнем анализе палеографического признака (совместно с эпиграфическим) выявляются изменения в тексте, определяется эмитент. Палеографический признак помогает установить и правомочие эмиссии. Зная принадлежность эмиссии, можно установить и право обращения денежного знака. Все это позволяет уточнить последовательность и взаимосвязь исторических событий в экстремальных условиях гражданской войны, характеризующихся резкой сменой военно-политических режимов.

         В ходе гражданской войны денежные знаки очень редко обменивались на твердую валюту. Правительство РСФСР гарантировало деньги "всем достоянием республики", а несоветские местные денежные знаки содержали текст об их обмене на "общегосударственные кредитные билеты"64.

         Советские денежные знаки согласно декрету Совета Народных Комиссаров РСФСР от 10 января 1918 г. "О введении нового правописания"65 печатались по правилам нового правописания. На советских общеобязательных денежных знаках нет букв, которые встречались на местных и внутренних выпусках 1918-1920 гг.: " i ", " Ъ "- ер, " θ " - фита, " " - ижица, " Ъ " - ять. Отдаленные от центра местные власти не всегда знали о введении нового правописания и поэтому иногда печатали свои деньги по прежним правилам. Все денежные знаки несоветских, контрреволюционных, белогвардейских правительств, оккупантов и интервентов печатались по правилам старой орфографии.

         Исследование текстов дает представление и о дальнейшей судьбе эмиссии. Изменения в тексте на денежном знаке - всегда решающий признак для выделения разновидности как показателя нового выпуска, новой эмиссии, для которых изготовлялось новое клише или брались печатные бланки иного вида. Имеются ввиду случаи, когда текст денежного знака изменяется по содержанию, по расположению порядка слов (или происходит замена одних слов другими), а не вариациями величины букв шрифта или их типа, буквенных опечаток или опечаток в интервалах между буквами. Последние различия не могут и не должны служить основанием для выделения разновидностей, так как не указывают на новый выпуск или увеличение эмиссии, а объясняются исключительно условиями типографской работы в революционное время, спешностью выпуска, недостатком подготовленных кадров, плохим контролем со стороны властей или просто хулиганством печатников.66

Подобные разновидности есть в гарантированных чеках Екатеринодара, отличающихся, при прочих одинаковых признаках, печатным наименованием владельца счета, а именно Екатеринодарского казначейства и сберегательной кассы №279, для которых чеки были специально отпечатаны.67 И, наоборот, никакого значения для выявления нового выпуска не имеют различия в величине букв в грозненских чеках или опечатка - "трир убля" вместо "три рубля". Все это говорит лишь о плохой работе наборщиков, недостатке шрифта, корректурном недосмотре, а не о новых, вызванных какими-либо причинами выпусках бон, служивших показателем изменений в исторических условиях или сдвигах в экономике, потребовавших нового выпуска.68 Иное дело такие "опечатки", как во втором выпуске Бара, где 3-х и 5-руб. билеты напечатаны на бланках 10-руб. бон. В этом случае - уже разновидность, так как здесь присутствует сознательное увеличение выпуска мелких купюр за счет заготовленных к выпуску крупных.

С помощью палеографического метода новые выпуски можно выявить по разновидностям серий на денежных знаках. Отсутствуют разновидности в тех эмиссиях, где, как и в советских знаках или в выпусках многих других эмиссий, серия и ее номер служили для учета и контроля.69 Но имеются и другие случаи в небольших по размеру и по территории хождения эмиссиях, когда серии, по большей части буквенные, указывают не на учет и контроль, а на плановый выпуск бон, следовательно, на новые выпуски. В таких случаях имеет значение, прежде всего, все ли боны данной эмиссии имеют серии, т.е. слово "серия" или буквы серии, или нет, и почему эти слова и буквы появляются. Для характеристики данной ситуации обратимся к конкретным фактам денежного обращения. Синие чеки Владикавказа 1918 г. имели три выпуска (III, IV и V) только с порядковыми номерами, затем стали обращаться чеки со словами "Серия А", время появления которых после указанных выпусков твердо устанавливается по датам. Во всем остальном этот выпуск тождественен с предыдущим V выпуском. Никаких серий у него не имеется. Очевидно, что была произведена новая эмиссия, как разрешенная к выпуску, и особо, как все выпуски Владикавказа, отмеченная.70

Каждая серия чеков Ставрополя, связана с новым выпуском, на что указывает соответствие номера серии иному сроку действия чека. Так, 3-я серия выпущена до 1/I 1919 г., 4-я до 1/III, 5-я до 1/V, т.е. все эти серии - разновидности.71 На денежных знаках Минеральных вод указаны буквы серии А, Б, В, причем, буква А стоит только на знаках 1917 г. ("орловках"), а буквы Б и В - на знаках 1918 г., причем, каждой из этих серий соответствуют и небольшие изменения в клише (квадратик после номинала прописью) и изменения качества бумаги. На основании этого сопоставления можно сделать вывод, что каждой буквенной серии в знаках Минеральных вод соответствует новый выпуск, а, следовательно, и новая разновидность.

         Не меньшее значение имеет место постановки номера и серии на бумажном денежном знаке. Анализ чеков Владикавказа свидетельствует о том, что у одних чеков порядковый номер стоит слева внизу и идет снизу вверх, а у других - в верхнем правом углу горизонтально. Оба чека печатались в местной типографии, и имеют одинаковый текст. Дальнейшее изучение позволяет выявить еще несколько признаков, совокупность которых с несомненностью говорит о двух различных выпусках.72 Такое же различие имеется в терских 100-руб. чеках, среди которых встречаются экземпляры с напечатанным наискось словом "СрГД", причем, встречается это только на сериях с буквами Г и Д. Объясняется это тем, что большое количество денежных знаков серий Г и Д были украдены, а оставшиеся чеки получили указанную допечатку, без которой серии Г и Д были бы недействительны. И хотя это не новый выпуск, но любопытный штрих из истории денежного обращения в Терской республике.

Денежные знаки, как исторический источник, позволяют ввести в оборот персоналии исторических лиц, имевших отношение к экономической политике и к выпуску бон. Внешний анализ подписей на денежных знаках является одним из способов выявления эмитента даже в том случае, когда все остальные признаки остаются без изменений. Известно, что советское правительство использовало денежные знаки, заготовленные еще Временным правительством. На этих знаках были текст, герб, рисунки и другие признаки дореволюционной России. Появились они в обращении в мае 1919 г. с подписью управляющего Народным банком РСФСР Г. Пятакова. Только по этому признаку (подпись) определялся советский выпуск денег.

         Исследование текстов на бумажных денежных знаках помогает выделить фальшивый знак. Как правило, разночтение наталкивает исследователя на мысль о фальшивом денежном знаке, но окончательное заключение о подделке устанавливается лишь при комплексном анализе филиграней, рисунков, подписей и других признаков.

         Исходя из этого можно утверждать, что палеографический анализ способствует прочтению всех текстов на денежных знаках. Он дает определенное представление о месте и времени эмиссии, о государственной принадлежности, сроках обращения и погашения, гарантии выпуска. Все это способствует установлению классового характера эмитента.74

Бумажный денежный знак, как исторический источник, несет на себе большой объем скрытой или латентной информации, прочесть которую помогают методы сфрагистики. Она является важной частью актового источниковедения, однако ее задачи не ограничиваются одной лишь критикой источника. Печати зачастую становятся важнейшим источником для изучения истории различных институтов государственной власти, помогая установить принадлежность выпуска и проследить участь денежных знаков даже в том случае, когда в каталогах по отечественной бонистике и справочной литературе отсутствуют сведения. Основное назначение печати заключается в удостоверении подлинности документа, который она скрепляет.

         К сфрагистическим элементам на бумажном денежном знаке относятся печати, конгревы и перфорации. Все печати на бумажных денежных знаках, бонах (кроме перфораций) можно разбить на две группы.75 К первой группе относятся печати на денежных знаках, бонах, по замыслу художника предусмотренные в эскизе. Это печати государственных банков, местных Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, городских и уездных управ и прочих эмитентов. Ко второй группе - относятся печати, проставленные уже после того, как деньги были выпущены в обращение. К ним относятся печати местных органов власти, местных управ, банков, кооперативов и других организаций, которые, захватив чужие запасы денег, поставили на них свои печати для "пущей крепости", как тогда говорили, и выпустили в обращение.

Бонистическая сфрагистика изучает также тисненые печати (конгревы) и перфорации. Важную роль для изучения истории денежного обращения играет банковский акцепт на различных государственных ценных бумагах .76 Акцепты ставились на билетах Государственного казначейства (сериях), Государственных внутренних выигрышных займах, облигациях военных займов и на облигациях "Займа свободы".77 Такой же характер носят и надпечатки (грифы о предъявлении) на многих денежных знаках. Подобный гриф допускал эти знаки к хождению на другой территории, причем, надпечатка и указывала территорию хождения.

При изучении банковских чеков и денежных суррогатов на основе государственных процентных бумаг особое внимание необходимо обращать на акцепт и надпечатки банка или казначейства. Всякое изменение в тексте акцепта, как и в тексте боны, является вполне достаточным основанием для выделения разновидностей. Акцепт в первых выпусках чеков Владикавказа говорит о выпуске на месяц, а в последующих - об обмене "при первой возможности".78 Обычно изменения в акцепте связаны с другими признаками, но есть случаи, когда только акцепт помогает выявить новую разновидность (новый выпуск). Так, обязательства Всевеликого Войска Донского различались обычно только по номиналам и срокам хождения, между тем как они выпускались в трех городах: в Новочеркасске, Таганроге и Ростове-на-Дону, причем, на место выпуска указывает только банковский акцепт на обороте обязательства.

         Для выявления новых выпусков денежных знаков имеют большое значение печати банка на чеках или городские - в выпусках городов. Цвет оттиска и размер печати в некоторых случаях может указывать на новый выпуск. Для окончательного вывода необходим дальнейший анализ денежного знака по другим критериям. Изменение текста печати и герба в центре ее всегда указывает на те или иные перемены или в эмиссии, или в организации самого выпускающего учреждения, что в свою очередь, как правило, является следствием изменения политической обстановки в регионе выпуска.

Так, на синих владикавказских чеках встречаются печати с текстом: "Владик. Отдел. Государств. Банка" или "Второе Влад.Отд.Народн.Банка". Герб первой печати - двуглавый орел с короной, второй - тот же орел без короны. Характер этих печатей содержит прямое указание на изменение в политической обстановке, происшедшее в период выпуска - произведенную советским правительством национализацию банков.

Такого же характера печати на екатеринодарских чеках с текстом Екатеринодарского отделения Государственного банка или краевой конторы Государственного банка, организация которой связана с образованием самостоятельного Кубанского краевого правительства. Печать Грозненского совета рабочих, солдатских и казачьих депутатов на чеках Азовско-Донского банка несомненно, требует выделения таких бон в особую разновидность, как отражение того, что чеки, выпущенные "белой властью", обращались и после ее уничтожения.79

         Кроме печатей и конгревов, бонистическая сфрагистика занимается перфорациями, поставленными на денежные знаки.80 На многих денежных знаках эмитенты ставили перфорации уже в процессе подготовки к выпуску их в обращение. На бонах Екатеринодарского отделения Государственного банка образца 1918 г., достоинством в 50 и 100 руб., выпускавшихся от имени Северо-Кавказской советской социалистической республики, ставилась перфорация 21 ГБ, что означало: 21-е отделение Государственного банка. При анализе таких купюр следует обратить внимание, что перфорация ставилась двух видов: крупная и мелкая. Чеки Азовско-Донского коммерческого банка, выпускавшиеся в Грозном имели перфорацию с обозначением номинала *25*. Она ставилась банком перед выпуском денег в обращение.

При анализе перфораций проставленных на бумажных денежных знаках, нельзя забывать о том, что последние довольно часто аннулировались путем пробивки или перфорации. Особенно это было распространено на Северном Кавказе (Владикавказ, Екатеринодар, Грозный, Область Войска Донского). Подобные признаки имеются на упоминавшихся грозненских чеках. На их лицевой стороне дважды ставился штамп “Уплачено” (это эпиграфический признак) и перфоратором пробивались четыре равных отверстия, - что служило свидетельством изъятия чека из обращения советской властью путем обмена на совзнаки. Такой способ применялся для аннулирования, изъятия из обращения местных, частных выпусков денег.

Ставропольским отделением Государственного банка для гашения денежных знаков применялся довольно любопытный способ - наложение штемпелем слова "образец" на всех бонах Северного Кавказа, попадавших в его кассу. Этот штамп не следует смешивать с настоящими образцами бон, которые имеют и другие особенности. Образцы, обычно односторонние, с особой пробивкой, выпускались на иной бумаге, чем вся эмиссия.81

Важную роль при изучении социально-политических и экономических событий периода гражданской войны на Северном Кавказе, отражением которых стала массовая эмиссия бумажных денежных знаков всевозможными эмитентами, играет хронологический анализ.82 Для эмиссионной политики изучаемого периода характерен выпуск в обращение огромного количества временных денежных знаков. Выпуская боны в обращение эмитент надеялся обменять их в скором времени на единую валюту Российского государства.

         При внешней и внутренней критике бумажных денежных знаков, возможно установить дату - год, месяц, а иногда и день выпуска денег в обращение. Эмиссии денег в ходе гражданской войны отличаются особой непостоянностью их эмитентов. Установление точной даты позволяет установить владельца эмиссии. Зачастую только дата выпуска денег (месяц, а иногда и число) или же сроки их обращения, погашения становятся решающими факторами при установлении эмитента, что дает возможность получить дополнительные данные о финансово-экономической деятельности конкретного правительства, органа власти или частного лица, выпустившего деньги в обращение.

При проведении хронологического анализа следует обращать внимание на то, что согласно декрету Совета Народных Комиссаров РСФСР от 24 января (6 февраля) 1918 г. "О введении западноевропейского календаря"83, наше государство перешло с юлианского на более точный, григорианский календарь, и разница отставания на 13 дней была исправлена. По декрету первый день после 31 января 1918 г. стал считаться 14 февраля 1918 г. В то же время продолжали пользоваться старым, юлианским календарем все эмитенты несоветских, контрреволюционных, белогвардейских эмиссий.

На бонах имеются даты выпуска их в обращение - печатные или рукописные. Выпуск мог быть одновременным, и тогда дата его, в значительном большинстве случаев напечатанная типографским способом, всегда одна и та же и служит определенным признаком для выделения разновидности. Но такой же единый выпуск мог быть и длительным по времени выхода самих знаков в обращение. Это было тогда, когда акцептованные банком чеки выдавались на руки владельцам текущих счетов, которые и выпускали эти чеки в обращение, подписывая их и ставя дату от руки или штемпелем. В таких случаях даты были самые разнообразные и никакого значения для определения разновидности, т.е. новой эмиссии, не имеют; по этим датам возможно лишь, и то с некоторым приближением, определить продолжительность хождения бон. Так, не имеют значения для определения разновидностей все даты на чеках Владикавказа и Екатеринодара.84

         На общеобязательных советских и несоветских денежных знаках даты эмиссии проставлялись обязательно, иногда даже указывались сроки обращения и погашения. В то время как на временных бонах указывались даты, до которых бона могла находиться в обращении и после которой она подлежала изъятию или обмену. Этот признак, будучи отмечен на денежном знаке, является решающим для выявления новой эмиссии. Таковы, например, обязательства Всевеликого Войска Донского (сроки 1/I, 1/III, 1/V), чеки Екатеринодара (3 и 6 месячные), чеки Армавира (июль и декабрь). Многие из таких "срочных" денег своевременно не выкупались и не заменялись другими, а срок их удлинялся путем наложения штампа (надпечатки) о продлении срока. Такие надпечатки служат лишь техническим указанием, что боны своей денежной силы не потеряли (фактически просроченные боны имели силу и без надпечатки). Широкое и повсеместное обращение просроченных денежных знаков весьма наглядно свидетельствует о нестабильном финансово-экономическом положении местных органов власти.

         Многие местные и частные выпуски вообще не имеют дат. Их печатали, надеясь скоро заменить общеобязательными, поэтому не задумывались о датах и сроках обращения. О выпуске денег в обращение население оповещалось в объявлениях, расклеенных по городу, или на страницах местных газет. В данном случае, чтобы установить примерную дату выпуска, необходим не только внешний, но и внутренний анализ денежного знака. Если при внешнем анализе не удается установить дату на боне, то приходится обращаться к каталогам, документальным публикациям и справочникам. Часть местных и частных бон до сих пор вызывает сомнение в подлинности и в принадлежности к изучаемому периоду из-за отсутствия на них даты выпуска и сроков обращения, что при отсутствии документов об их выпуске не позволяет установить эмитента, выпустившего данные денежные знаки в обращение.

         При хронологическом исследовании денежных знаков, выпущенных имамом Узун-Хаджи, и имевших тексты на арабском языке, большую помощь может оказать внутренняя критика. Среди наиболее полных каталогов по выпускам денег Северо-Кавказского эмирата следует назвать каталог Н.И.Кардакова.85

Дополнительную информацию о некоторых аспектах денежного обращения северокавказского региона удалось получить, анализируя метрологические данные бумажного денежного знака. С помощью метрологии решаются некоторые вопросы критики источника. Метрологический признак в бонистике характеризует соотношение между крупной купюрой и ее дробными частями. Например, 1 рубль = 100 копейкам, 1 гривна = 100 шагам, 1 марка = 100 пфеннигам, 1 иена = 100 сенам. Кроме этого, к метрологическому признаку относятся названия денежных знаков, бон: "банкнота", "расчетный знак", "кредитный билет", "обязательство", "бона", "талон", "чек", "марка". Часть выпусков бон не имеет даже названия, так как выпуская временные, необщеобязательные бумажные деньги, эмитент надеялся в скором времени их выкупить путем обмена на общеобязательные, а по тому не заботился о том, как их назвать.

         Метрологическая методика помогает установить место эмиссии, отношение выпущенных денег к ведущей валюте данного региона, а также государственную принадлежность денежного знака. Совместно с палеографическим признаком, метрологический признак помогает, что весьма важно, установить правомочие эмиссии.

         На территории нашей страны в исследуемый период, кроме традиционного русского рубля, в обращении находились различные по названию общеобязательные и необщеобязательные бумажные деньги. С вторжением в 1918 г. немецких и австро-венгерских оккупантов появились в обращении немецкие марки и военные деньги, ост-рубли, австрийские кроны и польские марки. Под давлением интервентов и оккупантов на временно захваченных территориях городские управы, частные лица выпускали бумажные деньги на двух-трех языках (билингвы).

Номинал денежного знака также относится к метрологическому признаку. В большинстве случаев, будь номинал печатный или рукописный, он является решающим признаком для определения новой эмиссии. Рукописные номиналы в этих случаях - всегда строго определенные, кратные, кроме 50 коп., 1, 3, 5 или 10 руб., и часто сопровождаются соответствующей номиналу перфорацией (Екатеринодар, Грозный).

Но есть и исключения, когда рукописный номинал не служит основанием для выделения разновидности. Это - так называемые чеки "на произвольные суммы" Пятигорска и первые два выпуска чеков Владикавказа ("белые" чеки). Номиналы здесь встречаются самые разнообразные, даже в рублях с копейками, а различные выпуски определяются иным признаком или их совокупностью. Боны на произвольные суммы встречаются и среди частных выпусков Александрополя и Таганрога.

Для определения подлинности исторического источника, коим является бумажный денежный знак, необходимо проводить филигранный анализ денежного знака.86 Выпуская деньги, эмитент старался обезопасить эмиссию от фальсификации. Для каждого выпуска общеобязательных денег характерна бумага с определенными филигранями87. По филиграням определяется год, место выпуска, а также эмитент.

Кроме филиграней, на бумагу, предназначенную для печатания денег, наносят гильошированную сетку из тончайших и замысловатых линий, которые покрывают всю плоскость купюры ровным разноцветным узором. Подделать такую сетку очень трудно. Цветная гильошированная сетка и филигрань - главные препятствия для фальшивомонетчиков.88 В большинстве случаев присутствие или отсутствие водяного знака, изменение его формы, то или иное качество бумаги сопутствуют другим, решающим при определении нового выпуска, признакам.

Остановимся на тех водяных знаках, которые играют решающую роль, присутствие или отсутствие которых, их форма, только и позволяют выделить бону в особую разновидность. В некоторых случаях такие боны имеют и другой, обычно малозначащий признак - различные буквы серии. Таковы билеты Ростовской конторы Государственного банка, в которых только по водяному знаку, а также по буквам серии определяется место выпуска знака, в данном случае Ростов-на-Дону, Екатеринодар, Новороссийск, Феодосия или Симферополь. Место выпуска этих билетов номиналом в 1 руб., не имеющих водяного знака, определяется только по буквам серии.89

По водяным знакам различают и выпуски денежных знаков РСФСР90. Однако имели место и такие случаи, когда водяной знак и качество бумаги никакого значения не имели, так как для одного и того же выпуска бралась та бумага, ввиду ее общего недостатка, которая была под рукой. Таковы денежные знаки Грозного (разная толщина бумаги, на некоторых экземплярах водяной знак).

В период гражданской войны многие общеобязательные и, в основной массе необщеобязательные, местные, частные, внутренние боны не имели филиграней. Бумажные деньги печатали, из-за отсутствия специальных материалов, "на подручных средствах", используя для этого оберточную бумагу, кожу, картон, фанеру, шелк.91 Кое-где использовали этикетки от спиртных напитков.92

         Проводя филигранный анализ денежных знаков, не следует отбрасывать все боны без водяных знаков, как фальшивые. Отсутствие филиграни на денежном знаке (если известно, что она на этом выпуске должна быть) - один из основных признаков при выявлении фальшивого денежного знака. Однако при изучении бон периода гражданской войны в каждом отдельном случае требуется изучение и индивидуальная оценка филигранного признака.

         На бумажных денежных знаках часто встречаются портретные изображения как исторических, так и не известных истории лиц. Для определения подлинности лица на денежном знаке следует применить иконографический анализ.

         Иконографический признак в бонистике тесно переплетается с орнаментальным. Только там, где изображен известный исторический деятель (портрет, скульптура государственного или политического деятеля, полководца, художника или писателя), можно говорить о самостоятельном элементе иконографического признака. В остальных случаях изображение на денежных знаках человеческой фигуры, например, женщины как символа республики или самостоятельного государства, относится к орнаментальному признаку.

         Каждая национальная культура вырабатывает свои тенденции в истории культуры данной эпохи, данного периода развития человеческого общества. По орнаментальному украшению денежного знака можно определить его принадлежность конкретному государству, нации.93

Анализ орнаментального признака, сопоставление орнаментов помогает выявить разновидность выпусков бумажных денег. К орнаментальному признаку относится также цвет денежного знака. В большинстве случаев различия в цвете самостоятельного значения не имеют, а лишь сопутствуют другим, определяющим разновидность, признакам. Однако есть и исключения, так что и здесь вопрос о цвете, как признаке разновидности, подлежит изучению в каждом отдельном случае. Так, владикавказские зеленые и желтые чеки с текстом "дебетовать счет" также отличаются только цветом и буквой серии. 25-руб. денежные знаки Пятигорского окружного исполкома, во всем сходные, имеют серии А, Б, В и Г, причем, первым трем соответствует синий цвет, а серии Г - всегда фиолетовый.

         Рамка, как и цвет, тоже является элементами оформления бумажного денежного знака. Оба этих признака вместе, дополняя один другой, играют определяющую роль для выявления новой эмиссии. Немало случаев, когда только рамка указывает на новый выпуск знаков, произведенный со старым текстом боны и прочими одинаковыми признаками. Рамка в III выпуске владикавказских чеков состоит из текста о действительности чека в течение 10 дней, а в последующих выпусках рамка узорная, без текста.94

Список элементов, признаков, имеющихся на бумажных денежных знаках, бонах, не заканчивается орнаментальным признаком. Для изучения истории выпуска денежных знаков, изготовленных в виде марок или с применением почтовых, гербовых и акцизных марок, используются филателистические методы исследования.

Марки (почтовые, гербовые) как средства платежа - явление не редкое в истории.95 Марки как деньги использовались тогда, когда не хватало разменных, мелких монет. Тогда эмитент выпускал в обращение марки со специальными надпечатками, свидетельствующими о правомочии использования марок вместо разменных монет. Временным правительством на почтовых марках, выпущенных в честь 300-летия дома Романовых номиналами в 1, 2 и 3 коп. на оборотной стороне были сделаны надпечатки: "Имеет хождение наравне с медной монетой". На марках в 10, 15 и 20 коп. – "Имеет хождение наравне с серебряной монетой".

         В период гражданской войны из-за нехватки бумаги, красок, специальных машин для печатания денег эмитент вынужден был выпускать разменные деньги, своим видом и размерами напоминающие почтовые или гербовые марки.96

         Случаи, когда использовали марку как заменитель монет или бумажных денег, или же выпускали в обращение бумажные денежные знаки по размеру и типу, напоминающие марки, не являются филателистическим признаком в бонистике.97 Марки служили лишь материалом для изготовления денежных знаков точно также, как шелк, картон, винные этикетки.

         Марки рассматриваются в виде самостоятельного филателистического признака в том случае, когда являются одним из компонентов при изготовлении денежных знаков, бон, когда марки наклеиваются на небольшие листы бумаги и как деньги, с объявлением их правомочий, с печатями, текстами, номиналами достоинства выпускаются в обращение. Это так называемые "контролки" Терско-Дагестанского правительства.

В качестве денежных знаков выпускались контрольные марки, наклеенные на толстую цветную бумагу: достоинством в 1, 3, 5, 10 руб. - на зеленой бумаге, 25 и 100 руб. - на красной. Все марки с лицевой стороны были помечены типографской надпечаткой - датой выпуска "25 января 1918 г". С оборотной стороны поместилась надпечатка, гласившая о хождении настоящих марок наравне с денежными знаками. Известны также случаи, когда марки наклеивались на денежные знаки прежних выпусков и уже как новая эмиссия выпускались в обращение.

Дальнейшую судьбу эмиссии можно проследить на основе эпиграфического анализа. К эпиграфическому признаку относятся разного рода надпечатки на бумажных деньгах, после того как их выпустили в обращение. Это специальные штампы с текстами, нанесенные ручным или типографским способом, а также подделки, имитирующие оригиналы бумажных денег, но уже с другим текстом, гербом, рисунком. Все известные надпечатки на денежных знаках можно классифицировать по группам: политические, агитационные; экономические; директивные; памятные, пригласительные, рекламные; курьезные98.

         Если в период войн и революций надпечатки на бумажных денежных знаках ставили чаще из меркантильных соображений, то в мирное время они в основном делались в агитационных, пропагандистских, политических целях.

         В годы гражданской войны часто делалась имитация денежных знаков с целью подрыва доверия населения к эмиссии "классовых врагов". Для подрыва доверия населения к совзнакам контрразведка генерала А.И.Деникина надпечатала на захваченные запасы советских денежных знаков агитационные стихи и рисунки, а затем стала распространять их на советской территории. На некоторых рисунках изображался контур фиги, внутри которой значилось: "Посмотри на этот кукиш, ну-ка, что на них ты купишь?", или же: "Обманули комиссары, кучу денег надавали, а теперь на эти знаки ты не купишь и собаки". Или совсем коротко: "Деньги для дураков".99 Советская власть, когда к ней попадали партии денежных знаков "альтернативных" правительств, тоже не оставалась в долгу. Шла война на фронтах, шла война валют.

         Помимо чисто агитационных, нередко делались и экономические надпечатки на разного рода заменителях и суррогатах денег - на ценных бумагах, векселях, займах и купонах к ним. Таковые, выпущенные в обращение Советом Народных Комиссаров РСФСР с 16 февраля 1918 г., имели клеймо местных Советов, народных банков, казначейств и других кредитно-финансовых учреждений. Примером может служить надпечатка на облигации "Займа свободы", проставленная каучуковым штемпелем Армавирского отделения Государственного банка: "За недостатком денежных знаков выпускается... в сумме...р.. коп. без текущего купона. Управляющий В. Долинский, Кассир Н.Соболев.100

Денежные суррогаты на основе государственных процентных бумаг в северокавказском регионе выпускались в 35 населенных пунктах. Об их изобилии и многообразии можно судить, исходя из того, что из выпущенных с 1917 по 1920 гг. 1080 разновидностей всех денежных знаков, к ним относилось 393, то есть более трети.101

Конечно, надпечатки на денежных знаках более всего характерны для периода войн и революций. Захватив запасы чужих денег, новые власти в условиях развала народного хозяйства стремились их использовать, предварительно проставив свои надпечатки. Но иногда, из-за расстройства экономики и затянувшейся инфляции, бумажные деньги с надпечатками находились в обращении наряду с общеобязательными и играли немаловажную роль в финансовой системе того или иного государства, той или иной власти.

         Серьезные потрясения российского общества в начале нынешнего столетия породили и ряд курьезных случаев в развалившейся финансовой системе. Так, анархисты-махновцы превратили донскую трехрублевку в шутливую листовку: "Гоп кума не журись, у Махна гроши завелись. Кто ци гроши не братиме, того Махно дратиме". На гетманских тысячных гривнах встречался и такой текст: “На ци гроши не купишь и воши”.102

         После завершения гражданской войны, в России не хватало бумаги, и тогда стали использовать изъятые из обращения бумажные деньги: на них печатались директивные указания, распоряжения местных властей и даже бухгалтерские отчеты. Памятные, пригласительные, рекламные надпечатки наносились также на советские деньги, которые вышли из обращения.

         Как видно из приведенных данных, надпечатки на бумажных деньгах помогают проследить судьбу эмиссии, являясь уникальным историческим источником. Эпиграфические признаки на денежных знаках раскрывают многие стороны политической, экономической жизни государства, являются важным фактором изучения социальной истории.

 

 

*        *        *

Чем богаче история страны на катастрофические, революционные процессы и события, чем интенсивнее происходит их чередование и глубже потрясения, тем круче были зигзаги в функционировании денежных систем, тем многочисленнее становились выпуски денежных знаков и бон.

Изучая историю той или иной эмиссии, историческая наука разрабатывает свои методы в исследовании специфических исторических памятников, которыми являются бумажные денежные знаки.

Исследуя бумажные денежные знаки по их основным признакам, историки получают сведения о деятельности эмитента, которых нет в других источниках. В некоторых случаях бумажные деньги выступают как единственный документ, характеризующий некоторые стороны политической, социально-экономической деятельности эмитента. Природа денежного знака неразрывно связана с функционированием государства, любое изменение текста, рисунка, даты, подписи и других признаков на нем свидетельствует об изменениях политического и экономического характера. Изучая эти изменения, устанавливая их закономерности, бонистика вносит дополнения в историческую науку, вводя в оборот новый, нетрадиционный источник – бумажные денежные знаки.

 

Глава 2. Характер денежного обращения в годы гражданской войны

1.     Углубление кризисных явлений в финансово-экономической системе Российского государства

 

Изучение местных, локальных денежных эмиссий невозможно без выявления сложных процессов, имевших место в денежном обращении всей России в 1917-1920 гг. Денежное обращение представляет собой кровеносную систему экономики государства, которое в кризисный период претерпевает глубокие, зачастую губительные изменения. Изучение этих процессов невозможно без исследования состояния финансово-экономической системы России в условиях стабильного развития экономики страны в предвоенный период и изменений, произошедших в период первой мировой войны.

Результаты предвоенного пятилетия (1909-1913 гг.) впечатляли. Под влиянием ряда урожайных лет и оживления промышленности резко возросла доходная часть бюджета. Дали результаты и меры по восстановлению производительных сил страны (аграрная реформа, расширение железнодорожной сети), и осторожная финансовая политика министра финансов В.Н.Коковцова. Из пяти предвоенных лет лишь один, 1912 г., был закончен с дефицитом, а остальные, особенно 1909-1911 гг., дали рекордные цифры положительного сальдо.103

Финансовому благополучию империи в значительной степени содействовало развитие двух крупных хозяйственных операций – железнодорожной и винной."104 Поступления от эксплуатации обширной сети казенных железных дорог и доходы от введенной С.Ю.Витте винной монополии приносили львиную долю доходов бюджета. Остальная сумма поступала от прямых и в особенности косвенных налогов на население (питейный, табачный, сахарный, нефтяной сбор). Более половины абсолютных поступлений казна получала от железных дорог и потребления вина.105 Водочные деньги "держали" бюджет и поэтому правительству приходилось мириться с моральными неудобствами и обвинениями в "спаивании народа".106

Необходимым условием для поддержания золотого обращения и привлечения иностранных инвестиций являлось активное сальдо международного расчетного баланса России. Золото не должно было уходить из страны, чтобы не истощался золотой запас Государственного банка, а с другой стороны, постоянно растущие платежи загранице по обслуживанию внешних займов затрудняли решение этой проблемы.

Вставшая на путь индустриализации Россия вывозила по преимуществу продукцию сельского хозяйства, сырье, а ввозила, прежде всего машины, продукты химического производства, хлопок-сырец, чай. Размер положительного сальдо торгового баланса зависел, прежде всего от урожая, чем и объясняются выбивающиеся из общего ряда итоги 1909-1911 гг.107 Активное сальдо являлось залогом стабильности золотого денежного обращения в целом.

Необходимо отметить, что золотая денежная система, ставшая основой экономической жизни довоенной Европы, в момент острого политического кризиса лета 1914 г. потерпела крах. В течение первых дней объявления войны державы одна за другой прекратили размен бумажных денег на золото. Монометаллическая система, служившая символом процветания европейской нации, оказалась хрупким финансовым инструментом, жизнеспособным лишь в условиях мирного экономического соперничества. Военная конфронтация оборвала экономические связи, и "золотой мост", соединявший Россию с европейским денежным рынком, рухнул.

27 июля 1914 г. Государственный банк России объявил о приостановке размена кредитных билетов на золото.108 В истории денежного обращения России наступила новая эпоха. Обратимся к статистическим материалам. По данным Я. Федорова к началу войны 1914 г. в обращении у населения всего было денег на 2,273 млрд. руб.109 С началом первой мировой войны размен кредитных билетов был прекращен, золотая и серебряная монета стала исполнять роль сокровища и исчезла из обращения.

Крушение золотомонетного стандарта привело к тому, что денежное обращение стало почти полностью бумажным. Устойчивость рубля резко снизилась. В этих условиях развивались процессы, которые первоначально привели рубль к безудержной инфляции, а затем поставили все денежное хозяйство на грань крушения.

Война резко изменила соотношение между спросом и предложением.110 Разрушалась производственная организация, падала трудовая дисциплина, затягивались сроки введения в действие стоящихся предприятий, на которые были отпущены огромные средства, большей частью из дорогостоящих иностранных кредитов. Между тем, спрос городского и сельского населения на товары и услуги резко возрос. Произошло это в значительной степени под влиянием запрета продажи алкогольных напитков.

На такую меру в 1914 г. решилось правительство И.Л.Горемыкина, находившегося под сильным влиянием либеральной общественности. Именно либеральные деятели провели расчеты того, насколько улучшаться производительность труда и здоровье народа, если "не давать ему горячительных напитков". Отрицательные последствия этой кампании не были приняты в расчет, а они заметно перевешивали положительный эффект. Так, ожидавшееся в результате прекращения "пьяных прогулов" повышение производительности труда было перечеркнуто развалом экономики, а высвободившиеся у народа в результате антиалкогольной кампании денежные средства превысили один миллиард рублей.

В стране стали образовываться денежные излишки. Избыток денег у населения объяснялся также эмиссионной политикой правительства. Потеряв около миллиарда на доходе от продажи спиртных напитков, государство решило вернуть эти средства, напечатав на эту же сумму бумажные деньги.
В результате с 1913 по 1916 гг. количество денег в обращении увеличилось в 4 раза, а с учетом обесценивания бумажных денег – почти в 2 раза.111 Эти денежные средства не обеспечивались ни товарами, ни золотым запасом. Существенное расширение платежеспособного спроса не сопровождалось увеличением товарного предложения. Напротив, под влиянием военных закупок приходящаяся на гражданское население товарная масса резко сократилась. Следствием избытка денег у населения и недостатка товаров был рост дороговизны.

В этих условиях не избыток денег у населения приводил к повышению цен, а рост дороговизны вынуждал правительство к эмиссии новых денег. Начавшаяся инфляция, потеря устойчивости рубля очень быстро приводили к обнищанию государства. Реальные государственные доходы, увеличившись примерно в два раза в 1914 г. по сравнению с 1913 г., стали стремительно падать.

Уже в августе 1914 г. государство было вынуждено прибегнуть к крупному внутреннему займу. Среди населения было размещено около 20 серий билетов Государственного казначейства на сумму 25 млн. руб. каждая. Казначейский билет приносил его обладателям 4% ежегодного дохода. Билеты предполагалось погасить в четырехлетний срок. В 1915 г. был выпущен новый 4%-й заем. Он имел меньший успех. Дело в том, что инфляция в 1915 г. составила 30%, значительно превысив выплачиваемые по займу проценты.

Решить финансовые проблемы с помощью внутренних займов правительству не удалось. Денежная система Российской империи была до основания расшатана войной. Экономика не сумела справиться с колоссальными трудностями военного времени. Доходные статьи резко сокращались, а расходы на войну росли с каждым днем. Неудержимое казнокрадство военных поставщиков и спекулянтов, неограниченные субсидии, ссуды и авансы частной промышленности, которые направо и налево раздавало царское правительство, усугубляли хозяйственное разорение. Прибыли капиталистов и банков в военные годы достигали максимальных размеров, а государственные финансы находились в самом плачевном состоянии.

Правительство пыталось найти выход из сложившегося положения при помощи испытанных методов: переложения всех тягот войны на плечи трудящихся. Повышались цены на предметы первой необходимости (сахар, спички, табак), однако введение подоходного налога и обложение военных прибылей всячески оттягивались. Займы за годы первой мировой войны достигли общей суммы в 36 млрд. руб. Союзники всячески стремились выкачать из России ее золотой запас, который к началу войны составлял 1500 млн. руб.112

Займы не могли спасти положение. Правительство прибегло к самому простому и распространенному пути “покрытия” бюджетного дефицита - к выпуску бумажных денег, не обеспеченных запасом государственных ценностей. Если до войны царское правительство могло выпускать полноценные кредитные билеты, то есть банкноты, обеспеченные золотым содержанием и размениваемые на золото, выпускало золотые пяти- и десятирублевые монеты, серебряные113 и медные монеты114, то во время войны картина существенно изменилась. В первую очередь был прекращен размен билетов на золото. Затем перестали чеканить металлическую монету.

Золото, за ним серебро и, наконец, медь совершенно исчезли из денежного обращения. К 1916 г. ходили только бумажные деньги.115 В сбережения переходили не только золотые, но и серебряные и даже медные монеты. Первоначально изчезли высокопробные серебряные монеты,116 затем низкопробные.117 В конце 1916 – начале 1917 гг. редкими стали в обороте и медные монеты.118 Государство столкнулось с разменным голодом. Для его преодоления, в 1916 г., был предложен проект чеканки никелевых монет,119 но вскоре правительство отказалось от подобной идеи и заменило их бумажными билетами. Вместо металлической разменной монеты появились специальные бумажные разменные знаки — казначейские знаки120 и почтовые марки.121

Все бумажные деньги, как кредитные билеты, так и казначейские знаки, выпускались почти без обеспечения: лишь десятая доля выпуска (эмиссии) обеспечивалась золотом. Остальные деньги были обыкновенными бумажками с принудительным курсом. Правительство выпускало таких денег все больше и больше, пытаясь покрыть возрастающие расходы. В стране началась инфляция, неизбежным спутником которой стало обесценение денег и рост цен. Покупательная способность рубля катастрофически падала. Цены на товары народного потребления росли с еще большей быстротой.

Война "развязала" те процессы, которые развились позже в безудержную гиперинфляцию. Это происходило на основе крушения золотомонетного стандарта, нарушения баланса между спросом и предложением и излишков бумажных денег у населения. Со временем на первое место стали выходить процессы разрушения рыночных отношений.

К моменту Февральской революции (март 1917 г.) в обращении находилось бумажных денег на 10 млрд. руб., обеспеченных реально золотом на 1,476 млрд. руб. и на 2,141 млрд. руб. - фиктивным золотом за границей (золотыми займами Антанты).122 Курс рубля к этому времени упал до 55 коп. золотом, а покупательная сила рубля - до 27 коп. Индекс цен за год возрос на 100 %, при росте денежной массы на 62%.123

Финансовая политика Временного правительства значительно углубила и перевела на новый уровень процесс "сокрушения" национальной валюты. Если эмиссия денег царского правительства не выходила за рамки потребностей военного времени, а средства на содержание администрации были сокращены, то пришедшая к власти "демократия", не считалась ни с какими расходами на поддержание в центре и на местах "представительных" органов.

При Временном правительстве продолжался выпуск царских денег (как их называли тогда, “романовских” или “николаевских”). Выпускались государственные кредитные билеты, казначейские разменные знаки, почтовые марки. Временное правительство ознаменовало свое пребывание у власти выпуском “своих” денег, декларирующих экономическую и политическую платформу русской буржуазии. Из всех задуманных Временным правительством видов бумажных денежных знаков успели войти в обращение государственные кредитные билеты с датой “1917”, достоинством в 250 и 1000 руб., и “керенки”.

Это были деньги весьма претенциозного вида. Их украшали три эмблемы-символа: герб Временного правительства (двуглавый орел без императорской короны, скипетра и державы), изображение Таврического дворца, где с 1905 г. помещалась Государственная дума, и свастика.
Свастика - крест с загнутыми под прямым углом концами, помещенная на деньгах, как бы гарантировала те жизненные блага, которые обещало русскому народу буржуазное правительство.124

По иронии судьбы деньги Временного правительства появились в июне 1917 г., а основная масса их была выпущена только в ноябре, когда Временное правительство уже прекратило свою деятельность. Разменными деньгами, выпущенными Временным правительством, были так называемые “керенки” или, как их еще называли в народе, “от кваса ярлыки”. Это были казначейские знаки достоинством в 20 и 40 руб. Внешний вид их примечателен. Они не имеют ни дат, ни подписей, ни номера - обязательного атрибута полноценных бумажных денег. Знак имел только цифру номинала да суровое предупреждение: “Подделка преследуется законом” (предупреждение совсем не лишнее, так как подделывать эти знаки не составляло никакого труда). Печатались и выпускались “керенки” часто неразрезанными, большими листами.

Отношение населения к царским деньгам и купюрам Временного правительства оказалось различным. Несмотря на инфляцию 1914-1916 гг., народ считал царские купюры "крепкими" деньгами и использовал их для сбережений. Поэтому как в 1916 г. исчезли из обращения золотая и серебряная монеты, так и в 1917 г. из оборота стали исчезать царские бумажные деньги. К деньгам же "демократического" правительства население испытывало недоверие и стремилось от них избавиться.

Надеясь выйти из финансовых затруднений, Временное правительство продолжало политику царского правительства: делало займы, внешние и внутренние, увеличивало бумажно-денежную эмиссию, готовило резкое повышение цен на предметы первой необходимости. Государственный долг России достиг астрономической цифры — 49 млрд. руб., из которых более 11 млрд. приходилось на иностранные займы.125

Особенно много средств требовало продолжение войны. Для продолжения войны “до победного конца” Временное правительство объявило “Заем свободы”. “Нужна затрата многих миллиардов, - взывало оно, - чтобы спасти страну и завершить построение свободной России на началах равенства и правды. Не жертвы требует от нас Родина, а исполнения долга. Одолжим деньги государству, поместив их в новый заем, и этим спасем от гибели нашу свободу и достояние”126. Временное правительство стремилось сделать заем массовым и популярным у населения.

“Заем свободы” был объявлен 27 марта 1917 г. Облигации его продавались на самых выгодных условиях: допускались рассрочки, подписной курс составлял только 85% нарицательной стоимости. Печать неустанно призывала подписываться на заем, имеющий столь “благородные цели”. Выпускались специальные агитационные брошюры, организовывались общества для проведения подписки.

Однако подписка шла туго. Многие Советы, заводы, фабрики, воинские части, собрания крестьян решительно выступили против займа как меры, служащей делу продолжения грабительской войны и закабалению народа. Буржуазия, призывавшая народ отдавать на заем последние деньги, сама предпочитала вкладывать свои капиталы в спекуляции. Директор департамента государственного казначейства был вынужден заявить: “Подписка на “Заем свободы” дает крайне ничтожные суммы, и этот источник не сыграет сколько-нибудь существенной роли в покрытии предстоящих расходов государства”.

За восемь месяцев пребывания Временного правительства у власти денежная масса, обращавшаяся в стране, возросла вдвое. Правительство не видело иного способа покрытия бюджетного дефицита, кроме эмиссии. Это была единственная доходная статья. Покупательная способность рубля упала до 6—7 коп. В результате рост цен стал обгонять рост выпуска бумажных денежных знаков. Это вызывало, в свою очередь, дальнейшее обесценение рубля. Получался замкнутый круг, и чтобы вырваться из него, нужно было укрепить рубль, обеспечить его необходимыми запасами государственных ценностей. Чтобы решить задачу восстановления разрушенного хозяйства, необходимо было посягнуть на капиталы буржуазии и помещиков, а это не входило в планы буржуазного правительства. Законы о подоходном налоге и о налоге с прибылей, с большими ограничениями принятые Временным правительством, практически не выполнялись.

С точки зрения финансов, важным последствием неустойчивости Временного правительства явилось резкое сокращение союзнических кредитов. Российские послы в Англии, Франции, Италии, США и Японии доносили, что союзники опасаются за устойчивость правительства и потому воздерживаются от предоставления займов. Сложившиеся внутренние и внешнеполитические условия срывали все попытки Временного правительства сдержать темпы обесценения рубля и поправить дела пошатнувшегося бюджета.

Временное правительство для покрытия своих расходов было вынуждено продолжать эмиссию бумажных денег. За март-октябрь 1917 г. было выпущено 9533,4 млн. руб.127 К моменту Октябрьской революции покупательная сила рубля равнялась не более 10 коп. Однако валютный курс рубля, благодаря поддержке стран Антанты, удерживался на уровне 25-30 коп.128

За короткий период своего существования Временное правительство успело положить начало двум качественно новым явлениям в развитии инфляции. Во-первых, оно дало толчок разрушению единого денежного обращения и появления параллельных валют с различными курсами. Во-вторых, именно в этот период темпы роста цен стали обгонять рост количества денег в обращении. Был создан своеобразный инфляционный мультипликатор, благодаря которому, как показывает ретроспективный анализ, увеличение денежной массы на 1% сопровождалось ростом цен на 5,4%.129 С этого момента правительство уже не могло остановить печатный станок, ибо из-за временного лага между ростом денежной массы и ростом цен любое уменьшение эмиссии привело бы к полному банкротству государства.

Денежное обращение в 1917-1920 гг. имело свои особенности, наиболее важная из которых - это распад единой денежной системы на множество и независимых, самостоятельных, зачастую враждебных друг другу денежных систем. Наиболее типичными причинами, стимулировавшими появление, развитие и исчезновение местных эмиссий, можно считать моменты технического, фискального и политического характера.

Ранее всего начинает действовать группа причин, технического характера. Ухудшение и разрыв сообщений с эмиссионным центром затрудняло снабжение мест мелкими купюрами денежных знаков. На почве разменного кризиса возникают местные денежные эмиссии банковского, муниципального и кооперативного типа. Сюда также относятся денежные выпуски в оккупированных в годы войны местностях и целый ряд местных эмиссий разнообразных политических окрасок.

Особенно остро недостаток денег ощущался на окраинах бывшей Российской империи. Разруха на транспорте, ухудшение сообщения внутри страны затрудняли своевременную присылку денег на места. Реакцией на "денежный голод", на нарушение регулярного снабжения деньгами на местах, стало стихийное “деньготворчество”- микроэмиссии, контролировать и регулировать которые из центра было практически невозможно.

По мере ослабления связей с центром, углубления расстройства финансов постепенно в первый ряд начинают постепенно выдвигаться моменты фискального характера. Местные денежные выпуски производятся уже не столько для борьбы с разменным кризисом, сколько в качестве дополнительного доходного источника покрытия местного бюджетного дефицита. С этой точки зрения местные денежные выпуски представляли собой как бы ряд пристроек к центральной, общегосударственной денежной системе.

Под влиянием политических причин бывшая когда-то единой денежная система все более распадается на части. Одна из этих частей, опираясь на работу Московского эмиссионного центра, легла впоследствии в основу валюты РСФСР. Другие части постепенно доживают свои дни и ликвидируются в революционном порядке.

"Распад денежной системы, - писал впоследствии Л.Юровский,- был, по-видимому, беспримерным в истории и, во всяком случае небывалым в истории бумажно-денежного обращения".130 Особенность распада денежной системы заключалась не только в количестве различных денежных знаков, выпущенных на местах, но и в том, что фактически возникли обособленные денежные системы, являющиеся по отношению к рублям, выпускавшимся в Москве, как политически, так и экономически иностранными деньгами.

Как грибы после дождя возникали разнообразные государственные образования, правительства которых придерживались нередко диаметрально противоположных политических и экономических взглядов в отношениях к советской власти и друг к другу. В силу этого, деньги, выпущенные "другим" правительством, зачастую не признавались законным средством обращения на "своей" территории.

Выпуск местных денег диктовался либо фактической невозможностью получать общегосударственные денежные знаки, либо недостаточностью их получения, так называемым "денежным голодом". Часто из эмиссионного центра приходили крупные купюры, а мелких в обращении недоставало. На этой почве возникал "разменный кризис". Местные власти были вынуждены выпускать купюры мелких номиналов. В декабре 1917 г. в Совете Народных Комиссаров обсуждался проект, по которому местным отделениям Государственного банка предлагалось разрешить выпуск собственных разменных знаков не выше трехрублевого достоинства, но он был решительно отклонен. Были категорически запрещены эмиссии Сибирской конторе Государственного банка и Московскому совету.131 Правительство Грузии во второй половине 1918 г. также отклонило предложение финансовой комиссии Сухуми о выпуске бон для Абхазии, где особенно остро ощущалась нужда в мелких купюрах: для размена бумажки в 50 руб. приходилось затрачивать несколько часов на поиски сдачи и обходить ряд магазинов.

В отдельных случаях приходилось отступать от правил. Так, весной 1918 г. был разрешен выпуск местных денег Архангельскому отделению Государственного банка. В их подготовке принимал участие известный художник С. Чехонин. При оформлении этих денег художник использовал различные “северные” атрибуты - изображение белых медведей, моржей, снега, торосов. Денежный знак, точно покрытый инеем, выглядел очень эффектно. Печатались эти деньги на обыкновенной белой непрочной бумаге и скоро изнашивались. Обращались они до августа 1918 г., пока Архангельск не был занят англичанами.

Местные деньги были разрешены Терской области и Туркестанскому краю из-за отдаленности этих районов от центра и трудности регулярного сообщения с ними.132

В других городах и областях страны местные эмиссии появились независимо от разрешения правительства. Эти микроэмиссии воспринимались местными властями как временные меры, необходимые лишь для того, чтобы возместить недостаток денежных купюр, особенно мелких. Целей же пополнения бюджета микроэмиссии не преследовали. На внешний вид местных денег также не обращалось особого внимания. Большинство из них выпускалось на обыкновенной белой или цветной бумаге, с указанием только номинала, места и учреждения, выпускавшего знаки. Многие из них обходились без государственных эмблем.

Там, где местным деньгам хотели придать более торжественный характер, сделать их более "солидными", по старой памяти печатали орла, но модернизированного Февральской революцией133. Так, в начале 1918 г. предприняла выпуск местных денег с изображением герба Временного правительства и со старой орфографией Астрахань. Местный Совет депутатов трудящихся был вынужден пойти на это, так как присылка денег из центра задерживалась. Однако торговцы на рынке не желали принимать новые деньги. Совет пошел на крайнюю меру: на рынок был отправлен автомобиль, вооруженный пулеметом. Лишь под его угрозой торговцы стали продавать товар на новые деньги. Через месяц сообщение с Москвой удалось наладить, и оттуда были получены государственные кредитные билеты. Местные деньги тут же уничтожили.134

В 1918 г. металлические деньги с гербом Временного правительства выпустило Армавирское отделение Государственного банка. История армавирских бон чрезвычайно характерна для состояния денежного обращения того времени на окраинах страны. Выпуску металлических бон здесь предшествовал выпуск бон бумажных. Он был произведен в феврале 1918 г., на сумму до 4 млн. руб.135 Исполком Совета народных депутатов Лабинского отдела, организовавший выпуск чеков, в воззвании к населению обещал, что “чеки будут заменены кредитными билетами, которые в недалеком будущем будут получены из Петрограда".136 Постепенно чеки начали вытеснять ходившие ранее “николаевские” деньги и керенки.

Летом 1918 г. из Москвы через Царицын была получена большая сумма общегосударственных денег, на которые была обменена часть чеков. При обмене обнаружилась любопытная деталь: несмотря на то, что чеки население не принимало за “настоящие” деньги, подделывали их как “настоящие”. Всего было обнаружено фальшивых чеков на сумму 5 млн. руб.137

Чтобы избежать фальшивых денег, а также из-за непрочности бумажных чеков малых купюр, Совет решил выпускать металлические боны. Предполагалось даже выпустить серебряные боны, но отсутствие запасов серебра вынудило отказаться от этого намерения. Боны решили выпускать из меди. Спешно организовали монетный двор - в нижнем этаже одного из корпусов бывшей усадьбы купца Баронова в Армавире. Сырье получили благодаря переплавке медных баков, труб, змеевиков и посуды одного из винокуренных заводов. Для чеканки монет изготовили три стана. Штемпеля резал случайно "застрявший" в Армавире австрийский военнопленный опытный гравер И. Задлер. Выпуск бон осуществлялся по всем правилам монетного дела: вначале были сделаны пробные выпуски из меди (1 руб., 3 руб.) и алюминия (5 руб.); в качестве образцов были отчеканены 10 знаков из серебра (3 руб.); затем последовал массовый выпуск бон исключительно из меди достоинством в 1, 3 и 5 руб. Медные боны не обменивались. Они были изъяты из обращения спустя некоторое время после повсеместного распространения общегосударственных денег.138

При первой же возможности центральное правительство стремилось покончить с разнообразием денежных знаков. Местные органы власти нередко выражали недовольство системой и размерами финансирования их нужд советским правительством, однако правительство РСФСР не встречало серьезных возражений против проводимой им политики унификации и централизации управления денежной системой. "…Советская власть, - подчеркивалось в отчетных материалах Народного Комиссариата Финансов, - предприняла меры по очищению денежного обращения от засорения его местными эмиссиями, самовольно возникшими на почве денежного голода".139

Выступая в 1922 г. на IV конгрессе Коминтерна, В.И.Ленин говорил: "Я думаю, что русский рубль надо считать знаменитым хотя бы потому, что количество этих рублей превышает квадриллион"140. По уточненным данным установлено, что общая наличность, отягощавшая сферу денежного обращения республики Советов, равнялась 1.994.464.460.000.000 руб.141

Особое место в годы гражданской войны занимали белогвардейские деньги. Денежные выпуски белогвардейских правительств, войск интервентов были призваны стать проводниками их политической программы, свидетельством и гарантией политического и экономического "могущества". Немалую роль играло и то обстоятельство, что эти эмиссии приносили доход. Почти каждое белогвардейское правительство предлагало для захваченной ими территории свою денежную систему с полным набором крупных и мелких купюр. В 1918 - 1920 гг. свои денежные знаки выпускали генералы Н.Н.Юденич, А.П.Родзянко, П.Р.Авалов-Бермондт, Вандам, А.Г.Шкуро, А.В.Колчак, Г.М.Семенов, А.И.Деникин, П.Н.Врангель, правительство Н.В.Чайковского в Архангельске и сменившее его Временное правительство Северной области. На Украине деньги выпускали Центральная рада, гетман П.Г.Скоропадский, С.В.Петлюра, Н.И. Махно142.

Деньги белогвардейцев претендовали на государственный размах и в большинстве своем выпускались от имени "единой, неделимой России". Выпуски денег белогвардейскими правительствами преследовали также цель подорвать доверие к совзнаку, обесценить его. На захваченной белогвардейцами территории советские деньги не принимались, они скапливались в руках у населения, вытеснялись в прифронтовые районы, где создавался избыток денежной массы.

Многие эмиссии белогвардейских правительств обеспечивались иностранными державами или осуществлялись за границей. Денежные выпуски контрреволюционных правительств в Архангельской области были обеспечены Английским банком на сумму 750.000 фунтов стерлингов.143 Страны Антанты субсидировали колчаковские выпуски. Субсидии эти были отнюдь не бескорыстны. А.В.Колчак из попавшего в его руки золотого запаса Республики в течение 1919 г. продал французам, англичанам и японцам 184 т драгоценных металлов – 11,5 тысяч пудов144. В Берлине печатались некоторые серии гривен гетмана П.Г.Скоропадского145. Барон П.Н.Врангель напечатал часть своих денежных знаков в Англии.146

Денежные знаки белогвардейских правительств, оформленные с безвкусной пышностью, прямолинейно и наивно выражали грандиозные претензии их эмитентов. Так, деникинские деньги поражают сочетанием самых неожиданных элементов. С царской купюры в 500 руб. сюда перекочевало символическое изображение России в виде сидящей женщины в русском наряде. Правая рука ее опирается на хоругвь с изображением герба Временного правительства, левая держит якорь. Водяной знак повторяет изображение герба в обрамлении надписи: “Россия единая, великая, неделимая”. Герб Временного правительства также претерпел некоторые изменения: в лапы орлу дали георгиевскую ленту. Влияние “Великого Дона”, казачества, служившего главной опорой А.И.Деникина, сказалось в обильных "казачьих" атрибутах: античные фигуры, украшающие деньги, получили вдруг казацкие усы и прически; классический античный ордер, топорики, фасции, вазы соседствовали с портретами “донского казака Ермака Тимофеевича” или “донского войскового атамана Матвея Ивановича Платова”.147

Столь же курьезны были петлюровские деньги. К.Г. Паустовский вспоминает о них: …когда давали сдачу в магазине, вы с недоверием рассматривали серые бумажки, где едва-едва проступали тусклые пятна желтой и голубой краски, и соображали—деньги это или нарочно. В такие замусоленные бумажки, воображая их деньгами, любят играть дети". 148

Фальшивых денег было так много, а настоящих так мало, что население молчаливо согласилось не делать между ними никакой разницы. Фальшивые деньги ходили свободно и по тому же курсу, что и настоящие. Не было ни одной типографии, где бы наборщики и литографы не выпускали бы, веселясь, поддельные петлюровские ассигнации—карбованцы и шаги. Многие предприимчивые граждане делали фальшивые деньги у себя на дому при помощи туши и дешевых акварельных красок. И даже не прятали их, когда кто-нибудь посторонний входил в комнату.149

Деньги, помимо своих прямых, экономических функций, несли еще и функции пропагандистские: в той или иной форме они декларировали политическую и экономическую программу их эмитентов. В годы гражданской войны, когда на территории бывшей Российской империи ожесточенно боролись различные группировки, агитационная роль денег, выпускавшихся почти каждой такой группировкой, необычайно возросла. Обывателю трудно было разобраться в пестром "хороводе" денег, сменяющих друг друга вместе со сменой властей. Жизнь заставляла приспосабливаться к этой непростой ситуации. В мелких сделках на рынках старались обходиться без помощи денег, меняя товар на товар.150 При крупных сделках стремились пользоваться золотой или иностранной валютой. Ценились еще “романовские” (царские) деньги и “думские” — по традиции, потому что были отпечатаны на хорошей, прочной бумаге. Устанавливались цены на валюту.151

Большую роль в денежном обращении на всей территории России играли выпуски советской власти и ее финансовая политика. Несмотря на запреты несоветских органов власти хождения на контролировавшейся ими территории совзнаков, они продолжали обращаться среди населения, которое чутко реагировало на малейшие изменения, связанные с эмиссией денежных знаков, с победами и поражениями на фронтах гражданской войны, а также с решениями по финансовым вопросам.

 

 

2.2. Мероприятия советского правительства в сфере денежного обращения

 

После Октябрьской революции эмиссия денег и инфляция резко возросли. В стране развернулась борьба за овладение банковской системой и денежным механизмом в Петрограде, Москве и провинции, причем в целом ряде городов (Екатеринбург, Воронеж, Астрахань, Армавир, Харьков, Одесса, Екатеринодар, Ростов-на-Дону) были выдвинуты проекты выпуска ввиду денежного голода местной, так сказать, банковской валюты - денежных суррогатов в виде акцептованных чеков и бон.152

При осуществлении этих проектов местные советы стремились брать под свой контроль эту эмиссионную операцию, либо проводить ее самостоятельно, помимо банков. Эти мероприятия не способствовали снижению цен и инфляции, а прямо им потворствовали, внося еще больший развал в систему денежного обращения Российского государства. Для большевистской власти сфера финансов, денежного обращения и банковского дела была одной из важнейших. Уничтожить частную собственность, сохранив при этом денежную систему, означало бы подвергать коррозии социалистический эксперимент.

Денежные накопления, уничтожающие социалистическое равенство, воспроизводящие подпольных миллионеров, создавали теневую экономику, способствовали подкупу чиновников, проникали в правительство, изменяли законодательство. Именно поэтому В.И. Ленин и наиболее дальновидные его последователи еще до революции продумывали вопрос о социалистическом переустройстве финансов. Как известно, захват и национализация банков входили в первостепенные задачи восстания.

Именно в сфере финансов большевиков ждали самые серьезные испытания. Для того, чтобы захватить "командные высоты" в экономике и финансах, а также нанести удар буржуазии, советская власть провела ряд мероприятий в кредитно-финансовой сфере. Здание Государственного банка в Петрограде было занято отрядом вооруженных матросов в первый же день Октябрьской революции. Петроградский военно-революционный комитет учел роковую ошибку Парижской коммуны, которая, не захватив в 1871 г. банка, поставила себя в крайне тяжелое положение. В результате Французский банк финансировал Версальское буржуазное правительство, но не выдавал денег на нужды Коммуны, ссылаясь на неприкосновенность частных вкладов и государственных средств.

Однако занять здание банка оказалось легче, чем наладить контроль над его работой, заставить его служащих подчиниться требованиям нового правительства. Рабоче-крестьянское правительство сразу же столкнулось с саботажем банковских чиновников. Государственный банк работал, но работал на "старых хозяев", лелеявших надежду на контрреволюционный переворот. Экспедиция заготовления государственных бумаг продолжала выпускать деньги, даже еще в больших количествах, но выдавать их советскому правительству управляющий отказывался. Совет Народных Комиссаров предписал Государственному банку открыть с 12 ноября 1917 г. на свое имя счет.153 Правление воспротивилось. В ноябре 1917 г. не получили жалованье работники Совета Народных Комиссаров, Военно-революционного комитета, отряды Красной гвардии. Новый государственный аппарат, многочисленные предприятия и учреждения вынуждены были работать в тот момент без наличных денег. Первую сумму - 5 млн. руб. - Совет Народных Комиссаров получил лишь 17 ноября 1917 г. Она составляла 0,1% от общей суммы ноябрьской эмиссии.

Министерству финансов154 Государственный банк выдал с 7 по 22 ноября 1917 г. 610 млн. руб. Министерство использовало эти деньги якобы на закупку продовольствия, содержание армии и флота. На деле же деньги пошли на поддержание антисоветски настроенной Государственной думы и созданного ею контрреволюционного “Комитета спасения родины и революции”.

Государственный банк продолжал ссужать частные банки и предприятия, предоставляя им крупные кредиты. В то же время банки закрывали кредиты, сокращали или задерживали выдачу денег на заработную плату тем предприятиям, где вводился рабочий контроль. Это была попытка вызвать недовольство советской властью. Кроме Государственного в стране по-прежнему функционировали частные банки: Русско-Азиатский, Волжско-Камский, Торгово-промышленный. В сейфах этих банков хранились деньги, золото и ценности.

9 ноября 1917 г. Военно-революционный комитет Москвы обратился к населению города с сообщением о мероприятиях в отношении банков. В воззвании говорилось, что Военно-революционный комитет приказал 9 ноября открыть все банки, но под его непосредственным наблюдением. Военно-революционный комитет постановил свободно выдавать без ограничения суммы, деньги, необходимые для уплаты жалованья служащим и заработка рабочим, на все потребности войсковых частей, а все остальные выдачи ограничивать 150 руб. в неделю.155

Государственный банк организовал последовательный саботаж всех распоряжений советского правительства. В банке был создан специальный фонд и комитет, руководивший саботажем. Сотрудникам банка выдали жалованье вперед до 1 января 1918 г. Саботажники разбрасывали, портили и уничтожали бухгалтерские книги, отказывались выходить на работу. Сопротивление банков грозило советскому государству катастрофой.

В середине ноября Совет Народных Комиссаров принял решительные меры по отношению к саботажникам. Были уволены со службы те руководители Государственного банка, министерства финансов и главного казначейства, которые организовывали саботаж. 15 ноября 1917 г. В.Р.Менжинский, заместитель комиссара Петроградского военно-революционного комитета, и Н. Осинский (В.В. Оболенский), назначенный комиссаром Государственного банка, отобрали у саботажников ключи от кладовых, в том числе от тех, где хранился золотой запас государства. В спешном порядке из армии были отозваны военнослужащие, знающие банковское и бухгалтерское дело. Они должны были заменить уволенных.

Вечером 14 декабря 1917 г. ВЦИК РСФСР принял декрет о национализации банков156. Банковское дело было объявлено государственной монополией, а всем существующим частным акционерным банкам было предписано объединиться с Государственным банком. Здания частных банков заняли отряды красногвардейцев. Они взяли под охрану стальные сейфы. Только в одной Москве во время ревизии сейфов банков обнаружили 300 тыс. руб. золотом и 150 тыс. серебром.157 Из национализированных банков золото в монетах, слитках, песке поступало в особую кладовую Государственного банка.

Однако открытое непризнание власти Совета Народных Комиссаров со стороны работников бывшего министерства финансов, Государственного казначейства и Государственного банка парализовало всю финансовую работу большевиков. Им пришлось сменить четырех товарищей министра финансов, директоров общей и кредитной канцелярий министра финансов, директора департамента Государственного казначейства, управляющего Государственным банком и управляющего Главным казначейством. Однако пресечь саботаж финансовых работников полностью не удалось.

Положение осложнялось отсутствием кадров финансистов среди большевиков. В составе первого правительства, сформированного 26 октября 1917 г., на пост народного комиссара финансов был назначен экономист И.И. Скворцов, публиковавшийся под псевдонимом Степанов. Однако он так и не вступил в должность. Назначенный 12 ноября 1917 г. временным заместителем, а 2 февраля 1918 г. — народным комиссаром финансов, В.Р.Менжинский ничем себя в этой должности не проявил и поспешил перейти на освободившийся пост генерального консула РСФСР в Берлине, а оттуда - в ВЧК.158

Сменивший его И.Э. Гуковский, в отличие от большинства членов своей партии, обладал чувством реальности и противодействовал В.И.Ленину в проведении излишне радикальных реформ. В частности, он объявил практически невыполнимым предложенный В.И. Лениным план постепенного превращения банков в единый аппарат счетоводства и “регулирования социалистически организованной жизни всей страны в целом”159. На совещании финансовых работников в апреле 1918 г. И.Э.Гуковский голосовал против этого плана. Возобновить нормальную деятельность банковской системы ему мешали противники как слева, так и справа. Разногласия по финансовым вопросам между большевиками продолжались, и не выдержавший напряжения Гуковский подал в отставку. На его место был назначен Н.Н. Крестинский.

К принятию решений по реформе банковского дела В.И. Ленин был вынужден подключить других большевиков, имевших отношение к финансам. Среди них можно выделить Я.С. Ганецкого, работавшего в Народном Комиссариате Финансов, и А.П. Спундэ, товарища главного комиссара Государственного банка в Петрограде. Однако проходившие в марте—апреле 1918 г. совещания руководящих работников Народного Комиссариата Финансов выявили плохую осведомленность участников в финансовых вопросах и серьезные разногласия между ними. Так, А.П. Спундэ настаивал на проведении всех финансовых операций только от имени Государственного банка или назначаемой им специальной комиссии. В.И. Ленину пришлось предложить обязательное участие в составлении финансовых отчетов бывших сотрудников Государственного и частных банков. Участники совещаний так и не смогли решить главный вопрос — о замене старых денег новыми. Выступая на заседании ВЦИК 18 апреля 1918 г., В.И. Ленин был вынужден констатировать: "В настоящий момент ясно одно, что финансовую проблему мы в ближайшее время не разрешим"160.

В январе 1918 г. на основе слияния Государственного и частных банков был создан единый Народный банк РСФСР. Финансовая деятельность была централизована, эмиссия бумажных денег поставлена под контроль рабоче-крестьянского государства. В.И. Ленин, делая в январе 1918 г. на III Всероссийском съезде Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов доклад, говорил: “Одной из первых мер, направленных к тому, чтобы не только исчезли с лица земли русской помещики, но и для подрыва в корне господства буржуазии и возможности гнета капитала над миллионами и десятками миллионов трудящихся,— был переход к национализации банков” 161.

Переход банковского дела в руки советского правительства обеспечил национализацию ведущих отраслей промышленности, железных дорог, флота, установление монополии внешней торговли. Эти мероприятия были осуществлены не только в центре, но и на окраинах, где местные советы старательно выполняли декреты советского правительства.

Вслед за национализацией банков, ревизии банковских сейфов (постановление ЦИК от 27 декабря 1917 г.)162 вышли декреты: о прекращении оплаты купонов по облигациям и выплаты дивидендов по акциям163, о воспрещении сделок с ценными бумагами (от 29 декабря 1917 г.); об аннулировании банковских акций и конфискации акционерных капиталов частных банков и монополизацией в руках государства торговли золотом (постановление ВСНХ от 12 января 1918 г.) от 26 января 1918 г.164; об аннулировании всех займов внешних и внутренних, заключенных царским и Временным правительствами и всех государственных гарантий по частным займам (от 28 января 1918 г.); об обязательной регистрации всех акций и облигаций и прочих процентных бумаг (от 18 апреля 1918 г.)

Эти декреты были продублированы на местах. До сведения населения они доводились через объявления и газеты. Действия советской власти на подрыв финансового благополучия состоятельных граждан России вызывали недовольство и не способствовали привлечению капиталов в банки и сберегательные кассы. Население стремилось избавиться от бумажных денег любыми путями, пока их "не съела" инфляция или не отобрали новые власти.

После овладения эмиссионным центром страны, каким является Государственный банк, перед советским правительством встал вопрос: какие размеры эмиссии нужно установить в данный момент и какие деньги выпускать?

Еще на VI съезде РСДРП(б), в августе 1917 г., партия предложила сократить безудержную эмиссию и прекратить обесценение денег. В ноябре 1917 г. размеры эмиссии резко подскочили даже по сравнению с эмиссией Временного правительства накануне его падения, и потому советское правительство направило свои усилия на сокращение эмиссии. В декабре 1917 г. эмиссия сократилась с 5,7 млрд. руб. до 2,3 млрд.165 Темп обесценения денег замедлился. В январе - феврале 1918 г. эмиссия продолжала снижаться. Начали стабилизироваться цены на промышленные и продовольственные товары. В течение августа и сентября 1918 г. удавалось удерживать цены на одном уровне.

В октябре 1918 г. советское правительство приняло решение об увеличении эмиссии, основанное на строгом учете наличия денег в стране и потребности народного хозяйства в выпуске бумажных денег. Правительство исходило из следующих расчетов. В общий размер эмиссии входили: 3,6 млрд. руб., обеспеченных золотом и другими ценностями, и 16,5 млрд. руб., которые Государственный банк имел право выпустить сверх золотого обеспечения по установленным нормам денежного обращения. Помимо этой суммы правительство сочло возможным выпустить 33,5 млрд. руб. Общий размер эмиссии, следовательно, составлял сумму более 50 млрд. руб.166.

Правительство считало, что повышение размеров эмиссии, установленное в законодательном порядке, может быть допущено как временная мера, вынужденная сложившейся обстановкой — начавшейся гражданской войной и усугубившейся разрухой.

У большевиков не существовало четкой программы развития денежной системы советского государства. Овладев командными высотами народного хозяйства, они считали своей основной задачей его восстановление и укрепление, что должно было создать прочные источники доходов государственного бюджета, и необходимость в излишней эмиссии отпала бы сама собой.

Правительство намеревалось срочно провести денежную реформу. План ее В.И. Ленин изложил на 1 Всероссийском съезде представителей финансовых отделов Советов 18 мая 1918 г.167. Реформа предполагала выпуск денег новых образцов, которые должны были заменить все обращавшиеся в стране деньги. Обмен старых денег на новые В.И. Ленин предлагал производить из такого расчета: если сумма небольшая - рубль за рубль, если капитал превышает норму - часть от сданного. Такой принцип обмена соответствовал идее "революционной справедливости", он должен был быть безболезненным для неимущих классов и "ударял" только по буржуазии и спекулянтам, накопившим за годы войны громадные суммы денег.

В.И. Ленин уделял большое внимание подготовке реформы. Не меньше, чем учет всех обращавшихся денег, организация и определение размеров эмиссии, налоговая система, учет и контроль за работой финансовых органов страны, его интересовали вопросы технической подготовки новых денег, их внешний вид.

В.И. Ленин непосредственно контролировал посылку денег на места. Особенно его тревожило положение в Сибири, которое было более серьезным, чем в других областях. Из-за разрухи на транспорте часть эшелонов с деньгами, направляемых в Сибирь, иногда “терялась” в пути, застревала в тупиках. Ждать подготовки и освоения выпуска новых образцов денег в создавшихся условиях было невозможно. Пока шла подготовка реформы, решено было использовать деньги старых образцов: все те же “николаевские” кредитные билеты, “думские” билеты образца 1917 г. и “керенки”, разменные казначейские знаки и марки. В денежном обращении после Октябрьской революции появились денежные знаки с портретами царей, с изображением двуглавого орла. Но и этих денежных знаков не хватало. Давал знать “денежный голод” — нехватка денежных знаков в обращении как результат того, что рост цен обгонял увеличение количества денег.

Весной 1918 г. после долгих колебаний Совет Народных Комиссаров разрешил обращение в качестве денег облигаций и купонов “Займа свободы”, а также купонов государственных процентных бумаг и краткосрочных обязательств Государственного казначейства, выпущенных царским и Временным правительствами. Это были первые официально разрешенные при советской власти суррогаты денег.

Еще в сентябре 1917 г. в качестве денег стали использоваться облигации “Займа свободы”. Советская власть узаконила эту практику, предписав обрезать на этих облигациях купоны на получение 5% дивидендов.168 Большевики объявили запрет на проведение всякого рода лотерей, денежных игр и выигрышных займов. Облигация с необрезанными купонами попадала под этот запрет и в качестве денег не принималась. Впрочем, вскоре и сами купоны "Займа свободы" стали ходить как деньги.

Наряду с облигациями “Займа свободы”, в качестве денег принимались билеты Государственного внутреннего 4,5% выигрышного займа, выпущенного Временным правительством в августе 1917 г. Некоторые из них имели специальную надпечатку советского правительства. Кроме них имели хождение 5% векселя (краткосрочные обязательства) Государственного казначейства, выпущенные в 1916—1917 гг. для покрытия дефицита государственного бюджета.169 В качестве денег принимались также 4% долгосрочные билеты Государственного казначейства, выпущенные в 1908 г. Они ходили в соответствии с обозначенным на них номиналом в 25, 50, 100 и 500 руб. Эти суррогаты денег имели хождение на территории РСФСР вплоть до 1921 г., а число их видов достигало 47.

Правительственные финансовые органы смогли наладить эмиссию кредитных и банковских билетов царского образца.170 В результате за период с 1 ноября 1917 г. по 1 мая 1918 г. только на подконтрольной РСФСР территории в обращение было выпущено около 19 млрд. руб.171 В общей сложности число разновидностей купонов, находившихся в обращении, достигало сотни172. Пользоваться купонами было крайне неудобно - они были небольших размеров, разных цветов, текст был набран мелким шрифтом, а номинал часто выражался дробными числами (с долями копеек). Но и эти суррогаты не могли спасти положение.

Весной 1918 г. Отдел изобразительных искусств Наркомпроса объявил конкурс на лучший проект герба РСФСР, печати Совета Народных Комиссаров, национального флага и монет. В июле 1918 г. V Всероссийский съезд Советов утвердил герб РСФСР, но удовлетворительных рисунков для монет конкурс не дал. Сложность заключалась в том, что предлагались и обсуждались проекты рисунков для металлической монеты. Но ни денежное хозяйство страны, ни Монетный двор к чеканке металлической монеты не были готовы. Нужно было принимать и утверждать рисунки для бумажных денег. Пока Народный Комиссариат Финансов обдумывал рисунок, цвет и форму новых бумажных денег173, в срочном порядке пришлось печатать со старых клише, приготовленных еще Временным правительством, государственные кредитные билеты, но с датой “1918”174. В историю денежного обращения они вошли под названием “Государственные кредитные билеты образца 1918 г.”. На этих билетах и встретились несовместимые элементы: двуглавый орел и дата 1918.

Стабилизация рубля, замедление роста цен летом 1918 г. позволяли надеяться, что осенью можно будет приступить к проведению денежной реформы. Но обострение гражданской войны сорвало планы оздоровления денежного обращения советской республики. Государственные кредитные билеты образца 1918 г. были теми новыми деньгами, на которые предполагалось менять старые. Однако выпуск их в обращение задержался до мая 1919 г. Они выпускались в 1919, 1920 и частично в 1921 гг. С конца 1919 г. к выпущенным номиналам прибавились новые - в 5.000 и 10.000 руб.

Сложная обстановка гражданской войны поставила советское правительство перед необходимостью проведения ряда чрезвычайных политических и экономических мер. Система этих мероприятий вошла в историю под названием "военного коммунизма". Сфера обращения денег в годы военного коммунизма крайне сузилась. “Безденежные отношения” стали чуть ли не нормой во взаимоотношениях между государством и населением, в государственной промышленности. Государственное распределение, строго нормированное снабжение, запрещение частной торговли в условиях резкого сокращения промышленного и сельскохозяйственного производства были единственно возможными способами спасти завоевания революции.

В денежной политике советского государства в сильнейшей степени сказались представления об отмирании товарного производства уже в 1919- 1920 гг. и возможности перехода к распределению. Мы сделали ту ошибку - говорил В.И. Ленин в октябре 1921 г., - что решили произвести непосредственный переход к коммунистическому производству и распределению”175.

Сложившаяся в стране система снабжения, отказ от оплаты многих видов товаров породили иллюзию того, что деньги, как экономическая категория, начали отмирать. Вопрос о том, быть или не быть деньгам, дебатировался на съездах и совещаниях, на страницах газет и журналов, причем, особенно усердствовали "левые коммунисты".

Перед нашими глазами, - писала газета "Правда", - постепенно вырастает одно из таких преобразований - уничтожение роли денег, уничтожение самих денег... Трудно сразу оценить все значение постепенного отмирания денег для всего дела общественного воспитания, для всей психологии среднего человека. Испокон веков обыватель привык к мысли о деньгах как о само собой разумеющемся устое жизненных отношений, данном чуть не самой природой. И вот - тысячелетние устои товарного строя рушатся, как карточные домики после первых же лет организационных усилий победившего пролетариата... Наши дети, выросши, будут знакомы с деньгами уже только по воспоминаниям, а наши внуки узнают о них только по цветным картинкам в учебниках истории”176.

Предлагались различные проекты замены денег "именными трудовыми билетами с определенным количеством купонов", "расчетными книжками", чеками и т.п. Выдвигались теории о последовательном отмирании функций денег в новых условиях. “Уже не существуют вовсе деньги в функции меры стоимости, – писала газета "Экономическая жизнь", - так как многие предметы стали отпускаться населению бесплатно, и потому, одна и та же единица денег в разных местах или даже в одном месте в разное время имеет разное значение”177.

Декреты Совета Народных Комиссаров об отмене платы за товары и бытовые услуги сводили на нет функцию денег как средства обращения. Деньги должны были отмереть к тому времени, когда советское государство полностью натурализует свои отношения с крестьянством в области заготовки сельскохозяйственных продуктов и когда увеличение пайков рабочим и служащим избавит их от необходимости "бежать на Сухаревку"178. Считалось, что в результате отмирания всех функций денег они потеряют свое значение и как сокровище, и "останутся только тем, что они есть в действительности - цветной бумажкой"179.

И все же деньги сохраняли свою роль. Рынок продолжал существовать в различных формах и лишить его бумажных денег значило одно: государство потеряет дополнительный источник обеспечения своих расходов за счет эмиссии. Причины усиленного выпуска бумажных денег некоторые теоретики объясняли экономическим влиянием крестьянства. Крестьянству, мол, выгоднее высокие цены, чем общегосударственные налоги. Часть сторонников отмирания денег рассматривала усиленный выпуск бумажных денег как средство к их окончательному уничтожению через неограниченную эмиссию и обесценение рубля. Это расценивалось как явление, способствующее победе социализма, ибо оно экономически разоружало бы классовых врагов пролетариата.

В течение 1918 – 1920 гг. во всех учреждениях и предприятиях постепенно вырабатывался взгляд на Народный комиссариат финансов как на учреждение, в значительной степени отжившее и подлежащее ликвидации.180 Точно также казался ненужным и Народный банк. С введением "безденежных отношений" кредитно-банковская система выглядела лишней. В связи с этим 19 января 1920 г. Народный банк был упразднен.

Сторонники теории и практики отмирания денег упорно не желали видеть очевидных фактов. В годы "военного коммунизма" сфера индивидуального обмена не только не сократилась, а, напротив, увеличилась. Появились новые продавцы и покупатели: кустари-одиночки, представители бывших эксплуататорских классов, рабочие и служащие, несшие на рынок свой паек. Крестьянское хозяйство оставалось полностью мелкотоварным. Орудием торговли по-прежнему были деньги. Деньги практически были вытеснены лишь из сферы государственной промышленности. Даже в условиях "военного коммунизма" государство не могло отказаться от денег: для него необходима была эмиссия как источник дохода, как источник покрытия бюджетных дефицитов. Ведь все прочие доходные статьи бюджета в эти годы постепенно сокращались и сводились до минимума. Правительство было вынуждено отменить всякие формальные ограничения эмиссии. С мая 1919 г. выпуск бумажных денег было разрешено производить “в пределах действительной потребности народного хозяйства в денежных знаках”181.

Ответом на неограниченную эмиссию был гигантский рост цен на “вольном рынке”, что объяснялось прежде всего тем, что промышленность и сельское хозяйство производили очень мало товаров широкого потребления и спрос на них не удовлетворялся. Партия большевиков рассматривала ликвидацию денег в перспективе как следствие свертывания товарных отношений, как следствие замены торговли планомерно организованным распределением.182.

В марте 1919 г. состоялся VIII съезд РКП(б) на котором в числе прочих вопросов обсуждались задачи партии в области денежного и банкового дела. Уничтожение денег рассматривалось как мера преждевременная, но необходимая в будущем, когда станет возможно осуществить систему мероприятий, готовивших почву для уничтожения денег.

“В первое время перехода от капитализма к коммунизму, пока еще не организовано полностью коммунистическое производство и распределение продуктов, уничтожение денег представляется невозможным, - говорилось в Программе. - При таком положении буржуазные элементы населения продолжают использовать остающиеся в частной собственности денежные знаки в целях спекуляции, наживы и ограбления трудящихся. Опираясь на национализацию банков, РКП стремится к проведению ряда мер, расширяющих область безденежного расчета и подготовляющих уничтожение денег: обязательное держание денег в народном банке; введение бюджетных книжек, замена денег чеками, краткосрочными билетами на право получения продуктов и т. п.”183

Месяц спустя В.И. Ленин вернулся к вопросу о реформе денежного обращения. На съезде представителей финансовых отделов советов им было сказано следующее: “Деньги, бумажки - все то, что называется теперь деньгами, - эти свидетельства на общественное благосостояние действуют разлагающим образом и опасны тем, что буржуазия, храня запасы этих бумажек, остается при экономической власти. Чтобы ослабить это явление, мы должны предпринять строжайший учет имеющихся бумажек для полной замены всех старых денег новыми…Это будет последний, решительный бой с буржуазией”184.

Хотя на этом съезде и прозвучали слова о переходе от агитации декретами к их реальному исполнению, неясно, излагал ли В.И. Ленин свой план реформы денежной системы для того, чтобы "революционизировать" финансовых работников, или всерьез верил в возможность его осуществления. Во всяком случае, вплоть до начала 1919 г. большевики не могли не только провести реформу банков, но даже добиться от них сколько-нибудь значительной финансовой поддержки революционного правительства.

Выступая в мае 1919 г. на 1 Всероссийском съезде по внешкольному образованию, В.И. Ленин говорил: “Можно ли как-нибудь сразу их (деньги) уничтожить? Нет. Еще до социалистической революции социалисты писали, что деньги отменить сразу нельзя, и мы своим опытом можем это подтвердить. Нужно очень много технических и, что гораздо труднее и гораздо важнее, организационных завоеваний, чтобы уничтожить деньги... Чтобы их уничтожить, нужно наладить организацию распределения продуктов для сотен миллионов людей, - дело долгих лет”.185

Поскольку деньги как таковые не отменялись, а, напротив, нужда в них ощущалась все более остро, по-прежнему стоял вопрос о том, какие деньги печатать. Время настоятельно требовало новых образцов денег, несущих советскую эмблематику взамен кредитных билетов образца 1918 г.

В марте 1919 г. были выпущены первые в советской истории денежные знаки с Государственным гербом РСФСР. Это были маленькие знаки достоинством в 1, 2 и 3 руб., не имеющие номера и года выпуска.186 Надпись на них сообщала что “расчетный знак Р.С.Ф.С.Р. обязателен к обращению наравне с кредитными билетами”. В декабре 1919 г. число номиналов расчетных знаков РСФСР увеличилось: появились купюры в 15, 30 и 60 руб., тоже небольшие по размерам, без указания года187. Все эти выпуски подготовили почву для массового выпуска более крупных номиналов расчетных знаков.

В марте 1920 г. правительство издало декрет, который сообщил о выпуске денежных знаков образца 1919 г., “соответствующих по своему внешнему виду новым советским формам государственного строя России”188. Эти денежные знаки были названы “расчетными знаками Российской Социалистической Федеративной Советской Республики 1919 г.”. Термин “расчетный знак” отныне должен был заменить старые названия “банковский”, “кредитный” или “казначейский билет” и распространиться на все виды денежных знаков. Вскоре эти новые деньги получили сокращенное наименование "совзнаки" и под этим названием остались в памяти старшего поколения.

Расчетные знаки РСФСР выпускались достоинством в 100, 250, 500, 1000, 5.000, 10.000 руб. Позднее были выпущены расчетные знаки более мелких купюр: 3, 5 и 50 руб. На этих знаках нет указания на год выпуска. Рост цен требовал увеличения купюр. Купюра в 10.000 руб. - достаточно выразительный свидетель обесценения денежной массы.

Расчетные знаки - замечательный памятник эпохи, породившей их. Они не похожи ни на один из существовавших до и после денежных знаков, больше напоминая яркие агитационные плакаты, чем деньги. Выполненные в строгой графической манере, без пышных завитушек и различного рода символических фигур, они передают суровую действительность эпохи военного коммунизма. На купюре изображен герб РСФСР - серп и молот на фоне восходящего солнца, окруженные венком из колосьев.

Лаконичные надписи четко выражают экономическую и политическую программу советской власти. На русском и шести языках народов мира звучит призыв: “Пролетарии всех стран, соединяйтесь!” Призыв этот выглядит несколько необычно для денежных знаков, испокон века служивших средством и символом накопления и угнетения. Однако этот лозунг кажется вполне уместным, если учитывать особую миссию, возложенную на расчетные знаки. Ведь они были задуманы как переходная форма от денег к полному их уничтожению, как средство замены денег.

Указанный организатор выпуска денежных знаков - эмитент - не Государственный банк, а Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика, само название “расчетный знак” - все говорило о том, что это не привычный казначейский или кредитный билет, а совершенно иная, качественно новая форма денежных знаков. Указанное обеспечение - “всем достоянием республики” - тоже свидетельствовало, что это - не обычные деньги, обеспеченные золотом и прочими ценностями Государственного банка.

Расчетные знаки, эмиссия которых осуществлялась “в пределах действительной потребности народного хозяйства в денежных знаках”189, то есть практически без ограничений, печатались вначале только в Петрограде, в старой экспедиции заготовления государственных бумаг. Затем денежные фабрики были созданы в Москве, Пензе, Перми, Казани. Работало еще несколько вспомогательных предприятий.190 До 1 января 1921 г. советским правительством было выпущено купюр на 2338,3 млрд. руб. Расчетные знаки РСФСР должны были вытеснить из обращения все ранее употреблявшиеся виды денежных знаков.

В денежное обращение совзнаки вошли не сразу. Им пришлось вступить в единоборство и со старыми, и с новыми деньгами, появившимися в результате местного "деньготворчества", получившего в годы гражданской войны и иностранной интервенции безудержное распространение. Появление различного рода местных денег лишний раз показывало утопичность теорий отмирания денег в тот исторический момент. Если в конце 1917 - первой половине 1918 г. советское правительство пыталось бороться со стихийным "деньготворчеством", то с обострением гражданской войны внимание к этому вопросу было ослаблено. Более насущные задачи встали перед молодой республикой. К тому же широко распространившееся в хозяйственных органах представление о скорой "кончине" денег, казалось, снимало этот вопрос с повестки дня. И, тем не менее именно в те годы все районы страны, как центральные, так и отдаленные, испытывали хронический "денежный голод".

Народный Комиссариат Финансов старался всеми мерами ликвидировать денежный голод: эмиссии непрерывно увеличивались, росли номиналы купюр. Увеличение в обращении количества купюр крупных номиналов также вызывало недовольство. На “вольном рынке” можно было обходиться крупными купюрами, так как цены на товары были очень велики, в сфере действия "твердых цен" - на ссыпных пунктах, в государственных учреждениях без мелких купюр обойтись было сложно.

Случалось так, что одну крупную купюру давали на нескольких человек. Немедленно появились спекулянты: за размен сторублевой бумажки они брали 10— 15 руб. Но лишь только Народный Комиссариат Финансов начинал увеличивать в обращении количество мелких купюр, бумажный поток принимал угрожающие размеры, и опять приходилось думать об увеличении номиналов бумажных денег. На “вольном рынке” единицей измерения денег сплошь и рядом становился… мешок. Ходовая сумма была 1 млн. руб. в купюрах по 1000 и 5000 руб. Внешне эта сумма выглядела весьма внушительно - 200 или 1000 денежных знаков составляли весьма увесистые пачки.

Причиной этих осложнений была усилившаяся инфляция. Колоссальные цены “съедали” все выпуски денег. Сокращение денежных доходов в государственном бюджете, резкое снижение объема производства в промышленности и сельском хозяйстве, расстройство транспорта усугубляли "денежный голод". Эмиссия бумажных денег, предназначенная для покрытия государственных расходов, приносила все меньшую и меньшую реальную выгоду.

Недостаток денег ощущался и в провинции, тем более что из-за расстройства транспорта отправленные деньги не всегда достигали мест. Поэтому местные органы власти были вынуждены эмитировать собственные деньги. В центральной России местные выпуски поставляли в обращение главным образом мелкие купюры. В большом количестве появились бесхитростные кооперативные боны, расчетные знаки, выпущенные от имени местных властей или отдельных учреждений, на простой бумаге, примитивно оформленные. Для одной из таких эмиссий - в Якутии—использовались винные этикетки. На мадере рукой местного наркома финансов А. Семенова было написано "1 рубль", на кагоре – "3 рубля", на портвейне – "10 руб.", на хересе – "25 руб.". Печать местного Народного Комиссариата Финансов придавала этим деньгам вполне законный вид, и население какое-то время принимало их. В Вязьме появились купюры от 5 до 50 руб., выпущенные Советом рабочих депутатов, в Липецке - уездным продовольственным комиссариатом, в Львове - городским комиссариатом.

На неподконтрольной РСФСР территории печатание собственных денег стало обычным делом. Первыми появились “разменные билеты города Одессы”, они увидели свет в конце 1917 г. Свои деньги выпускали отделения Государственного банка в Архангельске и Закавказье, Казанский центральный рабочий кооператив и даже торговая фирма “Кунст и Альберс” во Владивостоке и “магазин Петра Николаевича Симада” в Николаевске-на-Амуре.191 Не говоря уже о том, что любое образовавшееся на территории России “правительство” начинало свою деятельность с выпуска собственных денег. Одновременно на территории страны имела хождение и иностранная валюта: доллары, фунты, иены, марки.

В отношении местных эмиссий центр часто находился в затруднительном положении. С одной стороны, принцип единства общегосударственной денежной системы требовал недопущения сепаратных эмиссий; с другой стороны, финансовые затруднения центра и разобщенность его с окраинами вынуждали к временным отступлениям от этого принципа. Однако при первой же возможности, как только это допускала фискальная и техническая стороны дела, центр стремился провести унификацию денежной системы в общегосударственном масштабе. В отношении несоветских денежных эмиссий политика колебалась в зависимости от местных условий, но, в конечном счете, все они без исключения теми или иными путями слились с общесоюзной денежной системой.

 

 

*        *        *

Подводя итог, можно сделать вывод о том, что денежное обращение в 1917-1920 гг. на территории России характеризовалось калейдоскопичностью процессов образования и уничтожения локальных денежных систем, функционированием на одной и той же территории множества денежных единиц с различными курсовыми колебаниями. Для наглядного представления сложности общей картины денежного обращения предложена графическая схема денежных эмиссий на территории России в 1917-1920 гг.192

Изложенный материал свидетельствует, что причинами распада денежной системы России выступал целый комплекс социально-экономических и политических факторов. Мировая война, в которой Российская империя участвовала в течение трех лет, обострила противоречия во всех сферах государственной и общественной жизни. Попытки снять эти противоречия привели к гражданской войне.

Вызванная революцией и гражданской войной социально-экономическая нестабильность в стране выступила катализатором выпуска местных денежных эмиссий. Наиболее типичными причинами, стимулировавшими появление, развитие и исчезновение местных эмиссий, можно считать факторы технического, фискального и политического характера.

Ранее всего начинает действовать группа причин технического характера. Ухудшение и разрыв сообщений с эмиссионным центром затрудняло снабжение мест мелкими купюрами денежных знаков. На почве разменного кризиса возникают местные денежные эмиссии банковского, муниципального и кооперативного типа.

Особенно остро недостаток денег ощущался на окраинах бывшей Российской империи. Разруха на транспорте, ухудшение сообщения внутри страны затрудняли своевременную присылку денег на места. Реакцией на "денежный голод", на нарушение регулярного снабжения деньгами на местах, стало стихийное “деньготворчество” - микроэмиссии, контролировать и регулировать которые из центра было практически невозможно.

Общий объем эмиссий этого периода включает: эмиссии на советской территории и эмиссии на несоветской территории бывшей Российской империи. Составными частями объема эмиссии на советской территории являются централизованная эмиссия правительства РСФСР, эмиссии других советских республик, не входивших в РСФСР, и прочие эмиссии денежных знаков.

Специфика централизованной советской эмиссии в рассматриваемый период заключалась в том, что она осуществлялась в трех формах. Первая форма - это денежные знаки прежних образцов: царского и Временного правительств. Вторую форму централизованной эмиссии составляли советские денежные знаки, впервые выпущенные в 1919 г. Третья форма - советские денежные знаки, эмитируемые правительствами советских республик или местными краевыми, областными и городскими властями с санкции правительства РСФСР.

Эмиссия советских республик, не входивших в состав РСФСР включала денежные знаки, выпускавшиеся суверенными советскими государствами, каждое из которых обладало самостоятельной денежной системой (Азербайджан, Армения, Грузия).

Третья группа денежных эмиссий на советской территории - это деньги, выпускавшиеся самостоятельно и самовольно местными органами советской власти, различными кооперативными и другими общественными организациями, а также частными предприятиями. Боны, чеки и другие денежные знаки, эмитируемые в рамках данной территории (города, области), имели законную платежную силу до обмена их на денежные знаки либо правительства данной республики, либо на денежные знаки правительства РСФСР.

Что касается эмиссий кооперативов, предприятий и частных лиц, то хотя эти денежные знаки и не имели законной платежной силы, но в связи с денежным голодом и доверием к эмитенту фактически обращались в качестве покупательных и платежных средств на данной территории.

Общий объем денежной массы в обращении на советской территории за указанный период в номинальном выражении представляет собой сумму всех перечисленных видов эмиссий советских денежных знаков.

В общий объем эмиссий группы несоветских органов власти входят несоветские эмиссии денежных знаков, порожденные гражданской войной и иностранной военной интервенцией. Сюда относятся эмиссии, которые осуществляли различные антисоветские органы власти, например, белогвардейские правительства А.И.Деникина, А.В.Колчака, П.Н.Врангеля, военные интервенционные власти.

На несоветских территориях широко осуществлялась эмиссия различных денежных суррогатов, выпускавшихся либо местными (городскими, областными) властями, либо кооперативными и другими общественными организациями или частными предприятиями.

Таким образом, общий объем денежного обращения в номинальном выражении на территории бывшей Российской империи равен сумме всех видов эмиссий – на советской и несоветской территориях.

 

Глава 3 Несоветские правительственные выпуски денежных знаков

3.1. Эмиссионная политика и бумажные денежные знаки
Добровольческой армии

После Октябрьской революции на территории России стали возникать и обособляться как политически, так и экономически новые государственные образования. Они в силу ряда объективных и субъективных причин вынуждены были проводить политику сепаратизма по отношению к советской власти. Это политика нашла свое выражение и в выпуске бумажных денежных знаков.

О масштабах несоветских эмиссий говорят следующие приводимые факты. В начале гражданской войны под контролем сил контрреволюции было 4/5 территории бывшей Российской империи. К осени 1918 г. на ней действовало 35 контрреволюционных правительств, а за все время - не менее 60. Исключительно советское денежное обращение в течение всей гражданской войны сохранялось только в 20 губерниях. На территории 81 губернии эмиссию денежных знаков производили не менее 22 белогвардейских и белоказачьих и 38 буржуазно-националистических правительств. Кроме этих правительств, выпуск денежных суррогатов производили местные органы контрреволюционной власти, командование отдельных войсковых соединений и т.д. Эмиссии разного рода денежных знаков производились в 110 городах, захваченных силами контрреволюции.193

         Центральную роль в денежном обращении в годы гражданской войны на территориях, подконтрольных несоветским органам власти, играли эмиссии Добровольческой армии, на основе которых строилось денежное обращение сил контрреволюции юга России.

         Бежавшие после Октябрьского переворота на Дон генералы Л.Г.Корнилов и М.В.Алексеев собрали вокруг себя Добровольческую армию, и повели войну с большевиками под лозунгом "Единой, неделимой России”. Наряду с военно-политическими вопросами все большую остроту приобретала финансовая поддержка "белого дела". Московская буржуазия ограничилась "горячим сочувствием" и обещаниями отдать "всё" на спасение Родины. "Всё" выразилось в сумме около 800.000 руб., присланных в два приёма. После утверждения советской власти финансовые возможности буржуазии сильно сократились. Попытка обратится за помощью к союзникам ни привела, ни к чему, так как в первое время после большевистского переворота иностранные посольства находились в состоянии страха и полной растерянности.

         Московская делегация (Фёдоров, П.Б.Струве, П.Н.Милюков) от имени оставшихся на свободе членов Временного правительства предложила Ростовской казенной палате обращать 25% всех областных государственных сборов на содержание борющейся против большевиков армии. После длительных переговоров с донским правительством эта мера была осуществлена, причём, общая сумма отнесена в равных долях на нужды Добровольческой и Донской армий.

         Этот источник был главным средством существования армии, но в силу зависимости от донской власти, постоянных трений с нею и крайне скудного поступления казенных доходов являлся весьма ненадежным и недостаточным. Чтобы расширить на тех же началах финансовую базу, в Екатеринодар и Владикавказ был командирован Фёдоров. Кубанское правительство присоединиться к финансированию Добровольческой армии отказалось наотрез, а в связи с дальнейшим падением Донского правительства и отступлением добровольцев из Ростова-на-Дону дальнейшие попытки в этом направлении прекратились.

         Тем временем шел сбор средств на местах: ростовская плутократия по подписке дала около 6,5 млн. руб., новочеркасская - около двух. Половина этой суммы должна была поступить в фонд Добровольческой армии, но фактически казначейству удалось с трудом собрать не более двух млн. руб.194

         Отделения Государственного банка и казначейства Дона, не подкрепляемые наличностью, испытывали большие затруднения, грозившие еще больше запутать и без того сложное экономическое положение области. Ввиду этого, по инициативе "Донского экономического совещания" донские власти приступили к печатанью собственных денежных знаков. Для этого было решено организовать при Ростовском-на-Дону отделении Государственного банка экспедицию заготовления денежных знаков, составлены их рисунки.

1 января 1918 г. по юлианскому стилю официально открылась "Экспедиция по изготовлению денежных бланков при Ростовской-на-Дону конторе Государственного банка".195 Экспедиция располагалась в здании Ростовской конторы Государственного банка (на перекрестке Б. Садовой улицы и Среднего проспекта), постепенно занимая все новые помещения.

20 января (5 февраля) 1918 г. в газете "Приазовский край" появилось сообщение о решении объединенного Войскового правительства приступить к изготовлению собственных денег. Объем выпуска должен был составить триста миллионов, о чем и были даны соответствующие распоряжения Ростовской-на-Дону конторе Государственного банка. Первая ростовская десятирублевка печаталась в три цвета: темно-синий рисунок на розово-зеленом фоне. Был и водяной знак в виде горизонтальных линий. Нумерация банкнот серийная: каждая очередная тысяча бумажек выпускалась с одним номером. Автор рисунка – художник М. Давыдов (инициалы которого спрятаны среди лавровых веточек), он же является автором донских банкнот всех остальных номиналов (кроме 50 руб.).

Машины были установлены и клише для печатанья были готовы только в начале февраля 1918 г., когда обстановка заставила Добровольческую армию оставить Ростов-на-Дону, поэтому эмиссия денежных знаков была осуществлена в значительных размерах только весною 1918 г., после освобождения Дона от большевиков.196

До прихода "красных" (армии Р.Ф.Сиверса), явившихся в ночь на 11(24) февраля, было отпечатано всего около пятидесяти тысяч купюр достоинством в 10 руб., но выпуск их не прекратился со сменой власти.197

Народный комиссар финансов Донской Советской Республики (провозглашенной 23 марта 1918 г.) Е.А. Болотин продолжил начатое, выпустив в обращение и утвержденные ранее купюры в 25 руб. Всего же за время существования Донской Советской Республики было напечатано 5 млн. руб. в "Донской валюте".198

В начале мая 1918 г., положение на фронте заставило большевиков начать эвакуацию материальных ценностей из Ростова-на-Дону в Царицын. Перед тем, как покинуть город, Е.А.Болотин и Дунаевский (один из членов Центрального Исполнительного Комитета) уничтожили запас денежной бумаги в подвалах конторы и сломали печатный станок, но уже через неделю после взятия Ростова-на-Дону казаками полковника М.Г.Дроздовского (8 мая 1918 г. по новому стилю) выпуск прежних денег возобновился, хотя и на бумаге без водяных знаков.

"Ростовская германская комендатура", восстановленная городская дума и институт прежней власти довольно долго продержались на Дону. При них были выпущены остальные, известные ныне, виды донских банкнот (притом, весьма крупного достоинства).

Для подтверждения правомочия Ростовской-на-Дону конторы Государственного банка в проведении денежных эмиссий принимались постановления Совета управления отделами Всевеликого Войска Донского за подписями председателя Совета управляющих отделов А. Богаевского, управляющего отделом финансов М. Корженовского и войскового секретаря П. Решетовского. Эти постановления утверждались донским атаманом.199

         В постановлениях обосновывалась необходимость эмиссии денежных знаков в целях дальнейшего облегчения денежного обращения в Донском крае. Для этого Ростовская-на-Дону контора Государственного банка немедленно приступила к выпуску по утвержденным ранее образцам денежных знаков определенного достоинства, которые становятся обязательными к приему в платежи во всех правительственных и частных учреждениях и при расчетах между частными лицами, наравне с общероссийскими кредитными билетами.

         Первоначально финансами Добровольческой армии заведовал ее создатель генерал М.В.Алексеев, затем, в 1918 г. был создан высший орган гражданского управления, названный "Особым совещанием", состоявший из 11 отделов. Главой финансового отдела стал М.В. Бернацкий. До революции он был профессором политэкономии и денежного обращения Петербургского Политехнического института, а затем, с сентября 1917 г. был назначен министром финансов Временного правительства. Фактически М.В.Бернацкий с 1918 г. стал министром финансов в правительствах А.И.Деникина и П.Н.Врангеля.

         Под общим руководством М.В.Бернацкого Ростовская-на-Дону контора Государственного банка стала обеспечивать денежными знаками территории, занятые Добровольческой армией. Потребность в наличности была так велика, что пришлось организовывать три экспедиции заготовления ценных бумаг: в Новочеркасске, Феодосии и Новороссийске. Выпуск отдельных видов денежных знаков осуществлялся также в Киеве, Одессе, Екатеринодаре, Симферополе и Таганроге.

         Выпуски денежных знаков Добровольческой армии проходили в двух эмиссиях: Ростовской-на-Дону конторы Государственного банка и Главного командования вооруженных сил на юге России. Место печатанья денежных знаков эмиссии Ростовской-на-Дону конторы Государственного банка отмечено на них первой буквой серии.200

         Купюры достоинством в 1, 3, 5, 10, 25, 50, 100, 250 и 500 руб. образца 1918 г. на лицевой стороне имели: подписи управляющего Гульбина и кассира А.Чесирова; год выпуска; номинал и текст: "Настоящий денежный знак выпущен Ростовской-на-Дону конторой Государственного банка и имеет хождение наравне с Государственными кредитными билетами".

         На реверсе денежного знака находился номинал и текст: "Настоящий денежный знак обязателен к приему в платежи всеми правительственными и частными учреждениями, а также при расчете между частными лицами. Подделка денежных знаков преследуется законом”.

         Все денежные знаки Ростовской-на-Дону конторы Государственного банка имеют как двух -, так и трехзначные номера серии201. А денежные знаки, отпечатанные в Феодосии и Симферополе, имеют как пяти-, так и трехзначные номера серии.202

         В 1919 г. Ростовская-на-Дону контора Государственного банка выпустила денежные знаки достоинством в 50, 100, 1000 и 5000 руб. Оформление, тексты и подписи на них были как у денежных знаков образца 1918 г.203

         После ухода немецких войск с Дона и дальнейшего очищения от них территории, занятой Всевеликим Войском Донским и Добровольческой армией, перед белыми встал вопрос о снабжении занятых мест денежными знаками. В то время наряду с "донскими" и "николаевскими" деньгами в обращении были также (до момента ухода немцев) немецкие марки и австрийские кроны: в крае же местные самоуправления выпускали свои боны и издавали свои приказы о курсировании этих местных денежных знаков (в придачу к "керенкам", купонам и др. суррогатам разменных денег).

"Перед Югом России остро встал вопрос о единой денежной системе, –подчеркивалось в статье, опубликованной в журнале "Кубанская кооперация", - на только что закончившемся Ростовском совещании представителей государственных образований Юга России поставлен был вопрос о правильном, равномерном и более интенсивном снабжении денежными знаками Ростовского образца касс Государственного банка на Дону, Кубани, в Терской области и т.д."204 По мере того, как налаживалась гражданская жизнь на Северном Кавказе, а также в связи с расширением территории, занимаемой Добровольческой армией, денежные знаки, выпускавшиеся Ростовской экспедицией, перестали быть только донскими знаками и являлись общей валютой для всего региона.

         Исходя из этого, Ростовское экономическое совещание разрешило ряд вопросов, связанных с расширением Ростовской экспедиции. Для этого решено было использовать все технические средства, как Дона и Кубани, так и Добровольческой армии. Денежные знаки должны были печататься как в Ростовской-на-Дону, так и в Кубанской, а в будущем и в Новороссийской экспедициях, но выпускаться они должны только от имени Ростовской-на-Дону конторы Государственного банка.

         На совещании отмечалось, что только этим путем может быть достигнуто хотя бы относительное единство денежного обращения: исключение - мелкий разменный знак (50 коп.), который по-прежнему будет выпускаться Екатеринодарской конторой Государственного банка от ее собственного имени. Достигнуто было соглашение по вопросу о создании органа для более правильного и целесообразного распределения знаков между отдельными государственными образованьями.

         "С особым удовлетворением участники совещания встретили сообщение о том, что Кубанская Экспедиция заготовления правительственных бумаг почти оборудована и располагает необходимыми запасами бумаги и других материалов, а в ближайшем будущем начнет функционировать и Новороссийская экспедиция, назначение которой - печатание денежных знаков Донского образца для территорий, занятых Добровольческой армией".205

         Между главным командованием Добровольческой армии и государственными образованьями были серьезные политические разногласия как по вопросу о "верховном управлении" Юга, так и по остальным вопросам (торговля, войсковой круг, рада, создание объединений, союзов, казачьих "парламентов", на которые белое командование смотрело как на самостийность).

         В обращении было уже достаточное количество обязательств Всевеликого Войска Донского и Кубанского правительства; при проведении же единой денежной системы, естественно, необходимо было провести выкуп местными самоуправлениями своих денежных знаков, но на местах сразу приняли эту попытку крайне недоброжелательно, и вовсе не собирались начать выкупать свои "эмиссии".

         К середине 1919 г. разногласия в белом стане были настолько существенны, что провести изложенный проект в жизнь не смог бы ни один из финансистов, как бы он ни старался доказать выгодность единого бумажного денежного обращения на территории Юга России и вообще на территории, занятой белыми войсками.206

         Финансовое положение Добровольческой армии в 1918 - 1920 гг. было достаточно сложным, зачастую критическим. Перед управлением финансов при Особом совещании стояли очень серьезные проблемы. Среди них наиболее трудными были: отсутствие золотого запаса и валютных резервов; рост цен, инфляция, туманные перспективы обращения "донских денег", плохое поступление налогов, и, наконец, огромные расходы на ведение гражданской войны. Эти и многие другие причины привели к тому, что основным источником покрытия расходов стала усиленная эмиссия денежных знаков Добровольческой армии.

         По данным А.А. Соколова на 1 августа 1919 г. было эмитировано 4,6 млрд. руб., а за август-сентябрь - еще 3-4 млрд., всего же за этот период - от 7,5 до 9 млрд. руб.207 За два месяца было напечатано столько денег, сколько за год до этого. О падении покупательной способности рубля можно судить по его котировке в Константинополе. Курс рубля в Константинополе постоянно понижался. Дошло до того, что стало трудно сбыть рубли. "Если бы в какую-нибудь неделю, - писал 20.V.1919 г. представитель Кубано-Черноморского банка Л.Г. Шапиро, - в Константинополь было привезено 5-6 млн. руб., их невозможно было бы сбыть"208. Наступали моменты, когда биржа отказывалась принимать русские деньги.

         Кроме донских рублей, на константинопольской бирже обращались и украинские карбованцы. На котировку карбованцев и донских рублей влияли как военные и политические, так и экономические факторы. Первоначально, до военных успехов Добровольческой армии, в Константинополе украинские деньги котировались выше донских. В письме Л.Г. Шапиро от 26 июля (ст. стиля) 1919 г. указывалось, что одна турецкая бумажная лира стоила 67-70 руб. украинскими и 75 руб. донскими. Впоследствии, после военных успехов Добровольческой армии, донские рубли стали котироваться выше украинских. Деньги Добровольческой армии были заложниками побед и поражений. Проследить это можно, рассмотрев динамику курса английского фунта стерлингов.

         В начале декабря 1919 г., когда Добровольческая армия отступала и фронт подходил к Ростову-на-Дону, цена английского фунта стерлингов в Ростове и Екатеринодаре была 1200 руб. После взятия Ростова-на-Дону Красной армией, цена фунта стерлингов доходила до 4-5 тыс., а кое-где и до 7 тыс. руб.

В конце декабря 1919 г. конная армия Буденного, врезавшись клином по линии Харьков-Бердянск, расколола армию А.И.Деникина на две части, которые стали поспешно отступать: одна в Крым, другая в Новороссийск. Вспоминая об этом периоде гражданской войны, генерал П.Н.Врангель писал: "...несмотря на огромные естественные богатства занятого нами района, наша денежная валюта постоянно падала. Предоставленный главным командованием на комиссионных началах частным предпринимателям вывоз почти ничего не приносил казне. Обязательные отчисления в казну с реализуемых за границей товаров большей частью оставались в кармане предпринимателей".209

         На 1 марта 1920 г. покупательная сила рубля на Кубани уменьшилась в 861 раз по сравнению с 1914 г. и стала равняться 0,12 прежней копейки210, несмотря на то, что вывоз продуктов с Кубани всячески ограничивался таможенными рогатками и разрешался только в виде товарообмена. На других территориях, занятых Добровольческой армией, покупательная сила рубля была еще ниже.

         Оседание денег в деревне, рост цен, исчезновение денежных знаков, считавшихся лучшими, - вот главные причины перманентного денежного голода. К этому добавлялось расстройство кредитной системы, и потому почти все сделки осуществлялись за наличные, что в свою очередь, замедляло оборот денег и вынуждало частных лиц запасаться крупными суммами денег. В банках и сберегательных учреждениях деньги почти не хранились. Ярким тому примером может служить акция с проведением на Кубани 28 декабря 1919 г. закона о вскрытии сейфов частных лиц. Мотивировка принятия такого закона была следующей: в сейфах хранится много денег, в которых нуждается Кубанское краевое правительство для проведения мобилизации. Было вскрыто 303 сейфа из 641. Обнаружено всего 454 млн. руб.211 Эта сумма была гораздо меньше той, что предполагалось получить. Естественно, эта мера краевого правительства не подняла его престижа в глазах предпринимателей, а наоборот, заставила их утаивать деньги от властей и хранить их в "чулках" и "кубышках".

         В период гражданской войны денежные знаки различных эмитентов находились в неустойчивом положении, их курс колебался в зависимости от конъюнктуры. При поражении Добровольческой армии и роспуске Особого совещания население стало неохотно принимать донские деньги, справедливо опасаясь, что Советы в первую очередь аннулируют деньги Главного командования. Тот час же из обращения исчезли "керенки" и "романовки", т.к. они имели хождение в Советской России. На ценность денег стало влиять даже то, из какой бумаги они были сделаны. На различные виды денег были установлены лажи и, как следствие, лучшие деньги исчезли из обращения.

         Лучшими считались царские 100 и 500 руб., крупные билеты Керенского в 250 и 1000 руб., далее краткосрочные обязательства Государственного казначейства, как принимаемые за границей. Эти деньги припрятывались населением до лучших времен и не появлялись в обращении.

         "Неумелая финансовая политика, упорный отказ генерала Деникина от использования для привлечения иностранного капитала громадных естественных богатств юга России, несовершенство налогового аппарата, приводили к тому, что вся финансовая система сводилась к печатанью денежных знаков, - писал в своих воспоминаниях генерал П.Н.Врангель".212 Однако новые и новые эмиссии не могли удовлетворить денежной потребности, беспрерывно возраставшей по мере обесценения денег беспрерывными их выпусками.

         В 1919 г. Главное командование вооруженных сил на юге России выпустило билеты Государственного казначейства достоинством в 3, 10, 50, 200, 1000 и 10 000 руб. образца 1919 г. Первая буква серии обозначала город, в котором печатались денежные знаки. Все надписи и тексты сделаны по правилам старой орфографии. Подписи начальника Управления финансов М.Бернацкого и начальника кредитной части Д. Никифорова.

         На лицевой стороне денежных знаков помещен текст: "Билет Государственного казначейства Главного командования вооруженными силами на юге России. Обязательны к приему во всех платежах в казну и между частными лицами".

         На оборотной стороне: "Билеты Государственного казначейства подлежат обмену на денежные знаки имеющие быть выпущенными единым Российским правительством. За подделку билетов Государственного казначейства виновные подвергаются лишению всех прав состояния и ссылке в каторжную работу".213

         1 января 1920 г. Государственное казначейство вооруженных сил на юге России выпустило краткосрочные 6% обязательства в 100 000 руб. розового цвета с орлом, надписью "Единая Россия". Сроки погашения 1 марта, 15 августа и 15 ноября. Обязательства печатались в Новороссийске. Место выпуска чеков указано в штемпеле: Мелитополь, Севастополь, Симферополь и Феодосия.

         В 1920 г. Главное командование вооруженных сил на юге России приступило к выпуску билетов Государственного казначейства достоинством в 5 и 25 000 руб., оформленных по типу денежных знаков образца 1919 г., однако многие знаки остались недопечатанными и в обращение не поступили.

         К весне 1920 г. и без того сложное финансовое положение Добровольческой армии стало катастрофическим. При отходе в Крым из четырех экспедиций заготовления государственных бумаг три были частью вывезены и бездействовали, частью погибли. Оставшаяся в Феодосии экспедиция не успевала печатать деньги. Добровольческая армия стояла над пропастью финансового краха.

         22 марта 1920 г. Главнокомандующим вооруженными силами на юге России стал генерал П.Н.Врангель. Маленькая территория Крыма не могла кормить армию. Вывоза не было. Потребление значительно превышало предложение, рубль стремительно падал. Начальник финансового управления М.В.Бернацкий справедливо полагал, что поднять ценность рубля может только внешний заём. С целью выяснить все возможности по получению такого займа, 28 апреля 1920 г. М.В. Бернацкий выехал в Париж. Но проведенные им и П.Б. Струве переговоры не привели к успеху. Французское правительство ясно дало понять, что без стабилизации внутреннего положения о займе не может быть и речи.

         С подачи генерала П.Н.Врангеля в Крыму началась серия реформ, касавшихся земельного вопроса, промышленности и финансов. Можно смело утверждать, что все реформы, проводившиеся П.Н. Врангелем, провалились. Как показывают свидетельства очевидцев, жизнь ухудшалась с каждым днем. Экономика края была доведена до истощения. В основном, вся хозяйственная деятельность свелась к выколачиванию средств из населения, разграблению богатств Крыма и личной наживе. Все более или менее ценное имущество беззастенчиво разворовывалось, а имевшиеся материалы и средства направлялись в армию на постройку оборонительных укреплений у Перекопа и Чонгара.214

За все время нахождения у власти врангелевцы не отремонтировали ни одного предприятия. Многие заводы и фабрики были разрушены, а промышленность парализована. Цены на продукты и товары массового потребления выросли неимоверно. Один из чиновников докладывал начальнику отдела земледелия и землеустройства: "Города и земства переживают очень тяжелое время в финансовом положении. Падение покупательной способности рубля идет с такой стремительной быстротой, что ни общественные учреждения, ни само государство не только не могут обойтись собственными источниками доходов, но должны прибегать к экстраординарным мерам: государство – к печатанию в бесконечном количестве денежных знаков, города и земства – к ссудам из казны".215

Одним из основных моментов проводимых реформ должна была стать земельная реформа. Как отмечает очевидец тех времен, один из приближенных П.Н.Врангеля, "…фактически же дело … свелось к напечатыванию (в далеко недостаточном количестве экземпляров) самого текста закона со штампом "цена 100 рублей". Это после бесплатной советской пропаганды, после стоимости советских газет в 1,5 – 3 руб. за номер. В результате население не только не было проникнуто сознанием о благах и выгодах реформы, но в подавляющем большинстве даже не имело о ней сколько-нибудь достаточного представления. Правда, казенно-коштная печать, во главе с "Россией", уверяла, что работа идет полным темпом, что население видит в генерале Врангеле чуть ли не второго царя-освободителя и т.д., но все это было бесконечно далеко от истины, крупицы которой, если они и были, тонули в облаках фимиама".216 Стоит отметить, что посевные площади в Крыму сократились по сравнению с 1913 г. на 60%.217

Все реформы свелись к печатанию все в больших количествах денег.
В середине 1920 г. были выпущены в обращение билеты Государственного казначейства достоинством в 100, 250 и 500 руб. Они характеризуются упрощенной печатью, идентичностью рисунков лицевой и оборотной стороны. На обороте денежного знака изображен памятник тысячелетия России. Отличались купюры друг от друга только цветом, в зависимости от номинала. Серии А и В печатались в Феодосии. Серия Я в Симферополе. Водяные знаки: в Феодосии - волнистые линии, звезды, грибы, мозаика. В Симферополе - звезды или мозаика.

         Трудно себе представить финансовые перспективы, какие имелись у правительства белых. М.В.Бернацкий выдвинул проект девальвации. Им были даже заказаны во Франции и Англии новые денежные знаки, на сумму 23 млрд. руб., которые должны были пойти в обмен на девальвированные знаки. Деньги эти были доставлены в Крым. Но проект М.В.Бернацкого самым решительным образом был отвергнут Финансово-экономическим совещанием, и новые деньги так и не были выпущены в обращение.

Незадолго до эвакуации войск П.Н.Врангеля, были получены заказанные и напечатанные в Англии деньги нового образца, достоинством в 1, 3, 5, 50, 100 и 500 руб., с датой 1919 г. Эти казначейские знаки Государства Российского не попали в обращение, так как к тому времени вооруженные силы юга России под натиском Красной армии были вынуждены покинуть Крымский полуостров. Купюры в 1, 3, 5 руб. являются очень редкими, так как после взятия Крыма Красной армией этими деньгами топили котельные в Севастополе в силу их ненужности новым властям.

О количестве денежных знаков и о суммах эмиссий правительства генерала П.Н.Врангеля точных данных нет. “Почти единственным источником, питавшим правительство Врангеля, - писал Я. Шафир, -являлся печатный станок. Производительность его, несомненно была исключительная”218. Относительно количества денег, выпущенных правительствами А.И.Деникина и П.Н.Врангеля, мы находим в журнале “Русское хозяйство” (орган финансов и промышленности, издававшийся в Севастополе в сентябре и октябре 1920 г.) следующие данные:

"Количество денежных знаков, выпущенных добровольческим командованием и донским правительством: За 1919 г. – 3 млрд. руб. Начало 1920 г - 12 млрд. Март 1920 г. - 30 млрд. Май 1920 г. - 15 млрд. Август 1920 г. - 50 млрд. Всего - 110 млрд. руб."219

К сожалению, мы не располагаем официальными данными относительно работ экспедиции по изготовлению денежных знаков в период деникинщины. Зато имеются точные данные о работе печатного станка за 1920 г. Приходится констатировать, что цифры, приводимые журналом, неверны. Справка, выданная Я. Шафиру Уфинотделом г. Феодосии, гласит следующее:

“Экспедиция за время ее существования в 1920 г. заготовила с февраля по октябрь включительно следующее количество денежных знаков:

Купюр номиналом в 100 руб. на сумму 119.600.000 руб.; 200 руб. – на сумму 233.880.000 руб.; 250 руб. - 823.595.000 руб.; 500 руб. - 16.216.583.000 руб.; 1.000 руб. - 1.748.292.000 руб.; 5.000 руб. - 19.392.435.060 руб. и 10.000 руб. на сумму 138.334.910.000 руб. Таким образом всего на сумму 176.869.295.000 руб." 220

Приходится сожалеть, что у нас нет более подробных сведений о том, как эти цифры распределяются по месяцам и, самое главное - о количестве выпущенных в обращение знаков, так как, несомненно, определенное количество знаков представляло собой брак и в обращение не поступало.

Кое-какие сведения относительно выпуска денежных знаков, найдены в остатках архива Управления финансов П.Н.Врангеля: с 1 июля по 7 августа экспедицией изготовлено денежных знаков на сумму 255.013.064.000 руб.221 С 15 сентября по 15 октября 1920 г. Феодосийской экспедиции был дан наряд на изготовление 60 млрд. руб., из коих изготовлено было всего 15 млрд. руб. С 15 октября по 15 ноября 1920 г. был дан наряд на 150 млрд. руб. Выполнение этого наряда не могло состояться, так как Красная армия заняла Крым в начале сентября. Вообще работа экспедиции сильно отставала от предъявлявшегося к ней требования правительством П.Н.Врангеля, что зачастую ставило последнее в довольно трудное положение. Так, например, невыполнение полностью сентябрьского наряда, по словам начальника отделения кредитной части, сильно отразилось на фронте и тыловых учреждениях. Приостанавливались срочные заготовки для армии, нарушались договоры, уплачивались крупные неустойки и т. д. Самое значительное место в эмиссии занимают 10-тысячные, менее всего - 100-руб. денежные знаки.

В планах выпуска последнего месяца имелся уже заказ на 25-тысячные купюры, что может быть связано с систематическим обесценением врангелевских денег. О количестве денег, бывших в период врангелевщены в обращении фактически, трудно сказать что-либо определенное. Мы ничего не знаем, ни о 6% обязательствах Государственного казначейства достоинством 100.000 руб., выпущенных Феодосийской экспедицией, ни о количестве находившихся в обращении и котировавшихся очень высоко романовских денег, керенок и проч. Довольно значительным следует признать количество фальшивых денег, обращавшихся на территории Крыма. Одних фальшивых пятисоток в обращении, по данным Управления финансов от 19 июня 1920 г., было 9 млрд. руб.

Необходимо отметить, что Феодосийская экспедиция изготовляла одновременно знаки Главного командования и так называемые “донские”. Последние ценились выше денег Главного командования. На них все время держался лаж до 70%. Объяснялось это ходившими слухами о том, что Советская Россия якобы намерена признать независимость Дона.222

Только билетов Главного командования к октябрю 1920 г. было выпущено на сумму 157.480.860.000 руб.223, и их курс по отношению к иностранной валюте постоянно падал. А к концу правления П.Н.Врангеля настал окончательный не только военный, но и финансовый крах. Приведем свидетельства очевидца.

"28-го октября … цены лихорадочно растут, фунт стерлингов дошел до 600 тысяч.224

30 октября… Магазины торгуют бойко, распродавая последний товар по баснословным ценам. Некоторые магазины уже закрыты. У булочных стоят громадные очереди, ожидая выпечки. Возле меняльных лавочек и банкирских контор оживленно переговариваются группы "дельцов". Валюты нигде нет. За нее готовы отдать все. Правда, знаки Главного командования еще принимаются, но рубль потерял всякую покупательную способность. За фунт стерлингов предлагают свыше миллиона.225

31 октября… Магазины все закрыты, действуют только кафе. Деньги Главного командования совершенно обесценены. Фунт стерлингов котируется около двух миллионов, хлеб стоит 10-15 тыс. фунт. Ординарец Донского атамана за кусок колбасы в пять фунтов заплатил полмиллиона. Все, что где-либо появляется на лотках или в киосках, расхватывается моментально."226

Тем временем обстановка на фронте обернулась военной катастрофой. 12 ноября 1920 г. Красная армия заняла Симферополь. 14 ноября пала Феодосия, на следующий день – Севастополь. Остатки Русской белогвардейской армии при помощи американского Красного Креста на транспортных судах под прикрытием кораблей Антанты эвакуировались в Константинополь.

         После восстановления советской власти на Северном Кавказе и в Крыму были приняты меры для унификации денежного обращения на этой территории страны. Для этого были аннулированы денежные знаки несоветских эмиссий. В первую очередь аннулировались денежные знаки Добровольческой армии, начиная с крупных купюр (5.000 и 10.000 руб.), по мере поступления денежной наличности из центра.

 

3.2. Денежное обращение при Кубанском краевом правительстве

 

Большую роль в денежном обращении на Северном Кавказе имели эмиссии Кубанского краевого правительства. Кубань была очень тесно связана с Доном как политически, так и экономически, выпуская денежные знаки на основании совместного эмиссионного права.

26 октября 1917 г. на Кубани получили сообщение о свержении Временного правительства. В отделы от имени атамана и войскового правительства направлялась телеграмма, в которой население призывалось к борьбе с советской властью: "Узнав о преступном мятеже большевиков в Петрограде, войсковой атаман и войсковое правительство Кубанского войска постановили защищать Временное правительство всеми имеющимися в их распоряжении средствами, и в случае захвата власти большевиками в Петрограде – таковой власти не признавать; вести с изменниками, предателями родины беспощадную борьбу."227 Всю полноту власти на Кубани взяло на себя Кубанское войсковое правительство.

С 1 по 11 ноября 1917 г. проходила работа I сессии Кубанской Законодательной рады, на которой вместо Временного войскового правительства было образовано Кубанское краевое правительство.228 Его председателем стал Л.Л. Быч. Это правительство не признало советской власти, поэтому пробольшевистские советы повели борьбу за его свержение. 14 декабря 1917 г. на кубанском областном съезде иногородних было принято решение о непризнании Кубанского краевого правительства и выдвинуто требование о передаче власти на Кубани Советам.

8 января 1918 г. первая сессия объединенной Законодательной рады провозгласила Кубань самостоятельной республикой, входящей в состав России на федеративных началах.

         22 февраля 1918 г. избранный на 1-м съезде Советов Кубани в Армавире областной Совет объявил себя единственным органом власти в Кубанской области, а Кубанскую раду и краевое правительство объявил вне закона. Расколотая внутренними раздорами Кубанская рада не смогла противостоять советским отрядам. К концу марта советская власть была установлена почти на всей территории Кубани.

         28 февраля 1918 г. правительственный отряд Кубанской армии под командованием генерала В.Л. Покровского, с обозами, ушел из Екатеринодара за Кубань на встречу с Добровольческой армией.229 Из Государственного банка успели вывезти наличный запас разменной (биллонной) монеты на сумму 193.000 руб., небольшую сумму кредитных билетов мелких купюр и около двух миллионов тысячерублевых "думок".230 Вот весь запас денег, которым располагала армия, выступив в поход. На первой же остановке - в ауле Шенджи - выяснилось, что отряд нуждается в мелкой разменной монете. При дальнейшем продвижении этот вопрос обострился еще более. Дело в том, что почти все воинские части получали содержание от краевого казначейства тысячерублевыми билетами -"думками".

Местные жители горных станиц и аулов в большинстве своем не имели тоже достаточного количества мелких денежных знаков, и разменивать тысячерублевые билеты при покупке у них продуктов питания для людей и лошадей - не могли. Стали прибегать к следующему способу. Отдельные воинские части расплачивались с местными жителями особыми квитанциями или расписками. Перед выходом отряда из занимаемой им станицы все получившие расписки или квитанции сносили их в станичное Правление, где и записывалось - кто сколько внес. Потом общая сумма подсчитывалась, и если получалась круглая сумма, то таковая выдавалась под расписку атамана тысячерублевыми или другими, более крупными билетами. Часто возникало безвыходное положение: люди, имевшие в наличности несколько тысячерублевых билетов, не могли купить куска хлеба, так как дать сдачу или разменять билет никто не мог; начальники воинских частей не могли раздать содержание отдельным членам отряда. Тогда решено было предпринять что-либо к смягчению этого разменного кризиса.

         13 марта 1918 г.231 в классе школы станицы Калужской состоялось заседание Совета Кубанского краевого правительства. На нем обсуждались наиболее животрепещущие финансовые вопросы.232 Член правительства по делам финансов А.А. Трусковский доложил собравшимся о необходимости выпуска в обращение из казначейства серебра и о неотложном выпуске разменных бон.

Скитавшемуся по Кубани краевому правительству для выплаты жалования и расчетов с населением необходимы были крупные суммы денег, поэтому А.А. Трусковский предложил использовать почти 200.000 руб. серебром из банковского обоза. Выпуск в обращение серебра позволял сократить банковский обоз из 22 двуколок и находящихся при них 100 человек. По докладу состоялись прения, в процессе которых А.И. Кулабухов высказал пожелание сохранить серебро и привезти его обратно в Екатеринодар как фонд для выпускаемых денежных знаков. На это А.А.Трусковский ответил, что обеспечением может быть только золото в слитках, а биллонная монета таким обеспечением не является.233

         Второй мерой, позволявшей облегчить финансовое положение, по мнению члена правительства по делам финансов, являлся выпуск денежных знаков, которые должны ходить наравне с деньгами общеимперского образца, и будут обменены в Екатеринодарском банке после возвращения в город краевого правительства.

         Что касается выпуска бон, то в силу того, что технические приспособления для печатания в армии были слабыми (один ручной типографский станок и два набора шрифта при ограниченном количестве типографской краски), и в наличности было не более одной стопы белой писчей бумаги и нескольких стоп порезанной на полулисты тонкой, желтой бумаги, взятой в поход со специальной целью - выпускать воззвания к населению, то было решено выпустить денежный разменный знак, самый несложный по внешнему виду (хотя и с тайным рисунком ключа), но с подлинными подписями - председателя краевого правительства Л.Л. Быча, члена краевого правительства по делам финансов А.А. Трусковского и краевого казначея, полковника Закладного. Денежные знаки должны были быть пронумерованы по сериям и по порядку и снабжены подлинной печатью Кубанской Законодательной рады (краевая печать была оставлена в Екатеринодаре). Отпечатанный образец пятирублевого временного денежного знака был представлен на рассмотрение и утверждение соединенного заседания Совета краевого правительства и Законодательной рады.234

         Правительство и Законодательная рада этот знак одобрили и предложили начать его печатание. По итогам заседания Совета Кубанского краевого правительства принимается следующее постановление: " 1). Выпустить немедленно денежные знаки предполагаемого образца. 2). Жалование выдавать 25% серебром из расчета 50 коп. серебром за рубль бумажный. Другие расчеты производить в той же пропорции".235

         Несмотря на повышение курса серебра - жители всегда брали его с большей готовностью, чем бумажные деньги. То, что невозможно было достать за бумажные деньги, с охотой продавалось жителями за деньги серебряные. С выпуском в обращение пятирублевого временного денежного знака произошла накладка. Не успели сделать несколько десятков его оттисков, как вопрос этот был пересмотрен, и "денежный знак" по некоторым соображениям был переименован в краткосрочное обязательство Кубанского краевого правительства, имеющего хождение в пределах Кубанского края. Обязательства решено было выпустить беспроцентными - 3, 5, 10, 20 и 100 руб. достоинства. Немедленно приступили к печатанию таковых. По мере выхода из под станка "краткосрочных обязательств" они передавались для подписи председателю краевого правительства, члену правительства по Делам финансов и краевому казначею, а затем для нумерации (от руки) и наложения печати. Дело - на первый взгляд легкое - оказалось тяжелым. "Несмотря на то, что названные лица три дня сидели с раннего утра и до позднего вечера, подписывая "обязательства", таковых удалось пропустить только на - 49.550 руб."236

         По соединении Кубанской армии с Добровольческой в станице Ново-Дмитриевской оказалось, что и Финансовый отдел Добровольческой армии имеет также большую нужду в разменной монете. В кассе Финансового отдела находились почти исключительно одни 5% краткосрочные обязательства Государственного казначейства 5, 20 и 25-тысячного достоинства, и тысячерублевые "думки" имевшиеся у Кубанского правительства, показались добровольцам мелкой купюрой. 21 марта состоялось совещание финансового совета Кубанского краевого правительства с представителями штаба Добровольческой армии. На нем обсуждались вопросы финансовых взаимоотношений. Краевое правительство брало на себя обязательство принимать предъявляемые Добровольческой армией денежные знаки к обмену на краткосрочные обязательства мелких достоинств.237 На совещании генералу М.В.Алексееву и заведующему финансовым отделом Добровольческой армии Н.Н. Богданову показали предназначенные к выпуску краткосрочные обязательства. Идея такого выпуска ими была одобрена. 24 марта 1918 г. краевое правительство издало распоряжение за №12 о выпуске краткосрочных обязательств:238

         Идя навстречу большой потребности населения и войсковых частей в разменных денежных знаках, особенно мелких достоинств, Кубанское краевое правительство согласно постановлению Законодательной рады от 13 марта 1918 г. выпустило краткосрочные обязательства Кубанского краевого правительства на сумму 500.000 руб., достоинством в 3, 5, 10, 20 и 100 руб.

         Каждое обязательство снабжалось подлинными подписями председателя Кубанского краевого правительства Л.Л.Быча, члена правительства по делам финансов А.А.Трусковского, краевого казначея Закладного и печатью правительства.

         Краткосрочные обязательства имели хождение наравне с государственными кредитными билетами и поэтому население Кубанского края обязывалось принимать их во всех случаях уплаты и обмена денежных знаков в пределах Кубанского края.

         Краткосрочные обязательства обеспечивались всем достоянием Кубанского края и не позже 25 марта 1919 г. должны были быть обменены на билеты Государственного казначейства или денежные знаки Кубанского края. В случае неприятия обязательств или не размена их, виновные подлежали заключению в тюрьму сроком до 1 года.

         Краевое правительство, выполняя соглашение с командованием Добровольческой армии, разменяло последней один млн. руб. тысячерублевыми "керенками”, немного серебряной монетой и своими краткосрочными обязательствами. 15 апреля 1918 г. заседание финансового совещания Кубанского краевого правительства постановило: "Поручается краевому казначею отпустить на 50.000 руб. обязательств Кубанского правительства Добровольческой армии в счет 1 млн. руб., предусмотренного соглашением для расплаты с населением, с тем, что при выходе из населенного пункта обязательства будут обмениваться на деньги крупных купюр".

         Вопрос о том, были ли краткосрочные обязательства в обращении, остается открытым. 24 марта 1918 г. Кубанский областной Военно-Революционный Комитет объявил о том, что на всей территории Кубанской советской республики имеют хождение все денежные знаки кроме бон краевого правительства.239 Конечно же, распоряжения советской власти для Кубанского краевого правительства были не указ. Судя по документам, из намечавшихся 500.000 руб. отпечатана была всего 1/10 намечавшейся эмиссии. Что касается отпечатанных 50.000 руб., то дальнейшая судьба их сложилась следующим образом: "...применить к делу эти "обязательства" тоже почти не пришлось. Только несколько сот рублей разошлись между членами отряда, но и те через некоторое время были обменены на денежные знаки общерусского образца, так как мы перешли Кубань и в богатых черноморских станицах имели возможность обменивать, хотя и по спекулятивной цене, (платили за размен тысячерублевого билета от 50 до 100 руб.), на мелкие купюры."240       Можно ли считать, что краткосрочные обязательства Кубанского краевого правительства были в обращении? Скорее всего, да. Исходя из этого, в каталогах отечественных денежных знаков надо снять с краткосрочных обязательств 3, 5, 10, 20 и 100 руб. примечание "в обращении не было", а на пятирублевом временном денежном знаке его оставить.

         В ходе гражданской войны, при освобождении Кубани от красных, воинские части Кубанского краевого правительства и Добровольческой армии захватывали большое количество денежных знаков, выпущенных советской властью. Возникали вопросы об их признании или непризнании. После взятия станции Тихорецкой, 10 июля 1918 г. состоялось заседание членов Совета Кубанского краевого правительства. На нем было принято решение, что выпущенные советской властью Черноморско-Кубанской советской республики (Екатеринодарским отделением Государственного банка) суррогаты денег не могут считаться обязательными к уплате до разрешения этого вопроса по прибытию правительства в Екатеринодар.241

         В середине августа вся западная часть Кубанской области и север Черноморской губернии были освобождены от большевиков. Новороссийск, Екатеринодар, Майкоп и Ставрополь были в руках Добровольческой армии. После изгнания большевиков Кубанское краевое правительство приступило к решению насущных проблем, важнейшей из которых была финансовая. Вся местная финансово-экономическая и военно-политическая жизнь края переживала серьезный денежный кризис. Для его разрешения необходимо было провести комплекс мероприятий в сфере денежного обращения.

Сначала, как и было намечено на заседании 10 июля 1918 г., краевое правительство вернулось к рассмотрению вопроса о правомочии местных советских выпусков. 13 августа 1918 г. на заседании Совета членов Кубанского правительства выступил А.А. Трусковский с предложением признать вексель-боны Екатеринодарского отделения Государственного банка (белые боны) достоинством в 50 и 100 руб., мотивируя это тем, что их изъятие из денежного обращения приведет к массовому недовольству населения, и, кроме того, изрядно осложнит финансовое положение различных частных и государственных учреждений. При обсуждении большинство членов правительства за исключением А.А. Трусковского, высказалось за то, что "белые боны" напечатанные на вексельных бланках, не подлежат к оплате.242

         19 августа 1918 г. в газете "Вольная Кубань" под заголовком "Белые боны недействительны" появилась следующая заметка: "Приказом Кубанского краевого правительства от 14 августа 1918 г. за № 2 объявляется, что выпущенные большевиками в нарушение основных правил денежного обращения белые боны 100 и 50 рублевого достоинства признаны правительством неплатежными и, как таковые, не подлежащими к приему в казенные платежи".243

         28 августа 1918 г. на очередном заседании членов краевого правительства А.А. Трусковский вновь поднял вопрос об обмене вексель-бонов. Члены правительства решили отложить этот вопрос для его более полной разработки управляющим Государственным банком Дубовским. Однако ввиду срочности платежей решено открыть кредит учреждениям, которые имеют вексель-боны. На этом же заседании был заслушан доклад заместителя А.А. Трусковского о денежном обращении в Кубанском крае. По итогам заседания было принято постановление Кубанского краевого правительства о денежном обращении в Кубанском крае. Отстаивая свою автономию, краевое правительство постановило рассматривать выпускаемые Добровольческой армией "донские деньги" как иностранную валюту и допустить обмен их Государственным банком на сумму до 50.000 руб., казначейством до 10.000 руб., одному же лицу допустить обмен Государственным банком не более 500 руб., казначейством не более 300 руб.244

         2 сентября 1918 г. в газете "Вольная Кубань" обнародовано постановление Кубанского краевого правительства о денежном обращении в Кубанском крае, утвержденное на заседании Совета правительства 28 августа 1918 г.245 Кубанское краевое правительство объявляло населению, что в пределах Кубанского края имеют обязательное хождение все денежные знаки дореволюционного образца, которые принимаются в платежи без ограничений всеми учреждениями Государственного банка, Сберегательной кассой, казначейством и подотчетными им кредитными учреждениями.246

Серии 4% билетов Государственного казначейства 25, 50, 100 и 500 руб. достоинства с текущим купоном принимались учреждениями Государственного банка и казначействами в платежи без ограничений по номинальной стоимости с прибавлением одной копейки в день процентов на 100 руб. номинальных с 1 августа 1918 г. Серии 4% билетов Государственного Казначейства тех же достоинств с отрезанными купонами (т.е. без всех или текущего купона) и без штемпелей выпустивших их учреждений Государственного банка и Казначейств, принимались без ограничений, но с удержанием из номинальной стоимости цены отрезанных купонов.

4% серии Государственного казначейства с отрезанными купонами, но со штемпелями выпустивших их учреждений Государственного банка и Казначейств, находящихся в пределах Кубанского края или прежних областей Юго-Восточного Союза (Донская, Кубанская, Терская, Черноморская и Ставропольская), принимались без ограничений по номиналу, т.е. по стоимости, помеченной на облигации, без удержаний. Серии с отрезанными купонами, со штемпелями прочих учреждений принимались в крайних случаях с вычетом из номинальной стоимости цены отрезанных купонов.

5% краткосрочные обязательства Государственного казначейства различных сроков и достоинств от 1000 до 10 000 руб., на предъявителя, штемпелеванные и не штемпелеванные истекших сроков имели обращение рубль за рубль.

Облигации "Займа свободы" мелких достоинств, до 100 руб. (20, 40, 50 и 100 руб.), с 8-ю купонами, со штемпелями освобожденных от красноармейцев учреждений Государственного банка и Казначейств Кубанского края, Дона, Ставропольской и Черноморской губерний, принимались по 85 руб. за 100 руб. номинальных. Облигации "Займа свободы" без штемпелей или со штемпелями других учреждений подлежали временному приему, но по особым разрешениям управляющих отделениями Государственного банка или казначеев. Они же с отрезанными купонами, со штемпелем "Номинал" Екатеринодарского отделения Государственного банка и подотчетных ему казначейств принимались по номиналу.

Облигации "Займа свободы" крупных купюр, 500 и 1000 руб. достоинств, снабженных штемпелем выпустившего их в обращение учреждения банка или казначейства принимались в платежи по цене 85 руб. за 100 руб. номинальных.

Облигации "Займа свободы" 500 и 1000 руб. достоинств с обрезанными купонами, но со штемпелем выпустивших их учреждений банка или казначейств Кубанского края принимались по 85 руб. за 100 руб. номинальных. Купоны от "Займа свободы" и от других бумаг внутренних и военных займов, выпущенных во время войны в 1914, 1915 и 1916 гг., а также от билетов (серий) Государственного казначейства.

Гарантированные чеки достоинством от 50 до 500 руб. краевых учреждений Государственного банка и казначейств принимались без ограничений по номинальной их стоимости, равным образом подлежали приему и обмену чеки истекших сроков, допуская просрочку таковых не свыше трех месяцев.

Контрольные марки Терско-Дагестанского правительства мелких достоинств принимались в учреждениях Государственного банка и казначействах только на комиссию. Боны Екатеринодарского отделения Государственного банка, печатанные с наименованием Кубанской Советской Республики, 10 руб. достоинства, временно имели хождение впредь до обмена рубль за рубль на денежные знаки другого образца того же достоинства.

         Для ликвидации такой пестроты в денежном обращении необходимо было переходить на какие-то единые общеобязательные бумажные денежные знаки. Такими денежными знаками могли бы быть выпускаемые Ростовской-на-Дону конторой Государственного банка донские деньги, однако краевое правительство понимало, что этот выбор сделал бы Кубань зависимой от Дона, и затруднил бы проведение самостоятельной денежной политики. Исходя из этого соображения, принимается решение организовать техническое заведение для изготовления денежных знаков под именем "Экспедиция заготовления правительственных бумаг Кубанского края"247. Члену правительства по делам финансов выделялись 120 000 руб. на покупку 200 пудов бумаги для изготовления денежных знаков.

         Решением Кубанского краевого правительства экспедиции выделено здание в Екатеринодаре, по адресу: ул. Екатеринодарская, д.36. Штат экспедиции формировался в течение нескольких месяцев в основном из сотрудников Отдела зернохранилищ Екатеринодарского отделения Государственного банка. Обязанности заведующего экспедицией с 18 сентября 1918 г. возлагались на младшего техника отдела зернохранилищ Г.И Брунера. На старшего делопроизводителя отдела зернохранилищ И.Г. Паргачевского возлагалось исполнение обязанностей бухгалтера Экспедиции. Австрийский подданный, чех Р.Ф. Кухинка назначался цинкографом, а чертежниками - Ф.Н.Рудаков и Н.В. Гаврилов.248

         Намерения Кубани выпустить свои денежные знаки сильно обеспокоили донские власти. В Екатеринодар срочно откомандировывается представитель Добровольческой армии с предложением о желательности объединения денежных знаков и объединении эмиссионного учреждения. Обсудив это предложение, члены краевого правительства пришли к выводу, что все-таки необходимо выпустить денежные знаки на краевых началах. Вместе с тем, объединение денежных знаков признано необходимым, а представитель Добровольческой армии получил гарантии, что при новой валюте краевого правительства Добровольческая армия будет получать необходимые ей суммы для содержания войска.

         Для восстановления разрушенных гражданской войной железных дорог краевое правительство разрешило предоставить обществу Владикавказской железной дороги право выпуска краткосрочного займа. 10 сентября 1918 г. на заседании Совета краевого правительства был утвержден проект положения о краткосрочном займе Владикавказской железной дороги, проект договора общества Владикавказской железной дороги с Кубанским краевым правительством, а также текст на лицевой и оборотной сторонах заемного билета. На этом же заседании членам правительства был представлен для рассмотрения и утверждения рисунок денежного знака пятирублевого достоинства, предполагавшийся к выпуску Кубанским правительством. После обсуждения рисунка и текста денежного знака члены правительства его одобрили и дали задание члену правительства по делам финансов приступить к его выпуску.249

         Рост цен, запрет на хождение денежных знаков, выпущенных советской властью, и большие затраты на содержание армии, ведущей боевые, действия были причинами перманентного денежного голода на Кубани. Со всех концов края в ведомство финансов шли просьбы разрешить хождение белых вексель-бонов 50 и 100 руб. достоинства, однако краевое правительство 21 сентября 1918 г. подтвердило принятое ранее свое постановление от 13 августа об их непризнании.250

         Через месяц, 19 октября 1918 г., видя, что финансовое положение ухудшается, член правительства по делам финансов А.А. Трусковский на заседании правительства сделал доклад о необходимости подкрепления кассы Екатеринодарской краевой конторы Государственного банка наличностью на 160 млн. руб. Заметив при этом, что отпечатать такое количество бумажных денежных знаков вследствие технических затруднений ведомство финансов не в состоянии, А.А. Трусковский призвал правительство допустить в денежное обращение Кубанского края донские денежные знаки. Для того, чтобы в дальнейшем не зависеть от Ростовской экспедиции, он попросил правительство уполномочить его разработать вопрос о выпуске краткосрочных обязательств Кубанского краевого правительства.251

         В качестве временной меры, позволяющей хоть как-то смягчить денежный кризис, ведомство финансов принимает решение допустить в денежное обращение выпущенные Армавирским отделением Государственного банка гарантированные чеки 3, 5, 10, 25 и 40 руб. достоинства. Ранее эти чеки были выведены из обращения согласно постановлению от 28 августа 1918 г. Гарантированные чеки 3, 5.10, 25, 40, 50, 100, 200 и 500 руб. достоинств, истекших сроков подлежали к приему и обмену, если просрочка их не превышала четырех месяцев. Из-за многочисленных подделок армавирские чеки достоинством в 150 и 300 руб. принимались краевой конторой только лишь на комиссию.252

         Ведомство финансов краевого правительства не ограничивалось допущением в обращение все новых и новых денежных суррогатов, а вело еще и широкую подготовительную работу по выпуску собственных общеобязательных денежных знаков.

20 ноября 1918 г. на заседании Совета правительства утверждается образец рублевого разменного денежного знака.253 Обсуждался вопрос о покупке или найме для нужд экспедиции заготовления правительственных бумаг типографии Дицмана. В Ростове-на-Дону по постановлению Городской Управы куплена литография Б.Л.Гуревича.254 29 ноября 1918 г. в газете "Вольная Кубань" появилась заметка о том, что Советом правительства утвержден образец нового разменного знака достоинством в 50 коп.255

         Образцы разменных денежных знаков достоинством 50 коп., 1 и 5 руб. изготовлены по рисункам художника-архитектора А.А.Юнгера (он, кроме всего прочего, являлся автором многих донских денежных знаков и заемных билетов Владикавказской железной дороги).256 За проделанную работу по ходатайству А.А. Трусковского ему в качестве вознаграждения было выплачено 3350 руб.

         Между тем, из-за хронического денежного голода денежное обращение Кубани продолжало лихорадить. 5 декабря 1918 г. ведомство финансов краевого правительства объявило населению, что срок обязательного хождения армавирских чеков достоинством 3, 5, 10, 25, 40, 50, 100, 200 и 500 руб. продлен до 1 апреля 1919 г.257 С 5 по 20 декабря 1918 г. краевой конторой Государственного банка, Армавирским и Ейским отделениями Государственного банка, а также всеми казначействами края произведено штемпелевание 5% краткосрочных обязательств Государственного казначейства. В Армавире на 5% облигации Государственного казначейства ставили прямоугольный каучуковый штемпель с текстом: “ИМЕЕТ ХОЖДЕНИЕ наравне с кредитными билетами, стоит..... рублей. Армавирское Отделение Государственного Банка. Управляющий _ Контролер_ Кассир_ ". После 20 декабря 1918 г. обязательства без штемпелей не принимались в платежи, в размен и потеряли силу обязательных платежных знаков между частными лицами.

         Эти меры и полученное из Ростова-на-Дону денежное подкрепление позволили краевому правительству провести обмен бон 10 руб. достоинства Екатеринодарского отделения Государственного банка, выпущенных от имени Кубанской Советской республики, на денежные знаки других образцов. По мнению А.А.Трусковского обмен этих бон, числившихся в обращении на сумму около 4 100 000 руб., мог быть совершен банковскими учреждениями без всяких затруднений. Приняв во внимание эти соображения, Кубанское краевое правительство поручило А.А.Трусковскому произвести к 15 февраля 1919 г. обмен бон 10 руб. достоинства Екатеринодарского отделения Государственного банка, выпущенных большевиками, на другие денежные знаки с широким оповещением населения о данной акции.258    

         При ведении боевых действий на фронтах гражданской войны подчиняющиеся Кубанскому краевому правительству воинские части неизбежно встречали денежные знаки других государственных образований. По поводу признания или непризнания, а также обмена этих денежных знаков завязывалась оживленная переписка между командованием воинских частей и ведомством финансов краевого правительства. Так, 18 ноября 1918 г. полковник А.Г.Шкуро просил ведомство финансов дать разрешение на обмен в подлежащих учреждениях Баталпашинска контрольных марок, выпущенных Терско-Дагестанским правительством, ввиду безвыходного положения воинских частей и беженцев Терской области.

Ведомство финансов признало возможным произвести обмен, однако, имея в виду крайнюю нежелательность появления в обращении новых денежных суррогатов, и не располагая сведениями об условиях выпуска контрольных марок Терско-Дагестанским правительством, оно решило ввести следующие ограничения: обмен допускался только в казначействе Баталпашинска; обмен должен производится в течение недельного срока только при абсолютном убеждении чинов казначейства в добротности предъявленных марок (отсутствие каких бы то ни было подчисток, помарок и т.д.). Соответствующее распоряжение было введено в действие телеграммой ведомства финансов краевого правительства от 29 ноября 1918 г.259

         Тем временем жизнь в крае шла своим чередом. Для нужд денежного оборота срочно требовались мелкие денежные знаки достоинством 50 коп. Все мощности Екатеринодарской Экспедиции были загружены для их печатания. 14 марта 1919 г. ведомство финансов сделало распоряжение о срочной публикации в газете "Вольная Кубань" постановления о выпуске в обращение денежных знаков достоинством в 50 коп., объявления правительства о выпуске денежного знака в 50 коп. и его описание.260

Ввиду крайне острого недостатка в разменных денежных знаках Кубанское краевое правительство постановило выпустить в обращение денежные знаки достоинством в 50 коп. на сумму до 5 млн. руб.261
Их изготовление возлагалось на экспедицию заготовления правительственных бумаг Кубанского края, а хранение, выпуск в обращение и уничтожение изъятых из обращения знаков - на Екатеринодарскую контору Государственного банка.

Изготовление и выпуск в обращение денежных знаков происходило под наблюдением представителей краевого контроля. Выпущенные денежные знаки принимались в платежи всеми правительственными и частными учреждениями Кубанского края и были обязательны при расчетах между частными лицами. Подделка этих денежных знаков преследовалась законом наравне с подделкой государственных кредитных билетов.

         Денежные знаки достоинством в 50 коп. печатались на белой тряпичной бумаге размером 88 мм в длину и 56, 5 мм в ширину. Печать покрывала обе стороны знака полностью, оставляя вокруг лишь небольшой чистый край.

         В конце зимы - начале весны 1919 г. Кубанское краевое правительство вело активные переговоры с правительством Всевеликого Войска Донского по вопросу подписания соглашения о расширении эмиссионного права Кубанской краевой конторы Государственного банка и печатании денежных знаков пятидесятирублевого достоинства ростовского образца. 2 апреля 1919 г. на своем вечернем заседании Совет Кубанского краевого правительства постановил уполномочить члена правительства по делам финансов подписать соглашение с правительством Всевеликого Войска Донского о расширении эмиссионного права Кубанской краевой конторе Государственного банка, а также разрешил приступить к печатанию денежных знаков 50 руб. достоинства.262

         Дав указание приступить к печатанию пятидесятирублевок, краевое правительство предоставило право А.А. Трусковскому (по согласованию с членом правительства по внутренним делам) произвести в крае реквизиции типографских и литографских машин, а также необходимых для печати материалов.263 Право реквизиции распространялось на машины и материалы, принадлежащие как частным лицам, так и правительственным учреждениям. На основании 57 ст. Временного Положения об управлении Кубанским краем, Совет Кубанского краевого правительства постановил открыть в распоряжение члена правительства по делам финансов кредит в сумме 300.000 руб. на обустройство и расширение Экспедиции заготовления правительственных бумаг.264

         15 мая 1919 г. на вечернем заседании Совета краевого правительства с докладом о недостатке денежных знаков в Кубанском крае и необходимости снабжения Кубани денежными знаками в размере не менее 100 млн. руб. в месяц выступил А.А. Трусковский. Указав на значение денежных знаков, как на фактор развития промышленности и торговли, он заявил, что Кубань испытывает сильный денежный голод, что крайне негативно отражается на экономическом развитии края. Для устранения такого положения можно было бы напечатать на Кубани собственные деньги, однако А.А.Трусковский указал на нежелательность такого способа разрешения денежного вопроса, так как этим создается крайняя пестрота денежных знаков. По его мнению, денежные знаки должны быть едиными, что до известной степени достигнуто распространением донских денег по Кубани и Тереку. Опереться на эти денежные знаки следует и потому, что выпускаются они в счет общероссийской эмиссии.

         Дон, вследствие большой потребности в его деньгах у других государственных образований, не успевал печатать их в достаточном количестве, поэтому Добровольческая армия оборудовала в Новороссийске еще одну экспедицию. В свою очередь, на Кубани велись работы по оборудованию экспедиции, где в случае острого недостатка на территории края денежных знаков должны были печататься местные деньги. Донские власти весьма нежелательно отнеслись к намерениям Кубани печатать свои деньги. Дабы избежать трений на этой почве, краевое правительство командировало А.А. Трусковского в Ростов-на-Дону для ведения переговоров с правительством Всевеликого Войска Донского о неотлагательном снабжении Кубани денежными знаками.265

         23 мая 1919 г. на вечернем заседании Совета Кубанского краевого правительства был заслушан доклад А.А. Трусковского о результатах его поездки на Дон с целью переговоров по поводу денежных знаков. Докладчик сообщил, что в положительном смысле решен вопрос о создании в дополнение к ростовской экспедиции заготовления денежных знаков таких же экспедиций в Екатеринодаре и Новороссийске. Екатеринодарской экспедиции предоставлено печатание новых денежных купюр 50 руб. достоинства.266

         Перманентный денежный кризис с выпуском новых пятидесятирублевок намного смягчился, однако потребности Кубани в денежных знаках были так велики, что в скором времени денежному обороту потребовались купюры более крупных номиналов. Рост цен опережал выпуск денежных знаков Екатеринодарской экспедицией, а неравномерное распределение печатаемых ростовской экспедицией денежных знаков между Кубанью, Тереком, Доном и Добровольческой армией привело к тому, что Кубанское краевое правительство получало несоразмерно малую их часть и притом в крупных купюрах, что вызывало дополнительные трудности для их размена.

         Эти проблемы не могли оставить равнодушными кубанских законодателей. 21 июня 1919 г. состоялось заседание Кубанской Законодательной рады, на котором было принято постановление о необходимости немедленного образования при ростовской экспедиции комитета из представителей государственных образований, обслуживаемых этой экспедицией, для равномерного и справедливого распределения денежных знаков.

         Принимались энергичные меры к получению краевой казной от ростовской экспедиции денежных знаков, необходимых для своевременного полного удовлетворения насущнейших государственных потребностей. Для изготовления в Кубанской краевой экспедиции денежных знаков всех достоинств в необходимом количестве решено было немедленно приступить к расширению краевой экспедиции заготовления правительственных бумаг и снабжению ее необходимыми материалами.267

         Обосновывая необходимость данных мероприятий, А.А. Трусковский писал: "...из числа самых разнообразных и сложных деловых вопросов, которые, с момента установления в крае власти и порядка, оставался все время нерешенным только один вопрос - о денежном обращении. Вся местная финансово-экономическая и военно-политическая жизнь края по сей день переживает серьезный денежный кризис”.268

         Вопрос о местном денежном обращении был поднят и обсужден еще в декабре 1917г. на первом финансово-экономическом съезде в Новочеркасске под председательством донского атамана генерала А.М.Каледина. На этом съезде был затронут вопрос о местной эмиссии, а местом выпуска будущих денежных знаков намечен Ростов-на-Дону. Пункт этот был избран не по каким-либо политическим или финансовым, а по чисто техническим условиям, ибо все признали, что в Ростове-на-Дону, как крупнейшем центре, с меньшими затратами можно будет оборудовать типолитографию, подыскать соответствующее помещение, специалистов и материалы. Организация этого дела тогда же была поручена Ростовской-на-Дону конторе Государственного банка, как крупнейшему государственному кредитному учреждению северокавказского региона России.

         На съезде было предрешено, что предполагаемый денежный знак будет иметь только местное, временное значение, а выпуск будет использован только областями и губерниями, намеченными тогда к объединению в Юго-Восточный Союз (Кубань, Дон, Терек и Астрахань) пропорционально действительным их потребностям. Даже Ставропольской губернии не предполагалось дать возможность использовать эту эмиссию.

         Для правового обоснования эмиссии областная власть Дона издала соответствующее распоряжение Ростовской-на-Дону конторе Государственного банка. Никаких специальных гарантий или реального обеспечения по выпуску Донское правительство не давало, на самих денежных знаках об этом не упоминается. Если судить по тексту, помещенному на денежных знаках, выпуск производился не донским правительством, а Ростовской-на-Дону конторой Государственного банка.
С самого начала все расходы по организации эмиссии и ее осуществления производились Ростовской-на-Дону конторой за счет ее же баланса, а не за счет каких-либо областных средств.

         Таким образом, А.А. Трусковский пришел к выводу, что Донское правительство не имеет серьезных преимущественных прав на использование этой эмиссии. Донские деньги стали общегосударственными деньгами, а потому Кубань имела полное право требовать равной доли в обеспечении денежными знаками.

         В качестве мер, позволявших удовлетворить огромные потребности края в денежных знаках, он предложил срочно доставлять в Екатеринодар в течение ближайших трех месяцев ростовской валюты по 300-500 млн. руб. в месяц, а также провести переговоры о переуступке Донским правительством Кубани права заготовления в Екатеринодарской экспедиции одной или двух наиболее крупных купюр ростовского образца с обеспечением ее за наличный расчет необходимым запасом специальной бумаги и красок; немедленно расширить и усовершенствовать оборудование Екатеринодарской экспедиции на предмет усиленного выпуска билетов пятидесятирублевого достоинства; в качестве временной возможности использовать заем у правительства Всевеликого Войска Донского его 5% краткосрочных обязательств, коих в его кассах имелось на сумму от 15 до 20 млн. руб.269

         Принимая во внимание рекомендации А.А.Трусковского и постановление Кубанской Законодательной рады от 21 июня 1919 г., на Дон вновь посылается делегация Кубанского краевого правительства для обсуждения возникших вопросов. Донские власти смогли выделить необходимое Кубани денежное подкрепление и пообещали помочь с материалами для печатания пятидесятирублевок. На переговорах кубанским представителям отказали в переуступке печатания на Екатеринодарской экспедиции купюр крупных номиналов ростовского образа, мотивируя это решение слабой материально-технической базой Екатеринодарской экспедиции.

         10 октября 1919 г. по постановлению Кубанского краевого правительства в денежное обращение введены купоны от 4% билетов государственного казначейства (серий), от государственных займов 1914, 1915, 1916 гг. и "Займа свободы" 1917 г. достоинством не выше 27 руб.50 коп. по мере наступления их сроков, предъявительские 5% обязательства государственного казначейства в купюрах от 1000 до 10 000 руб., штемпелеванные и не штемпелеванные.

         Эти суррогаты допускались в обращение наравне с денежными знаками ввиду крайней стесненности учреждений Государственного банка и казначейств Кубанского края в наличных денежных средствах.270

Экономика края в рассматриваемое время была подвержена влиянию всех негативных факторов военного времени – развал транспорта и производственных связей, дефицит рабочей силы, обременительные поставки для армии. Вместе с тем со второй половины 1918 г. и до начала 1920 г. Кубань находилась в тылу, что в совокупности с мощным сельскохозяйственным сырьевым потенциалом и наличием портов и других торговых путей создало сравнительно с другими регионами России благоприятные условия экономического развития.271

         Главной причиной постоянного денежного голода на Кубани явился тот факт, что краевое правительство стало на путь скрытой оппозиции Особому совещанию А.И.Деникина, всячески сопротивляясь проведению мероприятий его режима на своей территории. Взаимоотношения А.И.Деникина с краевыми местными правительствами окончательно испортились летом 1919 г. Он не доверял им, они же, насколько возможно, стремились ограничить его гражданскую и военно-административную власть на территории Кубани, Дона, Терека и Дагестана. Дело дошло до того, что А.И.Деникин оказался полноправным хозяином только Добровольческой армии. Две другие армии, Кавказская и Донская подчинялись ему только в оперативном отношении. Поэтому при решении финансовых вопросов, Особое совещание в первую очередь удовлетворяло потребности своих войсковых и гражданских учреждений, а лишь потом - всяких "самостийников" типа Кубанского краевого правительства.

         Правительство Л.Л. Быча в основной массе состояло из казаков-черноморцев, потомков бывших запорожских казаков, выступавших против политики А.И.Деникина воссоздания "единой, неделимой”. Они придерживались тенденции более широкой автономии либо унии с самостийной Украиной.

         В ноябре 1919 г. генерал В.Л. Покровский произвел в Екатеринодаре так называемое "кубанское действо". Лидеры "черноморцев" подверглись репрессиям, а в состав нового правительства были избраны "линейцы" (казаки великорусского происхождения, не считавшие нужным отделятся от России) под председательством Ф.С. Сушкова. Новое правительство более лояльно относилось к политике, проводимой А.И.Деникиным.

         На фоне этих событий в денежном обращении Кубани появляются новые общеобязательные денежные знаки, призванные заменить разношерстную массу денежных суррогатов. 5 декабря 1919 г. ведомство финансов краевого правительства объявило для всеобщего сведения, что по постановлению правительства от 14 ноября 1919 г. выпускаемые Главным командованием вооруженных сил на юге России беспроцентные билеты признаны обязательными к приему на территории Кубанского края.272 Положение о беспроцентных билетах государственного казначейства Главного командования вооруженных сил на юге России достоинством в 5000, 3000, 1000, 500, 250, 100, 50, 25, 10, 5, 3 и 1 руб. утверждено Особым совещанием 4 сентября 1919 г.273

         К концу 1919 г. военно-политическая ситуация для Добровольческой армии резко ухудшилась. Красная армия теснила деникинцев по всему фронту. Потеряв обширные территории на левобережной Украине, в Донбассе и Донской области, белогвардейское командование решило во что бы то ни стало удержать южную часть правобережной Украины, Крым и Северный Кавказ.

         Для проведения мобилизации Кубанскому краевому правительству срочно понадобились огромные суммы денег. 21 декабря на вечернем заседании Совета краевого правительства обсуждался вопрос о выемке ценностей и денег, хранящихся в сейфах банков, для проведения мобилизации.274 Член правительства по делам финансов А.И. Литовкин крайне негативно отнесся к этой идее и предложил выход из положения в усилении работоспособности Экспедиции заготовления правительственных бумаг. Он заявил, что необходимо добиться перевода Донской экспедиции на Кубань, предоставить более широкие права Кубанской экспедиции и усилить ее техническими средствами за счет других экспедиций.

         По итогам заседания принимается решение принять закон о вскрытии сейфов частных лиц и выемке ценностей. Член правительства по делам финансов высказал особое мнение о нежелательности такого мероприятия. По его мнению, требуемые 2 млрд. руб. можно было получить от экспедиции заготовления правительственных бумаг. Для этого необходимо провести переговоры с Доном о немедленном параллельном печатании донских денежных знаков на Кубани, выпустить краткосрочные обязательства кубанского казначейства и боны краевой конторы Государственного банка.275

         22 декабря 1919 г. в Ростов-на-Дону посылается комиссия, состоявшая из заведующего экспедицией и представителей от Государственного банка и военного ведомства для получения необходимого оборудования для краевой экспедиции.276 Фронт стремительно приближался к Ростову-на-Дону, и, принимая во внимание его возможное падение, донские власти стали передавать материалы, печатные машины и прочее оборудование другим экспедициям.

         28 декабря 1919 г. Кубанское краевое правительство провело вскрытие сейфов частных лиц, при этом обнаружено было всего 454 млн. руб. Эта сумма была гораздо меньше той, что предполагалось получить.277 Краевое правительство вынуждено было вновь вернуться к вопросу о выпуске краткосрочных обязательств кубанской краевой казны. На состоявшемся в этот же день заседании А.И. Литовкин доложил, что во избежание усиления денежного кризиса на Кубани, в связи с исключительными условиями текущего момента, представляется необходимым приступить к выпуску краткосрочных обязательств кубанской краевой казны на основании положения о выпуске этих обязательств.278

Для подкрепления средств кубанской краевой казны в связи с чрезвычайными расходами на военные нужды члену правительства по делам финансов предоставлялось право выпустить беспроцентные предъявительские краткосрочные обязательства на сумму 1 млрд. руб., достоинством в 500, 1.000, 5.000 и 10.000 руб. сроком на шесть месяцев считая со дня их выпуска с тем, чтобы за означенными обязательствами было сохранено право их оплаты краевой казной и после наступления срока, в течение 10 лет.

Обязательства выпускались в обращение краевым казначейством взамен кредитных билетов при платежах его за счет казны и составляли беспроцентный долг последней населению впредь до выкупа их по нарицательной стоимости общеустановленными денежными знаками. Эти обязательства в течении десятилетнего срока должны были иметь хождение наравне с государственными кредитными билетами и быть обязательными к приему во всех правительственных и частных учреждениях Кубанского края, а равно и при расчетах между частными лицами.

Обязательства выпускались сериями по 10 000 листов в каждой, причем, в отдельную серию могли входить обязательства только одного достоинства. Обязательства выпускались за подписями члена правительства по делам финансов Кубанского краевого казначейства. Их текст и рисунки утверждались Советом правительства. Порядок заготовления, хранения, выпуска, учета и изъятия обязательств из обращения устанавливались членом правительства по делам финансов по соглашению с краевым контролером особым наказом. Расходы по выпуску обязательств относились на счет краевой казны.

С конца 1919 г. в жизни Кубанского края и Черноморской губернии стали доминировать военные аспекты. Противоречия между Кубанским краевым правительством и командованием вооруженных сил на юге России достигли своего апогея. Но судьба Кубани теперь решалась на фронтах гражданской войны. Положение Добровольческой армии все время ухудшалось. 27 декабря 1919 г. пал Ростов-на-Дону, затем Новочеркасск. После ожесточенных боев 3 марта 1920 г. Красная армия вошла в Екатеринодар. 13 марта 1920 г. пал Новороссийск. В мае 1920 г. капитулировала прижатая к границам Грузии Кавказская армия, Кубанское краевое правительство прекратило свое существование. На Кубани установилась советская власть.

Неудачи на фронтах гражданской войны в конце 1919 – начале 1920 гг. привели несоветские правительства к военно-политическому и финансовому краху. К осени 1920 г. на всей территории Северного Кавказа установилась советская власть, а в денежном обращении безраздельно стали господствовать советские денежные знаки.

*        *        *

На Северном Кавказе местные выпуски порождались условиями, аналогичными для любого уголка страны изучаемого периода. К особенностям денежного обращения следует отнести те обстоятельства, что в 1918 г. регион был ареной гражданской войны, когда города и целые территории многократно переходили из рук в руки. Новые власти стремились для обеспечения своих нужд провести собственную эмиссию, а денежные знаки враждебных властей или аннулировать совсем, или использовать повторно, наложив соответствующие печати, подписи или штампы.

Другая особенность денежного обращения связана с тем, что на значительной территории, подконтрольной несоветским органам власти (Кубанское краевое правительство, правительство Всевеликого Войска Донского), с конца 1918 по начало 1920 гг. функционировали самостоятельные денежные системы, не зависимые от работы Московского эмиссионного центра. Данные денежные системы обеспечивались бумажными денежными знаками несколькими экспедициями, работавшими в Ростове-на-Дону, Новочеркасске, Таганроге, Екатеринодаре, Новороссийске, Симферополе и Феодосии.

Несоветским правительствам на Северном Кавказе пришлось преодолевать огромные трудности, связанные как с ведением военных действий, так и с налаживанием мирной жизни и восстановлением хозяйства на освобожденных территориях. Расходы на ведение войны тяжким бременем легли на сферу финансов и денежного обращения, вызывая инфляцию и связанные с нею денежный голод и разменный кризис.

В отличие от советской власти, которая все расходы государства покрывало за счет печатного станка, несоветские правительства старались проводить разумную денежную политику, собирать налоги, стимулировать торговлю и производство, а также не засорять денежное обращение различными бонами и денежными суррогатами. По возможности производился обмен временных денежных знаков на общеобязательные, путем их выкупа у населения. Проводимые мероприятия замедляли инфляцию и снижали рост цен, особенно по сравнению с советской Россией.

Государственные образования на юге России сумели построить более или менее стабильные денежные системы на основе российского рубля, выпускавшегося от имени Ростовской-на-Дону конторы Государственного банка. Несмотря на ряд трудностей, "белым" финансистам удалось договориться о единообразных денежных знаках, на которые предполагалось перевести все денежное обращение. К числу недостатков достигнутого соглашения относятся нерешенные вопросы по снабжению государственных образований денежными знаками ростовского образца. Из-за этого время от времени возникали трения и напряженность между краевым правительством и командованием Добровольческой армии. Нередки были попытки "наказать" кубанские власти недостаточным выделением денежных подкреплений.

Донской рубль оказался заложником военно-политической и экономической обстановки. Золотого обеспечения не было. Рубль реально мог обеспечиваться только урожаем земледельческих культур, полезными ископаемыми, собственностью, хорошим сбором налогов, бездефицитным бюджетом и военными успехами на фронтах гражданской войны. На основе этого строилось доверие населения к денежным знакам Кубани и Дона.

Постоянно растущие военные расходы, плохой сбор налогов, разруха в промышленности и на транспорте сделали свое дело. Наконец, под влиянием военных поражений Добровольческой армии и утратой большей части территории юга России денежное обращение свелось к печатанию все новых и новых необеспеченных денежных знаков, росту инфляции, стремительному падению рубля и экономическому краху, совпавшему по времени с военным и политическим поражением вооруженных сил на юге России.

 

Глава 4 Местные и частные эмиссии

4.1. Денежные знаки Кубани

Местные и частные деньги согласно их правомочия относятся к необщеобязательным, временным бонам, которые появились в обращении в результате инфляции, войн, революций.279 Отличие необщеобязательных, временных бон от общеобязательных (государственных) состоит в том, что они выпускались на короткий срок в результате разменного кризиса или "денежного голода". К местным принадлежат боны, выпускавшиеся от имени городских, сельских самоуправлений, крупных банков, предприятий, учреждений, кооперативов под обеспечение материальных ценностей – валюты, имущества местных властей. Частные или внутренние боны выпускались отдельными предпринимателями, основываясь на взаимном доверии, без каких-либо гарантий и обеспечения.

К началу 1917 г. в административном отношении Северный Кавказ был разделен на четыре области (Область Войска Донского, Кубанская, Терская, Дагестанская) и две губернии (Ставропольская и Черноморская). По мере установления в крае власти советов было образовано несколько республик, в основном в старых административных границах. На территории Северного Кавказа наиболее крупными были Кубанская, Черноморская, Терская, Ставропольская республики, возникшие в пределах одноименных областей и губерний. К началу весны 1918 г. вся территория края была объявлена составной частью РСФСР. Однако власть советов, установившаяся на Северном Кавказе в конце 1917 г. — начале 1918 г., не была долговременной.280

К середине 1918 г. усилилась существовавшая с самого момента установления власти советов в крае внешняя военная угроза. Почти вся территория Северного Кавказа к лету 1918 г. оказалась охваченной антисоветскими восстаниями.

Деникинские власти образовали на территории Кубанской области Кубанский край (5 декабря 1918 г.)281, Терской и Дагестанской областей — Терско-Дагестанский край. Осенью 1919 г. в Чечне было образовано Северо-Кавказское эмирство, не признавшее Добровольческую армию и претендовавшее на объединение территорий, населенных мусульманскими народами Северного Кавказа. Все административно-территориальные преобразования носили кратковременный характер ввиду военной обстановки.

Для решения проблем в денежном обращении, особенно остро вставших в конце 1917 г., местные органы власти северокавказского региона сплошь и рядом прибегали к эмиссии бумажных денежных знаков. На Северном Кавказе в дополнение к основным эмиссионным центрам - Ростову-на-Дону и Екатеринодару - выступали города: Майкоп, Армавир, Сочи, Владикавказ, Ставрополь, являвшиеся центрами притяжения локальных денежных систем.

         В Майкопе советская власть была установлена 8 января 1918 г. С первых же дней своего существования она столкнулась с серьезными трудностями в сфере финансов и денежного обращения. Денег в городской казне не было и тогда городской совет нашел выход из положения, наложив на буржуазию налог в сумме одного млн. руб., обвинив ее в том, что она ограбила город, опустошив кассы управы и предприятий.282

         Одно из первых объявлений финансового отдела было посвящено разразившемуся разменному кризису. "Ввиду недостатка в казначействе разменных монет, мелких кредитных билетов и ввиду того, что многие спекулянты стали собирать в свои карманы мелкие кредитные билеты для того, чтобы спекулировать, размен таковых по невозможности совершенно прекращается".283 В объявлении подчеркивалось, что если у кого-либо из граждан будут найдены запасы кредитных билетов или монет, то они будут конфискованы, а их владельцы заключены в тюрьму на срок до 6 месяцев. Гражданам предлагалось доносить в финансовую комиссию о всех лицах, замеченных в накоплении денег и занимающихся спекуляцией.

         Проводя политику массового "ограничения" буржуазии, советская власть последовательно ущемляла права состоятельных граждан. Препятствуя им в получении наличных денег, проводилось аннулирование всех купонов от облигаций "Заем свободы" и других ценных бумаг.284
24 апреля 1918 г. было объявлено о национализации частных акционерных банков в Майкопе и слиянии их в единый Народный банк Российской Федеративной Республики.285

         16 февраля 1918 г. из-за отсутствия денежной наличности на основании декрета Совета Народных Комиссаров финансовый отдел Майкопского Совета приступил к выпуску первых майкопских денежных суррогатов286.

         Новые деньги население приняло с недоверием и ответило властям массовым отказом в их приеме. Чтобы перебороть такое негативное отношение, Майкопский Совет пошел на крайние меры, объявив, что те, кто не будет их принимать, подлежат ответственности перед военно-революционным судом как контрреволюционеры. В постановлении Совета народных депутатов указывалось, что все частные лица обязаны использовать в обращении выпускаемые Майкопским казначейством процентные бумаги287. К виновным в неисполнении постановления принимались следующие административные меры: наложение штрафа от 50 до 3000 руб. или заключение в тюрьму до 3-х месяцев.

         6 апреля 1918 г. было объявлено, что для ликвидации денежного голода в Майкопском отделе наравне с денежными знаками без всяких вычетов имеют хождение 5% краткосрочные обязательства Государственного казначейства288. 10 мая 1918 г. Майкопское казначейство приступило к регистрации ранее аннулированных купонов от облигаций "Заем свободы". На купонах достоинством в 2р.50 коп., 12р. 50 коп. и 25 руб., выпущенных в обращение, была поставлена надпечатка "Майкопское".

         На территории Майкопского отдела широко распространились армавирские твердые чеки. Они не встречали серьезного противодействия населения и пользовались большим доверием, чем майкопские суррогаты.
28 июня 1918 г. финансовый отдел исполкома Совета народных депутатов Майкопского отдела довел до сведения граждан, что выпущенные Армавирским отделением Народного банка чеки, сроком до 1 июля 1918 г., имеют хождение наравне с государственными кредитными билетами до 1 декабря 1918 г.289

         9 июля 1918 г. в специальном объявлении финансовый отдел исполкома совдепов Майкопского отдела довел до сведения граждан, что обращение чеков в 500, 200, 100 и 50 руб. временно приостанавливается до особого распоряжения, вследствие полученного из Екатеринодарского Народного банка телеграфного сообщения о появлении массы поддельных купюр. Армавирские чеки с номиналами до 50 руб. не запрещались и продолжали ходить наравне с прочими денежными знаками. 290

         Запрет на хождение армавирских чеков вызвал глухое недовольство граждан, а также тяжело отразился на финансах советской власти. 27 июля 1918 г. комиссариат финансов Майкопского отдела объявил: "Вследствие тяжелого момента и отрезанности Кубано-Черноморской республики Майкопский отдел не может получить подкрепление и поэтому испытывает самый острый кризис. А посему временно, впредь до получения денег из центра, финансовый комиссариат объявляет, что армавирские чеки всех достоинств (от 3 до 500 руб. включительно) имеют хождение наравне со всеми денежными знаками во всем Майкопском отделе."291

         С лета 1918 г. Красная армия на Северном Кавказе вела тяжелые бои против войск кайзеровской Германии и Добровольческой армии. Расходы, связанные с войной, усугубили финансовый кризис и потребовали новых эмиссий денежных знаков. 12 июня 1918 г. было дано разрешение на хождение наравне с деньгами по номинальной стоимости облигациям "Займа свободы" 1917 г., не снабженными никакими штемпелями и печатями с отрезанными купонными листами292. Разрешалось использовать в обращении билеты, выпущенные Ростовской-на-Дону конторой Государственного банка, а также 4% билеты Государственного казначейства, снабженные гербовой печатью Екатеринодарского отделения Государственного банка или Майкопского казначейства.

         22 июля 1918 г. давалось разрешение на хождение вместо денег купонам от билетов Государственного казначейства (серий)293. 10 августа 1918 г., незадолго до взятия белыми Майкопа, гражданам было доведено, что в пределах Северо-Кавказской Советской Республики наравне со всеми денежными знаками имеют хождение боны Екатеринодарского Народного банка достоинством в 50 и 100 руб.294. Эти боны получили в народе название "табачных денег", т.к. на них имелась надпись "Бон обеспечен обязательством Северо-Кавказской Советской Республики под поступление табачного акциза".

         В конце лета 1918 г. под натиском войск В.Л.Покровского и А.П.Филимонова Красная армия оставила Майкоп. Майкопский отдел до весны 1920 г. находился под властью белогвардейцев. В этот период в денежном обращении ходили деньги царского и Временного правительств, Ростовской-на-Дону конторы Государственного банка и билеты Главного командования вооруженных сил на юге России. Советские денежные знаки были аннулированы.

         Как уже подчеркивалось, эмиссионные центры Добровольческой армии не соблюдали пропорций в выпуске денежных знаков, делая основную ставку на купюры крупных номиналов. На местах развивался разменный кризис и местным властям приходилось выкручиваться своими силами. Особенно часто в Майкопе проходили эмиссии местных и частных бон. Выпускались они в основном мелкими номиналами для размена крупных купюр. Местные и частные боны эмитировались как организациями и органами местной власти, так и частными лицами. При этом наблюдался широкий "разброс" по качеству их исполнения (используемая бумага, печать, оформление и т.д.).

         В 1919 г. Майкопское казначейство выпустило в обращение облигации "Займа свободы" с надписью "Без купонов стоит четыреста двадцать пять (425) или восемьсот пятьдесят (850) рублей" на 500 р. и 1000 р. облигациях соответственно.

         Управление Майкопских нефтяных промыслов ввело в обращение денежный знак достоинством в 50 коп., отпечатанный на пишущей машинке, он не имел названия, удостоверялся подписью и печатью управления. Наряду с ними Совет съезда Майкопских нефтяных промыслов выпустил боны, без указания года выпуска. Они удостоверялись подписями члена совета кубанских нефтепромыслов, управляющего, бухгалтера и кассира. Боны являлись внутренними, т.е. ходили внутри промыслов и обменивались в промысловых конторах. Для обращения в городе они не предназначались.

         В 1919 г. Майкопский военно-промышленный комитет выпустил разменные чеки достоинством в 1, 3, 5 и 10 руб. Они были односторонними, на плотной бумаге, без водяных знаков. Чек признавался действительным, если на нем был номер, стояла печать, подписи председателя комитета и кассира, а также была проколота перфоратором цифра его номинала.

         В свою очередь, Майкопская городская управа выпустила в 1920 г. расписки в 25, 50, 100, 250 и 500 руб. Расписки напечатаны на простой бумаге, на обороте имели текст: "Касса управы обязывается по истечении трехдневного срока по предъявлении таких расписок на общую сумму в 1000 рублей обменять их на тысячерублевый денежный знак." На лицевой стороне: "Майкопская городская управа сим удостоверяет, что за отсутствием мелких денежных знаков ею недодано предъявителю сего сдачи на.. (далее шел номинал расписки). Расписка была действительна по 1 марта 1921 г., принималась в платежи по всякого рода взносам в доход города, во всех общественных учреждениях Майкопа и на водопроводе.

         Трудности с разменом крупных купюр вынудили потребительские общества "Труд", "Единение", воинов, инвалидов и увечных, товарищество "Майбук", арендаторов пивоваренного завода Чибисова-Ляшке и Квиркелия, лесопромышленную компанию Кузнецова и Капустина выпустить для внутреннего расчета боны, чеки и разменные квитанции мелких достоинств295. На разменных квитанциях обществ потребителей "Труд" и "Единение" специально ставилось напоминание, что они обязательны к приему только за товары и только в лавках этих обществ.296 Аналогичный выход из трудного положения, путем выпуска разменных бон, применяли и другие организации и частные лица в городе.297

         Завершают перечень майкопских частных бон чеки аптеки Альтшулера достоинством в 5 и 10 руб., выполненные односторонними на оберточной бумаге светло-сиреневого цвета. Данные чеки удостоверялись всего лишь подписью управляющего.

С аналогичными трудностями в денежном обращении столкнулся и Армавир. С осени 1917 г. в городе стал ощущаться денежный голод. Армавир, как известно, большой торговый центр на юге России, крупный железнодорожный узел, с огромными амбарами для ссыпки хлеба и подсолнечника. Ввиду повышения цен, потребовалось вдвое больше денежных знаков, а связь с центром прервалась и поступление их оттуда совершенно прекратилось.

         В начале 1918 г. местная власть окончательно убедилась в невозможности получения из центра солидных денежных подкреплений. Было принято решение облегчить положение путем выпуска местных денег.298 Недостаток денежных знаков более всего ощущался банками. Этим обстоятельством, а отчасти и чисто техническими возможностями типографского дела объясняется то, что в Армавире не пошли по пути выпуска городских денег, а остановились на выпуске твердых гарантированных чеков частных банков, акцептованных Государственным банком и обеспеченных условными текущими счетами этих банков.299 При этом предел выпуска денежных знаков от имени каждого банка был ограничен суммой имевшегося текущего счета300.

         Первый выпуск чеков был произведен в феврале 1918 г. купюрами в 50, 100, 200 и 500 руб. В выпуске чеков приняли участие Армавирские отделения Азовско-Донского, Волжско-Камского, Русско-Азиатского, Русского для внешней торговли, Северо-Кавказского и Торгово-Промышленного банков, а также Второе Армавирское Общество Взаимного Кредита.

         Акцептованный чек обычно применялся при внутригородских расчетах организаций или частных лиц за товары и услуги. Банк принимал чек при наличие средств на счете чекодержателя, частичный акцепт не допускался. Сумма акцептованного чека списывалась с со счета чекодержателя и депонировалась в обслуживающем его учреждении банка на отдельном балансовом счете. Акцептованный чек был действителен 10 дней с момента его выписки и мог быть оплачен только в полной сумме. Обмен акцептованного чека на наличные деньги не допускался301.

         Чеки печатались одинакового размера, на хорошей заграничной (германской) бумаге с водяным знаком в виде волнистых линий, в типографии Нестерова. Купюры различались лишь по цвету, текст на всех, за исключением стоимости, был одинаков.302

         Чеки имели незатейливую виньетку из комбинации фигурок, напоминающих по форме грушу, вследствие чего среди населения все чеки 1-го выпуска получили название "груши". Всего "груш" было выпущено на сумму до 4.000.000 руб.303 Чеки эти быстро завоевали авторитет и в пределах Армавира обращались свободно, наравне с николаевскими деньгами, но в станицах встречали противодействие и размещались с трудом.

         Весной 1918 г. в Армавире произошла смена властей: образовавшаяся Кубанская краевая рада долго не продержалась и власть перешла к большевикам. Им требовались огромные денежные средства. Возник вопрос о продолжении выпуска чеков, при этом возникли некоторые затруднения. Частные банки как таковые, были национализированы, к тому же закончились запасы германской бумаги, а типография потеряла шрифт и виньетки "груш". Кроме того, население стало заметно придерживать николаевские деньги. Из-за разменного кризиса возникла необходимость в выпуске мелких купюр. Для поднятия престижа денежных знаков, выпускаемых большевиками, было признано необходимым сохранить прежний порядок выпуска чеков.

         В связи с выпуском бумажных денег отдел финансов Исполнительного комитета Совета народных депутатов Лабинского отдела в своем циркуляре от 23 марта 1918 г. объяснял сложившуюся ситуацию и возможные варианты реакции населения на выпуски чеков: "Лабинский отдел доводит до всеобщего сведения населения Лабинского отдела, что вследствие недостачи денежных знаков Государственный банк был вынужден выпустить чеки, которые временно (до 1 июля) должны быть в обращении наравне с кредитными билетами, которые в недалеком будущем будут получены из Петрограда. Жизнь продиктовала прибегнуть к такой временной мере, поэтому кто будет отказываться принимать эти чеки в уплату за труд, продукты и товары, тот должен быть немедленно подвергнут аресту и предан Революционному Трибуналу"304.

         Чеки второго выпуска начали выходить с апреля 1918 г. Печатались они купюрами в 3, 5, 10, 25, 40, 150 и 300 руб. на простой бумаге. Мелкие купюры выпущены на замену исчезнувших из обращения "николаевских", 40 руб. - взамен "керенок", а выпуск 150 руб. и 300 руб. был продиктован установленным для Армавира прожиточного минимума в 600 руб. в месяц, (150 руб. в неделю). Срок обращения чеков второго выпуска указывался на чеках.305

         Вначале эмиссия чеков была ограничена постановлением Совета рабочих депутатов суммою в 10.000.000 руб., но затем огромные расходы, приближение фронта и обесценение рубля заставили отказаться от твердой суммы выпуска. Вся работа отделения Государственного банка и бывших частных банков свелась к подписи чеков, их штемпелеванию и учету. Население ко второму выпуску чеков отнеслось с меньшим доверием, чему способствовала неограниченность эмиссии и трудности с разменом 150 и 300 руб. чеков (чеки в 150 руб. благодаря окраске, получили даже кличку "траурные").306

         Всего чеков было выпущено но сумму в 48.000.000 руб. Летом 1918 г. случайно было получено из Москвы через Царицын 5.000.000 руб. общегосударственных денег, и этими деньгами, для поднятия престижа чеков, часть их была обменена. Операция по выпуску чеков закончилась в сентябре 1918 г., когда в Армавире на довольно продолжительное время утвердилась власть Добровольческой армии. Погашение чеков, начавшись при владычестве белых, окончилось при советской власти летом 1920 г. и совпало с аннулированием донских и деникинских денег. Всего в кассы Государственного банка и Финансового отдела вернулось чеков на сумму до 42.000.000 руб307. При обмене была обнаружена массовая подделка чеков, особенно 150 и 300 руб. достоинства. Встречались фальшивые чеки и в 25 и 40 руб. Наибольшее количество фальшивых чеков выпадает на долю Азовско-Донского и Торгово-Промышленного банков. У последнего они составляли до 35% выпуска. Общая сумма фальшивых чеков, по некоторым данным, достигала 5.000.000 руб.308

         В результате быстрого изнашивания чеков мелких купюр и недостатка специальной бумаги, выпуск мелких купюр был недостаточным. В конце лета 1918 г. в Армавире возник острый разменный кризис, вследствие чего власти решили чеканить мелкую разменную монету.309

         С конца 1918 г. в Армавире имели хождение донские и добровольческие деньги, но к началу 1920 г., в связи с приближением фронта, вновь возник денежный голод, тем более, что население к этому времени ясно увидело, что власть Добровольческой армии приходит к концу. Появившиеся как раз в это время добровольческие билеты в 10 000 руб. не принимались населением, официально - ввиду невозможности размена, а фактически из-за недоверия к ним.

         На помощь пришло городское самоуправление путем выпуска квитанций, которые должны были выдаваться каждому, предоставившему билет в 10 000 руб. Были приготовлены к выпуску квитанции в 25, 50, 100 и 250 руб.310

         Однако выпуск квитанций городского самоуправления осуществлен не был, так как добровольцы отступили. Городская управа была ликвидирована, вместо нее образовался Революционный комитет, выпустивший в обращение заготовленные квитанции, поставив на них свою печать. Израсходовав готовые квитанции, Революционный комитет выпустил свои тех же номиналов, изменив несколько текст.311

         Точные данные о сумме выпуска отсутствуют, однако, по сведениям собранным В. Соколовым, она определяется приблизительно в 10-12 млн. руб. Население принимало квитанции очень неохотно, а за пределами города они никакой цены не имели, вследствие чего назывались даже деньгами "до семафора". К середине 1920 г. большая часть этих квитанций была обменена в кассе Финансового отдела.312

На территории бывшей Черноморской губернии наиболее значительными и известными были выпуски бон в городе Сочи.

         Перед революцией Сочи, с населением в 15 тыс. человек, являлся не столько городом, сколько большим дачным местечком, его население жило и кормилось вокруг приезжавших на время сезона дачников и "курсовых”. Ни фабрик, ни заводов в городе и ближайших окрестностях не было. Кроме местного населения, в окрестностях Сочи находилось около 10 тыс. чернорабочих, занятых на постройке Черноморской железной дороги.

         В конце 1917 г. в Сочи начал ощущаться денежный голод. Отсутствие денег в кассах Черноморской железной дороги не позволяло выплатить зарплату железнодорожникам и рабочим. Недостаток в денежных знаках мелкого достоинства лихорадил торговлю и затруднял работу кредитно-финансовых учреждений города. Неоднократные просьбы местных властей о присылке денег оставались неудовлетворенными. По инициативе созданного в Сочи финансового совета стал прорабатываться проект выпуска разменных городских бон.

         23 января 1918 г. состоялось внеочередное заседание сочинской городской думы, на котором обсуждался вопрос о выпуске сочинским городским управлением денежных знаков (бон).313 Депутаты заслушали доклад финансового совета, в котором оговаривались технические стороны выпуска бон. В качестве гаранта обеспечения должны были выступить городское управление и совет рабочих и солдатских депутатов. По итогам заседания было принято постановление городской думы о выпуске городских бон.

         Через два дня состоялось новое заседание сочинской городской думы. На нем депутаты заслушали доклад финансового совета об изменившихся обстоятельствах, от которых зависел выпуск бон. На основании этого доклада городская управа предложила отменить постановление от 23 января о выпуске местных бон: "…учитывая… вновь создавшиеся условия, не допускающие успешное проведение в жизнь проектируемой операции с выпуском бон".314 Управе поручалось довести данное решение до сведения населения.

         Отмена постановления городской думы о выпуске бон вызвало явное неудовольствие городского революционного комитета, представители которого вновь выступили с предложением о выпуске бон, имевших хождение в пределах Сочи. 26 января 1918 г. состоялось совместное заседание городской думы и революционного комитета. По итогам заседания было признано необходимым немедленно выпустить боны, на которых стояли бы подписи городского управления и совета рабочих и солдатских депутатов. Во исполнение постановления финансового совета от 22 января и городской думы от 23 января 1918 г. финансовому совету было предложено начать печатание бон, а также разработать вопросы наиболее полного их обеспечения.315

         Так как выпуск бон являлся сложной операцией, находящейся в зависимости от многих финансовых факторов, было принято решение, что в будущем выпуск бон будет производиться только после обсуждения технических сторон на финансовом совете. Первый выпуск городских бон, осуществленный в конце января 1918 г., ввел в денежное обращение купюры достоинством в 1, 3, 5 и 10 руб. На бонах стояли подписи городского головы, представителя совета рабочих и солдатских депутатов, председателя финансового совета, членов городской управы и финансового совета.

         Однако сумма первого выпуска оказалась недостаточной. 3 февраля 1918 г. созывается чрезвычайное заседание городской думы, на котором вновь обсуждался вопрос о необходимости нового выпуска бон на сумму 300.000 руб.316 По итогам заседания городская дума подготовила постановление о необходимости выпуска бон на эту сумму. Городская дума, совместно с финансовым советом стала лихорадочно разрабатывать техническую сторону обеспечения этого выпуска.

         27 февраля 1918 г. вышло постановление городской управы о немедленном выпуске новых бон на сумму 300 000 руб.317 В денежное обращение были выпущены боны достоинством в 1, 3, 5, 10, 25 и 50 руб. На деньгах стояли подписи председателя думы, городского головы и членов управы.

         Принято считать, что два первых выпуска бон Сочи проведены при советской власти: первый при прямом участии представителей совета рабочих и солдатских депутатов, а второй - при их согласии.

Летом 1918 г. побережье оккупировали грузинские войска. Население эту акцию восприняло довольно спокойно, так как считало, что присоединение сочинского округа к Грузии избавляет его от всех ужасов гражданской войны и обеспечивает ему право самоуправления. Демократические порядки Грузинской республики продержались недолго. В феврале 1919 г. добровольцы внезапно напали на грузинские отряды, стоявшие на границах сочинского округа. Благодаря содействию англичан, добровольцы заняли Гагры и дошли до границы Кутаисской губернии. Первыми шагами добровольцев в занятом ими сочинском округе стала месть "местной демократии", осмелившейся предпочесть генеральской диктатуре демократические порядки Грузинской республики. В результате через месяц после занятия добровольцами Сочи население с сожалением вспоминало ушедших большевиков, а через полтора месяца крестьяне с оружием в руках восстали против новой власти.

         Третий выпуск сочинских бон был вызван теми же причинами, что и два первых, а именно: общим расстройством финансов, ростом цен и связанным с ним разменным кризисом и денежным голодом. Боны достоинством в 1, 3, 5, 10, 25, 50, 100 и 250 руб. выпускались по постановлению городской думы. Они объявлялись обязательными к приему в г. Сочи и сочинском округе наравне с кредитными билетами до 30 сентября 1920 г., после чего должны были в течение трех месяцев обмениваться в кассе управы на денежные знаки, которым будет присвоено право законного хождения. На бонах помещалось напоминание, что с 1 января 1921 г. они теряют значение денежного знака. Обеспечением их являлись неприкосновенные вклады в местных кредитных учреждениях. На бонах стояли подписи городского головы, кассира и членов управы.

         Восставшие крестьяне образовали Комитет Освобождения Черноморского побережья и повели борьбу против Добровольческой армии. Их называли "зеленой армией", так как они выступали и против большевиков, отстаивая демократические свободы и идею Учредительного собрания. В конце января 1920 г. "зеленые" перешли от оборонительных стычек в наступление и в течение месяца освободили побережье и заняли Сочи. Созванный чрезвычайный окружной съезд постановил немедленно провести ряд временных реформ как в городе, так и в деревне.

         Одной из проблем, стоявшей перед Комитетом Освобождения, было отсутствие запасов денег в кассах и казначействе. Крестьяне предложили обложить горожан Сочи, Хосты и Адлера единовременным денежным налогом, который, по их подсчетам, дал бы вполне достаточную сумму для расходов по организации городского самоуправления и снабжению городского населения продовольствием. Другой мерой стал выпуск собственных бон. Крестьяне решили пожертвовать Комитету Освобождения часть имевшегося у них прошлогоднего запаса табака, который явился бы валютным товаром и фондом для товарообмена с соседней Грузией и Кубанью. Этот табак стал обеспечением выпускавшихся Комитетом Освобождения бон в 25, 100 и 250 руб. 318

         Комитет Освобождения Черноморского побережья заключил с командованием Добровольческой армии перемирие. Однако 2 апреля 1920 г. добровольцы его нарушили и перешли в наступление. Началась спешная эвакуация из Хосты и Адлера имущества Комитета Освобождения и складов Главного Штаба в горные селения. К величайшему сожалению "зеленых", наиболее ценное имущество - свезенный в Сочи табак, под обеспечение которого были выпущены разменные боны, почти целиком остался в Сочи, так как погрузка его на суда была приостановлена комитетом после заключения перемирия с Кубанским правительством. После занятия Сочи генерал А.Г.Шкуро объявил этот "валютный товар" военной добычей и с согласия Кубанского правительства продал его за гроши слетевшимся со всех сторон спекулянтам, что вызвало полное обесценение бон Комитета Освобождения и разорение держателей этих бон - жителей сочинского округа и, главным образом, крестьян.319

         Многие денежные знаки Комитета Освобождения Черноморского побережья остались не допечатанными и после занятия Сочи превратились в никому не нужный хлам. Часть их сожгли, часть растащили местные жители. Неразрезанные листы бон, на которых была напечатана одна сторона, использовались впоследствии советской властью для делопроизводства. Из-за недостатка бумаги на чистой стороне листов печатались разного рода документы и протоколы заседаний.320

 

4.2. Денежные знаки Ставрополья

Денежный голод, возникший в 1917 г. на Северном Кавказе, особенно остро начал чувствоваться в Ставрополе в начале 1918 г., несколько позже, чем в целом по региону. Потребности городских жителей в денежных знаках с грехом пополам удовлетворялись меновыми отношениями с крестьянами на базаре, а в городе - записочками торговцев: "за мною осталось", "обязуюсь додать", "должен сдачи". Постепенно нехватку денежных знаков начала испытывать крупная оптовая торговля, городская касса, казначейство, и наконец, отделение Государственного банка. К этому времени в Ставрополь уже проникли, и за отсутствием других денег обращались в качестве меновых знаков, деньги минераловодческих самоуправлений. И позднее, имея уже собственные деньги, Ставрополь принимал в свой оборот не только донские и деникинские деньги, но и деньги Терской республики, пятигорские "колоски", екатеринодарские векселя, владикавказские чеки, армавирскую медь и даже выпуски далеких краев - Азербайджана, Туркестана и Асхабада.

         Официальные данные о выпуске ставропольских банковских денег отсутствуют, так как все документальные сведения об их выпуске сгорели в вагоне на ст. Белореченской, куда были вывезены при отходе белых архивы Ставропольского отделения Государственного банка.321 Приводимые данные основаны на показаниях и записях участников выпуска - бывших сотрудников банка и местной контрольной палаты, собранные В.М.Соколовым, а также на анализе чеков Ставропольского отделения Государственного банка, которые выступают как единственный источник.

         Банк был заинтересован в удовлетворении в первую очередь своей клиентуры (учреждений, вкладчиков, торговцев),чем и объясняется выпуск, как и в Армавире, сначала более крупных купюр, а затем, для потребностей уже всего населения, мелких купюр в 1, 5, 10 руб., а затем и 3 руб.

         Выпуск чеков Ставропольским отделением Государственного банка проходил в три этапа и связан с тремя датами: 1 марта и 15 мая 1918 г. и 1 февраля 1919 г. Этими датами определялся вид выпуска, само же печатание денег производилось безостановочно до сентября 1919 г. включительно, т.е. до начала обращения в Ставрополе выпуска вооруженных сил юга России.

         Первый выпуск был осуществлен 1 марта 1918 г. В этот выпуск вошли купюры в 25, 50, 100 и 500 руб. Были использованы чековые книжки Государственного банка с разным текстом, в зависимости от номинала купюр.322 На всех купюрах допечатаны слова "Ставропольское отделение", "1 марта 1918 г." - сумма номинала прописью, "Управляющий", "Контролер" и имеется, как на всех старых чеках банка, напечатанная вычурными буквами надпись с левой стороны снизу вверх "Государственный банк" - по этим словам шла линия отреза чека от книжки. С остальных трех сторон - в рамке слова "чек признается действительным в течении десяти дней со времени его выдачи".

         Последовательность эмиссии была следующая: 50 руб.,25 руб.,500 руб. и 100 руб., затем шли выпуски тех же купюр без определенного порядка. Количество выпущенных купюр и общую сумму выпуска установить не удалось, можно лишь утверждать, что сумма выпуска исчислялась несколькими десятками тысяч руб., так как количество чековых книжек в банке было ограничено.

Выпуск производился или от имени самого банка или от имени учреждений с акцептом банка на обороте. В первом случае на лицевой стороне имелись подписи (от руки) управляющего (Карелина) и контролера (разные фамилии). Для того, чтобы определить, к какой эмиссии относится конкретный чек, особое внимание обращалось на тексты, помещенные на чеках. Так как любое изменение текста связано с необходимостью изготовления нового клише, то обилие разновидностей в ставропольских чеках наводит на мысль, что из-за постоянного денежного голода Ставропольское отделение Государственного банка было вынуждено проводить все новые и новые эмиссии.

Текст обратной стороны гласил: "Настоящий денежный знак (твердый чек), выпущенный Ставропольским отделением Государственного банка взамен кредитных билетов, сполна обеспечен ценностями, принадлежащими сему отделению банка. Настоящий чек действителен до 1 августа 1918 г."323. Далее следуют те же подписи, а на 100 и 500 руб. еще и подпись бухгалтера, и мастичная печать банка.

При выпуске денег от имени учреждений на лицевой стороне имелись отпечатанное штемпелем название учреждения, подписи его руководителей и в большинстве случаев печать; на оборотной стороне текст изменен и напечатано: "Чек гарантированный (обеспеченный). Настоящий твердый чек обеспечен Ставропольским отделением Государственного банка в полной сумме наложением запрещения на текущий счет вкладчика и деньги по нему будут выданы только лишь подателю этого чека. Ввиду недостатка в настоящее время кредитных билетов срок действия этого чека продолжен до 1 августа 1918 г., в течение какового времени он имеет хождение наравне с кредитными билетами"324. Печать банка и подписи управляющего, контролера и бухгалтера. Оборотная сторона всех чеков белая, лицевая - разных цветов. Орфография старая.325

         Все чеки первого выпуска по мере наступления сроков их действия предъявлялись в банк для обмена, и последний или обменивал их в случае ветхости на новые, или продолжал срок действия чека путем наложения надпечатки "Действие настоящего чека продолжено до 1 января 1919 г." или "до мая 1919 г.", или "до 1 января 1920 г."326

         Чеки обращались и с надпечатками, и без них, без соблюдения срока обращения, что свидетельствует о нехватке в обращении денежных знаков. Печатание чеков первого выпуска, за израсходованием запаса чековых книжек закончилось в апреле 1918 г., между тем, денежный голод продолжался и особенно обострился в мелком розничном обороте. Было решено продолжать выпуск денежных знаков, но уже чисто типографским путем.

Второй выпуск чеков был осуществлен 16 мая 1918 г. Потребности момента определили последовательность выпуска купюр. Для облегчения учета и контроля чеков каждый новый выпуск имел свою серию. Выпуски были произведены в следующем порядке: 100 руб. 3-й серии, 25 руб., 250 руб., 50 руб., 10 руб., 5 руб., 1 руб., 100 руб. - 4-й серии, 100 руб. - 5-й серии. 250 руб. - 2-й серии, 5 руб. и 10 руб. - 2-й серии и 100 руб. - 6-й серии. На каждой купюре ставился порядковый номер.

Этот выпуск характеризуется решительным переходом банка на выпуск денежных знаков со своим акцептом за счет текущих счетов учреждений (текст второго вида), причем, эта ссылка, за отсутствием уже покрытия по текущим счетам, являлась чисто формальной. Начиная с купюры в 1 руб. и сохраняя акцепт на обороте, банк начал выпускать чеки от своего имени, вследствие чего получилось курьезное положение: банк, подписывая чеки, просит самого себя списать сумму со своего текущего счета, затем гарантирует (на обороте) чек, обеспечивая его наложением запрещения на свой же текущий счет. Первые выпуски выдавались учреждениями и подписывались ими; ценность денег к этому времени настолько упала, что при выдаче месячного жалования сотрудникам небольшой по составу Контрольной палаты, управляющий и старший ревизор употребляли по два дня на подпись груды подлежащих выдаче чеков.

         Текст на лицевой стороне всех купюр второго выпуска одинаков и совпадает с текстом купюр в 25 и 100 руб. первого выпуска, кроме даты, и затем вместо напечатанного на лицевой стороне указания на действительность чека в течение 10 дней, на купюрах второго выпуска имеется прямое указание срока действия чека, повторенное затем и в тексте на оборотной стороне.327 Некоторые чеки второго выпуска печатались на бумаге с водяными знаками. Выпущено чеков всего до 44.000 шт. на сумму до 11.000.000 руб.328

Среди купюр этого выпуска встречаются выпущенные от имени Александровского и Ставропольского казначейств, с подписями и печатью и акцептом банка на обороте (100 руб. и 250 руб.; по данным В.М. Соколова другие купюры не встречаются). Срок действия купюр второго выпуска также продлевался банком путем наложения тех же штемпелей, что и в первом выпуске, и на те же сроки.

Третий выпуск произведен 1 февраля 1919 г. В него вошла только одна купюра достоинством в 3 руб. Выпуск ее, для торговли уже не нужной, из-за падения ценности денег, объясняется тем, что он был произведен по требованию военных властей для уплаты "содержания" солдатам. Сумма выпуска по предположительным данным значительно превышает 500.000 руб. Общая сумма выпущенных в Ставрополе чеков всех 3-х выпусков достигала 33 - 33,5 млн. руб.329

         При установлении в Ставрополе в начале 1920 г. советской власти гражданам было предоставлено право обмена чеков на совзнаки. Пределом для обмена была определена сумма в 5000 руб. На какую сумму был произведен обмен, сведений нет, но надо предполагать, что обменено было громадное количество чеков, так как сожжение обменной массы, производившееся в присутствии представителей местного государственного контроля, продолжалось, по их заявлению, несколько дней.

         Вскоре после установления в Ставрополе советской власти последняя также начала чувствовать стеснение в наличных деньгах, требовавшихся ввиду падения валюты во все больших количествах. Местная власть решила пойти по уже испытанному пути выпуска местных денег и с этой целью были изготовлены, но в обращение не пущены благодаря получению запаса денежных знаков из центра, чеки Народного банка.

Чеки четвертого выпуска имеют дату - 17 марта 1920 г. Были выпущены два вида купюр - 100 руб. и 250 руб.330 Для купюр в 100 руб. были напечатаны новые чеки,331 которые удостоверялись новой печатью отделения (с советским гербом) и подписями от руки контролера и бухгалтера.

Для выпуска купюр в 250 руб. были использованы чековые книжки, заготовленные Государственным банком еще для чеков первого выпуска. Чеки были отпечатаны по старому правописанию с черным текстом, повторяющим текст книжек, употребленных для выпуска чеков в 50 руб., т.е. о перечислении с текущего счета.332 Подписи от руки. На оборотной белой стороне сверху полукругом в ленте красные буквы: "РСФСР" и ниже красный текст, как и на 100 руб., с изменением лишь в конце: вместо " не позднее 1 июля 1920 г. " напечатано "Чек действителен по 1 июля 1920 г.". Печать и подписи - как на 100 руб.

Сведений о количестве знаков и сумме четвертого выпуска не имеется. По рассказам очевидцев выпуска, все чеки были уничтожены. Сохранилось лишь 3-4 пары экземпляров. Полная коллекция Ставропольских чеков состоит из 14 номеров и 30 разновидностей.333

         Для сведения исследователей необходимо еще указать на способ аннулирования денежных знаков Ставропольским банком. Все попадавшие в банк "чужие" деньги обратно им не выпускались, а погашались наложением штемпеля "образец", размером в длину 80 мм и в высоту 10 мм фиолетового цвета.334 Для денежных знаков Северного Кавказа штемпель "образец" исполнял в Ставропольском отделении государственного банка ту же роль, что в других местах "уничтожено", "негодный", "аннулировано", "оплачено".

         Кроме выпуска собственных чеков, Ставрополь, подобно другим городам и местечкам, выпустил в обращение в качестве кредитных билетов и весь запас имевшихся у него (в 1918 г.) облигаций "Займа свободы" в 20, 40, 50, 100 и 500 руб. и петроградских обязательств Государственного Казначейства от июня 1917 г.

Все облигации "Займа свободы" выпущены по цене номинала минус 15 %, т.е. по цене в 17 руб.(20 руб.), 34 руб., 42 руб., 85 руб. и 425 руб., и имели штемпельную надпечатку на сгибе листа.335 На обязательствах Государственного Казначейства на обратной стороне ставился особый штамп.336 Подписи управляющего, кассира и контролера - от руки, как и слова "одну тысячу" в штемпеле и печать банка (известны облигации со всем текстом, написанном от руки; для выпуска от имени Ставропольского отделения Государственного банка такие экземпляры, по мнению В. Соколова, сомнительны)337. Эти же тысячерублевые обязательства выпускали и казначейства Ставропольской губернии, делая подпись от руки на обороте такого же текста, с подписями казначея и старшего бухгалтера и печатью казначейства.

 

 

4.3. Денежные знаки Терско-Дагестанского края

 

Сильный недостаток в денежных знаках почувствовался в г. Владикавказе осенью 1917 г. После Октябрьской революции для того, чтобы остановить анархию, по инициативе атамана Терского казачьего войска Караулова было образовано Временное Терско-Дагестанское правительство. Оно было создано в начале декабря совместно тремя организациями: Терским казачьим правительством, "Союзом горцев Кавказа" и Союзом городов Терской и Дагестанской областей338. Терско-Дагестанское правительство разработало проект выпуска собственных бон и объявило конкурс на составление их рисунка.

В конце 1917 г. в газете "Терский казак" появилась заметка, сообщавшая о том, что объявленный конкурс кончился ничем, так как были в большинстве случаев представлены столь сложные рисунки, что изготовление по ним денежных знаков обошлось бы слишком дорого.339 На месяц -два это дело заглохло и в газетах ничего не сообщалось. И довольно неожиданно в самом конце января 1918 г. появилось официальное сообщение о выпуске разменных денежных знаков, общеобязательных для населения и организаций.340 Выпущены были в качестве денежных знаков контрольные марки, наклеенные на толстую цветную бумагу, достоинством в 1, 3, 5, 10 на зеленой бумаге, 25 и 100 руб. - на красной. Все марки были с лицевой стороны помечены типографской надпечаткой - датой выпуска- "25 января 1918 г". С оборотной стороны поместилась надпечатка, гласившая о хождении настоящих марок наравне с денежными знаками. Все надпечатки были сделаны в типографии газеты "Терский казак".341 Немного погодя, приблизительно через две недели, появились в обращении также купюры в 25 и 50 коп., наклеенные на белую бумагу. Дата эмиссии их та же, т.е. 25/1 1918 г.

         В конце марта 1918 г. был осуществлен второй выпуск "контролок", его произвел Терский Совет Народных Комиссаров. От первого выпуска они отличались по типографской надпечатке, а именно: в слове "января" была широкая "н", после "18" точки нет.342 В первом выпуске - узкая "н", после "18" - точка. 11 апреля 1918 г., по декрету №58 Терского Народного Совета разрешался дополнительный (второй) выпуск денежных знаков контрольными марками государственных почтово-телеграфных сберегательных касс на сумму 17 500 695 руб.343 По этому декрету расходы по выпуску принимались за счет казны, а условия выпуска поручено было выработать областному комиссару финансов И.Эмердову. 17 апреля 1918 г., в целях поднятия устойчивости разменных знаков, выпущенных в Терской области, был образован разменный фонд из 1000 руб. билетов.

         Для наблюдения за изготовлением денежных знаков из контрольных марок была образована комиссия из трех человек, которая 19 апреля 1918 г. пополнилась четвертым членом, служащим Русско-Азиатского банка Г.Я.Антоненко, о чем ведомство финансов отдало приказ за №22 от 24 апреля 1918 г.344

         За три месяца хождения контрольных марок в качестве денежных знаков выявились недостатки этого выпуска: они весьма энергично подделывались как специалистами, так и любителями, были неудобными из-за крошечных размеров и поэтому весьма неохотно принимались в округе местным казачьим и горским населением. В городе они принимались довольно охотно.

         Подделывали "контролки" главным образом в Назрановском округе (в Назране), как саму марку, так и акцепт. Сначала весьма грубо, а затем - сносно, причем, в акцепте была ошибка (можно предполагать, умышленная) - в слове "законом" буква "а" напечатана другим шрифтом "А".345 Это раскрылось. Тогда стали фабриковать новую фальшь: собирали 25 и 50 коп. достоинства, отмачивали на них бумагу с настоящим акцептом и, перекрасив в красный цвет, наклеивали на поддельные марки 25 и 100 руб. достоинства. Мелкие достоинства не подделывались.

         17 апреля 1918 г. в газете "Народная власть" был опубликован декрет о выпуске в обращение облигаций "Займа свободы" номиналами не выше 100 руб.346 В этом документе устанавливались следующие положения:

"..2. Купоны от займа не оплачиваются.

3. Обязательное штемпелевание Владикавказским и Пятигорским отделениями Государственного банка и казначействами Терской области с приложением печати и датированием времени акцепта.347 На выпускаемых в качестве денежных знаков облигациях ставились подписи управляющего или казначея, контролера или бухгалтера.

Облигации "Займа свободы" принимались от их держателей Государственным банком или казначействами по цене 85 руб. за 100 руб., при этом присутствие аннулированных купонов на облигации было обязательно. Виновные в отказе к приему в платежи данных денежных знаков наказывались со всей строгостью законов революционного времени.

         В мае 1918 г. Терско-Дагестанское правительство распалось и было заменено Исполнительным Комитетом рабочих и крестьянских депутатов Терской республики под председательством Буачидзе. По декрету Совета Народных Комиссаров Терской республики для унификации денежного обращения все выпущенные прежде бумажные деньги должны были обмениваться населением в конторе Народного банка на денежные знаки Терской республики.348 Первый знак из этой серии появился в начале июня 1918 г. Это была купюра 25 руб. достоинства. Остальные знаки из этой серии в 1, 3, 5, 10 и 100 руб., 10, 15 и 20 коп. появились не сразу, а издавались постепенно в течение июня и июля 1918 г. В июне были выпущены (кроме 25 руб.) 5 руб. и 100 р., потом 10 р. и в июле 1 и 3 р., 10, 15 и 20 коп. Все эти денежные знаки были отпечатаны литографическим способом в типографии инженера С.П. Кузьмина. Курсировали они до конца 1918 г. Подделок среди них тоже было весьма много, особенно 100 руб. купюры. Кроме того, было крупное хищение большого количества знаков 100 руб. достоинства, приведшее к тому, что некоторые серии - Г и Д (из числа похищенных) были запрещены к приему и объявлены фальшивыми. Поэтому весьма часто на ничем не отличающихся от настоящих купюрах 100 руб. достоинства находится аннулирующий штемпель "фальшивый". На оставшихся сторублевках наискось напечатали слово "Ср.Г.Д.", без которого серии Г и Д были недействительны.349 100 руб. известны во многих разновидностях по цвету текста, из которых можно выделить 3 основных - черный, фиолетовый и коричневый. Кроме того, известна разновидность с номером серии в левом нижнем углу лицевой стороны.

         Последний знак Совета Народных Комиссаров Терской республики, а именно 50 руб., был выпущен месяца на два позднее основного выпуска, приблизительно в сентябре 1918 г. Весь этот выпуск находился в обращении не только в г. Владикавказе, но имел широкое распространение в округе: особенно много было пятидесятирублевок в Пятигорске, Георгиевске, Моздоке и других городах Терской республики. В декабре 1918 г. Владикавказ заняли войска вооруженных сил на юге России. В первое время в денежном обращении продолжали ходить денежные знаки Терской республики, затем они были аннулированы.

         Интересна дальнейшая судьба терских сторублевок. Их использовали в качестве исходного материала для выпуска своих денег такие разные политические фигуры, как партизан Н.Ф.Гикало и имам Узун-Хаджи. Они ставили на терских сторублевках свои печати и объявляли их законными средствами обращения.

         Под натиском белых красные партизанские отряды под командованием Н.Ф.Гикало, защищавшие Грозненский Совет рабочих и военных депутатов, отступили вглубь Чечни и укрылись в горах. Для содержания армии Н.Ф.Гикало нужны были деньги, а их у него не было. Необходимо было выпустить свои деньги, что в горах сделать крайне затруднительно. Тогда Н.Ф.Гикало послал за деньгами отряд во Владикавказ, откуда и были доставлены терские сторублевки. Но так как чеченцы брали их крайне неохотно, то Н.Ф.Гикало решил поставить на сторублевки свою печать. Эту печать по приказу Н.Ф.Гикало изготовил один из партизан из корня какого-то дерева с помощью обыкновенного ножа. Печать имеет следующий рисунок: в центре пятиконечная звезда, а вокруг нее надпись "Комитет Терской области Красной армии”. Цвет печати черный или фиолетовый. На других купюрах эта печать не ставилась. Н.Ф.Гикало обещал чеченцам, что все знаки с его печатью будут обменены на другие, как только он снова вступит в г. Грозный. Эти деньги, носившие название "деньги Гикало", охотно брались чеченцами, которые давали за них продовольствие и снаряжение.

Кроме эмиссий Терско-Дагестанского правительства и Терской республики, на территории Терско-Дагестанского края довольно значительными по объему выпуска были банковские эмиссии Владикавказского отделения Государственного банка.

         Вопрос о выпуске Владикавказским отделением Государственного банка гарантированных чеков возник в конце 1917 г. и был связан с острым денежным кризисом, поразившим финансовую систему России. Первоначально выпуск чеков был осуществлен путем предоставления всем чекам, которые выдавались владельцами текущих счетов на любые суммы, силы хождения сверх обычного десятидневного срока, что достигалось наложением на обороте чеков особым штампом банковской гарантии о действительности их хождения наравне с кредитными билетами в течение месяца со времени выдачи. Таким образом, этот первый выпуск был выпуском чеков на "произвольные суммы", т.е. таких же, какие были в Пятигорске, Ставрополе и других городах Северного Кавказа.350 Для этого выпуска были использованы сначала все имевшиеся в банке и на руках владельцев простых и специальных текущих счетов чековые книжки изготовленные Экспедиции заготовления государственных бумаг, а затем дважды заказывались в местных типографиях специальные книжки чеков с тем же текстом (II выпуск). Выпуск этих чеков, номиналы которых все больше приближались к "стандартному", т.е. к круглым цифрам в 5, 10, 15, 20, 25, 30, 40, 50, 60, 100 руб. производился: а) на старых банковских бланках Экспедиции заготовления государственных бумаг с 20 декабря 1917 г. по 5 февраля 1918 г. и б) на специально заказанных бланках - с 10 января по 16 февраля 1918 г. Указанный период выпуска определен по датам на чеках.

         Во второй половине февраля 1918 г. (самый ранний из известных чеков датирован 21-м февраля) Государственным банком был произведен третий выпуск гарантированных чеков уже в определенных номиналах (1, 3, 5, 10, 25 и 50 руб.) со старым текстом, на бланках местного изготовления, синего с лицевой стороны цвета, у которых с трех сторон вместо рамки помещен текст о действительности чеков в течение 10 дней, с акцептом банка на обороте о хождении чеков и с обещанием обменять их "при первой же возможности". Выпуск их в обращение производился до 24 марта 1918 г.

С 24 марта 1918 г. были произведены четвертый и пятый выпуски таких же чеков, но с трехсторонней узорной рамкой вместо текста о десятидневной действительности чека. Выпуск этих чеков в конце 1918 г. (в ноябре - декабре) был повторен как серия А (шестой выпуск). Эмиссия чеков четвертого и пятого выпусков производилась до середины марта 1919 г., они имели хождение наравне с денежными знаками Терского Совета Народных Комиссаров. После взятия Владикавказа Добровольческой армией чеки постепенно были изъяты из оборота.

         После установления советской власти в 1920 г. Народным банком были выпущены в обращение бланки чеков 1918 г. пятого и шестого выпусков с перфорацией "14.Г.Б." (седьмой выпуск), которая, собственно говоря, и придавала им денежное значение. Такая же пробивка "14.Г.Б." ранее (в 1918-1919 гг.) служила в Государственном банке способом аннуляции (погашения) чеков Государственного банка всех прежних пяти выпусков при изъятии их из обращения по ветхости или при обмене их на другие денежные знаки после прекращения их хождения.

         Всего насчитывается 40 разновидностей Владикавказских чеков, а считая номера 1а и 1б и чеки с синей печатью Второго Владикавказского отделения Народного банка, - 48 разновидностей.351 Вполне возможно, что существуют еще незначительные разновидности, кроме перечисленных. Так, например, П.Ф. Рябченко приводит 51 разновидность352.

Бумажные денежные знаки выпускались не только правительствами, городами, банками и частными лицами, их эмитировали и акционерные общества. Наиболее значительной эмиссией был выпуск заемных билетов Акционерного общества Владикавказской железной дороги.

         Осенью 1918 г. территории северокавказского региона России были очищены от большевиков, и перед государственными образованиями юга России встали вопросы восстановления разрушенного хозяйства. Наиболее пострадавшими оказались железные дороги. Поэтому Кубанское краевое правительство по соглашению с правительством Всевеликого Войска Донского 18 сентября 1918 г. предоставило Обществу Владикавказской железной дороги право выпуска краткосрочного займа на сумму в 60 млн. руб. с доходностью в 5 1/4% (для покрытия необходимых расходов по восстановлению и эксплуатации железной дороги). Гарантию по займу, согласно заключенной 23 сентября 1918 г. конвенции, приняли на себя правительства Кубанского края и Всевеликого Войска Донского.353

         В объявлении ведомства финансов от 18.10.1918 г. население Кубанского края извещалось о предстоящем займе. Это объявление и положение о краткосрочном займе Владикавказской железной дороги были напечатаны в газете "Вольная Кубань", которая вывешивалась в людных местах, на вокзалах, в сберкассах и т.д. Аналогичное объявление в Ростове было опубликовано в газете "Приазовский край"354.

         Билеты займа выпускались по мере надобности сроком на два года, начиная с 1 сентября 1918 г. Течение процентов по билетам прекращалось 1 сентября 1920 г., но платежную силу они бы еще сохраняли в течение 10 лет. Сумма выпуска определялась каждый месяц Особым комитетом по займу Владикавказской железной дороги, который находился в Ростове-на-Дону, на основании предоставляемых правлением Общества данных о потребности в наличных деньгах на эксплуатационные нужды и на покрытие расходов по восстановлению железной дороги, а также сведений о распространении займа среди населения и суммы заемных билетов, находящихся в учреждении Государственного банка. Так, например на сентябрь 1918 г. сумма устанавливалась в 10 млн. руб.

         Билеты займа обеспечивались всем имуществом и доходами Владикавказской железной дороги. Достоинство билетов займа было определено в 50, 100, 500 и 1000 руб. Согласно положению о займе эти билеты принимались всеми кассами Владикавказской железной дороги и дорог Северного Кавказа, в случае согласия последних, Государственными сберегательными кассами при станциях означенных дорог, а также казначействами и учреждениями Государственного банка в платежи и взносы, когда платежная сумма была не менее суммы билета с наросшими процентами.

         При расчетах билетами займа к их нарицательной стоимости прибавляли, начиная с 1-го сентября1918 г. и кончая днем расчета, проценты в размере 14 коп. со 100 руб. в день, при этом каждый месяц считался за 30 дней.

         Когда в учреждениях Государственного банка билеты займа накапливались свыше предельной суммы, устанавливаемой Особым Комитетом по делам займа, то Общество Владикавказской железной дороги было обязано немедленно их выкупить за наличные деньги или погасить дебетованием со своего текущего счета.

         Условия погашения краткосрочного займа оговаривались положением о займе Владикавказской железной дороги. В частности, в нем говорилось, что по истечению 2-х лет со дня выпуска, т.е. после 1 сентября 1920 г., все заемные билеты оплачивались по их нарицательной стоимости с процентами, наросшими за два года, наличными деньгами в кассах Общества Владикавказской железной дороги, в казначействах и учреждениях Государственного банка. Для указанного погашения заемных билетов при недостатке наличных денежных средств Общество Владикавказской железной дороги обязано заблаговременно выпустить долгосрочный заем.

Если бы по обстоятельствам, зависящим от Общества Владикавказской железной дороги, долгосрочный заем не был бы выпущен и вследствие этого после 1-го сентября 1920 г. за Обществом образовался бы долг казне по данному краткосрочному займу, то он должен был погашаться равными долями в течение 10 лет, начиная с 1921 г., из чистого дохода Общества, преимущественно перед другими его обязательствами. При этом на всю непогашенную сумму Общество, начиная с 1-го сентября 1920 г., уплачивало бы проценты в размере, установленном для учета долгосрочных векселей в Государственном Банке.355

         Доход с заемных билетов Общества Владикавказской железной дороги не облагался процентным сбором, и только с нарицательной суммы выпущенных билетов был установлен гербовый сбор в размере 1%.

         Надзор и контроль за изготовлением, учетом и выпуском билетов производился особой комиссией при экспедиции ростовской конторы Государственного банка, в которую входил также и представитель железной дороги. Количество выпущенных билетов с указанием их достоинства и номеров заносилось в особую книгу и заверялось комитетом по займу. В состав Особого комитета входили: управляющий Ростовской н/Д конторой Государственного банка - Гульбин, представители от Всевеликого Войска Донского: от отдела финансов - Племянников, отдела путей сообщения - Чурилов, войскового контроля - Сыровяткин, представители от Кубанского краевого правительства - Синев и Квитченко и от Общества Владикавказской железной дороги - Осипов.

         1 сентября 1918 г. положение о займе было утверждено высшим командованием Добровольческой армии для введения в действие в пределах Черноморской и Ставропольской губерний, и в состав Комитета был введен ее представитель - Цакони. Затем, по приказу главнокомандующего вооруженными силами на юге России генерала А.И.Деникина от 8 февраля 1919 г. за №18, положение о займе распространено было на территорию Терско-Дагестанского края. С января 1919 г., по соглашению банков с железной дорогой, заемные билеты введены были в обращение и в Бакинско-Петровском районе железной дороги. Таким образом, область хождения заемных билетов захватывала весь Северный Кавказ и побережье Каспийского моря до Баку, фактически же билеты принимались в уплату и в Тифлисе, и в Батуми.

         Согласно положению о займе, билеты изготавливались экспедицией при Ростовской конторе Государственного банка по рисункам, доставленным администрацией дороги, достоинством в 50, 100, 500 и 1000 руб., в следующих размерах: 50 руб. билеты - на 10 млн. руб., 100 руб. - 15 млн. руб., 500 руб. - на 15 млн. руб. и 1000 руб. - на 20 млн. руб. Билеты каждого достоинства имеют литеры и порядковые номера от 1 до 50 000 в каждой литере. Заемные билеты были прекрасно оформлены, печатались на бумаге хорошего качества с мелованным рисунком, что выгодно отличало их от массы денежных суррогатов, наводнивших денежное обращение того периода.356

         "Образцов" было изготовлено по 5.026 шт. каждой купюры, из которых 4.532 были разосланы по всему Северному Кавказу и по 494 шт. оставлены в Ростове. Весь остаток на сумму в 17.314.050 руб., как равно и клише, гравюры и переводы на камнях, уничтожены 5 октября 1919 г. в присутствии Войскового контроля. Всего было уничтожено 27 камней, и лишь в связи с выпуском 2-го займа дороги оставлены гравюры на камне: карта, паровоз, горы и подпись Войновского-Кригера.

         18 августа 1919 г. Особым совещанием при главнокомандующем вооруженными силами на юге России был разрешен Обществу Владикавказской железной дороги выпуск второго краткосрочного (5,4%) займа на 200.000.000 руб. сроком на два года, считая с 1-го сентября 1919 г., обеспеченного имуществом дороги, в виде заемных билетов достоинством в 1000, 5000 и 10.000 руб., четырьмя сериями по 50 млн. руб. в каждой. Это постановление было сообщено правительствам: Главного командования вооруженными силами юга России, Всевеликого Войска Донского, Кубанского края и Терского казачьего войска, и последними в августе-сентябре утверждено.

         Надлежало отпечатать 25.000 билетов по 1000 руб., 15.000 билетов по 5.000 руб. и 10.000 билетов по 10.000 руб. Первый выпуск купюр в 5.000 и 10.000 руб. был произведен в ноябре 1919 г. Более подробных архивных сведений о выпуске второго займа найти не удалось, но, видимо в обращение были выпущены лишь купюры в 5.000 и 10.000 руб., билеты же в 1000 руб. не выпускались и известны только в односторонних образцах.

         Билеты Владикавказской железной дороги имели широкое распространение. Им верили, по отзыву многих северокавказцев, не из-за гарантии четырех правительств, а потому, что акционерный капитал дороги в большей части был иностранным, а "англичане заплатят".357

         Заем был успешно размещен, а из сумм, вырученных от этого займа, Общество Владикавказской железной дороги смогло даже кредитовать Армавиро-Туапсинскую, Черноморо-Кубанскую и Ейскую железные дороги. Гарантом возвращения кредитов выступило Кубанское краевое правительство, а условия возврата были определены в 20-м параграфе положения о краткосрочном займе, в котором говорилось:

         "В случае непогашения Обществу Владикавказской железной дороги выданных каким-либо из названных обществ сумм к 1 августа 1920 г. такие суммы погашаются, по усмотрению Кубанского правительства, либо равными долями в течение 10 лет, начиная с 1921 г., из валового дохода каждого из обществ, либо непосредственно из казны. При этом, на всю непогашенную сумму в упадающих на каждую железную дорогу долях Общества, начиная с 1-го сентября 1920 г., уплачиваются проценты в размере, предусмотренном ст. 10 положения"358.

         Билеты имели хождение по март 1920 г., когда по обязательному постановлению Реввоенсовета Кавказского фронта "о хождении дензнаков на территориях Донской области, областей Кубанской, Терской и Дагестанской и губерний Ставропольской и Черноморской" они были аннулированы во всех купюрах без права обмена. Об этом постановлении на всех станциях железной дороги была вывешена телеграмма за подписью наркомов Соколова и Нацаренуса.359

7 июля 1920 г. распоряжением за №245 Кубано-Черноморского областного ревкома на основании распоряжения Народного Комиссариата Финансов все без исключения местные денежные знаки, выпущенные врагами РСФСР, как-то: донские билеты Главного командования вооруженных сил юга России (добровольческие), 5 % краткосрочные обязательства Всевеликого Войска Донского и заемные обязательства Владикавказской железной дороги, полностью аннулировались.360

         Имевшиеся в станционных кассах билеты были сконцентрированы в главной кассе дороги, а затем уничтожены частично сожжением, частично переработкой на бумажных фабриках. На руках у населения осталось довольно большое количество билетов первого займа и очень малое - купюр в 5.000 и 10.000 руб.; купюры в 1.000 руб. второго займа (сентябрь 1919 г.) известны в образцах в единичных экземплярах.

После Владикавказа, на территории Терско-Дагестанского края вторым по значимости городом, выпускавшим местные денежные знаки, стал Грозный.

В конце 1917, как почти во всех городах России, в Грозном начал ощущаться денежный голод. Предчувствуя революционные “бури”, население окрестных станиц и аулов Чечни, приезжая в город реализовать свои продукты, брало за них только “николаевскую” валюту и прятало ее. Облигации "Займа свободы" и купоны почти не брались. В это время связи с центром не было и денежных подкреплений не поступало. Через два -три месяца вся “николаевская" валюта исчезла. В обращении были “керенки”, “Заем свободы” и разные купоны. Но их не хватало и денежное обращение поразил кризис. Городская управа, по примеру других городов, хотела выпустить свои боны, обеспечив их городским имуществом и налогами, но эта идея не была осуществлена. В самое трудное положение попали отделения банков, так как за неимением и недостатком денежных знаков операции продолжать было почти невозможно, да и вкладчики требовали своих денег. В связи с этим грозненские банки решили выпустить свои собственные чеки, обеспечивая их текущими счетами вкладчиков. Выпуск был предпринят следующими банками: Волжско-Камским, Азовско-Донским, Кавказским и Русско-Азиатским, а также казначейством.

Первый выпуск был произведен почти одновременно всеми банками и казначейством в конце января 1918 г. купюрами в 25 р. и 100 р., но по прошествии месяца, вследствие нужды в мелочи, последовал выпуск чеков достоинством в 3 и 5 руб. Чеки печатались в типографии С.И. Тюкова, под контролем особой комиссии361. Бумага бралась белая, какая находилась в наличии в типографии. Текст печатался черной краской. Некоторые чеки, почти все 100 руб. достоинства, печатались на хорошей бумаге, с водяными знаками, но остальные не имеют их. В отличие от сторублевок, чеки достоинством 25 руб. выпускались, в основном, на более плотной бумаге. Чеки в 3 и 5 руб. имели размер приблизительно (отрезались от регистрационных талонов) 95 х 110 мм., а 25 р. и 100 р. - 115 х 125 мм.

         Некоторые чеки Русско-Азиатского и Кавказского банков, самые первые по выпуску, известны без печатей, а только с подписями. Чеки Азовско-Донского, Волжско-Камского и некоторые (почти все 100 р. достоинства) Русско-Азиатского банков имеют перфорацию номинала стоимости чека. Все чеки 25 р. и 100 р. купюр имеют две разновидности по рисунку рамки. Впоследствии, в сентябре месяце того же 1918 г. Азовско-Донской банк и казначейство сделали второй выпуск чеков, сроком по 1 января 1919 г., следующих купюр: Азовско-Донской банк - 3 р. и 5 р., а казначейство - 25 р. и 100 руб.

Чеки январского срока имеют тот же текст, что и июльского, но отличаются от последних более простым рисунком рамки. Чеки январского срока были выпущены вследствие маленького остатка текущих счетов вкладчиков, так как заготовленных бланков первого выпуска не хватило. Был изменен только рисунок рамки и срок в тексте. Погашая счета своих вкладчиков, казначейство и Азовско-Донской коммерческий банк сделали дополнительно второй выпуск акцептованных чеков январского срока. Номера на чеках второго выпуска ставились последующими от первого выпуска.

         С выпуском чеков денежный голод в г. Грозном был ликвидирован. Сами чеки населением принимались довольно охотно, как в городе, так и на нефтяных промыслах. Осенью 1919 г., уже при власти белых, все чеки были обменены на “добровольческие” денежные знаки.

*        *        *

Подводя итоги по главе, можно сделать вывод, что наряду с правительственными эмиссиями, на Северном Кавказе обычной практикой стал выпуск местных и частных денежных знаков, проводившийся от имени местных органов власти, банков, акционерных обществ, предприятий, торговых организаций и частных лиц. Местные эмиссии, обусловленные гражданской войной, разъединением территорий и иностранной военной интервенцией, проводились на самых разнообразных основаниях, обычно без надлежащей подготовки, без определенного плана, стихийно.

Местное денежное творчество, направленное по линии наименьшего сопротивления, еще более усилило ту денежную путаницу и пестроту, которые явились следствием одновременной циркуляции денежных знаков разных правительств. Проявления местного денежного творчества встречаются в этот период не только в областных центрах, но и в глухих уездных городах и даже станицах. Наиболее типичными причинами, стимулировавшими появление, развитие и исчезновение местных эмиссий, стали факторы технического, фискального и политического характера.

Ухудшение и разрыв сообщений с эмиссионным центром затрудняло снабжение мест мелкими купюрами денежных знаков. На почве разменного кризиса возникают местные денежные эмиссии банковского, муниципального и кооперативного типа. С дальнейшим ослаблением связей с центром, с расстройством финансов, постепенно в первый ряд начинают выдвигаться моменты фискального характера. Местные денежные выпуски производятся уже не столько для борьбы с разменным кризисом, сколько в качестве дополнительного доходного источника покрытия местного бюджетного дефицита.

Изучение местных и частных денежных знаков северокавказского региона, выступавших в качестве дополнительных пристроек к локальным денежным системам, позволяет с большей объективностью рассматривать процессы, происходившие в денежном обращении на региональном и городском уровне. Обильные местные и частные эмиссии на Северном Кавказе становятся ярким свидетельством глубины кризиса, поразившего денежное обращение региона.

 

Заключение

 

Проведенное в рамках диссертационной работы исследование позволило на материалах Северного Кавказа, с привлечением общих данных по России, проанализировать причины распада единой денежной системы и характер процессов, происходивших в денежном обращении в экстремальных условиях гражданской войны.

Диссертационное исследование базируется на нетрадиционных исторических источниках, какими являются бумажные денежные знаки. Систематизация и классификация нескольких сот видов денежных знаков северокавказского региона послужило основой для изучения новых, ранее неизвестных эмиссий. Тем самым, в научный оборот были введены факты, установить которые обычными способами ранее не удавалось. Самостоятельной линией исследования, хотя и подчиненной общей задаче работы, стало изучение денежных знаков как исторических источников, несущих на себе приметы времени, отразивших остроту классовой и политической борьбы и в известной степени даже черты национальной психологии.

Характер денежного обращения непосредственным образом связан с устойчивостью государственной власти, обуславливающей стабильность финансово-экономической и политической систем. В экстремальных условиях, к которым с полным основанием можно отнести состояние гражданской войны, претерпевают изменения общественные связи, рушится финансово-экономическая система, что наиболее рельефно проявляется в расстройстве денежного обращения. Возникают такие явления, как потеря доверия к национальной валюте, усиление инфляции, выпуск во все увеличивающихся количествах необеспеченных бумажных денежных знаков.

Конкретная историческая ситуация периода гражданской войны предопределила тесную органичную взаимосвязь проблем социально-экономического и политического характера. Изменение исторической среды несомненно связано с обострением противостояния по политическим и идейным соображениям. Формирование политических структур власти, наличие разных программ административно-государственного устройства России и Северного Кавказа, с наслоением на эти процессы условий первой мировой войны предопределило катастрофические последствия для финансово-экономической системы государства, вызвало ее распад на региональные денежные системы.

Денежное обращение Северного Кавказа получает самостоятельное развитие и приобретает своеобразные черты, отличные от денежного обращения остальных частей России, с 1918 г., когда в связи с происходившими на Северном Кавказе перипетиями политической борьбы и иностранной интервенции, хозяйственная жизнь Северного Кавказа и местное денежное обращение на несколько лет отрываются от экономики остальной России. Более того, одновременно существовали две группы антагонистических денежных систем: советские и несоветские. С конца 1918 до середины 1920 гг. денежное обращение на Северном Кавказе базировалось только на несоветских эмиссиях государственных образований Юга России, проводивших самостоятельную финансово-экономическую и социальную политику, резко отличавшуюся от аналогичных мероприятий советского правительства.

Наряду с правительственными эмиссиями, на Северном Кавказе обычной практикой стал выпуск местных и частных денежных знаков, проводившийся от имени местных органов власти, банков, акционерных обществ, предприятий, торговых организаций и частных лиц. Местные эмиссии, обусловленные гражданской войной, иностранной военной интервенцией, разъединением территорий проводились на самых разнообразных основаниях, обычно без надлежащей подготовки, без определенного плана, стихийно. Местное "денежное творчество" еще более усилило денежную путаницу и пестроту, явившись следствием одновременной циркуляции денежных знаков разных правительств.

В работе рассмотрены наиболее значительные эмиссии бумажных денежных знаков на Северном Кавказе, в число которых входят эмиссии Добровольческой армии и Кубанского краевого правительства, на основе чего строилось денежное обращение сил контрреволюции юга России, местные и частные выпуски трех основных регионов Северного Кавказа: Кубани, Терско-Дагестанского края и Ставрополья.

В диссертационной работе впервые предпринята попытка комплексного рассмотрения циркулирования и взаимодействия денежных знаков разных правительств, приходивших на смену друг другу. В силу двойственного характера денежных знаков, являющихся, с одной стороны, символом политической власти, а с другой - экономическим инструментом, своеобразие функционирования денег в резко меняющихся исторических условиях проявлялось в том, что деньги сошедших с арены политических сил продолжали сохранять свою экономическую функцию средств обращения, платежа и накопления.

Основные положения и выводы диссертации вносят новые характеристики в сложившееся представление о финансово-экономических отношениях, протекавших на территориях, охваченных гражданской войной.

Значимые положения диссертации основаны на разноплановых исследовательских материалах, отражающих как позитивные, так и негативные исторические процессы и явления. Основные положения и выводы диссертации достаточно аргументированы, имеют под собой документальную базу, определившую уровень критического анализа сложных процессов, обусловивших денежное обращение и эмиссии на Северном Кавказе в годы гражданской войны.

 

Список использованных источников и литературы

Сборники документов и материалов

1.     Борьба за Советскую власть на Кубани в 1917—1920 гг.: Сб. документов и материалов./ Чучмай Г.Т. и др. – Краснодар: - Кн. изд-во,1957. – 436 с.

2.     Декреты Советской власти. – М.. 1957. Т. 1, 2, 3, 4.

3.     Собрание узаконений РСФСР. - 1918. - № 12

4.     Собрание узаконений. 1917. - № 10.

5.     Собрание узаконений и распоряжений. - 1918. - № 16.

6.     Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства. - М., 1920.

7.     КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. - М., 1970. - Т.2.

8.     Листовки Московской организации большевиков. 1911— 1925 гг. - М., 1954.

9.     Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам (1917-1928). - М., 1967. - Т.1.

 

Документы и материалы архивных учреждений

Государственный архив Краснодарского края (ГАКК)

10. ГАКК. Ф.Р.-6.– Канцелярия Совета Кубанского краевого правительства.

11. Ф.Р.-6. Оп.1. Д.100.- Приказы ведомства финансов краевого правительства об учреждении в крае таможен, о денежном обращении и по личному составу.

12. ГАКК. Ф.Р.-6. Оп.1. Д. 176. Переписка ведомства финансов Кубанского краевого правительства.

13. Ф.Р.-6. Оп.1. Д.290, 298, 301. – Протоколы заседаний Совета Кубанского краевого правительства.

14. Ф.Р.-6. Оп.1. Д. 296. – Протоколы заседания Совета правительства и президиума рады.;

15. Ф.Р.-6. Оп. 1. Д.297. – Постановления Совета Кубанского краевого правительства.

16. ГАКК. Ф.Р.-12. Ведомство путей сообщения.

17. ГАКК. Ф.р.1013. Оп.1. Д.31. Дела финансового отдела Таманского Совета народных депутатов.

18. ГАКК. Ф.Р.- 1355. Оп. 1. Д.3. – Выписки из журналов заседаний сочинской городской думы.

Архивный отдел администрации Армавира

19. Архивный отдел администрации Армавира. Ф. 51. Оп. 1. Д. 232. - Циркуляры управляющего Армавиро-Туапсинской железной дороги.

20. Ф.538. Оп. 1. Д.46. – Промышленные предприятия.

21. Ф.р. 315, Оп. 1. Д.1.

Государственный архив Республики Адыгея (ГАРА)

22. ГАРА, Ф.1. Оп.2. – Дела Майкопской городской управы.

23. Ф. 324. Оп.1. Д. 2. – Дела Совета Народных Депутатов станицы Дагестанской.

Мемуарная литература

24. Врангель П.Н. Воспоминания. Южный фронт (ноябрь 1916 г. – ноябрь 1920 г.). Часть 1. - М.: ТЕРРА, 1992. – 544 с.

25. Врангель П.Н. Воспоминания. Южный фронт (ноябрь 1916 г. – ноябрь 1920 г.). Часть II. - М.: ТЕРРА, 1992. – 474 с.

26. Деникин А.И. Борьба генерала Корнилова. // Белое дело. - М.: Голос, 1993. Т.1.

27. Лукомский А.С. Воспоминания. // Белое дело. - М.: Голос, 1993. Т.2.

Каталоги

28. Браиловский А.М. Денежные знаки русской революции. 1-е изд. - Тифлис, 1922. - 18 с.

29. Бумажные денежные знаки России и СССР/ А.И. Васюков, В.В. Горшков, В.И. Колесников, М.И. Чистяков. - СПб.: Политехника, 1993. – 215 с.: ил.

30. Виноградов С. Денежные знаки революции и гражданской войны. //Архив русской революции. - Берлин, 1923. Т.8. - С. 183-200.

31. Кардаков Н.И. Перечень денежных знаков, выпущенных и курсировавших на территории бывшей Российской империи в годы войны и революции 1914-1923. - Берлин, 1923. - 28 с.

32. Кардаков Н.И. Каталог денежных знаков России и Балтийских стран 1769-1950. Берлин, 1953. - 444 с. На нем. и рус. яз.

33. Каталог бон и дензнаков России, СССР, окраин и образований (1769-1927). /Под ред. Ф.Г. Чучина. 3-е изд. - М.: Изд. Советской Филателистической Ассоциации при комиссии ВЦИК фонда им. В.И. Ленина помощи беспризорным детям, 1927. - 176 с.

34. Каталог бумажных денежных знаков РСФСР 1917-1923гг. - Ленинград, 1990. - 200 с.

35. Кацитадзе В.А. Каталог денежных знаков русской революции. - Тифлис: 5-я тип. Полиграфотдела ВСНХ 1923. - 16 с.

36. Малышев А.И., Таранков В.И., Смиренный И.Н. Бумажные денежные знаки России и СССР. - М.: Финансы и статистика. 1991. - 496 с., ил.

37. Полный каталог бумажных денежных знаков и бон России и СССР. (1769-1990)./ Сост. Рябченко П.Ф. Нибак В.И. – Киев: РАПО "Укрвузполиграф", 1991. - 592 с.

38. Рябченко П.Ф. Полный каталог бумажных денежных знаков и бон России, СССР и стран СНГ (1769 - 1994гг.) 2-е изд., перераб. и доп. Киев: Издат.-культурологич. центр "Софiя" – "Лисбанк", 1995. 644 с., ил.

39. Соколов В.М., Иванов М.Л. Каталог бон необязательного обращения (частных), выпущенных на территории СССР в 1914-1925гг. Ростов-на-Дону: Изд. Северо-Кавказского отд. Всероссийского общества коллекционеров и представителя СФА на Сев. Кавказе Ю.Б. Хельмера, 1927. - 96 с.

40. Соколов В.М. Полный каталог бон, выпущенных на территории СССР в период с 1914-1925гг. - Ростов-на-Дону, 1938. - 258 с.

41. Щелоков А.А. Монеты СССР: Каталог. – 2-е изд., перераб. и доп. - М., 1989. – 240 с.

Периодическая печать

42. Вольная Кубань. 1918. 19 августа.

43. Вольная Кубань. 1918. 2 сентября.

44. Вольная Кубань. 1918. 27 ноября.

45. Вольная Кубань. 1918. 29 ноября.

46. Вольная Кубань. 1919. 1 марта.

47. Вольная Кубань. 1919. 5 декабря.

48. Ежегодник Министерства финансов. Петроград, 1915.

49. Известия Кубанского, Кубано-Черноморского и Северокавказского ЦИК. 1918. 24 марта.

50. Кубанская кооперация. 1919. № 2.

51. Народная власть. 1918. 17 апреля.

52. Народная власть. 1918. 24 апреля.

53. Правда, 1920. 17 октября.

54. Приазовский край. 1918. 4 (17) ноября.

55. Речь. 1917. 18 апреля.

56. Русское хозяйство. 1920. Сентябрь.

57. Экономическая жизнь. 1920. 19 марта.

58. Экономическая жизнь. 1920, 7 ноября.

Общие исследования, монографии, статьи, диссертации

 

59. Айзенберг И. Валютная система СССР. М., 1962.

60. Атлас З.В. Очерки по истории денежного обращения в СССР (1917-1925 гг.). М.,1940.

61. Атлас З.В. Социалистическая денежная система. - М.: Финансы, 1968. - 384 с.

62. Акулов М., Петров В. 16 ноября 1920. - М., 1989.

63. Баранов А.Г. Кубанская Республика (советская).// Нумбон. 1994. №6.

64. Баранов А.Г. Денежные суррогаты на основе Государственных процентных бумаг. // Нумбон. - 1994. - №7.

65. Баранов А.Г. Денежное обращение Майкопа в 1918-1920 гг. // Нумбон. - 1994. - №8; - 1995. - №1.

66. Баранов А.Г. Денежные знаки г. Владикавказа и Терской Республики. // Нумбон. 1995. - №2,3.

67. Баранов А.Г. Эмиссионная политика и денежные знаки Добровольческой армии. // Нумбон. - 1995. - №4,5.

68. Баранов А.Г. Заемные билеты Владикавказской железной дороги. // Нумбон. - 1995. - №8.

69. Баранов А.Г. История выпуска бон Сочинской городской управы в 1918 г. // Нумбон. - 1995. - №9.

70. Баранов А.Г. Денежное обращение в Кубанском крае при Кубанском краевом правительстве (сентябрь 1918 – май 1920). // Нумбон. - 1995. - №10. 1996. №1.

71. Баранов А.Г. Денежное обращение на Кубани при Кубанском краевом правительстве. // Нумбон. - 1996. - №2, 3, 4.

72. Баранов А.Г. Денежное обращение на Кубани при Кубанском краевом правительстве. // Миниатюра, “Бонистика”. - 1996. Июль. вып.4, “Бонистика”. - 1997. - Сентябрь. вып.5.

73. Баранов А.Г. История выпуска бон в городе Сочи. // Всемирный коллекционер. - 1997. - №2.

74. Баранов А.Г. Из истории работы Екатеринодарской Экспедиции заготовления правительственных бумаг. // Таганский бонист. - 1997. - Июнь. Вып. 22(44).

75. Баранов А.Г. История выпуска бон Кубанской Советской республики // Таганский бонист. - 1997. - Июль. Вып. 26(48).

76. Баранов А.Г. Денежные знаки Северо-Кавказской Советской Социалистической республики. // Таганский бонист. - 1997. - Август. Вып. 29(51).

77. Баранов А.Г. Эмиссионная политика Добровольческой Армии // Нумизматический альманах. - 1998. - №3, 4.

78. Боголепов М.И. Бумажные деньги. - М.: Изд. т-ва "Коопер. изд-во", 1922.

79. Боголепов М.И. Бумажные деньги в истории народов. - М.: Центр. т-во Коопер. изд-во, 1922.

80. Бонист. Денежные знаки Терско-Дагестанского Правительства.// Русский коллекционер. - 1922. - №2.

81. Вайнштейн Э.С. По книжной полке. // Советский коллекционер. - 1932. - № 10-12.

82. Валентинов. А.А. Крымская эпопея. // Архив русской революции издаваемый Г.В. Гнессеном. - Берлин, 1922. Т. V.

83. Воронович Н. Меж двух огней.// Архив русской революции. М., 1991. Т.7.

84. Веровенко О. Боны Армавира.//Советский коллекционер. - 1965.

85. Владикавказская конференция юго-восточных областей. 16—21 октября 1917 г. - Владикавказ, 1917.

86. Гражданская война в СССР. - М., 1986. - Т.2.

87. Гуковский А.И. Историческая наука и филателия // Новая и новейшая история. - 1966. - № 6.

88. Дмитриенко М., Рябченко П. Деньги правительства гетмана Скоропадского. // Мир денег. - 1998. - №3. – С. 13-19.

89. Драчук В.С. Рассказывает геральдика. - М., 1977.

90. Дополнения и уточнения к киевскому каталогу бон.// Нумбон. - 1991. -№7.

91. Зайцев А.А. О характере влияния политики Краевого правительства на экономику и культуру Кубани в 1917-1920 гг. //История Советской России: новые идеи, суждения: Тезисы докладов. - Тюмень, 1991. - С.55-57.

92. Каменцева Е.И., Устюгов Н.В. Русская сфрагистика и геральдика. - М., 1974.

93. Каменцева Е.И. Хронология. - М., 1967.

94. Каплан Н. Народное декоративное искусство РСФСР. - М., 1957.

95. Кобяков А. Обзор бон, чеков и пр., выпущенных на территории бывшей Российской империи. // Русский коллекционер. - 1922. - № 1–4.

96. Коллекция С.А. Савинкова. // Молодая гвардия. - 1964. - № 5.

97. Косович П.Ф., Азаматова М.З., Малых С.Н. Майкоп. Краткий исторический очерк. - Майкоп, 1957.

98. Коненков С.Т. Мой век. - М., 1971.

99. Клепиков С.П. Филиграни и штемпеля на бумаге русского и иностранного производства 17-20 вв. - М., 1959.

100.                   Круглянский В. Сухой метод определения водяного знака.// Филателия СССР. - 1970. - № 5.

101.                   Кутилин В. О попытке к единому бумажно-денежному обращению в 1919 г. // Северо-Кавказский коллекционер. - 1930. - № 3.

102.                   Кутилин И.В. Деньги корниловского похода. // Советский коллекционер. - 1931. - №9.

103.                   Лазарев В.А. Хронология выпуска билетов ростовской конторы госбанка в 1918 -20 гг. // Нумбон. - 1996. - № 6.

104.                   Лазарев В.А. …И все-таки она была. К вопросу о существовании в Ростове-на-Дону в 1921 году фабрики Гознака. // Военный вестник Юга России. - 1995. - 12-18 июня.

105.                   Лазарев В.А. Рекомендуемая схема построения коллекции донских денежных знаков. - Ростов-на-Дону, 1996.

106.                   Лепешинский Л.Л. Филателия и история. // Вопросы истории. - 1965. - № 3

107.                   Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 30. С. 220.

108.                   Ленин В.И. Доклад о деятельности Совета Народных Комиссаров. // Полн. собр. соч. - Т. 35. - С. 261-280..

109.                   Ленин В.И. Черновой набросок проекта программы. // Полн. собр. соч. - Т. 36. - С. 70-77.

110.                   Ленин В.И. Новые денежные знаки. // Полн. собр. соч. - Т. 36. - С. 354.

111.                   Ленин В.И. Ответ на записки. // Полн. собр. соч. - Т. 38. - С. 8-21.

112.                   Ленин В.И. Речь об обмане народа лозунгами свободы и равенства. // Полн. собр. соч. - Т. 38. - С.352-373.

113.                   Ленин В.И. Новая экономическая политика и задачи политпросветов. // Полн. собр. соч. - Т. 44. - С. 155-175.

114.                   Ленин В.И. Доклад на IV Конгрессе Коминтерна. // Полн. собр. соч. - Т.45. - С.278-294.

115.                   Михаэлис А.Э., Харламов Л.А. Бумажные деньги России. - Пермь, 1993. 64 с., ил.

116.                   Министерство финансов. 1904-1913: Обзор деятельности. - СПб. 1914.

117.                   Мец Н.Д. Наш рубль: Историч. очерк. - М.: Соцэгиз 1960. – 100 с., ил.

118.                   Мельникова А.С. Твердые деньги. – 2-е изд., доп. М.: Политиздат, 1973. 72 с.

119.                   Овсянкин Е.И. Денежные знаки Северной России 1918-1923 гг. – Архангельск: Архконсалт ЛТД, 1995. - 32 с.

120.                   Основные административно-территориальные преобразования на Кубани. 1793-1985 гг. – Краснодар: Кн. изд-во, 1986.

121.                   Осадчий И.П. Октябрь на Кубани. – Краснодар: Кн. изд-во, 1977. – 201 с.

122.                   Очерки истории Кубани с древнейших времен по 1920 г. /Под общ. ред. В.Н.Ратушняка. Краснодар,

123.                   Парамонов О.В. Ростовская-на-Дону Контора Госбанка. // Таганский бонист. 1996. Вып. 13.

124.                   Первушин С.А. Хозяйственная конъюнктура. Введение в изучение динамики русского народного хозяйства за полвека. - М., 1925.

125.                   Подберезный В.П. Реформы Врангеля. // Нумбон. - 1995. - №7.

126.                   Резниченко М. Денежные знаки г. Владикавказа и Терской республики.// Советский филателист. - 1924. - №9.

127.                   Розенберг Л. Историю рассказывают деньги. // Наука и жизнь. - 1964. - № 5.

128.                   Русский рубль. Два века истории. XIX – XX вв. - М.: Прогресс – Академия, 1994. – 336 и.: ил.

129.                   Санин Д. Систематика денежных знаков на основе экономики страны.// Советский филателист - Советский коллекционер. - 1926. - № 6.

130.                   Сенкевич Д.А. Классификация бон. // Советский коллекционер. - 1983. - № 21.

131.                   Соколов А.А. Обесценение денег, дороговизна и перспективы денежного обращения в России. - Екатеринодар, 1920.

132.                   Соколов В.М. Разновидности в общеобязательных бонах // Советский коллекционер. - 1931. - № 6,7.

133.                   Соколов В.М. Разновидности Екатеринодарских гарантированных чеков 1918 г. // Советский коллекционер. - 1929. - № 10-12.

134.                   Соколов В.М. Банковские эмиссии в г. Владикавказе. // Советский коллекционер. - 1929 - № 7-9.

135.                   Соколов В.М. Денежные выпуски Ставрополя. // Советский коллекционер. - 1929. - № 1-3.

136.                   Соколов В.М. Заемные билеты Владикавказской железной дороги. //Советский коллекционер. - 1928. - №1.

137.                   Соколов В.М. Армавирские денежные знаки.// Советский филателист. 1924.№4,6.

138.                   Трахтенберг Н. Бумажные деньги. - М., 1925.

139.                   Тонкопий В.П. Сорок лет строительства и укрепления денежной . системы СССР. //Труды Военной академии химической защиты. - 1958. Т. ХХП.

140.                   Тхоржевский Р.И. К вопросу о советской бонистике // Укр. iст. журн. - 1971. - №11.

141.                   Тхоржевский Р.И. Бумажные денежные знаки, боны, как исторический источник изучения советского общества периода1917 - 1925 гг.// Укр. iст. журн. – Киев, 1971. - №12.

142.                   Тхоржевский Р.И. Методика комплексного изучения бумажных денежных знаков, бон. // Вiсн. Киiв. ун-та Сер. История. - 1975. - №17.

143.                   Тхоржевский Р.И. Бумажные денежные знаки, боны как источники по истории Украинской ССР периодов гражданской войны и восстановления народного хозяйства 1918 -1925 гг.: Автореф. дис. канд. истор. наук. - Киев, - 1975. – 28 с.

144.                   Тхоржевский Р.И. Бонистика. // Вопросы истории. - 1985. - № 6.

145.                   Тхоржевский Р.И. Що таке бонiстика. //Наука i суспiльство. - 1986.- № 7.

146.                   Тхоржевский Р.И. Отечественная бонистика. - Киев, 1988. – 68 с.

147.                   Тункель А. Деньги - прокламации. // Наука и жизнь. - 1967. - № 12. – С.16-17.

148.                   Ушков Б. К вопросу классификации коллекции бон. // Советский коллекционер. - 1930, - №7.

149.                   Федоров Я. Старые и новые деньги. Денежная реформа 1924 г. - М., 1924.

150.                   Фалькнер С. Проблемы теории и практики денежного хозяйства. - М., 1924.

151.                   Финансово-кредитный словарь. - М., 1994. - Т.1.

152.                   Шафир Я. Экономическая политика белых // Антанта и Врангель. ГИЗ. - М., 1931.

153.                   Шошиев А. Денежные знаки гор. Грозного.// Советский коллекционер. - 1925. - №18.

154.                   Щелоков А. Свидетели истории. - М., 1987.

155.                   Юровский Л. Денежная политика Советской власти (1917-1927). - М., 1928.

156.                   Янчевский Н.Л. Гражданская борьба на Северном Кавказе. – Ростов н/Д., 1927. Т. 2.

 

Приложение

Приложение 1

Каталоги бумажных денежных знаков: историографическое описание

Первый каталог по денежным знакам русской революции был составлен А.М. Браиловским и издан в Тифлисе в 1922 г. В предисловии он писал, что его работа является первой и недостаточно полной. По техническим причинам ему пришлось сократить объем публикации и отказаться от иллюстративного и справочно-информативного материала. По характеру написания автор определяет свою работу как каталог-монографию в нем дана краткая история эмиссий, включающей в себя основные события, сыгравшие роль в выпуске и прекращении хождения денежных знаков; дата и место выпуска; номинал купюры и отличительные черты; изредка фамилии людей, осуществлявших эмиссию. Представляет интерес глава 4 - "Донские деньги" (деньги Добровольческой армии) и глава 7 - "Северо-Кавказские деньги". Эта глава в свою очередь подразделяется условно на Кубань, Терек, Черноморское побережье, Северо-Кавказскую республику и Дагестан.

В 1923 г. в Тифлисе опубликован "Каталог денежных знаков русской революции”, составленный В. Кадитадзе362. В 1923 г. в Берлине была издана работа С.Виноградова "Денежные знаки революции и гражданской войны.363" По форме это небольшой каталог-описание с иллюстративным материалом. С. Виноградов не был профессиональным историком, он просто описал несколько попавших к нему коллекций денежных знаков. На черно-белых фотографиях приведены изображения денежных знаков, среди них есть уникальные, известные только по его каталогу. Источником публикации послужили сами денежные знаки.

В 1923 г. в Берлине вышла в свет книга Н.И. Кардакова "Перечень денежных знаков, выпущенных и курсировавших на территории бывшей Российской империи в годы войны и революции 1914-1923гг"364.

В 1924-1927гг. неоднократно издавались каталоги под редакцией Ф.Г.Чучина365. В каталоге приведен большой статистический материал. К недостаткам его следует отнести то, что он включал только общеобязательные выпуски и почти не затрагивал огромную массу бон необязательного обращения. Да и по обязательным выпускам - после выхода каталога обнаружено большое количество новых знаков и их разновидностей.

В 1927г. коллекционеры В.М. Соколов и М.Л. Иванов издали “Каталог бон необязательного обращения”366. К его недостатком можно отнести то, что он не предусматривал деления территории страны на регионы, а по одним названиям населенных пунктов трудно определить место выпуска бон, что ограничивает возможности его использования.

В 1938г. В.М. Соколов предпринял попытку составления полного каталога денежных знаков, бон, выпущенных на территории СССР в 1914-1925гг367., но труд его остался в рукописи: В.М. Соколов умер, не доведя работу до конца.

В 1953г. Н.И. Кардаковым издан "Каталог денежных знаков России и Балтийских стран 1769-1950гг"368. Пользование им затруднено в связи с большой перегруженностью информацией на двух языках (русском и немецком) и сложной системой нумерации знаков. К достоинствам этого издания можно отнести то, что это единственный каталог, где приводятся тексты надпечаток на денежных знаках, что важно при изучении местных эмиссий, а также имеется приложение, в котором приводятся цифры, обозначения и тексты на денежных знаках мусульманских правительств Северного Кавказа.

В 1990 г. Государственный музей Великой Октябрьской социалистической революции издает каталог бумажных денежных знаков РСФСР 1917-1923гг369. Представляет интерес описание различных государственных ценных бумаг Российской империи, использовавшихся на Северном Кавказе для проведения своих собственных эмиссий различными органами власти.

В 1991г. А.И. Малышев публикует каталог "Бумажные денежные знаки России и СССР"370. По теме исследования в этом каталоге минимум информации, однако несомненный интерес представляют несколько цветных фотографий достаточно редких денежных знаков. В 1991 г. был издан каталог под редакцией П.Ф. Рябченко, В.И. Нибак371. Этот каталог наиболее полный из всех вышеперечисленных. Составлен он на основе всех предыдущих, также использовалась большая источниковая база: архивные документы, научные публикации, статьи в прессе, данные личных коллекций. Каталог содержит огромный статистический материал. В объеме каталога денежные знаки северокавказского региона занимают 61 страницу, а по структуре - весь §6. Данные, указанные в каталоге: эмитент, порядковый номер денежных знаков по каталогу, год выпуска, номинал, место эмиссии, наличие водяного знака, отличительные признаки и другая дополнительная информация, степень редкости денежных знаков.

Приложение 2

Классификация отечественных бон и денежных знаков

Тхоржевского Р.И.372

Часть I. Советские эмиссии денежных знаков, бон.

1. Общеобязательные эмиссии РСФСР и СССР.

2. Общеобязательные эмиссии советских республик.

3. Выпуски местных советских властей, организаций, предприятий, кооперативов.

4. Советские внутренние выпуски бон.

Часть II. Несоветские эмиссии и выпуски денежных знаков, бон.

1. Общеобязательные, несоветские, монархические и контрреволюционные эмиссии.

2. Общеобязательные эмиссии интервентов, оккупантов.

3. Выпуски местной контрреволюции.

4. Прочие мелкие (частные) несоветские выпуски бон.

 

Приложение 3

Схема денежных эмиссий на территории бывшей Российской империи373

 

Оэ

 

 

 

 

                            А                           В

 

 

 

 

А1 а3 А2     А3    В1 В2         В3

 

 

 

а1 а2 а4 а5 а6 а7 в1 в2 в3 в4 в5 в6

 

 

                                       в3/              в3//

 

 

 

Общий объем эмиссий этого периода (Оэ) включает:

А - эмиссии на советской территории;

В - эмиссии на несоветской территории бывшей Российской империи.

Составными частями объема эмиссии А являются централизованная эмиссия правительства РСФСР - А1, эмиссии других советских республик, не входящих в РСФСР - А2 и прочие эмиссии денежных знаков - А3.

Специфика централизованной советской эмиссии (А1) в рассматриваемый период заключалась в том, что она осуществлялась в трех формах. Первая форма (а1) - это денежные знаки прежних образцов - царского и Временного правительств. Вторую форму централизованной эмиссии (а2) составляли советские денежные знаки, впервые выпущенные в 1919 г. Третья форма (а3) - советские денежные знаки, эмитируемые правительствами советских республик или местными краевыми, областными и городскими властями с санкции Правительства РСФСР. Примером может служить выпуск денежных знаков Северо-Кавказской социалистической республики в 1918 г.

Эмиссия А2 (а4) включает денежные знаки, выпускаемыми суверенными советскими государствами, каждое из которых обладало самостоятельной денежной системой (Азербайджан, Армения, Грузия).

Третья группа денежных эмиссий на советской территории - А3 - это деньги, выпускавшиеся самостоятельно и самовольно местными органами Советской власти (а5), различными кооперативными и другими общественными организациями (а6), а также частными предприятиями (а7). Боны, чеки и другие денежные знаки, эмитируемые в рамках данной территории (города, области), имели законную платежную силу до обмена их на денежные знаки либо правительства данной республики (А2), либо на денежные знаки Правительства РСФСР (А1).

Что касается эмиссий (а6) и (а7), то хотя эти денежные знаки и не имели законной платежной силы, но фактически в связи с денежным голодом и доверием к эмитенту обращались в качестве покупательных и платежных средств на данной территории.

Общий объем денежной массы в обращении в номинальном выражении на советской территории за указанный период представляет собой сумму всех перечисленных видов эмиссий советских денежных знаков.

Следует отметить, что некоторые виды эмиссий имели двойственный характер. Так эмиссию а3 нельзя считать полностью централизованной, потому что выпуск денежных знаков в этом случае производился местными властями и в соответствующей республиканской форме. В этом заключается общность эмиссии в форме а3 с группой А2. Такая форма эмиссии не может рассматриваться как чисто локальная (республиканская), так как в отличие от всех эмиссий группы А2 она регулировалась Правительством РСФСР и большей частью учитывалась в общем объеме централизованной эмиссии Советского правительства. Поэтому эмиссия а3 фигурирует в схеме между группами А1 и А2.

В общий объем эмиссий группы В входят: во-первых, эмиссии денежных знаков буржуазных государств, сформировавшихся на территории бывшей Российской империи (в Польше, Прибалтийских республиках), ставших суверенными после Октябрьской революции, образовавших новые самостоятельные денежные системы (В1); во-вторых, несоветские эмиссии денежных знаков, порожденные гражданской войной и иностранной военной интервенцией (В2). Сюда относятся эмиссии, которые осуществляли различные антисоветские органы власти; например, белогвардейские правительства Деникина, Колчака, Врангеля и пр. (в2) и военные интервенционные власти (в3). Эмиссия в3 в свою очередь состояла из эмиссий оккупационных денежных знаков в валюте стран-интервентов - марках, фунтах стерлингов, иенах и т.п. (в3/) и в денежных наименованиях народов нашей страны, например в рублях или карбованцах (в3//).

На несоветских территориях широко осуществлялась эмиссия различных денежных суррогатов (В3), выпускавшихся либо местными (городскими, областными) властями (в4), либо кооперативными и другими общественными организациями (в5) или частными предприятиями (в6). К группе В3 относится все сказанное выше о группе А3.

Таким образом, общий объем денежного обращения в номинальном выражении на территории бывшей Российской империи равен сумме всех видов эмиссий- групп А и В.

Приложение 4

Документы, на основании которых производились эмиссии Ростовской-на-Дону конторы Государственного банка.

         Постановление Совета Упр. Отделами Всевеликого Войска Донского № 165 от 2 июня 1918 г., утвержденное донским атаманом ген. Красновым, в г. Новочеркасске.374

         Острый денежный недостаток денежных знаков, вызванный событиями переживаемого времени, вносит сильные затруднения в нормальное течение торгово-промышленной жизни Всевеликого Войска Донского, а равно в повседневные расчеты между частными лицами, отражаясь особенно отрицательно на беднейшем классе населения, живущего исключительно на заработную плату.

         "В целях устранения этих затруднений и установления в Донском Крае нормального денежного обращения, Ростовская-на-Дону контора Государственного банка имеет приступить немедленно к выпуску по утвержденным ранее образцам денежных знаков 50 коп. и 100 руб. достоинства.

         Названные денежные знаки обязательны к приему в платежи во всех правительственных и частных учреждениях и при расчетах между частными лицами, наравне с общероссийскими кредитными билетами.

         Описание 50 копеечного разменного билета, выпускаемого Ростовской конторой Государственного банка на основании приказа Донского атамана по отделу финансов от 10 мая 1918 г.(Ниже приводится описание денежного знака)

         Председатель Сов. Упр. Отд. А. Богаевский

         Упр. Отд. Фин. М. Корженовский

         Войск. Секретарь П. Решетовский

Постановление Совета Упр. Отделами В.В.Д. № 340 от 28 июня 1918 г., утвержденное донским атаманом ген. Красновым, в Новочеркасске, о выпуске 5р. донских денежных знаков.375

         "В целях дальнейшего облегчения денежного обращения в Донском крае, Ростовская контора Государственного банка имеет приступить немедленно к выпуску по утвержденным ранее образцам денежных знаков 5 р. достоинства.

         Названные денежные знаки обязательны к приему в платежи во всех правительственных и частных учреждениях и при расчетах между частными лицами, наравне с общероссийскими кредитными билетами.

         Описание денежного знака 5 р. достоинства образца 1918 г. выпускаемого на основании приказа Донского атамана по отделу финансов от 10 мая 1918 г.

(Ниже приводится описание денежного знака)

         Председатель Сов. Упр. Отд. А. Богаевский

         Упр. Отд. Фин. М. Корженовский

         Войск. Секретарь П. Решетовский

         Постановление Совета Управления Отделами Правительства Всевеликого Войска Донского № 798 от 22 августа 1918 г.376

"В целях дальнейшего облегчения денежного обращения в Донском крае, Ростовская контора Государственного банка имеет приступить немедленно к выпуску по утвержденным ранее образцам денежных знаков 1000 р. достоинства.

         Названные денежные знаки обязательны к приему в платежи во всех правительственных и частных учреждениях и при расчетах между частными лицами, наравне с общероссийскими кредитными билетами".

         Описание. (Ниже приводится описание денежного знака)

         Председатель Сов. Упр. Отд. А. Богаевский

         Упр. Отд. Фин. И. Корженевский

         Войск. Секретарь П. Решетовский

         Постановление Совета Управл. Отд. Правительства В.В.Д. за № 163 от 23 июня 1919 г. в г. Новочеркасске, утвержденное 23 июня 1919 г. Донским Атаманом Ген. лейт. Богаевским.377

         "В целях дальнейшего облегчения денежного обращения в Донском крае, Ростовская контора Государственного банка имеет приступить немедленно к выпуску по утвержденным ранее образцам денежных знаков 1000 р. достоинства.

         Названные денежные знаки обязательны к приему в платежи во всех правительственных и частных учреждениях и при расчетах между частными лицами, наравне с общероссийскими кредитными билетами".

         Описание. (Ниже приводится описание денежного знака)

         Председатель Сов. Упр. Отд. П. Попов

         Упр. Отд. Фин. А. Калашников

         Войск. Секретарь П. Решетовский

 

Приложение 5

Схема построения коллекции денежных знаков ростовского образца

Номинал

Отличительные особенности знака

Название выпуска

Дата выпуска

Стиль

1

10 руб.

Серии АБ-01...АБ-54, в пластине “10 рублей” нет перемычки, водяной знак - горизонтальные линии.

Назаровский

(Казачий)

официально 6.02. фактически 3.02.1918

Юлианский

2

10 руб.

С серии АБ-55,перемычка в пластине “10 рублей” есть, водяной знак - горизонтальные линии.

Подтелковский

(Советский)

2.04.1918

Григорианский

3

25 руб.

Серии АБ-01...АГ-100, водяной знак - горизонтальные линии.

Подтелковский

(Советский)

2.04.1918

Григорианский

4

25 руб.

Серии АД-01...АД-75, водяной знак - горизонтальные линии.

Городской

9.05.1918

Григ.

5

10 руб.

Как № 2, но без водяного знака

Красновский

май 1918

Юл.

6

25 руб.

Серии АД-76...АИ-34, без в.з.

Красновский

1.6.1918

Юл.

7

20 коп.

Портрет Ермака, разные оттенки.

Красновский

1.6.1918

Юл.

8

100 руб.

Портрет Ермака, разные оттенки.

Красновский

1.6.1918

Юл.

9

50 коп.

Бумага белая, желтые штрихи центровки на полях отсутствуют.

Ростовский

2.6.1918

Юл.

10

250 руб.

Серии АБ-01...АЖ-34, с матовой меловой, либо блестящей олифной сеткой, без вод. знака.

Красновский

25.8.1918

Юл.

11

3 руб.

Серии АБ-01...АГ-05, с меловой, либо олифной сеткой.

Красновский

4.9.1918

Юл.

11а

3 руб.

Без мелов. сетки, обычно серии АВ, случайная разновидность

 

 

 

12

5 руб.

Серии АБ-01...АД-10, с меловой, либо олифной сеткой.

Красновский

Сентябрь 1918

Юл.

13

50 коп.

Бумага грубая, как у № 14, желтые штрихи на полях отсутствуют.

2-й Ростовский

Февраль 1919

Юл.

14

1 руб.

С серии АБ-01 и далее, бумага грубая, коричневая

Ростовский

8.3.1919

Юл.

15

500 руб.

Серии АБ-АР, № текущий, водяной знак - горизонтальные линии.

Богаевский

Март 1919

Юл.

16

3 руб.

С серии АГ-06 и далее, без мелованной сетки и водяных знаков.

Новочеркасский

21.4.1919

Юл.

17

5 руб.

Без мелованной сетки и водяных знаков.

Новочеркасский

21.4.1919

Юл.

18

5 руб.

С водяным знаком “ГБ”, с серии АЖ.

2-й Новочеркасский

20.5.1919

Юл.

18а

5 руб.

Без вод. знаков, на бумаге, предназначавшейся для 3 руб. (№16), серии АЖ-АЗ; случайная разновидность.

 

 

 

19

10 руб.

С водяным знаком “ГБ”, с серии АЗ-51 и далее.

Богаевский

20.5.1919

Юл.

20

25 руб.

С вод. знаком “ГБ”, с серии АИ-35.

Богаевский

20.5.1919

Юл.

21

100 руб.

Памятник Минину и Пожарскому, фон желто-коричневый; зеленый фон- результат выцветания.

“Поход на Москву” (первая из трех банкнот серии)

Официально 23.05, фактически 20.05.1919.

Юл.

22

250 руб.

С вод. знаком ”ГБ”, с серии АД-35.

Богаевский

20.05.1919.

Юл.

23

500 руб.

С вод. знаком ”ГБ”, с серии АС, номер текущий.

2-й Богаевский

20.05.1919.

Юл.

24

1000 руб.

Первая литера серии “А”

“Поход на Москву”

Июль 1919.

Юл.

24а

1000 руб.

Первая литера серии “Б”

 

 

 

25

50 коп.

Бумага тонкая, белая; на полях- желтые штрихи центровки. Имеет отклонения технологического характера - по оттенкам.

Новороссийский

1.8.1919.

Юл.

26

1 руб.

Литерная серия “В”, литеры серии крупные, либо мелкие, бумага тонкая, разные оттенки красок.

Новороссийский

1.8.1919.

Юл.

26а

 

Литеры серии мелкие, бумага плотная, разные оттенки красок.

 

 

 

27

50 руб.

Фон фиолетовый; банкноты с голубым фоном появились в результате выцветания.

Екатеринодарский

Официально 21.8.1919.

Юл.

28

25 руб.

С серии АМ-01 и далее.

Новочеркасский

1.9.1919

Юл.

29

3 руб.

Первая литера серии “К”, разные оттенки красок.

Киевский

Сентябрь 1919

Юл.

30

25 руб.

Первая литера серии “К”, разные размеры литер, разные оттенки красок.

Киевский

Ноябрь 1919

Юл.

31

5.000 руб.

Первая литера серии “А”, номер текущий.

“Поход на Москву”

Ноябрь 1919

Юл.

32

500 руб.

С серии БА-01 и далее, номер серийный; по 15.000 экз. в цифровой серии.

Ростовский

6.12.1919

Юл.

33

3 руб.

Первая литера серии “Д”, с точкой, либо без точки после цифр серии.

Феодосийский (эвакуационный)

Декабрь 1920

Юл.

34

500 руб.

С серии ВА-01 и далее. Встречаются с перевернутым орлом.

Новороссийский (эвакуационный)

Январь 1920

Юл.

35

1.000 руб.

Первая литера серии “В”, номер текущий.

Новороссийский (эвакуационный)

Январь 1920

Юл.

36

100 руб.

Памятник Минину и Пожарскому, с серии ЧА-00001, фон желтый; банкноты с зеленым фоном - результат выцветания.

Феодосийский (эвакуационный)

Январь 1920

Юл.

36а

100 руб.

С серии ЧБ-001 и далее.

 

 

 

37

250 руб.

С серии АТ-41 и далее.

Советский

5.2.1920

Григ.

38

1.000 руб.

Первая литера серии “В”, номер серийный, литографированный.

2-й Новороссийский (эвакуационный)

Февраль 1920

Юл.

39

1.000 руб.

Серии ЧА-00001...ЧА-00100, разные оттенки красок.

Феодосийский (эвакуационный)

Февраль 1920

Юл.

39а

1.000 руб.

С серии ЧБ-001 и далее, разные оттенки красок.

 

 

 

40

1.000 руб.

С серии ЯА-00001 и далее, разные оттенки красок.

Симферопольский (эвакуационный)

Февраль 1920

Юл.

41

5.000 руб.

Серии ЧА-00001...ЧА-00100

Феодосийский (эвакуационный)

Февраль 1920

Юл.

41а

5.000 руб.

С серии ЧБ-001 и далее.

 

 

 

42

5.000 руб.

С серии ЯА-001 и далее, разные оттенки красок.

Симферопольский (эвакуационный)

Февраль 1920

Юл.

 

Примечание: выпуски Назаровский, Подтелковский, Городской, Красновские, Богаевские, “Поход на Москву”, Ростовские и Советский изготовливались Ростовской Экспедицией изготовления денежных знаков под руководством В. Четырко. Новочеркасские выпуски изготовливались Новочеркасской Экспедицией заготовления ценных бланков под руководством В. Дзевульского. Екатеринодарский выпуск изготовлен Кубанской Экспедицией заготовления государственных бумаг под руководством Г. Бруннера. Киевские выпуски изготовлены Киевской Экспедицией под руководством профессора Михайловского.

Приложение 6

Перечень разновидностей выпусков билетов Государственного казначейства вооруженных сил на юге России

1. 3 руб. Имеются варианты по оттенкам цвета.

-сер. А, без Вз. Феодосия.

-сер. В, Вз мозаика. Феодосия.

2. 10 руб.

-сер. Ч, без Вз. Феодосия.

-сер. Ч, без Вз, зеленая сетка. Феодосия.

-сер. Ч, Вз волнистые линии. Феодосия.

3. 50 руб.

-сер. К, без Вз, бумага верже. Новороссийск.

-сер. К, Вз горизонтальные линии. Новороссийск.

-сер. О, Вз горизонтальные линии. Одесса.

-сер. О, Вз грибы. Одесса.

-сер. Ч, Вз грибы. Феодосия.

4. 200 руб.

-сер. А, Вз мозаика. Ростов-на-Дону.

-сер. Я, Вз мозаика. Симферополь.

5. 1000 руб.

-сер. А, без Вз, текущий номер. Ростов-на-Дону.

-сер. Б, Вз мозаика, № серии. Ростов-на-Дону.

-сер. Б, без Вз. Ростов-на-Дону.

-сер. В, без Вз. Ростов-на-Дону.

-сер. О, без Вз, № серии. Одесса.

-сер. Я, Вз мозаика. Симферополь.

6. 10 000 руб.

-сер. А, Вз мозаика. Ростов-на-Дону.

-сер. Я, без Вз. Симферополь.

-сер. Я, Вз мозаика. Симферополь.

 

Приложение 7

Постановление Кубанского краевого правительства о денежном обращении в Кубанском крае, утвержденное на заседании Совета правительства 28 августа 1918 г.378

         Кубанское краевое правительство объявляет населению, что в пределах Кубанского края имеют обязательное хождение нижепоименованные денежные знаки на следующих основаниях.

         1. Все учреждения Государственного банка, Сберегательной кассы, казначейства, а равно подотчетные им кредитные установления края принимают в платежи без ограничений:

1) Кредитные билеты дореволюционного образца ("кредитки") 1, 3, 5, 10, 25, 50, 100 и 500 рублевого достоинства.

2) Разменные казначейские знаки 50 коп. достоинства однообразного дореволюционного образца (желтого цвета).

3) Разменные марки с царскими портретами типа почтовых марок 10, 15 и 20 коп. достоинства, а равно и более мелких достоинств в 1, 2, 3 и 5 коп. дореволюционного образца.

4) Разменные казначейские знаки мелких достоинств (боны) в 1, 2, 3 и 5 коп. дореволюционного образца.

5) Кредитные билеты 250 и 1000 руб. достоинства, выпущенные в 1917 г.

6) Казначейские знаки 20 и 40 руб. достоинства (керенс - боны).

         ПРИМЕЧАНИЕ: Признаки подлинности этих знаков таковы:

а) бумага должна быть обязательно с водяными знаками, просвечивающимися на свете.

б) на лицевой стороне 9 1/2 точек в верхнем бордюре до середины,

в) цифры "20" и "40" на лицевой и оборотной стороне не должны быть расплывчаты и

г) на оборотной стороне сложный фон из ряда букв, сплетенных и напоминающих каждая печатную букву Т.

         2. Поименованные в разделе 1 учреждения принимают в платежи нижеуказанные денежные знаки с соблюдением следующих ограничительных положений:

1) Серии 4 % билеты Государственного казначейства 25, 50, 100 и 500 руб. достоинства с текущим купоном принимаются учреждениями Государственного банка и казначействами в платежи без ограничений по номинальной стоимости с прибавлением одной копейки в день процентов на 100 руб. номинальных с 1 августа текущего года.

2) Серии 4 % билеты Государственного казначейства тех же достоинств с отрезанными купонами (т.е. без всех или текущего купона) и без штемпелей, выпустивших их учреждений Государственного банка и казначейств, принимаются без ограничений, но с удержанием из номинальной стоимости их цены отрезанных купонов.

3) То же с отрезанными купонами, но со штемпелями выпустивших их учреждений Государственного банка и казначейств, находящихся в пределах Кубанского края или прежних областей Юго-Восточного Союза (Донская, Кубанская, Терская, Черноморская и Ставропольская), принимается без ограничений по номиналу, т.е. по стоимости, помеченной на облигации, без удержаний.

4) То же с отрезанными купонами со штемпелями прочих учреждений принимается в крайних случаях с вычетом из номинальной стоимости цены отрезанных купонов.

5) 5% КРАТКОСРОЧНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА Государственного казначейства различных сроков и достоинств от 1000 до 10 000 руб. на предъявителя, штемпелеванные и не штемпелеванные:

а) истекших сроков имеют обращение рубль за рубль.

б) будущих сроков с учетом процентов 5 1/2 до срока их оплаты.

6) ОБЛИГАЦИИ ЗАЙМА СВОБОДЫ мелких достоинств до 100 руб. (20, 40, 50 и 100 руб.)

а) с 8-ю купонами (в том числе и с текущим, срочным 16.9.1918 г.) со штемпелями освобожденных от красноармейцев учреждений Государственного банка и казначейств Кубанского края, Дона, Ставропольской и Черноморской губерний - по 85 рублей за 100 рублей номинальных.

б) То же без штемпелей или со штемпелями других учреждений временно подлежит приему, но по особым разрешениям управляющих отделениями Государственного банка или казначеев.

в) с отрезанными купонами со штемпелем "Номинал" Екатеринодарского отделения Государственного банка и подотчетных ему казначейств принимаются по номиналу:

г) С отрезанными купонами, чистые без штемпелей, принимаются за вычетом стоимости недостающих купонов из выпускной (курсовой) цены, т.е. по 65 руб. за 100 номинальных, например 100 руб. за 65 руб., 50 руб. за 32 руб. 50 коп. и пр.

7). Облигации "Займа свободы" крупных купюр 500 и 1000 руб. достоинств снабженных штемпелем выпустившего их в обращение учреждения банка или казначейства принимаются по цене 85 руб. за 100 руб. номинальных, при условии нахождения при них 8 купонов, начиная с сентября 1918 г.

8) Облигации "Займа свободы" 500 и 1000 руб. достоинств с обрезанными купонами, но со штемпелем выпустивших их учреждений банка или казначейств Кубанского края принимаются по 85 руб. за 100 руб. номинальных.

9) Облигации военных и других займов, не поименованных выше, в качестве денежных знаков хождения не имеют.

10) Купоны от "Займа свободы" и от других бумаг внутренних и военных займов, выпущенных во время войны в 1914, 1915 и 1916 гг., а также от билетов (серий) Государственного казначейства:

а) истекших сроков принимаются без ограничений.

б) ближайших сроков, т.е. сроков от 1 августа до 31 декабря 1918 г. принимаются без ограничений.

в) последующих сроков после 1 января 1919 года не имеют хождения, за исключением купонов, выпущенных Армавирским отделением Государственного банка с его штемпелем: последние временно принимаются на комиссию для обмена их в Армавирском отделении Государственного банка.

         Примечание: При приеме на комиссию купонов и других, указанных в настоящем постановлении денежных знаков, держателям их подлежащим учреждением выдается временная квитанция.

11) КУПОНЫ от прочих Государственных процентных бумаг приему не подлежат.

12) Гарантированные чеки достоинством от 50 до 500 руб. Краевых учреждений Государственного банка и казначейств принимаются без ограничений по номинальной их стоимости, равным образом подлежат приему и обмену чеки истекших сроков, допуская просрочку таковых не свыше трех месяцев.

         Примечание: Гарантированные чеки, выпущенные другими учреждениями Государственного банка, принимаются лишь с разрешения управляющего банка или казначея. Армавирские чеки 150 и 300 руб. достоинства принимаются лишь на комиссию.

13) Контрольные марки мелких достоинств принимаются в учреждениях Государственного банка и казначействах только на комиссию.

14) Боны Екатеринодарского отделения Государственного банка, печатанные с наименованием Кубанской Советской Республики 10 рублевого достоинства, временно имеют хождение впредь до обмена рубль за рубль на денежные знаки другого образца того же достоинства.

15) Облигации Ейского городского займа принимаются лишь на комиссию.

         3. Все правительственные установления, городские и общественные учреждения, станичные атаманы и управления железных дорог обязываются принять все меры к широкому оповещению населения о настоящем постановлении; в частности, постановление это должно быть вывешено на видном месте во всех учреждениях, производящих денежные расчеты с третьими лицами.

         4. Лица, виновные в нарушении сего постановления, подвергаются денежному штрафу до 3 000 руб. или заключению в тюрьме до 3-х месяцев.

 

Приложение 8

Постановление Кубанского краевого правительства о выпуске в обращение разменных денежных знаков достоинством в 50 копеек.379

"Ввиду крайне острого недостатка в разменных денежных знаках Кубанское краевое правительство постановило:

1.     Выпустить в обращение денежных знаков достоинством в 50 копеек на сумму до 5 млн. рублей.

2.     Их изготовление возлагается на Экспедицию заготовления правительственных бумаг Кубанского края, а хранение, выпуск в обращение и уничтожение изъятых из обращения знаков - на Екатеринодарскую контору Государственного банка.

3.     Изготовление и выпуск в обращение дензнаков происходит под наблюдением представителей краевого контроля.

4.     Выпущенные дензнаки принимаются в платежи всеми правительственными и частными учреждениями Кубанского края, обязательны при расчетах между частными лицами.

5.     Подделка дензнаков преследуется законом наравне с подделкой государственных кредитных билетов.

6.     Денежные знаки не принимаются в платежи, когда они настолько испорчены и загрязнены, что не представляется возможным рассмотреть рисунок и надписи.

7.     Денежные знаки одних достоинств на другие, а также ветхие на новые обмениваются в Екатеринодарской конторе Государственного банка, подотчетных ей отделениях и казначействах.

8.     Подробности осуществления настоящего выпуска денежных знаков устанавливаются распоряжением управляющего ведомством финансов."

 

Приложение 9

Перечень местных денег, выпущенных в Армавире в 1918-1920 гг. 380

I. Твёрдые гарантированные чеки.

1 выпуск - февраль 1918 г.

№1. - 50 руб.- лиловатого цвета на белой бумаге, Вз волны, начальные буквы АоГб или АОГБ.

№2. -100 руб. - зеленоватого цвета (остальное как у №1);

№3. - 200 руб. - оливкового цвета (ост. как у №1);

№4. - 500 руб. - голубого цвета (ост. как у №1).

II выпуск - с апреля 1918 г.

а) сроком на 1 июля 1918 г.

№5. - 10 руб. св. красного цвета на белой бумаге Б/Вз;

№6. - 25 руб. желто-зелёного цвета на белой бумаге Б/Вз;

№7. - 40 руб. голубого цвета на белой бумаге Б/Вз;

№8. - 150 руб. темно-коричневого цвета на белой бумаге Б/Вз;

№9. - 300 руб. оранжевого цвета на белой бумаге Б/Вз;

№9а - 300 руб. опечатка "1928".

б) сроком на 1 декабря 1918 г.

№10. - 3 руб. зеленого цвета на белой бумаге Б/Вз;

№11. - 5 руб. синего цвета на белой бумаге Б/Вз;

№12. -10 руб. светло-красного цвета на белой бумаге Б/Вз;

№13. - 25 руб. жёлто-зелёного цвета на белой бумаге Б/Вз;

№14. - 40 руб. голубого цвета на белой бумаге Б/Вз;

№15. - 150 руб. тёмно-коричневого цвета на белой бумаге Б/Вз;

№16. - 300 руб. оранжевого цвета на белой бумаге Б/Вз.

II. Городские деньги (квитанции). 1920 г.

I выпуск -Городского самоуправления - подписи от руки.

№17. - 25 руб. чёрн. печать на оранж. б., сер. Г;

№18. - 50 руб. чёрн. печать на розов. * **** В;

№19. - 100 ** **** ***** *** синей * **** Б;

№20. - 250 ** **** ***** *** зелён. * **** А.

II выпуск - самоуправления, печать Ревкома, подписи отпечатаны, тех же цветов и серий, как и I выпуска.

№21. - 25 руб.

№22. -50 руб.

№23.- 100 руб.

№24. - 250 руб.

III выпуск - городского муниципалитета, тех же цветов и серий, как и I выпуск.

№25. - 25 руб.

№26. - 50 руб.

№27. - 100 руб.

Приложение 10

Описание отдельных купюр Ставропольского отделения
Государственного банка

1) - 25 руб. Зеленоватого цвета; два выпуска

а) -дата напечатана штемпелем, фиолетовой краской;

б) 2 серия, дата типографская, на обороте срок действия указан в тексте "до 1 сентября 1918 года нов. ст."

2)-50 руб. Лилово-коричневого цвета. 3 разновидности:

а) I выпуск - дата поставлена фиолетовым штемпелем;

б) II выпуск - дата напечатана типографским способом;

в) разновидность II выпуска (2-й серии)-отсутствует слово "Казначейство", запечатанное на первых двух разновидностях черной краской, так как взяты чеки не казначейства, а отделения банка. Начало текста: "Ставропольское отделение Государственного банка", а на первых двух "Государственный банк. Ставропольское отделение". На всех разновидностях отсутствует указание крупными цифрами номинала. На 2-й и 3-й разновидностях имеется 3-я подпись - бухгалтера. На оборотной стороне купюр в 25 и 50 руб. текст первого вида.

3) - 100 руб. Серо-желтоватого цвета. Два выпуска:

а) с текстом на обороте I вида

б) 2 серия - с текстом 2 вида.

4) - 500 руб. Желтого цвета. Разновидностей нет.

5) - 1 руб. Светло-коричневого цвета. Текст второго вида, с двумя подписями. Выпущено на 200.000 руб.

6) -5 руб. Синеватого цвета. Серия 1-я, срок действия до 1-го января 1919 г. Две разновидности:

а) с подписями учреждений;

б) с подписями только банка.

         Серия 2-я срок действия 1 мая 1919 г. Подписи только банка, причем, подпись управляющего, как вообще во всех купюрах II выпуска, сделана факсимиле фиолетового цвета. Текст второго вида с двумя подписями. Всего выпущено до 400.000 шт. на 2.000.000 руб.

7) - 10 руб. Красного цвета.1-я серия срок 1 января 1919 г., 2-я серия срок 1 марта 1919 г. В остальном как 5 руб. Всего выпущено до 300.000 шт. на сумму в 3.000.000 руб.

8) - 25 руб. На желтоватой бумаге синяя сетка. Текст фиолетовый. Слова "Государственный банк", "Ставропольское отделение " и "Р.25" отпечатаны красным, а крупная цифра внизу "25" синим цветом. Срок 1 января 1919 г. Слева внизу напечатано "2 серия ", хотя 2 серия уже была в I выпуске от 1/III - 1918 г.;

а) текст первого вида;

б) текст второго вида.

Весь выпуск до 20.000 шт. на сумму до 500.000 руб.

9) - 50 руб. На белой бумаге с сеткой красноватого цвета, черный текст. Цифра "50" внизу и слово "пятьдесят" в центре напечатаны красным. Серия 3-я. Срок 1 января 1919 г.:

а) текст первого вида;

б) текст второго вида.

Выпущено до 9.000 шт. на сумму до 450.000 руб.

10) - 100 руб. Лицевая сторона - зеленая сетка с черным текстом. Цифра "100" внизу темно-зеленая. Серия 3-я - срок 1 января 1919 г. Текст I вида с тремя подписями (Возможно, что купюры 3-й серии выпускались и с текстом на обороте II вида, но В. Соколов писал, что такие экземпляры ему неизвестны).

Остальные серии: 4-я со сроком 1 марта 1919 г., 5-я - 1 марта 1919 г. и 6-я - 1 мая 1919 г. имеют текст на обороте II вида с тремя подписями. Всего купюр 3-6 серий выпущено до 150 000 шт. на сумму до 15.000.000 руб. Серия 4-я как от имени банка, так и от имени учреждений.

11) - 250 руб. 1 серия. зеленовато-желтого цвета. Рамка и текст - фиолетовые, слова "Государственный банк ", "двести пятьдесят рублей" и "Р.250" - красные и цифра 250 внизу ярко-желтая. Текст на обороте:

а) первого вида и б) второго вида. 2 серия - желтого цвета. Печатный текст тех же цветов. Срок - 1 марта 1919 г. Текст второго вида.

12) - 3 руб. Зеленого цвета с черным и зеленым текстом и акцептом на обороте (второго вида) с двумя подписями. Срок - 1 июля 1919 г. 1 серия.

13) - 100 руб. Лицевая сторона зеленоватого цвета. С левой стороны по линии отреза снизу вверх слова "Народный (Государственный) банк", под ними "серия А и №(цифра)" в левом нижнем углу рамка трехсторонняя обычного для ставропольских чеков вида. Вверху отделено чертой: "Настоящий твердый чек имеет хождение до 1 июля 1920 г." Ниже черты идут по строчкам:

1) "Народный (Государственный) банк",

2) "Ставропольское отделение",

3) "7 марта 1920 г."

4) - "прошу заплатить предъявителю сего",

5) - "сто рублей и сумму эту списать",

6) - "с текущего счета",

далее подписи управляющего и кассира сделанные от руки. Посредине чека через весь текст проходит напечатанное темно-зеленым цветом в виде полукруга "РСФСР" и ниже "100". Текст на обороте: "Чек гарантированный (обеспеченный). Настоящий чек обеспечен Ставропольским отделением Народного банка в полной сумме неприкосновенным текущим счетом. Чеки выпущены временно ввиду недостатка в кассе Ставропольского отделения Народного банка денежных знаков и будут обменены на общегосударственные кредитные билеты по получении таковых не позднее 1 июля 1920 г." Ниже - печать отделения (новая - с советским гербом) и подписи от руки контролера и бухгалтера.

14) - 250 руб. Красноватого цвета. Для выпуска этой купюры были использованы чековые книжки, заготовленные государственным банком после использования им чековых книжек для чеков I выпуска. Чеки были отпечатаны по старому правописанию с черным текстом, повторяющим текст книжек. употребленных для выпуска чеков в 50 руб. т.е. о перечислении с текущего счета. Допечатаны красным цветом по новой орфографии слова "Ставропольское отделение Народного банка ", "17-го марта", "20" (допечатано к 19..г.), "двести пятьдесят рублей ", "250 руб.", "Управляющий", "Контролер"; забиты красной краской слова "перечислить" и "на" вместо первого напечатано сверху "заплатить". Подписи от руки. На оборотной белой стороне сверху полукругом в ленте красные буквы: "РСФСР" и ниже красный текст, как и на 100 руб. с изменением лишь в конце: вместо " не позднее 1 июля 1920 г. " напечатано "Чек действителен по 1 июля 1920 г." Печать и подписи как на 100 руб.

 

Приложение 11

Полная коллекция Ставропольских чеков

А. Выпуски Государственного банка.

I выпуск №1 - 25 руб. а) 1 серия; б) 2 серия.

I выпуск №2 - 50 руб. а) дата поставлена штемпелем; б) дата типографская на чеках казначейства; в) на чеках государственного банка.

I выпуск №3 - 100 руб. а) 1 серия, текст 1 вида, т.е. обеспечение ценностями банка;

б) 2 серия, текст 2 вида, т.е. обеспечение текущим счетом вкладчика.

I выпуск №4 - 500 руб.

II выпуск №5 -1 руб.

II выпуск №6 - 5 руб. а) серия 1, подписи учреждений; б) подписи банка; в) серия 2.

II выпуск №7 - 10 руб. а) 1 серия, подписи учреждений; б) подписи банка; в) 2 серия.

II выпуск №8 - 25 руб. а) текст 1 вида; б) текст 2 вида.

II выпуск №9 - 50 руб. а) текст 1 вида б) текст 2 вида.

II выпуск №10 - 100 руб. а) 3-я серия; б) 4-я серия, подписи банка; в) 4-я серия подписи учреждений; г) 5-я серия; д) 6-я серия.

II выпуск №11 - 250 руб. а) 1 серия, текст 1 вида; б) текст 2 вида; в) 2-я серия.

III выпуск №12 - 3 руб.

Б. Выпуск Народного банка.

IV выпуск №13 - 100 руб.

IV выпуск №14 - 250 руб.

Приложение 12

Описание денежных знаков, выпущенных Терско-Дагестанским правительством в январе 1918 г.

         Контрольные марки наклеены на толстую бумагу разных цветов. На лицевой стороне типографская надпечатка: "25-го января 18". С оборотной стороны надпечатка: "Денежный знак имеет хождение наравне с кредитными билетами. Подделка преследуется законом."

№1. 1 рубль, желт. бумага зеленая;

№2. 3 руб., зеленая, бумага розовая;

№3. 5 руб., синяя, бумага розовая;

№4. 10 руб. красная, бумага зеленая;

№5. 25 руб. коричневая, бумага розовая;

№6. 100 руб. син. и красн., бумага красная;

6а) опечатка "билетеми" вместо "билетами".

№7. 25 коп. коричневая, бумага желтая;

№8. 50 коп. синяя, бумага белая.

         Каждая "контролка" имеет две разновидности в типографской надпечатке:

а) Узкое "н", после "18" нет точки (1 выпуск, имам Гоцинский);

б) Широкое "н", после "18" точка (2 выпуск, конец марта 1918 г., при Совнаркоме).

 

Приложение 13

Описание денежных знаков Терской республики

Июнь- июль 1918 г.

Совнарком Терской республики.

         На лицевой стороне 3 и 1 руб. виньетка с надписью " Свобода, равенство и братство". Посредине двуглавый орел со знаменами. Внизу " Разменный знак Совета Народных Комиссаров Терской Республики". Председатель Совета Народных Комиссаров (подпись). Управляющий Нар.(или Госуд.) Банком (Васильев). Комиссар Финансов (Махарадзе). Кассир Нар. Банка (подпись).

         На 5, 10, 25 и 100 руб. незначительно измененная виньетка с двуглавым орлом, но без слов " Свобода, равенство и братство".

          На оборотной стороне: “Разменный знак обязательн. к обращ. наравне с кредит. билет. и обезпеч. всем достоянiем ТЕРСКОЙ Республики. За поддел. виновн. подвергают. наказан., как за подделку кредитн. билетов. 1918." В рамке из лавровых и дубовых ветвей. По бокам цифры, обозначающие номинал купюры, внизу год: 1918. На лицевой стороне серия и №. Бумага обыкновенная, писчая, без водяных знаков. Подпись Буачидзе.

1-й выпуск. Государственный банк. Разменный знак.

№9. 25 руб. син., Сер. А,Б,В,Г,Д.

№10. 100 руб. Сер. Г, Д, с надпечаткой "Ср.Г.Д.", подпись Пашковского;

№10а. 100 руб. Сер. А,Б,В,Г,Д,Е,Ж,З;

2-й выпуск. Народный банк. Разменный знак.

№11. 5 руб. Сер. А,Б,В,Г.;

№11а. 5 руб. Сер. Г. Реверс перевернут.

3-й выпуск. Народный банк. Разменный знак.

№12. 10 руб. красн. Подпись Булле. Сер. А.

4-й выпуск. Июль 1918 г. Разменный знак.

         Малый формат, образца почтовой марки, зубцованные, мелованная бумага. На лицевой стороне виньетка из ветвей, буквы "Т.Р." на ленте вверху. На обороте: "Имеет хожденiе наравне с разменной серебряной монетой".

№13. 10 коп. - синяя;

№14. 15 коп. - коричневая;

№15. 20 коп. - оливковая.

Сентябрь 1918 г. 5-й выпуск Разменный знак.

№16. 1 руб. Сер. А;

№17. 3 руб. Сер. А,Б,В;

№18. 50 руб. Сер. А,Б, шрифт черный;

№18а. 50 руб. Сер. А,Б, шрифт коричневый.

         Совет Народных Комиссаров Терской Республики. На лицевой стороне виньетка из ветвей: вверху "Р.С.Ф.С.Р." Серия и номер. Восходящее солнце и подпись. Надписи на лицевой стороне, сбоку, справа, перпендикулярно к направлению виньетки лицевой стороны. Подписи те же, как на 1 руб. и 3 руб. На оборотной стороне подпись как на предыдущем выпуске.

 

Приложение 14

Oписание чеков Владикавказского отделения Государственного банка.

Для удобства все чеки разделены на три группы:

а) Чеки на произвольные суммы (I и II выпуски);

б) Чеки " 1918 г." с определенными номиналами (III - VI выпуски);

в) Чеки 1920 г. (VII выпуск).

         В каждом выпуске указаны купюры и разновидности, а также и период времени, в течение которого чеки выпускались в обращение. Даты выпуска определены В.М. Соколовым на основании не документальных данных, а на основании записей дат при просмотре в течение нескольких лет значительного числа гарантированных Владикавказских чеков (возможны поэтому отклонения от указываемых дат).

А. Чеки на произвольные суммы.

         Все чеки I и II выпусков имеют с трех-четырех сторон рамку, в которой с каждой стороны напечатано "чек признается действительным в течение десяти дней со времени его выдачи". Печатный текст на лицевой стороне трех видов:

а) "прошу заплатить предъявителю сего… и таковую же сумму списать с моего текущего счета" (1-й вид);

б) вторая часть текста "и на такую же сумму дебетовать мой счет" (текст 2-го вида);

в) вторая часть текста -"и такую же сумму списать с моего условного текущего счета"

(текст 3-го вида).

         Место постановки номинала, порядкового номера чека, а также цвет лицевой стороны чека различны, и по этим отличиям определяются разновидности. Оборотная сторона - белая и на ней поставлено штампом: "Настоящий чек акцептован Владикавказским отделением Государственного банка и имеет хождение наравне с государственными кредитными билетами в течение месяца со дня его выдачи. Чек с исправлениями оплате не подлежит" (5 строчек). Подписи от руки управляющего и контролера и печать банка. На некоторых изъятых из обращения чеках кроме пробивки (14.Г.Б.), имеется на обороте и прямоугольный штамп управляющего Владикавказским отделением Государственного банка с датой (март 1918 г.). Орфография на чеках везде старая, причем, в тексте на обороте сделана грамматическая ошибка: слово "хождение" напечатано через "ять". С левой стороны чеков на отрезе снизу вверх слова "Государственный банк" вычурным шрифтом.

I выпуск (20 декабря 1917 г. - 5 февраля 1918 г.).

         Бланки изготовления Экспедиции заготовления государственных бумаг. На первой строчке под рамкой наименование владельца счета. Бумага с водяными знаками. Фон из цветных неправильных фигурок (фон на чеках №№1 - 6 состоит из переплетающихся белых линий и окрашенных пространств между ними).

№1). Чек сероватого цвета, текст 1 вида, рамка с трех сторон. Номер текущего счета, серия (Д или Е) и порядковый номер чека напечатаны с левой стороны снизу вверх. Номинал под указанием владельца счета с правой стороны после слов "Госуд.банка ". Отмечены чеки с датой от 20 декабря 1917 г. по 5 февраля 1918 г. На некоторых чеках (№1-а), выпущенных со счетов Азовско-Донского коммерческого банка имеются на лицевой стороне в конце текста перед подписью ручная приписка "действителен в течение тридцати дней " и (№1-б) на выпущенных со счета Горнопромышленного химического общества "Алагир" такая же приписка от руки "чек действителен в течение месяца". Чеки с такой припиской встречаются крайне редко.

№2). Чек зеленого цвета, текст 2 вида, рамка с четырех сторон, номера текущего счета нет, порядковый номер чека и серия (Э или Ю) с левой стороны перед словом "Госуд. банка". Даты на чеках с 30 декабря 1917 г. по 20 января 1918 г.

№3) Чек желтого цвета. В остальном подобен чеку №2, но серия В. Отмечены чеки только с датой 15 января 1918 г. выданные Областной продовольственной управой.

№4) Чек желтого цвета. Рамка с трех сторон. В остальном, как №3, но серия Г и В.

Чеки с датами от 10 по 17 января 1918 г.

№5) Чек голубого цвета, рамка с трех сторон. Текст 3 вида. В остальном как у чека №1, но серия Г. Отмечен только один чек на 40 руб., выданный Н.М. Мульченко 13 января 1918 г.

№6) Чек серого цвета. Чек Казначейства. На месте указания владельца счета слова "Госуд. банк"; вместо слов "Госуд. банк" - "Казначейство". Текст 1 вида, рамка с трех сторон, сумма чека в правом верхнем углу, номер счета, серия и порядковый номер как у №1, но серия Г. Дата на чеках от 16 до 22 января.

II выпуск (10 января - 16 февраля 1918 г.)

         Чеки местного изготовления. Бумага без водяных знаков; текст 1 вида. Рамка с трех сторон. Фон из волнистых цветных горизонтальных линий и белых пространств между ними. Номинал чеков часто в круглых цифрах в 5, 10,25,30, 40, 50, 100 и 200 руб.

№7) Чек светло-серого цвета. Номер счета и порядковый номер чека с левой стороны снизу вверх; серии нет. Штампом отпечатано "Владикавказское отделение". Номинал указан рядом со словами "Госуд. банка". Даты на чеках с 10 по 13 февраля 1918 г.

№8) Цвет чека светло-коричневый. Номер счета, как у чека №6, порядковый номер крупным шрифтом в правом верхнем углу, слова "Владикавказское отделение" отпечатаны типографским способом. В остальном подобен чеку №7. Даты на чеках с 27 января по 16 февраля 1918 г.

Б. Чеки 1918 г.

III выпуск (21 февраля - 27 марта 1918 г.)

         Чеки местного изготовления. Лицевая сторона синего цвета, оборот белый. На лицевой стороне с боков и сверху рамка из слов " чек признаётся действительным в течение десяти дней со времени его выдачи". Текст чека, как у чека №8. Номинал (цифрой и прописью) отпечатан красной краской. Номер счета написан от руки или проставлен нумератором, как равно и фамилия владельца счета или название учреждения (от руки или штампом). На обороте печатный акцепт банка: "Чек гарантированный (обеспеченный). Настоящий чек обеспечен суммою, находящеюся на текущем счете во Владикавказском отделении Государственного банка, имеет хождение наравне с государственными кредитными билетами и будет обменен отделением на общегосударственные кредитные билеты при первой возможности”. Подписи управляющего и контролера от руки и печать банка. Штампом поставлена дата выдачи чека из банка владельцу текущего счета.

№9.- 1 руб.

№10. - 3 руб.

№11. - 5 руб.

№12. - 10 руб.

№13. - 25 руб.

№14. - 50 руб.

IV и V выпуски (середина марта 1918 г. - март 1919 г.)

         Отличаются от III выпуска только тем, что вместо трехсторонней рамки с приведенным выше текстом имеют трехстороннюю же рамку без текста из завитков. Печать банка на обороте, как и на всех предшествующих выпусках, круглая с государственным гербом (двуглавый орел с короной) и текстом по кругу " Владикавк. отдел. Госуд. банка". Цвет печати светло-красный или лиловый.

IV выпуск.

На обороте подписи управляющего и контролера от руки.

№15. - 1 руб.

№16. - 3 руб.

№17. - 5 руб.

№18. - 10 руб.

№19. - 25 руб.

№20. - 50 руб.

V выпуск.

Подписи управляющего и контролера печатные.

№21. - 1 руб.

№22. - 3 руб.

№23. - 5 руб.

№24. - 10 руб.

№25. - 25 руб.

№26. - 50 руб.

Эти же чеки, а также чеки III и IV выпусков встречаются как непогашенные (без пробивки), так и аннулированные банком путем перфорирования на них " 14. Г.Б. "Чеки V выпуска с ноября 1918 г. после, очевидно, преобразования банка в Народный банк встречаются (крайне редко), но с другой банковской печатью, а именно: синего или фиолетового цвета с гербом - орел типа Временного правительства - и текстом " Второе Владикавказ. отдел. Народного банка "

№21а. - 1 руб.

№22а. - 3 руб.

№23а. - 5 руб.

№24а. - 10 руб.

№25а. - 25 руб.

№26а. - 50 руб.

         Как второстепенные разновидности чеков III, IV и V выпусков, необходимо отметить чеки, выпущенные от имени Владикавказского казначейства. Эти чеки отличаются от остальных тем, что совсем не имеют номера текущего счета. Такие же чеки от имени казначейства без номера текущего счета встречаются и в I и II выпусках.

VI выпуск (ноябрь 1918 г. - февраль 1919 г.)

Во всем одинаков с V выпуском, но перед порядковым номером чека стоят слова " Сер. А."

№27.- 1 руб.

№28. - 3 руб.

№29. - 5 руб.

№30. - 10 руб.

№31. - 25 руб.

№32. - 50 руб.

Эти чеки встречаются крайне редко, известны в единичных экземплярах, менее редки из них лишь чеки в 10 и 50 руб.

В. Чеки 1920 г.

VII выпуск.

         Бланки чеков V и VI выпусков, т.е. чеки без даты, без наименования владельца счета, без подписи владельца счета и без печати банка на обороте. Имеется лишь порядковый номер чека. Денежный характер этим бланкам придан путем перфорации, которая в 1918- 1919 гг. служила банку для гашения (аннулирования) изъятых из обращения чеков. Перфорация всегда сделана аккуратно, тогда как пробивка на чеках I - VI выпусков при погашении их большей частью небрежная. На чеках V выпуска:

№33. - 5 руб.

№34. - 10 руб.

№35. - 25 руб.

№36. - 50 руб.

На чеках VI выпуска:

№37. - 5 руб.

№38. - 10 руб.

№39. - 25 руб.

№40. - 50 руб.

 

Приложение 15

Фактическое количество изготовленных и выпущенных купюр Общества Владикавказской железной дороги 381

 

НАПЕЧАТАНО

 

 

 

 

Купюры

Образцов листов

Билетов листов

Число билетов
в листе

Общее число билетов

На сумму

Число билетов

На сумму

50 руб.

46

9.463

27

255.501

12775050

170.000

8500000

100 руб.

60

7.965

21

167.265

16726500

150.000

15000000

500 руб.

60

1.997

21

41.937

20968500

32.000

16000000

1000 руб.

120

2.237

12

26.844

26844000

20.500

20500000

——

268

21.662

——

491.547

77314050

372.500

60000000

 

 

 


; Цены на деньги России