на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

    Русский рубль. Два века истории. XIXXX вв.—М.: Прогресс—Академия, 1994.— 336 с: ил.

  Глава VII

РУБЛЬ В УСЛОВИЯХ ТОТАЛЬНОГО ПЛАНИРОВАНИЯ

Складывание двухмасштабной системы цен.

Денежная масса и доходы населения.

Денежная реформа 1947 г.

Неудавшиеся реформы.

После кризиса конца 20-х — первой половины 30-х годов в стране сложился новый хозяйственный механизм, существенно отличавшийся как от нэповской экономики, так и от экономики эпохи «военного коммунизма». От нэпа он отличался тем, что такие экономические категории, как прибыль, сбережения и денежная масса, играли в нем подчиненную, второстепенную роль. А от «военного коммунизма» — тем, что цены, себестоимость и доходы населения не только не были исключены из хозяйственного механизма, а лежали в его основе.

Особая роль цен в посленэповской хозяйственной системе сложилась исторически и имела свою предысторию. До 1931 г. плановое ценообразование не

Григорий Федорович Гринько, нарком финансов в 1930-1937 гг.

239

 

представляло серьезной проблемы. Госплан, ВСНХ и Комитет цен при Совете Труда и Обороны ориентировались на прейскуранты цен, установленные в процессе функционирования рынка в первой половине 20-х годов и вносили в них коррективы, связанные главным образом с величиной снижения цен на отдельные товары. Однако кризис конца 20-х — первой половины 30-х годов до чрезвычайности запутал проблему ценообразования.

Для того чтобы распутать эту проблему, еще в конце 1931 г. постановлением Комитета цен при Совете Труда и Обороны была образована комиссия по ценам во главе с А.И.Микояном. В течение первой половины 1932 г. комиссия и ее председатель боролись против «пестроты и неупорядоченности» действовавших розничных цен. Комиссия составила необъятный список товаров, m которые ей удалось ввести и закрепить этикетные цены, а затем, видимо удостоверившись на собственном опыте в бесплодности такой затеи, занялась выработкой системы построения твердых розничных цен по отдельным товарам. К апрелю комиссии с большим трудом удалось разработать системы цен по pыбе (только для Москвы и Ленинграда) и парфюмерии, поручить разработать такие же системы для макарон, сахара, ниток, силикатов, швейных изделий плодоовощей. Наркомснабу СССР, назначить заседание по розничным ценам на крупу, консервы и мясо, и далее она встала в тупик: как назначать розничные цены на льняные ткани, если их нет на рынке? Какими должны быть цены на хозяйственное мыло, если нет никаких стандартов по его производству? Так не добившись каких-либо успехов в деле ценообразования, 25 апреля 193. Микоян свернул работу комиссии1.

Формирование плановых цен оказалось очень сложной задачей, решение которой заняло не один год. Весной 1932 г. было издано постановление № S: Комитета цен при СТО «Об упрощении исчислений отпускных и розничных цен», в котором дана простая формула: цены товаропроизводящей сети составляются из утвержденных Комитетом цен отпускных цен и торговых наценок начисляемых на отпускную цену2. В июне 1932 г. Наркомфин СССР закончил большое исследование о ценах и накоплении в народном хозяйстве, в котором определил, что в 1931 г. 75% финансового плана государства было мобилизовано через цены3. Представленная в правительство справка об итогах этого следования сыграла большую роль для определения направления работ по ценообразованию. Она позволила установить возможную роль цен в плановое хозяйстве и составить представление о размерах накидок на отпускные цены. Летом 1932 г. Комиссия по ценам Госплана утвердила программу работ по изучению динамики, системы и структуры цены4.

Все это позволило СНК и СТО на протяжении 1933—1936 гг. принять ряд постановлений о порядке утверждения отпускных цен, их изменения и установления цен на новую продукцию, Госплану — разрешить все возникающие на этой почве конфликты между ведомствами, а местным органам управления — принять на основании этого решения о ценах на продукты местной промышленности5.

240

 

 

В результате цены заняли весьма важное место в посленэповской народнохозяйственной системе. Это выясняется из итогов корреляционного анализа основных экономических показателей за вторую половину 30-х — первую половину 60-х годов. Результаты этого анализа можно представить графически (схема 1).

Как видно, денежная масса в обращении более или менее тесно (г=0,55) связана только с реальными доходами населения. Однако оптовые и розничные

Схема 1 Система взаимосвязи между экономическими показателями в 1935—1065 гг.

цены играют во всей системе фундаментальную роль. Связь между ними сохраняется, но при этом оптовые цены теснее связаны с тяжелой промышлен-

241

 

ностью (r=—0,68), а розничные — с легкой (г=—0,71). Заметим, что связь цен с производством отрицательная, т.е. рост производства приводил к снижению цен, а падение производства — к росту цен. Вообще говоря, такую связь можно наблюдать в рамках капиталистического цикла: перед входом экономики в стадию депрессии и перед выходом из нее. Однако в целом для рыночной экономики более характерна прямая связь, когда производство растет вместе с ростом цен, так как увеличивается его рентабельность.

Социалистическая же система действовала так, что рост производства сопровождался снижением цен. Это заставляло предприятия искать резервы для снижения себестоимости. Тем самым все рыночные источники прибыли были исключены, прибыль была возможной только за счет внутрихозяйственных источников. Что же заставляло предприятия увеличивать производство в условиях снижавшихся цен, обрекая себя на снижение прибыли? Ясно, что предприятия увеличивали производство только благодаря спускаемым сверху плановым цифрам. Считалось, что такая механика заставит предприятия постоянно рационализировать производство. Так оно и было, пока не исчерпался весь возможный резерв рационализации и снижение себестоимости не стало производиться за счет ухудшения качества самой продукции.

Узким местом этой системы было отсутствие у предприятий интереса к расширению ассортимента производимых изделий, к освоению новых технологий, к усложнению производственного процесса. Это было заложено самой системой низких и все более снижавшихся оптовых цен. Низкая прибыль предприятий почти полностью расходовалась на заработную плату и амортизацию. Поэтому со временем предприятиям стали передаваться специальные денежные фонды на капитальное строительство и освоение новой техники. Они, конечно, расходовались, но без какой-либо связи с реальными требованиями народного хозяйства. Попытки же предприятий освоить новую продукцию оборачивались для них бедой: первые выпуски такой продукции расценивались высоко, но очень скоро расценки срезались, себестоимость новой продукции оказывалась выше оптовой цены и предприятие попадало в разряд убыточных.

Другой особенностью социалистической народнохозяйственной системы был значительный разрыв между оптовыми и розничными ценами. В отношении к 1913 г. индекс оптовых цен в 1932 г. составлял 2,15, а индекс розничных цен — 4,96е. Таким образом, уже в начале второй пятилетки уровень розничных цен превышал уровень оптовых цен в 2,3 раза. В 1936 г. оптовые цены на изделия тяжелой промышленности были повышены в среднем на 45,6%, а на продукты лесной промышленности — на 25,5%7. Однако уже в 1937 г. индекс розничных цен по отношению к ценам 1932 г. возрос на 23,8%8, так что значительный разрыв между оптовыми и розничными ценами сохранился.

Это означало, что почти вся прибыль от реализации продукции образовывалась в сфере розничной торговли и вместе с торговой выручкой забиралась государством. Такая система таила в себе угрозу образования торговой мафии, утаивающей от государства часть высокой прибыли. Социализм иногда называют системой, с помощью которой государство осуществляло коллективную экс-

242

 

плуатацию трудящихся. Как видим, для социализма еще более характерна сверхэксплуатация промышленных, сельскохозяйственных и торговых предприятий в целом.

Двухмасштабная система цен проявилась не только в разрыве между оптовыми и розничными ценами. Она характерна также для цен на промышленную и сельскохозяйственную продукцию, а также для цен на изделия тяжелой и легкой промышленности. Если принять отпускные цены в 1913 г. за 100, то на начало первой пятилетки общий индекс отпускных цен составлял 180; причем по изделиям производственно-технического потребления — 165,3, а по изделиям личного потребления — 190. На начало же второй пятилетки при общем уровне отпускных цен, равном 228, индекс изделий производственно-технического потребления составил 64,7, а изделий личного потребления — 404. Индекс же заготовительных цен изменился за отмеченный период со 151,4 до 173,8е. И это несмотря на катастрофу в сфере продовольствия. Смысл такой системы заключался в следующем. Низкие заготовительные цены позволяли государству с помощью розничной торговли создавать гигантские накопления за счет сельского хозяйства. Эти накопления почти целиком переходили в сферу тяжелой индустрии, которая могла благодаря этому продавать свою продукцию по очень низким ценам и создавать на нее повышенный спрос. А легкая промышленность, не получавшая больших государственных субсидий, была вынуждена держать отпускные цены на сравнительно высоком уровне.

Высокие цены на изделия легкой промышленности приводили к усилению денежной эмиссии. Только за период с 1 января 1931 г. по 1 января 1934 г. количество наличных денег в народном обращении увеличилось в 2,6 раза. При этом появлялись все новые и новые образцы денег. В 1932 г. в обращение были выпущены новые банкноты достоинством в 3 червонца. В 1934 г. был произведен выпуск новых образцов казначейских билетов. В 1937 г. появились новые банкноты достоинством в 1, 3, 5 и 10 червонцев, а в 1938 г. — новые казначейские билеты достоинством в 1, 3 и 5 руб. Старые деньги использовались наряду с новыми.

Благодаря двухмасштабной системе цен страна довольно быстро двигалась в направлении индустриализации. Однако сельскому хозяйству и легкой промышленности оказалось нелегко выйти из кризиса. Поэтому отменить карточную систему удалось лишь в два этапа. С 1 января 1935 г. были отменены карточки на печеный хлеб, муку и крупу10, что было немедленно расценено складывавшимся в те годы мощным пропагандистским аппаратом как неимоверная забота партии и правительства о благосостоянии трудящихся, хотя при этом произошло значительное повышение розничных цен на хлебные продукты. А карточки на мясо, рыбу, сахар, жиры и картофель удалось отменить только с 1 октября 1935 г.11

Однако в результате отмены карточной системы оказались зафиксированными фактически сложившиеся различия в уровне цен между регионами. О масштабах различий свидетельствует табл. 1.

243

 

Таблица 1

Поясные различия в розничных ценах на 1 января 1935 г. (руб. за кг)12

 

Продукты

Пояса

 

I

II

III

IV

V

VI

VII

VIII

Хлеб ржаной

0,80

0,90

1,00

1,10

1,20

1,25

1,30

1,50

Хлеб пшеничный

1,20

1,80

2,00

2,20

2,40

2,50

2,60

2,80

Мука ржаная

1,35

2,20

2,50

2,70

2,90

3,00

3,20

3,50

Мука пшеничная

2,10

3,20

3,40

3,70

4,00

4,20

4,50

5,00

Пшено

2,40

2,75

3,00

3,10

3,20

3,30

3,40

3,50

Гречневая мука

4,50

4,75

5,00

5,10

5,20

5,30

5,40

5,50

Манная крупа

5,50

5,80

6,00

6,10

6,20

6,30

6,40

6,50

Макароны

4,50

4,80

5,00

5,30

5,60

5,80

6,20

6,50

Горох

4,20

4,30

4,50

4,80

5,10

5,40

5,70

6,00

Рис

9,0

10,0

10,0

10,0

10,0

10,0

9,5

10,0

Как видим, по большинству продуктов поясные цены различались в 1,5—2 раза. Это означало, что покупательная сила рубля в разных регионах колебалась в широких пределах. Однако часто цены были разными и в пределах одного пояса. Это было особенно характерно для третьего пояса, куда относились, наряду с Москвой и Ленинградом, почти все регионы потребляющей полосы. В связи с этим в 1936 г. Совет Труда и Обороны принял специальное постановление об установлении для третьего пояса единой государственной поясной розничной цены на ржаной хлеб13.

Значительная разница в ценах существовала и в пределах одного города. Продовольственный кризис первой половины 30-х годов породил известную систему торгсинов, принимавших к оплате не обесценивавшиеся рубли, а золото и валюту. С середины 30-х годов большое распространение получает система так называемых «показательных» универмагов Союзунивермага Наркомторга СССР, торговавших по повышенным ценам. Проведенное в начале 1938 г. обследование 18 «показательных» универмагов установило, что их цены были на 30—55% выше общегосударственных14. Однако постановлением № 12, принятым Экономсоветом при СНК СССР 5 января 1939 г., цены в таких универмагах были снижены только на 6—15%15.

Таким образом, двухмасштабная система цен сделала невозможной измерять с их помощью общественно необходимые затраты труда. Складывалась парадоксальная ситуация. С одной стороны, государство сознательно манипулировало ценами с тем, чтобы обеспечить нужное для него направление экономического развития. С другой стороны, благодаря такой манипуляции оно лишалось реальной оценки эффективности хозяйственных решений. Что, например, значила оценка произведенного национального дохода, если при этом

244

 

складывалась чистая продукция сельского хозяйства, оцененного по произвольно назначенным государством низким заготовительным ценам, с чистой продукцией отраслей легкой промышленности, где цены были относительно высокими? В итоговой цифре завышался вес торговой прибыли, и ее изменения затрудняли оценку динамики производства. Неблагоприятное положение в сельском хозяйстве влияло на национальный доход лишь несколько месяцев спустя, да и то в сглаженном виде, что затрудняло принятие своевременных и адекватных решений. Глядя на сравнительно благополучную, но недостоверную из-за произвольных цен статистику, государство откладывало необходимые решения до того времени, когда ситуация принимала характер катастрофы, из которой было очень трудно выбраться.

Конечно, не плохо было бы назвать конкретного автора такой системы ценообразования. Однако это невозможно сделать. Ясно, что ее нельзя списать на К.Маркса, В.И.Ленина или И.В.Сталина: в их работах просто отсутствуют такие детальные проработки функционирования системы социализма. Двухмасштабная система цен — детище советских наркоматов, плод коллективной работы управленческой мысли. Определенный вклад в ее разработку внес С.Г.Струмилин, который еще в 1929 г. отстаивал идею разных масштабов цен в оптовой торговле (прежде всего для зависимых от государства совхозов) и в сфере розничной продажи18. Идеологом разномасштабного ценообразования на протяжении многих десятилетий был Ш.Я.Турецкий17. Двухмасштабную систему цен отстаивали также авторы учебников и пособий по ценообразованию18.

Конечно, у нее были и противники. Но система уже перемалывала тех, кто осмеливался выступать против нее как в большом, так и в малом. Поэтому нам известны имена противников этой системы, выступивших против нее только в 60-е годы.

Многомасштабная система цен получила широкое распространение в годы Отечественной войны. В 1944 г., по отношению к 1940 г., цены на колхозных рынках достигли 1069,7%, а в государственной торговле, реализовавшей продукты по карточкам, индексы цен на продовольствие составили только 200,6%19. Широкое распространение получила сеть коммерческих магазинов, где цены превышали единые розничные государственные цены в 30—100 раз20.

С одной стороны, все это давало практически неограниченные возможности для обогащения одних слоев населения и обнищания других. А с другой стороны, прямо поощряло стремление к наживе, давая возможность расходовать незаконные доходы в государственной коммерческой торговле. Для того чтобы изучить процесс материального расслоения, необходимо обратиться к динамике денежной массы и доходов.

Насколько незначительной была роль денежной массы в посленэповской экономике, свидетельствует следующий яркий факт. Когда в начале 30-х годов коммерческий и вексельный банковский кредит был заменен прямым плано-

 245

 

вым целевым кредитом, то первое время кредитование осуществлялось автоматически, вне зависимости от собственных средств предприятий и организаций и их рентабельности21. Деньги эмитировались в зависимости от спроса на них. Это была наиболее важная причина падения внутреннего значения рубля. Одновременно рубль потерял престиж и за рубежом. Этому способствовало резкое сокращение внешней торговли. Если в 1932 г. стоимость экспорта равнялась 433 млн. довоенных рублей, то уже в 1934 г. она сократилась до 190 млн. руб. Импорт за то же время сократился в 4 раза22. Страна быстро скатывалась к экономической изоляции.

Несмотря на то что размеры эмиссии определялись только потребностью страны в наличных деньгах, существовали определенные ограничения размеров наличной денежной массы. Главным из них был размер фондов заработной платы. Другим ограничителем, впрочем, игравшим разную роль в отдельные периоды развития посленэповской хозяйственной системы, был размер товарооборота. Поэтому рубль хотя и не занимал центрального места в посленэповской экономике, тем не менее оказывал значительное воздействие на доходы, сбережения и покупательную способность населения, на размещение рабочих рук по отраслям производства. Особенно велика была роль рубля в социальном расслоении общества, происходившем на основе тех возможностей, которые предоставляла для этого двухмасштабная система цен.

В табл. 2 приведены данные об изменении фонда заработной платы и среднегодовых денежных доходов населения.

Таблица 2

Количество денег в обращении,

сбережения и среднегодовые денежные доходы населения в 1932—1950 гг.23

 

 

1932

1933

1934

1935

1936

1937

1940

1950

Количество денег

32,7

34,0

44,4

56,2

71,6

81,0

134,7

311,2

Остатки вкладов

15,8

20,9

23,3

23,9

37,5

42,6

72,5

185,3

руб. на одного работника

Денежные доходы

1427

1556

1858

2269

2751

3047

3972

7704

в том числе:

Крупная промышленность

1466

1667

1988

2370

2859

3160

4092

8496

Строительство

1509

1643

2041

2461

2999

3329

4356

7872

Сельское и лесное хозяйство

931

1020

1252

1548

1901

2118

2796

4740

Просвещение

1633

1747

2048

2384

2807

3067

3876

8016

Коэффициент корреляции между количеством денег в народном обращении и средним годовым денежным заработком рабочих и служащих равен г=0,996. Это означает, что 99% всех изменений в денежной массе объяснялись изменениями в уровне денежных доходов населения. Если исключить

246

 

денежные доходы в сельском и лесном хозяйстве, то заработки в остальных отраслях народного хозяйства окажутся очень близки друг к другу. Однако это не означает, что государство сознательно стремилось к уравниванию доходов рабочих и служащих. Равенство их доходов объяснялось тем, что в среднем они не выходили за пределы прожиточного минимума. Этим же объясняется разительный контраст между доходами промышленных и сельскохозяйственных рабочих и служащих. В деревне прожиточный минимум был иным, чем в городе.

Дополнительным инструментом для поддержания денежных доходов населения на уровне прожиточного минимума были принудительные государственные займы. Если рабочий или служащий не подписывался на государственный заем, то он подвергался публичному осуждению как человек, который ради своих корыстных интересов не желает помогать государству трудящихся. Было организовано соревнование по размерам подписки на заем. Многие вынуждены были расходовать на очередной займ всю месячную зарплату.

Равновесие между денежной и товарной массой поддерживалось как близостью доходов к прожиточному минимуму, так и отсутствием у подавляющей части населения крупных денежных вкладов. В январе 1934 г. произошло выделение мелких (до 5 руб.) вкладчиков на особый объединенный счет. Оказалось, что по РСФСР удельный вес таких вкладчиков в начале 1934 г. достигал 46,3%, а в начале 1935 г. — 49,9%24. Их было бы гораздо больше 50%, если бы в качестве мелких рассматривались вклады в размере до 10 руб, (стоимость одного килограмма риса или половины килограмма зеленого чая в Москве и Ленинграде)25.

Интересно также посмотреть размеры вкладов по отдельным социальным группам. В этом плане мы располагаем довольно подробными данными по РСФСР (табл. 3).

Таблица 3

Сберегательные кассы РСФСР в 1932—1935 гг.26

 

 

Дата

 

1.1.1932

1.1.1933

1.1.1934

1.1.1935

Остатки вкладов (млн. руб.)

Рабочих и служащих

330,1

473,4

563,7

838,2

Крестьян

55,4

68,8

89,3

137,3

Прочих

114,8

125,6

152,4

208,4

Всего

500,3

667,8

805,4

1183,9

Кроме того, мелкие вкладчики

0

9,0

20,6

23,1

Рабочих и служащих

8348,3

8976,4

7279,7

6845,0

Крестьян

4075,9

3979,5

3561,7

3674,0

Прочих

2359.3

2136,7

1663,8

1448,0

Всего

14810,2

15092,6

12505,2

11967,0

Кроме того, мелкие вкладчики

1034,6

5759,4

10784,5

11901,2

247

 

На 1932 г. вкладчиками были 50,9% рабочих и служащих. Если учитывать всех рабочих и служащих, то средний размер их сбережений составлял 20,1 руб. на человека. Если же считать только вкладчиков, то средний размер вкладов был равен 39,4 руб. В 1935 г. доля вкладчиков сберкасс среди рабочих уменьшилась до 42,0%, а средний размер их сбережений увеличился до 51,4 руб., а по вкладчикам — до 122,5 руб.

Такая же динамика, только на более низком уровне, наблюдалась и среди крестьян. Если считать, что число крестьянских дворов в РСФСР с 1932 по 1935 г. уменьшилось с 17,1 до 16,9 млн., то процент вкладчиков среди них за тот же период сократился с 23,8% до 21,7%, а приходящийся на один крестьянский двор средний размер вклада увеличился с 3,2 до 8,1 руб. Среди же крестьян-вкладчиков средний размер вклада увеличился с 13,6 до 37,4 руб.

Как видим, «переход к рынку» в 1934 г. снизил количество вкладчиков, но увеличил средний размер сбережений. Таким образом, налицо процесс материального расслоения. Его характерной чертой было то, что не столько различались по состоятельности принятые в статистике социальные группы, сколько происходило образование состоятельных групп внутри рабочих, крестьян и служащих. В середине 30-х годов около половины семей вообще не имели вкладов и жили от зарплаты до зарплаты; среди же вкладчиков около половины имели чисто символические вклады до 5 руб.; зато среди оставшихся 25% средний размер вклада был равен 98,8 руб. К сожалению, нет никакой возможности провести более детальную группировку.

Главным фактором расслоения была двухмасштабная система цен при невозможности какого-либо контроля за перераспределением денежной массы. «Спекулянты» скупали у крестьян яйца и масло по ценам, превышающим государственные заготовительные цены, перепродавали эти продукты в городах по ценам ниже государственных розничных и оставались с большой прибылью. Самые нужные товары повседневного спроса — мясо, мука, соль, спички, керосин, —

Влас Яковлевич Чубарь (крайний слева), нарком финансов с августа 1935 г. по январь 1938 г.

248

 

имевшиеся на складах предприятий в достаточном количестве, прятались торговыми работниками под прилавок, а оттуда переходили к полулегальным и нелегальным торговым посредникам. Проверки торговых точек обнаруживали гигантские недостачи. Время от времени партийная советская печать обнаруживала, что торговля каким-нибудь важным для потребления товаром в целом районе захвачена перекупщиками. Уголовный розыск устраивал в городах настоящие облавы на торговок модными женскими беретами или мужскими ситцевыми рубахами. Однако так называемая «торговля с рук» была неистребима.

Процесс материального расслоения пошел гораздо быстрее в годы Отечественной войны, когда денежная эмиссия необычайно усилилась, а потребительские товары, в том числе продовольственные, исчезли из свободной продажи и распределялись по карточкам в недостаточном для поддержания жизни количестве. В этих условиях появились неисчерпаемые возможности для легального и нелегального перераспределения доходов. Выше мы отмечали, что с 1940 по 1944 г. цены на колхозных рынках увеличились в 10 с лишним раз. А объем реализации за 1944 г. составил по отношению к 1940 г. 55,1%27. Это означает, что доходы лиц, торговавших на рынке, вполне легально увеличились примерно в 6 раз.

Однако в неизмеримо большей степени возросли нелегальные доходы тех, кто во время войны соприкасался с материально-техническим снабжением армии, предприятий и населения. В целях борьбы с этим было издано специальное постановление Государственного Комитета Обороны. 1 февраля 1943 г. ВЦСПС принял свое постановление «Об усилении борьбы профсоюзных организаций с расхищением и разбазариванием продовольственных и промышленных това-

Сберкасса. Выборг, 1940 г.

249

 

Сыктывкар, 1940 г.'

ров». В нем, в частности, говорилось: «За время войны в торговых снабженческо-сбытовых и производственных организациях значительно возросли расхищение и разбазаривание продовольственных и промышленных товаров, злоупотребление с продовольственными и промтоварными карточками, обмеривание, обвешивание и обсчет покупателей... В результате этого значительная часть товаров, выделяемых государством для снабжения рабочих и служащих, не доходит до потребителя и попадает в руки воров и спекулянтов»28. Был организован массовый контроль над работой торговой сети и предприятий массового питания. Однако общественные контролеры, избираемые из числа нуждающихся, за небольшие продуктовые и денежные взятки закрывали глаза на незаконное перераспределение продуктов. В результате в стране стала складываться организованная хозяйственная преступность.

Ясно, что появление лиц с крупными денежными сбережениями нарушало равновесие между денежной и товарной массой и грозило развалом всей хозяйственной системы, сложившейся во второй половине 30-х годов. Именно этим объясняется ожесточенная борьба государства не только с хищениями государственной собственности, но и со всякими проявлениями предпринимательства и хозяйственной инициативы. Не ограничиваясь мерами по «общественному» и административному контролю, государство стремилось изъять денежные излишки любыми способами. Одной из наиболее известных мер в этой области была денежная реформа 1947 г.

Об этой денежной реформе написано немало работ29. Ее содержание раскрыто достаточно подробно. 14 декабря 1947 г. Совет Министров Союза СССР и ЦК ВКП(б) издали постановление «О проведении денежной реформы и

250

 

отмене карточек на продовольственные и промышленные товары»30. В соответствии с этим постановлением с 16 декабря выпускались в обращение новые денежные знаки в рублях образца 1947 г. Вся денежная наличность у населения, предприятий и учреждений, а также колхозов, кроме разменной монеты, обменивалась в отношении 10 руб. старого образца на 1 руб. нового образца. Это, однако, не было связано с изменением курса рубля: пересчет размеров заработной платы, а также доходов крестьян от государственных заготовок не производился, цены по одним товарам снижались, а по другим оставались прежними. Вклады в сберегательных кассах размером до 3 тыс. руб. переоценивались рубль за рубль, а свыше этого — уменьшались в 10 раз31. Производилась конверсия всех принудительных займов (кроме займа 1947 г.). Они объединялись в единый займ и обменивались в отношении 3 руб. в облигациях прежних займов на 1 руб. нового единого займа. Резко уменьшался процент, выплачиваемый по займам. Это был подлинный грабеж трудящихся.

Государство мотивировало реформу тем, что «спекулятивные элементы воспользовались наличием большого разрыва между государственными и рыночными ценами, равно как и наличием фальшивых денег, для накопления денег в больших размерах в целях наживы за счет населения», а также невозможностью перехода к открытой торговле, «так как излишние деньги в обращении взвинчивают рыночные цены, создают преувеличенный спрос на товары и облегчают возможность спекуляции»32.

Борьба с нажившимися спекулянтами плохо согласовывалась с той практикой реформы, в соответствии с которой уменьшалась в десять раз вся денежная наличность, а не чрезмерные ее накопления. Главный удар пришелся не по спекулянтам, а по тем рабочим, крестьянам и служащим, которые не имели вкладов в сберкассах (их было около 50%) и жили от зарплаты до зарплаты. Что же касается спекулянтов и расхитителей государственной собственности, то многие из них своевременно получили подробную информацию о реформе и успели распределить свои вклады по множеству мелких счетов. В столичных городах были случаи, когда один человек имел несколько сотен сберегательных книжек33. Если говорить о пострадавших расхитителях государственной собственности, то среди них преобладали жулики-одиночки. Организованная же преступность только еще больше сплотилась после реформы 1947 г.

Конечно, большинству обладателей крупных денежных сбережений приходилось вести двойную жизнь. В конце 40-х — первой половине 50-х годов они еще не успели подкупить и подчинить себе правоохранительные органы. На работе и там, где их хорошо знали, они старались выглядеть возможно скромнее, чтобы не попасть на заметку завистливому соседу или сослуживцу. Зато отпуск они проводили в Крыму, Сочи или Кисловодске, где снимали самые дорогие квартиры, ездили только на такси, питались только в ресторанах, прекрасно одевались. Их притягивали привилегированные санатории, дома творчества и театральные премьеры.

251

 

Сберкасса. Якутия, 1940 г.

Знаток закулисной жизни Москвы Анатолий Рубинов рассказывает, как отдыхали в знаменитом сочинском санатории «Заря» работники московского овощного магазина «Консервы». Санаторий был переполнен простыми путевочниками, которые из-за нехватки мест ночевали во всех служебных помещениях и даже в кабинетах врачей. Однако каждый из работников магазина получил в свое распоряжение свободный двухспальный номер. Главный бухгалтер магазина взяла на двадцатичетырехдневный отпуск сорок восемь смен одежды. Она никогда не показывалась в одном наряде дважды. Заместитель директора того же магазина абонировал на весь отпуск такси. Каждый день он ездил на нем в Мацесту, а однажды ради чашки турецкого кофе съездил в Новый Афон. Ему также не нравились сочинские фрукты. Он позвонил в Москву, и на следующий день самолет доставил ему мандарины, бананы и неведомую никому папайю34.

Разумеется, не могло быть и речи о том, чтобы подобные богачи 50-х годов использовали рубль для какой-либо производительной работы. Относительно небольшая часть рублевых средств перетекала из карманов расхитителей в карманы официантов, парикмахеров, работников санаториев или расходовалась на модные заграничные безделушки. Однако большая часть рублевых сбережений лежала без движения и переходила к детям, которые созрели для активной «трудовой» деятельности во второй половине 60-х годов. Нужно ли после этого удивляться тому, что денежное обращение во второй половине 30-х — начале 60-х годов имело слабую корреляцию с другими экономическими показателями?

Что действительно удалось сделать государству с помощью денежной реформы 1947 г., так это существенно сжать денежную массу, находившуюся у трудящихся, государственных и кооперативных предприятий. За счет этого был в основном ликвидирован дефицит основных товаров народного потребления. В результате государство смогло в течение многих лет непрерывно проводить снижение розничных цен в государственной торговле (табл. 4).

252

 

Таблица 4

Индекс государственных розничных цен

(цены IV квартала 1947 г. приняты, за 100)3i

 

Дота

Товары

 

все

продовольственные

непродовольственные

1 марта 1948 г.

83

82

86

1 марта 1949 г.

71

68

78

1 марта 1950 г.

57

53

65

1 марта 1951 г.

53

48

63

1 апреля 1952 г.

50

43

62

1 апреля 1953 г.

45

38

57

1 апреля 1954 г.

43

38

53

Учитывая повышение покупательной способности рубля, советское правительство 1 марта 1950 г. произвело повышение курса рубля в отношении иностранных валют, перевело его на золотую основу и определило золотое содержа-

Алексей Николаевич Косыгин (в центре), министр финансов с февраля по декабрь 1948 г.

253

 

ние рубля в 0,222168 г чистого золота36. Все это имело большое значение для развития внешней торговли. По сравнению с 1938 г. внешнеторговый оборот СССР в 1955 г. вырос в 12,3 раза. Однако при этом свыше 75% оборота приходилось на зависимые от СССР социалистические страны. Таким образом, оборот с несоциалистическими странами возрос только в 3 раза. С развитыми же капиталистическими странами оборот увеличился всего в 2 раза37. Однако надо учесть, что на 1938 г. приходился пик экономической изоляции СССР. В отношении к любому другому довоенному году эти цифры будут значительно меньше (табл. 5).

Таблица 5

Внешняя торговля СССР (в млн. руб. по курсу 1 января 1961 г. )38

 

Год

Экспорт

Импорт

Оборот

Баланс

1932

451

552

1003

-101

1937

295

229

524

+66

1938

230

245

475

-15

1940

240

245

485

-5

1946

588

692

1280

-104

1950

1615

1310

2925

+305

1955

3084

2754

5838

+330

1960

5007

5066

10073

-59

1961

5399

5245

10644

+154

1962

6327

5810

12137

+517

1963

6545

6353

12898

+192

1964

6915

6963

13878

-48

 

При этом рубль участвовал в международных расчетах только с социалистическими странами. Это, конечно, значительно расширяло сферу действия рубля. Однако основой для расчетов с развитыми капиталистическими странами продолжали служить золото и валютные резервы.

 

Повышение курса рубля имело под собой только относительное сокращение покупательной способности населения. Прочных экономических основ у него не было. Об этом свидетельствует, в частности, то, что заготовительные и закупочные цены после реформы 1947 г. не уменьшались, а росли, причем весьма значительно (табл. 6).

Если бы речь шла о рыночной экономике, то приведенные выше данные могли бы рассматриваться как признаки галопирующей ин-

254

 

фляции. За 1947—1958 гг. закупочные цены на пшеницу увеличились в 6 раз, на рожь — в 11 раз, на хлопок — в 2 раза, на лен — в 8 раз, на сахарную свеклу — в 3 раза, на подсолнечник — в 8 раз, на картофель — в 9 раз, на крупный рогатый скот — в 27 раз, на овец и коз — в 19 раз, на свиней — в 12 раз и на молоко — в 5 раз. Однако советская двухмасштабная система цен создавала определенный резерв, позволявший увеличивать закупочные цены при снижении розничных цен. Так, в 1954 г. розничные цены за говядину превышали заготовительные цены на крупный рогатый скот в 5 раз, на молоко — в 3 раза, а на свеклу — в 4 раза39.

Таблица 6

Средние заготовителыю-закупочные цены (руб. за тонну)*0

 

Продукты

Год

 

1947

1952

1953

1954

1955

1958

Пшеница

94

97

238

729

508

602

Рожь

61

62

104

391

414

644

Хлопок-сырец

1419

3188

3341

3252

3060

3334

Льноволокно

2044

6975

9684

11579

14996

16898

Сахарная свекла

87

105

152

117

137

230

Подсолнечник

190

192

1014

1202

1895

1485

Картофель

46

53

168

196

195

419

Крупный рогатый скот

215

500

1688

2380

2320

5733

Овцы и козы

260

360

1705

2189

2430

4974

Свиньи

705

700

3169

5502

5642

8095

Молоко

255

280

571

638

848

1139

Сберкасса. Москва, 1952 г.

255

 

Этот резерв не был, конечно, беспредельным. Если отношение розничных цен к оптовым было меньше трех, то двухмасштабная система цен уже не приносила государству необходимых денежных средств для перераспределения прибыли между отраслями народного хозяйства. Такая ситуация сложилась во второй половине 50-х годов. Стало ясно, что без реформ народного хозяйства обойтись не удастся.

В литературе период реформ социалистической хозяйственной системы относят к 1965 г., когда после мартовского и сентябрьского (1965 г.) Пленумов ЦК КПСС, а также шестой сессии Верховного Совета СССР были приняты важные решения по преодолению недостатков управления народным хозяйством, переходу к экономическим методам руководства, повышению материальной заинтересованности трудящихся в результатах своего труда41. На самом деле эти решения были итогом начавшейся еще после смерти Сталина борьбы в верхнем эшелоне власти, и открыл эру реформ Г.М.Маленков.

Политика Маленкова была полным контрастом политике Сталина. Он пытался увеличить доходы населения, переориентировать экономику на производство товаров народного потребления, снять военную конфронтацию с западными державами, а в момент народного восстания в Берлине предложил (вместе с Л.П.Берией) Президиуму ЦК отказаться от строительства социализма в ГДР (этого ему никак не хотел простить Н.С.Хрущев). Финансовая политика Маленкова подчинялась задачам его внутренней политики и именно потому была противоречивой. С одной стороны, он сократил размеры принудительных займов с 35,7 млрд. до 15,3 млрд. руб. и урезал государственные расходы. С другой стороны, он планировал увеличить инвестиции в легкую промышленность с 3,14 млрд. до 5,85 млрд. руб.42 Было, однако, неясно, как при существенном сокращении займов и государственных расходов найти средства для финансирования легкой промышленности.

Хрущев перенес центр реформаторских усилий государства с легкой промышленности на сельское хозяйство. Его привлекали только грандиозные идеи, требовавшие огромных затрат. Освоение целинных и залежных земель потребовало от государства 44 млрд. руб.43 Академик С.Я.Жук заразил Хрущева своим проектом переброски стока рек Печоры и Вычегды в Каспийское море. Смета этого проекта составляла около 7 млрд. руб. В ряде случаев деньги отпускались на такие проекты, целесообразность которых даже не обосновывалась, а альтернативные варианты не сравнивались. Так, сам Хрущев простодушно признавался: «Взять, к примеру, Братскую гидроэлектростанцию. Мы ее скоро построим, но потребителя электроэнергии, которую будет вырабатывать эта станция, мы на месте пока не имеем»44. А ведь это строительство унесло более 15 млрд. руб.

 

 

ИЛЛЮСТРАЦИИ

1.

Выигрышный билет Государственного казначейства, имевший хождение в первые годы советской власти

2.-4.

Деньги, отпечатанные в первые годы советской власти с матриц денег дореволюционной России

5.-8.

«Думские» деньги, выпущенные Временным правительством в апреле 1917 г.

Из-за нехватки денег имели хождение в начале 20-х гг.

(лицевые и оборотные стороны)

9.—16.

Деньги, отпечатанные советским правительством с матриц денег, выпущенных Временным правительством

17. —18.

Билет 4,5%-го выигрышного займа, выпущенный Временным правительством

в августе 1917 г. Использовался после революции в октябре 1917 г. в качестве денег

(лицевая и оборотная стороны)

19.

Билет «Займа свободы». Был выпущен Временным правительством в сентябре 1917 г.

Имел хождение вплоть до 1921 г.

20.—28.

Деньги 1919 г. — «живые свидетели инфляции»

29.30.

Рубль, выпущенный Казанским рабочим кооперативом (лицевая и оборотная стороны)

31.—32.

«Деникинская» денежная купюра (лицевая и оборотная стороны)

33.

Кредитный билет г. Одессы

34.

Денежный знак Украинской директории

35.—39.

Деньги 1921 г. Инфляция растет

40.—43.

Деньги 1923 г.

44.-45.

Деньги 1938 г.

46.

Первое изображение В.И. Ленина на деньгах

47.

Рубль 1947 г.

 

Облигация внутреннего государственного займа развития народного хозяйства, 1956 г.

Л.И.Брежнев и А.Н.Косыгин сосредоточили внимание на техническом перевооружении народного хозяйства, автоматизации производства и управления производственными процессами. Предпринятые в этом направлении конкретные шаги увеличили капиталовложения на 47% и довели их до уровня 310 млрд. руб.45

Беда нашей послевоенной экономики заключалась в том, что сменявшие друг друга соперничавшие политические группировки стремились первым делом перечеркнуть то, что было сделано их предшественниками. Так, развернувшаяся при Брежневе и Косыгине агропромышленная интеграция, на которую было израсходовано около 170 млрд. руб. и которая дала неплохой эффект в области производства овощей, фруктов, а также эфирномасличных культур, при Ю.В.Андропове и К.У.Черненко была жестоко разгромлена, а ее сторонники (например, И.И.Бодюл) были выведены из состава ЦК КПСС и едва не попали на скамью подсудимых. Такая же судьба постигла создаваемые на предприятиях автоматизированные системы управления (АСУ).

Таким образом, хотя необходимость реформ была осознана руководством КПСС, каждый новый руководитель партии стремился присвоить лавры ре-

 

Арсений Григорьевич Зверев, нарком, затем министр финансов СССР в 1938-1960 гг.

 

форматора непосредственно себе и тем самым вынужден был придумать то, что не приходило в голову его предшественникам. Начатые до него капитальные работы признавались нецелесообразными, а отпущенные на них денежные средства списывались. Это самым пагубным образом отразилось как на народном хозяйстве в целом, так и на денежном обращении в частности.

Впрочем, провал реформ нельзя объяснить только тщеславием сменявших друг друга генеральных секретарей. Реформы терпели неудачу еще и потому, что затрагивали интересы определенных слоев общества.

Монеты, выпущенные в период «хрущевской» денежной реформы

 

258

 

Так, например, разгром упоминавшейся выше агропромышленной интеграции был проведен не без содействия сформировавшейся к тому времени мощной торговой и сельскохозяйственной мафии. Получившая в свои руки к концу 60-х годов сеть городских плодоовощных баз, торговая мафия развернула активную деятельность по перепродаже части колхозной и совхозной продукции через колхозные рынки. В связи с этим в начале 70-х годов на колхозных рынках началась «революция цен». Продукция колхозников скупалась оптом и перепродавалась по произвольно установленным ценам. На плодоовощных базах в это время шла усиленная сортировка овощей и фруктов. Нестандартные овощи и фрукты поступали в сеть государственных магазинов, а первосортные — на рынки.

Ясно, что внешние результаты такой деятельности отразились в государственной статистике: по ее данным, плодоовощные совхозы практически ничего не производили, тогда как рыночные прилавки буквально ломились от свежей зелени и фруктов, поступавших от частных лиц. Немудрено, что статистики сделали на этом основании вывод о фантастически высокой производительности приусадебных участков и крайне низкой урожайности и неимоверных потерях при уборке колхозной и совхозной продукции.

И вот в этот отлаженный торговой и сельскохозяйственной мафией механизм вторглась агропромышленная интеграция. Совхозы Краснодарского края, Крыма, Молдавии и Закавказья получили в свое распоряжение заводы по переработке сырья, транспортные средства и сеть городских магазинов. За короткий срок свежая зелень и консервированные овощи и фрукты переполнили специализированные магазины и поставили под угрозу доходы мафии от «колхозной» 5 торговли.

Мафии пришлось обороняться. Первым делом у совхозов-заводов были отобраны транспортные средства и специализированные магазины. Плодоовощные базы отказывались принимать их продукцию. Все складские совхозные помещения оказались переполненными. Урожай гнил на полях.

Вот типичный пример. Во второй половине 70-х годов под Новосибирском были построены два специализированных совхоза, призванных обеспечить город собственными помидорами. Когда настало время вывезти собранный урожай, городские власти, ссылаясь на объективные трудности, отказались прислать грузовики. В то же самое время грузовики нашлись для того, чтобы доставить болгарские помидоры. А в нескольких километрах от города помидоры гнили на полях.

На первый взгляд, наш рассказ может показаться далеким от проблем русского рубля. На деле это не так. Для того чтобы создать систему перераспределения сельскохозяйственной продукции и заставить забуксовать агропромышленную интеграцию, мафия нуждалась в колоссальных денежных накоплениях. Деньги шли на то, чтобы скрыть факт задержки на базах ушедшей по документам в магазины продукции, для того, чтобы организовать транспортировку этой продукции на колхозные рынки, чтобы содержать сеть подставных торговцев и перекупщиков, на подкуп ОБХСС, милиция и городских властей.

259

 

Так постепенно из сравнительно скромных денежных накоплений, созданных на основании «усушки и утруски», возникали огромные капиталы, позволявшие манипулировать значительной долей товарной массы страны, держать под контролем чиновников, органы охраны порядка, суд. Конечно, существовало много других причин появления разъедавших социализм коррупции, теневой экономики, мафиозных кланов. Здесь и неповоротливость, неэффективность социалистического производства и торговли, и низкий уровень жизни рядовых чиновников, работников милиции и суда, и многое другое. Но нельзя забывать главную причину — существование денег в отсутствии экономической свободы. Без денег были бы невозможны ни сверхтрудовые накопления, ни взяточничество, ни сама мафия.

Так что же, скажет читатель, если деньги разъедают социализм, то не лучше ли социализму обойтись без денег? К сожалению или к счастью (оценка зависит от наших идейно-теоретических позиций), никакая современная экономика без денег обойтись не может. Гораздо легче уничтожить социализм, чем деньги.

Иное дело, что возможны два пути разрешить это противоречие. Первый путь связан с мгновенной легализацией всей теневой экономики, приватизацией государственных предприятий, снятием всех запретов на экономическую деятельность. Второй путь — постепенное реформирование торговли, производства, денежной системы, шаг за шагом стирающее грани между социализмом и капитализмом. Во второй половине 50-х — начале 80-х годов страна двигалась именно по второму пути.

Кардинальная реформа денежного обращения была задумана едва ли не сразу после окончания Отечественной войны. Большую роль в этих планах играли работы молодых экономистов В.П.Дьяченко и Я.А.Кронрода, которые отстаивали идею усиления функции денег, повышения роли товарного производства и приведения в действие закона стоимости в условиях социализма еще в конце 40-х — начале 50-х годов48.

ЦК КПСС согласился на реформу денег и ценообразования в декабре 1956 г., когда на Пленуме ЦК существовавшая система планирования была подвергнута критике. В 1957 г. Дьяченко разработал «проспект» исследования проблемы «Закон стоимости и ценообразование в СССР»47. Предлагавшаяся им реформа денежного обращения и ценообразования имела в своей основе учет соотношения спроса и предложения при определении цен, их оперативное изменение торгующими организациями, а также приведение денежной массы в соответствие с товарной.

В январе 1959 г. Президиум Академии наук СССР создал комиссию по исчислению стоимости в народном хозяйстве, в состав которой вошли В.С.Немчинов (председатель), С.Г.Струмилин, В.П.Дьяченко, Л.В.Канторович, Н.Н.Некрасов, В.Н.Старовский, М.А.Стырикович, Т.С.Хачатуров и З.Ф.Чуханов. В марте 1959 г, комиссия должна была дать предложения по исчислению стоимости в социалистическом хозяйстве48. Однако работа шла медленно. Только в январе 1961 г. удалось подвести некоторые итоги. Они были неуте-

260

 

шительными. Комиссии не удалось выработать единую позицию и подготовить предложения для реформы.

К этому времени из комиссии вышел Старовский, а Дьяченко, Некрасов, Стырикович и Хачатуров решили сосредоточиться на научной работе и редко являлись на ее заседания. Зато в ее состав были введены новые члены, в том числе Я.А.Кронрод, В.В.Новожилов и В.А.Соболь.

Выявилось шесть различных точек зрения. Струмилин и Кронрод понимали под стоимостью общественно необходимые затраты труда. Соболь считал, что в СССР существует лишь превращенная форма стоимости в виде цен производства. Немчинов и Новожилов пытались примирить эти две крайние точки зрения, полагая, что при социализме существуют и основная, и превращенная формы стоимости. Канторович выступал за представление стоимости в виде неких оценок, играющих роль своеобразных математических множителей. Чу-ханов развивал иное математическое представление о приведенной стоимости в форме экспоненциальной функции основной формы стоимости. Наконец, высказывалась та точка зрения, что при социализме функции стоимости выполняет себестоимость49. Если кто-нибудь решит собрать материал о бесполезности теорий трудовой и превращенной форм собственности для решения конкретных народнохозяйственных проблем, то ему стоит ознакомиться с материалами работы указанной комиссии.

Из-за отсутствия вплоть до начала 60-х годов серьезных научных проработок широко задуманная денежная реформа не была поддержана изменениями в финансовой системе и порядке ценообразования и потерпела провал. В изданном 4 мая 1960 г. постановлении № 470 Совета Министров СССР «Об изменении масштаба цен и замене ныне обращающихся денег новыми деньгами» предусматривалось, что реформа создаст условия для контроля над денежной массой и ограничения эмиссии50. Однако для этого надо было изменить роль рубля в народном хозяйстве. Сделать это не удалось. Поэтому денежная реформа свелась лишь к замене денежных знаков и установлению нового курса рубля.

Бумажные денежные знаки образца 1961 г.

261

 

Деноминация рубля по соотношению 10 к 1 была проведена 1 января  1961 г. Вводились денежные знаки образца 1961 г. достоинством в 1, 3, 5, 10,25, 50 и 100 руб., а также монеты достоинством в 1, 2, 3, 5, 10, 20, 50 коп. и руб. Все старые бумажные деньги в течение января—марта 1961 г. были обменены на новые. Не обменивались только разменные монеты достоинством 3, и 1 коп. Был произведен пересчет вкладов, заработной платы, государственного долга и устанавливаемого государством паритета рубля в отношении к иностранным валютам. Журнал «Крокодил» порадовал читателей веселой картинкой, на которой советский рубль нокаутировал американский доллар и подбирался к испуганному фунту стерлингов. Однако в действительности для такого оптимизма не было никаких оснований. Ни к какому укреплению курса рубля дорогостоящая денежная реформа не привела.

Конечно, государство не могло обойтись без того, чтобы при изменении масштаба цен не производить округление в свою пользу. Цены на отдельные виды товаров несколько повысились. Так, почтовая открытка по старым ценам стоила 25 коп., а по новым — 3 коп., разговор по телефону-автомату по старым ценам стоил 15 коп., а по новым — 2 коп. Повысились также цены на спички, иголки, конверты для писем и т. д. Одновременно государство предприняло ряд мер, от которых население получило выигрыш. Так, были отменены плата за почтовые и телеграфные бланки, надбавка к ценам на марки, открытки и конверты при продаже их вне почты, дополнительная покилометровая оплата в городах за пользование телефоном, снижены цены на устанавливаемые в автомобилях радиоприемники и др.51 В большинстве случаев государство также выигрывало от этих мер.

Сразу же вслед за денежной реформой началось падение курса рубля. Это было связано с нарушением баланса между товарной и денежной массой в обстановке сохранившейся старой системы финансирования и дотаций. Наиболее серьезным было положение в сельском хозяйстве. Переданные ему миллиарды новых рублей способствовали росту денежных доходов населения, но не привели к увеличению сельскохозяйственного производства и снижению производственных издержек. Более того, убыточными стали не только отдельные предприятия, но и целые отрасли. Так, себестоимость одного центнера крупного рогатого скота в 1961 г. составляла 88 руб., а закупочная цена — 59,1 руб. Себестоимость центнера свинины — 118 руб., а закупочная цена — 82,3 руб. Себестоимость птицы — 133,5 руб., а закупочная цена — 82,2 руб. В связи с этим в 1962      г. закупочные цена на мясные продукты были подняты на 35%, а розничные цены — на 30%и. В 1963 г. было решено поднять цены на уголь на 37— 38%, на нефтепродукты — на 5%, на пиломатериалы — на 13%53. Однако этим был только дан импульс развязыванию инфляции: новые цены на сельскохозяйственные продукты и топливо автоматически вели к нерентабельности легкой промышленности. Поэтому в январе 1964 г. пришлось пересмотреть и цены на продукцию легкой промышленности с тем, чтобы устранить нерентабельность производства54.

265

 

 

 

Василий Федорович Гарбуэов, министр финансов СССР в 19601985 гг.

 

 

Юбилейная монета

Не вызывают доверия данные ЦСУ СССР об индексах розничных цен, рисующих картину их стабилизации в 1965—1970 гг. на уровне 139% в отношении к ценам 1940 г.55 О том, каким было реальное положение дел, свидетельствует справка Госкомитета цен в Госплан СССР «Об изменении среднегрупповых государственных розничных цен». С 1963 по 1967 г. розничные цены на продовольственные товары увеличились на 8%, на непродовольственные — на 13,1% и на товары длительного пользования — на 10,1.% Рост розничных цен продолжался и в 1968 г.58 Таким образом, по отношению к 1963 г. индекс розничных цен в 1967 г. составил не меньше 110,4%, а по отношению к 1940 г. — не меньше 154,6%. Значит, покупательная сила рубля для населения в 1967 г. по отношению к 1940 г. составила 65 коп., а по отношению к 1961 г. — 91 коп.

266

 

Чек Внешпосылторга 1976 г. (лицевая и оборотная стороны)

 

 

Падение покупательной силы рубля поставило под сомнение его платежеспособность в международных расчетах. Это привело к резкому сужению сферы действия рубля как средства обращения внутри страны и за рубежом. Для выезжавших из СССР граждан были введены ограничения по обмену рублей на иностранную валюту. А внутри страны стал действовать так называемый «березовый» рубль — чеки Внешпосылторга, использовавшиеся при расчетах в сети магазинов «Березка». Разумеется, и ограничения по обмену рублей, и создание параллельного рубля не могли не вызвать нелегальной сферы частных услуг, преследуемой государством с чрезвычайной жестокостью. При этом репрессии часто выходили за рамки закона.

На оборотной стороне чеков Внешпосылторга имеется надпись: «Чек перепродаже не подлежит». Именно эта надпись, а не какая-либо статья Уголовного кодекса РСФСР и других республик считалась достаточным основанием для того, чтобы граждан, желавших обменять чеки на рубли, подвергали арестам, увольнениям с работы и даже высылали из крупных городов. Еще больше беззакония допускали власти в отношении владельцев талонов «Арктикуголь», имевших хождение в лавках русских угольных шахт в Исландии. На обороте таких талонов была надпись: «Неиспользованные талоны подлежат возврату в кассу предприятия». Власти считали себя вправе в случае нарушения этого

267

 

правила расторгнуть с нарушителем контракт, насильно доставить на территорию СССР, отправить в ссылку.

Но, конечно, меры, принимаемые властями к тем, кто менял рубли на иностранную валюту, превосходили всякое воображение. Еще Н.С.Хрущев был возмущен слишком либеральным приговором в отношении «валютчиков» (до 15 лет с конфискацией) и собственноручно приказал заменить его расстрелом. Такого наказания за обмен валюты Уголовный кодекс не предусматривал, но приговор был приведен в исполнение. По сведениям, полученным мной из Лиги защиты предпринимателей 20-х — 80-х годов, многие «валютчики» до настоящего времени находятся в исправительно-трудовых лагерях.

К концу 70-х — началу 80-х годов «товарный социализм» окончательно зашел в тупик. Ни в торговле, ни в промышленности, ни на транспорте не была возможна никакая деятельность без тех или иных нарушений этических норм, инструкций, а то и статей Уголовного кодекса. Скажем, рядовой работник магазина не мог получить ходовой товар без взятки товароведу базы или начальнику цеха. Получив товар, он не мог доставить его в магазин и разгрузить без взятки грузчикам. Разгрузив товар, он не мог реализовать его без обвешивания или продажи по завышенным ценам, ибо часть этого товара уже ушла на сторону или была израсходована на взятки.

Система изжила себя. Надо было думать либо о возврате к военно-коммунистическим принципам, либо о ликвидации социализма. Предпринятая

Талон «Арктикуголь» (лицевая и оборотная стороны)

268

 

Сберкасса. Очамчири, 1977 г.

Ю.В.Андроповым прямая атака на мафию оказалась безрезультатной. В лучшем случае она могла иметь только временный успех.

Таким образом, рубль победил социализм окончательно, бесповоротно. Однако, умирая, социализм готовился похоронить и своего победителя.

Примечания

1.       Российский Государственный архив экономики (РГАЭ). Ф. 8043. Оп. 1. Д. 235. Л. 1-8.

2.   Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 6759. Оп. 1. Д. 1. Л. 161.

3.   РГАЭ. Ф. 7733. Оп. 10. Д. 99. Л. 45.

4.   Там же. Л. 82-84.

5.   Свод законов и постановлений Союза Советских Социалистических Республик (СЗП). 1933.

№ 52. Ст. 304; № 72. Ст. 437; 1936. № 5. Ст. 43; № 26. Ст. 243; Бюллетень финансового и хозяйственного законодательства. 1935. № 9. С. 27-28; Финансовое и хозяйственное законодательство. 1936. № 28-29. С. 41; ГАРФ. Ф. 5446. Оп. 1. Д. 109. Л. 369-370.

6.   РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 30. Д. 70. Л. 16-18.

7.   ГАРФ. Ф. 5446. Оп. 1. Д. 122. Л. 285-292.

8.   РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 12. Д. 2095. Л. 11.

9.   ГАРФ. Ф. 4372. Оп. 30. Д. 70. Л. 17; Ф. 7733. Оп. 10. Д. 99. Л. 7-17.

269

 

10. Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам (1917—1967). Т. 2. М., 1967. С. 510.

11. СЗП. 1935. № 51. Ст. 421.

12.   Там же. 1934. № 61. Ст. 445.

13.   Там же. 1936. № 5. Ст. 43.

14.   РГАЭ. Ф. 7733. Оп. 16. Д. 857. Л. 4-6.

15.   ГАРФ. Ф. 6757. Оп. 2. Д. 1. Л. 32-35.

16.   Струмилин С. Г. К политике цен на 1929/30 г. // На плановом фронте. 1929. № 1.

С. 13-18.

17.        Турецкий Ш, Я. Распределения и ценообразование// Финансовые проблемы. 1931. № 1-2. С. 123-137; Его же. Пути планирования цен// Плановое хозяйство. 1936. № 6.С. 102-118; Его же. Себестоимость и вопросы ценообразования. М.-Л., 1940 и др.

18.   Ножкина 3. Л., Гороваттер М Б., Земзар Л. Я. Отпускные и розничные цены и торговые накидки на продтовары. М., 1936.

19.   РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 12. Д. 2825. Л. 1; Д. 3607. Л. 3.

20.   Там же. Д. 3141. Л. 37.

21.   Экономическая история СССР. М., 1967. С. 277.

22.   Там же. С. 395.

23.   Итоги выполнения первого пятилетнего плана развития народного хозяйства Союза ССР. М., 1934. С. 178-180; Труд в СССР. М., 1936; Отчет Наркомфина СССР об исполнении государственного бюджета СССР за 1936 г. М., 1937. С. IV; Отчет Наркомфина СССР об исполнении государственного бюджета СССР за 1937 г. М., 1938. С. IV. Народное хозяйство СССР. 1922—1972. Юбилейный статистический ежегодник. М., 1972. С. 350-361, 373.

24.   Исчислено по: Народное хозяйство и культурное строительство РСФСР. Статистический справочник. М., 1935. С. 212.

25.   Там же. С. 212-213.

26.   Там же.

27.   РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 12. Д. 2825. Л. 1.

28.   Сборник важнейших материалов по вопросам организации контроля. М., 1945. С. 34.

29.   Дьяченко В. П. Советская денежная реформа 1947 года// Вопросы экономики. 1948. № 1. С.

42-55; Экономическая история СССР. М., 1967. С. 445-447.

30.   Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 3. М., 1968. С. 460-467.

31.   Интересно, что размеры переоценки крупных вкладов в постановлении не определялись.

32.   Решения партии и правительства... С. 460.

33.   Рубинов А Интимная жизнь Москвы. М., 1991. С. 164.

34.   Там же. Указ. соч. С. 169-172.

35.   Народное хозяйство СССР в 1955 г. М., 1956. С. 211.

36.   Экономическая история СССР. М., 1967. С. 447.

37.   Народное хозяйство СССР. 1922—1972 гг. Юбилейный статистический ежегодник. С. 491. Данные в отношении к 1938 г. исчислены.

38.   Там же. Данные о балансе исчислены. Поскольку исчисление производилось по курсу рубля

1961 г., расчет баланса имеет только ориентировочное значение.

 

39.   РГАЭ. Ф. 1562. On. 327. Д. 850. Л. 15-18. Отношение розничных цен к закупочно-заготовительным исчислено.

40.   Столяров С. Г. О ценах и ценообразовании в СССР. М., 1969. С. 119; Малафеев А Н. История ценообразования в СССР (1917—1963 гг.). М., 1964. С. 412-413. Цены за 1954 и 1955 гг. исчислены по относительным изменениям закупочно-заготовительных цен.

41.   Экономическая история СССР. М., 1967. С. 467-478.

42.   Там же.

43.   Хрущев Н. С. Повышение благосостояния народа и задачи дальнейшего увеличения производства сельскохозяйственных продуктов. Речь на Пленуме ЦК КПСС 17 января 1961 г. М., 1961. С. 68.

44.   Там же. С. 17.

45.   Косыгин А Н. Директивы XXIII съезда КПСС по пятилетнему плану развития народного хозяйства СССР на 1966—1970 годы. М., 1966. С. 46.

46.   Дьяченко В. П. Советские финансы в первой фазе развития социалистического государства. М., 1947; Кронрод Я. Основы хозяйственного расчета. М., 1952.

47.   Вопросы советской науки. М., 1957. С. 3-9.

48.   Архив Академии наук СССР. Ф. 2. Оп. 6а. Д. 157. Л. 105-109.

49.   Немчинов В. С. Общественная стоимость и плановая цена. М., 1970. С. 381-384.

50.   СЗП. 1960. № 10. Ст. 69.

51.   РГАЭ. Ф. 437. Оп. 1. Д. 790.

52.   Правда. 1962. 1 июня. № 152 (16008). С. 1.

53.   Постановления Совета Министров СССР и ВСНХ СССР. 1963, декабрь. М., 1964. С. 109-

110.

54.   СЗП. 1964. № 1. Ст. 2.

55.   См.: Народное хозяйство СССР за 1967 г. М., 1968. С. 739; Народное хозяйство СССР за 1968 г. М., 1969. С. 639; Народное хозяйство СССР за 1969 г. М., 1970. С. 625; Народное хозяйство СССР за 1970 г. М., 1971. С. 601.

56.   Архив Госкомцен СССР. 1969 г. Секретариат. Д. 22. Т. 1. Л. 4-11. Средние исчислены.

 

 

 

 

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


Профессиональная генеральная уборка Новосибирск. Чистота в каждый дом. ; Сайт о мировой фотографии: уборка дома. Цемент Lafarge. ; Цены на деньги России