на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

    Русский рубль. Два века истории. XIXXX вв.—М.: Прогресс—Академия, 1994.— 336 с: ил.

  Глава II

ОТ КРУШЕНИЯ СИСТЕМЫ КАНКРИНА К НОВОЙ РЕФОРМЕ

Последствия Крымской войны.

Финансовая политика М.Х.РЕЙТЕРНА.

Н.Х.БУНГЕ и программа золотого монометаллизма.

Политика «узкого финансизма» И.А.ВЫШНЕГРАДСКОГО.

Крымская война (1853—1856) привела к крушению системы Канкрина. Борьба с мощной коалицией в составе Англии, Франции, Сардинии и Турции потребовала колоссального напряжения государственных финансов. Военные расходы достигли суммы в 528 млн. руб.1 Это вызвало быстрый рост и без того хронического бюджетного дефицита (в млн. руб.)2:

Таблица 1

 

Годы

Обыкновенный бюджет

Чрезвычайный бюджет

Дефицит

 

Доходы

Расходы

Доходы*

Расходы

 

1852

252,4

280,3

-27,9

1853

265,3

313,1

-47,8

1854

283,5

383,8

-100,3

1855

270,0

526,0

2,7

-253,3

1856

361,8

619,4

2,8

-254,8

1857

297,3

347,9 \

11,0

-39,6

Итого

-723,7

* Сведения о доходах по чрезвычайному бюджету приводятся в данной главе без учета займов.

Труднейшая задача изыскания средств для покрытия дефицита встала перед Петром Федоровичем Броком (1805—1875), сменившим в апреле 1852 г.

62

 

на посту министра финансов умершего Вронченко. Новый министр начал свою деятельность в финансовом ведомстве с 1849 г. Его прежняя служба протекала в Комитете министров. По знаниям и способностям он явно не подходил для роли руководителя экономической политики и к тому же не пользовался популярностью в обществе и бюрократических кругах.

Поиск дополнительных источников государственных доходов был сопряжен с большими осложнениями. В связи с поражением России в войне и враждебной позицией Англии и Франции заключение внешних займов на европейском денежном рынке стало весьма проблематичным. Не могли дать большого эффекта и внутренние займы: крепостническая Россия всегда была бедна капиталами. В 1854—1857 гг. за счет займов для покрытия дефицита удалось использовать только 106,9 млн. руб. Поэтому правительство обратилось к традиционным способам. Путем позаимствований из казенных кредитных учреждений в статью бюджетных доходов в 1854—1857 гг. было включено 174,5 млн. руб.3 Но главным средством преодоления безденежья стал выпуск необеспеченных кредитных билетов. В высочайшем указе 10 января 1855 г. провозглашалось обещание правительства приступить к их изъятию через три года после подписания мира. Число кредитных билетов возросло с 311,4 млн. руб. (1 января 1853 г.) до 735,3 млн. руб. (1 января 1858 г.), увеличившись на 423,9 млн. руб. Соответственно произошло значительное уменьшение процентного отношения металлической части разменного фонда к количеству кредитных билетов: с 45,1% в 1853 г. до 19,2% в 1858 г. Началась эпоха инфляции, которая завершилась только в конце XIX в. реформой С.Ю.Витте.

 

Петр Федорович Брок, министр финансов в 18531858 гг.

63

 

Расстройство денежного обращения привело к скачку цен на золото и его усиленному востребованию из разменного фонда. Министерство финансов предприняло срочные шаги для предотвращения утечки золота из страны и поддержания курса рубля. 24 февраля и 11 марта 1854 г. Экспедиция кредитных билетов получила распоряжения о выдаче звонкой монеты в одни руки не более чем на 25 тыс. руб. и только на 25% от обмениваемой суммы, Чтобы пресечь спекуляцию, указом 27 февраля этого же года был запрещен вывоз за границу золотой монеты. Для поддержания размена финансовое ведомство направило в пограничные губернии большое количество золотой, серебряной и медной монеты, а также кредитных билетов мелкого достоинства. 26 декабря 1855 г. император утвердил решение Комитета финансов о необходимости жестких ограничений размена на золото при одновременном увеличении размена на серебро. Законом от 1 февраля 1856 г. вводился строгий надзор за откупщиками, казначеями и другими сборщиками налогов с тем, чтобы они вносили в казну собранные ими суммы той же монетой, которую получили от населения. В первые годы инфляции эти меры дали положительные результаты. Кроме того, немалое влияние на курс рубля оказали приток вкладов в казенные банки, вызванный увеличением количества денежных знаков, и активный торговый баланс 1856 г. Поэтому вексельный курс сохранял относительную устойчивость, а в конце войны даже повысился:

Таблица 2

Среднегодовой вексельный курс рубля4

 

Годы

На Лондон (в пенсах)

На Париж (в сантимах)

1853

38 21/32

402 5/в4

1854

36 13/32

375 5/8

1855

36 5/64

375 1/16

1856

38 3/32

398 7/16

Инфляция подхлестнула рост товарных цен и стимулировала начавшееся в годы войны оживление торгово-промышленной деятельности. Увеличение спроса на различные товары и обилие кредитных билетов способствовали пробуждению и развитию частного предпринимательства, росту акционерного учредительства и биржевому ажиотажу. Известный экономист В.П.Безобразов вспоминал о 1855—1856 гг. как о «золотом времени», когда «фабрики не успевали изготовлять товары, которые быстро расхватывались; строились новые фабрики и расширялись старые; удваивалось число рабочих часов, работали ночью; цены на все товары и заработки росли непомерно...»5 Пользуясь благоприятной военной конъюнктурой, предприниматели получали сказочные доходы.

64

 

Однако внешние признаки экономического расцвета носили временный характер. Инфляция не могла стать фактором оздоровления народного хозяйства. Этого обстоятельства не учло руководство финансового ведомства. Введенный в заблуждение промышленным подъемом и устойчивостью вексельного курса, Брок допустил грубые просчеты, ускорившие нарастание кризисных явлений. 12 апреля 1857 г. был издан указ об отмене запрещения на вывоз золота за границу. 21 апреля последовало распоряжение о снятии ограничений на размен кредитных билетов. Мгновенно началось массовое востребование золотой монеты. За две недели Экспедиция выдала золота более чем на 3 млн. руб. Осознав свою ошибку, Брок уже 5 мая поспешил восстановить прежние ограничения. Непродуманные действия министра финансов отрицательно сказались на вексельном курсе рубля и платежном балансе страны.

Чтобы сократить бюджетные расходы на уплату процентов государственными кредитными учреждениями и направить частные капиталы в промышленность и железнодорожное строительство, финансовое ведомство 20 июля 1857 г. снизило процентную ставку по вкладам с 4 до 3%. Эта мера вызвала востребование огромных денежных сумм, широко притекавших в казенные банки в 1853—1856 гг., и их немедленное предъявление к размену6. В результате «изгнания» вкладов подскочили цены на облигации русских займов, сразу же хлынувшие из-за границы в Россию. Вырученные при их продаже бумажные деньги разменивались на золото, которое затем вывозилось из страны. Не способствовал улучшению платежного баланса и новый таможенный тариф 27 мая 1857 г., понизивший пошлины на ввоз промышленных изделий, что заметно увеличило импорт. Не оправдала себя в тот момент ставка на привлечение иностранных капиталов в железнодорожное строительство. Зарубежные банкиры, скупив по нарицательным ценам акции Главного общества железных дорог, выгодно перепродали их русским предпринимателям, а полученные доходы вывезли за границу. Помещики, встревоженные подготовкой отмены крепостного права, предпочитали вкладывать свои капиталы в иностранные ценные бумаги. Стремительно возросли валютные расходы русских путешественников, выехавших за пределы России7.

Следствием инфляции стало исчезновение из обращения звонкой монеты. Несмотря на правительственные запреты, она не удерживалась внутри страны и уходила за границу. Недостаток в мелкой монете доходил до того, что сдачу с рубля давали почтовыми марками или кожаными бирками, выпускаемыми частными лицами. В России развернулась организованная и крупномасштабная спекуляция монетой. Возникли централизованные, разветвленные торговые предприятия с миллионными оборотами, занимавшиеся скупкой и продажей драгоценных металлов в другие страны8.

В конце 1857 г. произошло изменение конъюнктуры в промышленности и торговле. Начавшийся кризис перепроизводства еще более обострился под влиянием инфляции и разразившегося на Западе мирового экономического кризиса. Прежнее обилие капиталов сменилось безденежьем. Банкротство постигло

65

 

многие акционерные общества, основанные в годы ажиотажа, предприятия сокращали производство и закрывались, разрушалась система кредита9.

Финансовое расстройство и экономические потрясения ударили по курсу рубля. В августе 1857 г. вексельный курс на Лондон понизился до 37, а в ноябре — до 34 пенсов. Чтобы остановить падение денежной единицы, Брок предпринял трассировку — операцию по искусственной поддержке вексельных курсов. Министерство финансов организовало на Петербургской бирже продажу за кредитные билеты иностранных векселей, которые приходилось оплачивать из средств разменного фонда. Путем значительных расходов удалось несколько задержать понижение курса. В течение 1858 г. он не падал ниже 34 1/% пенса (в январе), а в декабре поднялся до 37 3/ie пенса10.

В марте 1858 г. Брок получил отставку. Ему была поставлена в вину неспособность справиться с финансовыми трудностями. Министром стал Алексей Максимович Княжевич (1792—1872). Человек преклонного возраста, он был ветераном финансового ведомства, прослужив в нем свыше четырех десятилетий. На протяжении многих лет Княжевич возглавлял Общую канцелярию (1831—1844) и департамент Государственного казначейства (1844—1854). Своей карьерой он был обязан Канкрину и долгие годы являлся его преданным помощником11. Хотя это назначение и рассматривалось как временное, Александр II надеялся, что опытный Княжевич сумеет начать нелегкое дело реформирования российских финансов.

Несмотря на печальный опыт своего предшественника, уже 15 мая Княжевич вошел в Комитет финансов с предложением о восстановлении свободного

 

Александр Максимович Княжевич, министр финансов в 18581862 гг.

 

66

 

размена кредитных билетов на звонкую монету, который, по его мнению, мог бы способствовать повышению курса рубля. Тем самым министр рассчитывал поднять свой престиж в правительстве и при дворе. Как писал экономист И.И.Кауфман, в конце 50-х годов «критерием для суждения о талантливости руководителя финансов главным образом служили предположения о том, готов и способен ли он поскорее взяться за восстановление размена кредитных билетов?»12 Однако Комитет пришел к выводу, что имеющийся разменный фонд далеко не достаточен для подобного шага, и признал «за лучшее отложить свободный размен до того времени, когда возвышение вексельных курсов и более выгодный торговый баланс дозволят приступить к этой мере без всякого опасения». Заключение Комитета получило высочайшее одобрение 16 мая 1858 г. и стало актом, окончательно приостановившим размен для широких слоев населения. Звонкая монета продолжала отпускаться государственным учреждениям и частным лицам в очень ограниченном количестве.

По вступлении в должность Княжевич взялся за выполнение обещания «верховной власти» извлечь из обращения необеспеченные бумажные деньги. Указ 18 апреля 1858 г. повелевал министру финансов уничтожить первую партию кредитных билетов на сумму 60 млн. руб.13 Всего к 1 января 1859 г. число билетов уменьшилось на 90,6 млн. руб. и составило 644,6 млн. руб. Но вскоре правительство отказалось от своих намерений. Отлив денег из казенных банков в момент преобразования системы кредита и создания 1 июня 1860 г. Государственного банка заставил министерство финансов для удовлетворения вкладчиков вновь прибегнуть к выпуску кредитных билетов. В 1859—1861 гг. билетов было выпущено на сумму 68,9 млн. руб. и их количество возросло до 713,6 млн. руб.14 Одновременно Княжевич, вслед за Броком, продолжал трассировку. За 1858—1861 гг. расходы на эту операцию достигли 81,5 млн. руб.15 Но эффект трассировки оказался непродолжительным: в мае 1859 г. курс рубля на Лондон падал до 31 Уз, в марте 1860 г. — до 34 13/i6, в ноябре 1861 г. — до 32 7/в пенса и не поднимался за этот период выше 3615/ie пенса (в январе 1859 г. и октябре 1860 г. ).

В проекте росписи доходов и расходов на 1860 г. Княжевич констатировал, что Россия находится в состоянии глубокого денежного кризиса. «Повсеместный недостаток звонкой и даже медной монеты, — писал он, — стеснение частного и государственного кредита, застой торговых оборотов и упадок достоинства кредитных билетов, возвышение вследствие этого цен на все произведения и понижение курса по переводу денег за границу производили вредное действие на промышленность и торговлю страны, а постоянно повторявшийся дефицит имел гибельное влияние на государственное хозяйство вообще. Уменьшение нашего вывоза и увеличение привоза иностранных товаров потребовали лишнего перевода за границу звонкой монеты, чему способствовало также усиленное трассирование векселей для поддержания курса»17.

В ноябре 1860 г. министр финансов составил записку о путях выхода из кризиса. Не питая надежд на скорое упорядочение денежного обращения, Княжевич предлагал «обратиться предварительно к ограничению по возможно-

64

 

сти перевода за границу денег на разные расходы и к увеличению средств на покрытие необходимых заграничных платежей». Он рекомендовал всемерно поощрять развитие машиностроения, разработку железной руды и золотой промысел в Сибири, облегчить сбыт отечественной продукции с помощью форсированного строительства железных дорог, ограничить чрезвычайные расходы правительства за границей, повысить таможенные пошлины на предметы роскоши, «умерить» стремление российских подданных к путешествиям. Для усиления финансовых ресурсов казны Княжевич полагал возможным сократить текущие расходы и осуществить продажу некоторых государственных имуществ. Записка получила одобрение Комитета финансов и Александра II. Но усилия министра финансов были тщетными. Его постигла судьба Брока. В обществе и правительственных кругах заговорили о недостаточности мероприятий, предложенных финансовым ведомством для радикального изменения экономической ситуации. По единодушному мнению, Княжевич, не отличавшийся широким кругозором, не проявил должной решительности и энергии, столь необходимых государственному деятелю в эпоху реформ. Очутившись в атмосфере острой критики и недоброжелательства, Княжевич в конце 1861 г. по собственной просьбе был уволен в отставку18.

В январе 1862 г. министерский пост занял Михаил Христофорович Рейтерн (1820—1890), «воцарившийся» в финансовом ведомстве на целых шестнадцать лет. По своему интеллекту, компетентности в финансовых вопросах и деловым способностям он намного превосходил предыдущих министров. После окончания Царскосельского лицея Рейтерн служил в Кредитной канцелярии министерства финансов (1840—1843) и министерстве юстиции (1843—1854). В этот период его карьере во многом способствовала протекция близкого к императорскому двору поэта В.А.Жуковского, женатого на двоюродной сестре Рейтерна. В 1854 г. он поступил на службу в морское ведомство и стал одним из «константиновских орлов» — сотрудником генерал-адмирала российского флота великого князя Константина Николаевича, убежденного реформатора и покровителя либеральных бюрократов. В 1855—1858 гг. Рейтерн находился в заграничной командировке для изучения «финансового строя» крупнейших европейских стран и Северо-Американских Соединенных Штатов. После возвращения он представил содержательный отчет о результатах поездки и был пожалован Александром II званием статс-секретаря, что свидетельствовало о начале блестящей карьеры. Затем последовали служба в качестве управляющего делами Комитета железных дорог и Комитета финансов, члена Совета министра финансов, работа в Редакционных комиссиях (1859—1860), созданных для подготовки отмены крепостного права. Рейтерн ознакомился как с общими направлениями экономической политики правительства, так и с текущими делами финансового ведомства. К моменту назначения министром за ним прочно утвердилась репутация знаю-

68

 

щего финансиста, сторонника либеральных реформ и развития частного предпринимательства 19.

От своих предшественников Рейтерн получил тяжелое наследство. Экономика медленно выходила из кризиса 1857—1861 гг., усугубленного расстройством денежного обращения. Промышленность и торговля задыхались от коммерческого застоя и острой нехватки капиталов. Дефициты бюджета за 1858—1860 гг. хотя и не были столь велики, как в годы войны, но все же определялись в 73,7 млн. руб. (бюджет за 1861 г. имел незначительное превышение доходов над расходами в 3,6 млн. руб.)20. Выручка от займов, заключенных в 1853—1861 гг., исчислялась в 606,7 млн. руб. (при нарицательной сумме 636,9 млн. руб.). Государственный долг к 1 января 1862 г. составлял огромную сумму — 2492,9 млн. руб., для сравнения: на 1 января 1853 г. — 732,2 млн. руб. (суммы государственного долга России приводятся в данной главе с учетом неразменных кредитных билетов)21. Разменный фонд за 1858—1861 гг. сократился с 141,5 до 97,3 млн. руб., а процентное отношение металлической части фонда к количеству кредитных билетов — с 19,2 до 11,2%и.

Деятельность Рейтерна началась, когда на страницах публицистической и научной литературы вновь вспыхнула старая дискуссия между номиналистами и металлистами, восходящая еще к полемике Н.М.Карамзина и М.М.Сперанского. Поместное дворянство выступало за сохранение бумажно-денежного обращения. Инфляция давала помещикам возможность выплачивать свои громадные долги казенным банкам обесцененными денежными знаками и пога-

Михаил Христофорович Рейтерн, министр финансов в 18621878 гг.

 

шать часть задолженности лишь номинально. Важной статьей дохода для дворян, вывозивших сельскохозяйственную продукцию за пределы России, была разнице в курсе на кредитный рубль внутри страны и за границей. Особенно прибыльным делом экспорт стал в конце 50-х — начале 60-х годов, когда падение вексельного курса усилилось, а рост цен на товары приостановился. Поэтому консервативные публицисты, стоящие на страже дворянских интересов, заявляли о хронической нехватке бумажных денег для нужд народного хозяйства и требовали от правительства новых выпусков кредитных билетов.

Инфляционистам возражали либеральные экономисты, которые видели в восстановлении ценности рубля гарантию преодоления денежного кризиса и успеха реформ Александра II. Однако между ними не было единства по вопросу о конкретных способах стабилизации валюты. Одни настаивали на создании необходимых предпосылок для возобновления размена кредитных билетов на золото и прежде всего развитии внутреннего производства и улучшении платежного баланса! Другие ратовали за немедленное открытие размена, не опасаясь за судьбу разменного фонда. Они полагали, что звонкая монета в силу экономических законов должна поступать туда, где ощущается потребность в ней23. К этой точке зрения склонялся и Рейтерн. «По уменьшении числа обращающихся бумажных денег, можно с осторожностью приступить к свободному размену их на звонкую монету, — писал он великому князю Константину Николаевичу еще в 1857 г. — Размен этот будет служить мерилом, по которому можно судить о достаточности выкупа билетов. Выкуп, очевидно, возможно делать только посредством займов»24.

В ноябре 1861 г. товарищ управляющего Государственным банком Е.И.Ламанский изложил в официальной записке свой проект осуществления свободного размена. Он предлагал преобразовать Государственный банк в смешанное, государственно-акционерное предприятие с правом эмиссии денежных знаков. С целью обеспечения средств для размена проект предусматривал передачу банку: 1) разменного фонда (100 млн. руб.); 2) 5%-й ренты, предназначенной для реализации (на 200 млн. руб.); 3) 1%-го обязательства Государственного казначейства, не подлежащего погашению в течение 100 лет (на 200 млн. руб.); 4) государственных имуществ для продажи (на 200 млн. руб.). После изъятия из обращения кредитных билетов на 400 млн. руб. Ламанский рекомендовал всякое дальнейшее увеличение их количества сверх суммы в 300 млн. руб., обеспеченных разменным фондом на 1/з, допускать или под «вексельный портфель», причем не свыше 400 млн. руб., или под золото и серебро без ограничения. Чтобы довести ценность рубля до нарицательного достоинства, планировалось открыть размен по определенному, заранее объявленному и постепенно повышаемому курсу25.

Но Рейтерн заимствовал из проекта только последнее положение. Средства для размена, в отличие от Ламанского, он рассчитывал получить путем заключения внешнего металлического займа. Вступив в должность, Рейтерн сразу же начал переговоры с европейскими банкирами. Лондонские и париж-

70

 

ские Ротшильды согласились взять на себя реализацию займа на огромную по тем временам сумму в 15 млн. фунтов стерлингов. 26 марта 1862 г. Комитет финансов одобрил действия министра финансов. Указ 14 апреля 1862 г. о заключении седьмого 5%-го займа гласил, что вся сумма должна быть использована только для пополнения разменного фонда. Выручка от займа в кредитных рублях составила 94,4 млн. руб. Однако 49,9 млн. руб. из этих денег пришлось израсходовать на покрытие бюджетных дефицитов. Поэтому разменный фонд увеличился лишь до 120,4 млн. руб., что было явно недостаточно для задуманной операции, особенно при продолжавшемся падении вексельных курсов26. В 1862 г. курс на Лондон падал до 33 пенсов (на 14,07% ниже паритета), а в среднем составлял 34 35/в4 пенса (на 10,09% ниже паритета). Но Рейтерн надеялся, что после открытия свободного размена доверие к рублю на Западе возрастет, вексельные курсы поднимутся и европейские кредиторы предоставят новые займы. 25 апреля 1862 г. правительство обнародовало указ с повелением начать с 1 мая в Государственном банке размен золота и серебра в монете и слитках на кредитные билеты и наоборот из расчета полуимпериал за 5,7 руб. и серебряный рубль за 110,5 коп., а с 1 августа полуимпериал за 5,6 руб. и серебряный рубль за 108,5 коп. Вплоть до установления ценности кредитных билетов наравне со звонкой монетой следовало постепенно понижать цену золота и серебра в соответствии с ходом размена и состоянием металлического фонда, заранее объявляя о каждом понижении. На проекте указа, представленном министром финансов, Александр II собственноручно написал: «Дай Бог, чтобы это было началом новой эры».

Момент для операции Рейтерн выбрал неудачно. Уже в 1861 г. начались волнения в Польше, чреватые грозным восстанием. Кроме того, заблаговременное объявление Государственным банком цен на продажу и покупку монеты породило азартную спекуляцию. Как русские, так и заграничные дельцы стали вносить в банк золото и серебро и получать за них кредитные билеты с тем, чтобы через определенный промежуток времени продать их по повышенной цене за монету. Поэтому в первые месяцы размен проходил успешно. С мая по 29 октября выдача драгоценных металлов превысила поступление только на 11,9 млн. руб. Осенью произошел ощутимый подъем вексельных курсов. Средний курс на Лондон с мая по октябрь поднялся с 34 15/зг до 35 31/б4 пенса. Ободренный Рейтерн 2 ноября представил императору оптимистический доклад, где пришел к заключению, что эти результаты «следует приписать установившемуся в 1862 г. более нормальному отношению между нашей вывозною и привозною торговлей, постепенному устранению тех опасений, которые после издания Манифеста об освобождении крестьян возникли относительно перехода от прежнего к новому порядку экономических отношений, и, наконец, укрепляющемуся доверию к восстановлению и прочному обеспечению нашей денежной системы».

Но уже в конце года ситуация изменилась к худшему. Спекулянты стали в массовом количестве предъявлять кредитные билеты к размену. Если в но-

 

 

ябре выдача золота и серебра превысила поступление на 1,3 млн. руб., то в декабре — на 3,6 млн. руб.27 В январе 1863 г. вспыхнуло Польское восстание, поддержанное Францией, которая стремилась к созданию коалиции против Пруссии и ее союзницы — России. Возникла реальная угроза новой европейской войны. Из-за восстания произошло сокращение вывоза через прусскую границу. По сравнению с предшествовавшим годом экспорт упал на 26 млн. руб., в то время как импорт несколько возрос28. Немалую роль в ухудшении торгового баланса сыграло временное повышение вексельных курсов, вызванное искусственным понижением цен на звонкую монету при размене. Эти события поставили под сомнение успех операции. Среди населения распространялись тревожные настроения. Востребование золота резко возросло. В январе 1863 г. выдача монеты превысила поступление на 3,3 млн., в феврале — на 5 млн., в марте — на 7,8 млн., в апреле — на 10,2 млн., в мае — на 10,4 млн. руб.29 Однако министерство финансов не собиралось сдавать позиции. Один из чинов этого ведомства заявил, что «скорее недостанет у публики кредитных билетов, чем золота в разменной кассе»30. В июне— июле востребование несколько уменьшилось, но в начале августа оно приняло невиданные масштабы: только за три дня пришлось выдать звонкой монеты более чем на 4,4 млн. руб. Чтобы спасти разменный фонд от окончательного истощения, Рейтерн дал распоряжение банку с 7 августа выдавать в обмен на кредитные билеты только серебро и иностранные векселя. Эта мера ослабила востребование монеты, но вызвала значительное усиление спроса на векселя. Банк был вынужден расширить операцию по трассировке. К ноябрю расходы разменного фонда на закупку векселей достигли 29,6 млн. руб.31

Попытка министерства финансов пополнить разменный фонд с помощью очередного металлического займа окончилась неудачей. На переговорах в сентябре 1863 г. Ротшильды отказались от своих прежних обещаний. Международная обстановка продолжала обостряться. Англия, Франция и Австрия оказывали возрастающее давление на Россию, принуждая ее к уступкам в польском вопросе. 24 октября французский император Наполеон III при открытии законодательного собрания произнес речь, которая была воспринята как симптом надвигающейся войны. Сразу же произошло повышение учетного процента английскими и французскими банками и падение курса русских ценных бумаг. Поползли вниз и вексельные курсы рубля. 29 октября на Петербургской бирже началась настоящая паника32.

Убедившись в окончательном крушении своих планов, Рейтерн внес в Комитет финансов представление о немедленном прекращении размена. Комитет согласился с мнением министра финансов, и 5 ноября оно было утверждено императором. Резолюция Александра II гласила: «Нечего делать, хотя Я крайне о том сожалею». 18 ноября Комитет финансов утвердил и предложение Рейтерна о прекращении трассировок, которые, по его собственному признанию, «имели вредное влияние и усугубили истощение разменного фонда». После отказа от всех мер по искусственной поддержке рубля падение вексельных курсов усилилось. С октября по ноябрь низший курс на Лондон упал с

 72

 

37 3/4 до 33 У% пенса. Разменная операция имела весьма печальные последствия для денежного обращения. С 1 мая 1862 г. по 1 января 1864 г. было внесено звонкой монеты на 17,1 млн. руб., выдано банком — на 93 млн. руб. (на 75,9 млн. больше); кредитных билетов было предъявлено к размену на 97,5 млн. руб., выдано — на 18,2 млн. руб. (на 79,3 млн. руб. меньше). Количество бумажных денег, извлеченных из обращения, составило лишь 77,1 млн. руб. Разменный фонд, постоянно сокращавшийся со времен Крымской войны, уменьшился до 67,7 млн. руб.33

Таблица 3

 

Годы (на 1 января)

Разменный фонд (в млн. руб.)

Публичные фонды и В монетах и обязательства „ слитках . Государственного казначейства

Количество кредитных билетов (в млн. руб.)

Отношение металлической части разменного фонда к количеству кредитных билетов (в %)

1854

131,5

29,9

161,4

333,4

46,6

1855

123,2

28,6

151,8

356,3

42,2

1856

113,0

25,0

138,0

509,2

26,9

1857

122,9

23,7

146,6

689,3

21,3

1858

119,2

22,3

141,5

735,3

19,2

1859

99,3

11,5

110,8

644,6

16,8

1860

86,9

8,8

95,7

678,2

14,1

1861

84,4

8,5

92,9

713,0

11,8

1862

80,4

16,9

97,3

713,6

11,2

1863

80,0

12,0

92,0

691,1

11,6

1864

55,7

12,0

67,7

636,5

8,7

Неудача Рейтерна наглядно доказала невозможность восстановления ценности рубля только средствами денежного обращения. Эту задачу нельзя было решить в условиях экономического упадка, при сохранении бюджетного дефицита, неустойчивого платежного баланса и неблагоприятной внешнеполитической обстановке. В последующие годы экономическое положение заметно ухудшилось. Промышленность переживала болезненный период приспособления к новым пореформенным условиям. Мировой экономический кризис 1866 г. хотя и не затронул Россию, но все же вызвал сильную утечку капиталов за границу. Подавление Польского восстания обошлось казне в 71,1 млн. руб.34 В 1862—1866 гг. по сравнению с предыдущим пятилетием возросли бюджетные дефициты (в млн, руб.)35:

 

 

Таблица 4

Годы

Обыкновенный бюджет

Чрезвычайный бюджет

Дефицит

 

Доходы

Расходы

Доходы

Расходы

 

1862

375,9

393,0

6,0

-8,1

1863

382,9

432,2

6,6

-42,7

1864

346,7

437,0

-90,3

1865

373,9

428,2

-54,3

1866

356,4

413,3

7,3

25,2

-75,8

Итого

-271,2

После провала размена министерство финансов оказалось перед необходимостью срочного изыскания крупных денежных средств для «латания» бюджета, железнодорожного строительства и проведения намеченных правительством реформ (крестьянской, судебной, земской, военной и др.)- Финансовому ведомству предстояло завершить ликвидацию старых кредитных учреждений, где к 1 января 1862 г. в кассах еще оставалось 181,7 млн. руб. Из них долг казны по многочисленным «позаимствованиям» составлял 160 млн. руб., который следо-

 

вало погасить, поскольку востребование вкладов происходило непрерывно. Крайне важной задачей стало осуществление начатой в 1861 г. операции по выкупу крестьянами своих земель без чрезмерного переполнения денежного рынка массой новых выкупных процентных бумаг88. Однако архаичная податная система, опиравшаяся на малоимущего крестьянина-налогоплательщика, не могла удовлетворить резко возросшие финансовые потребности страны. Поэтому рассчитывать на заметное возрастание налоговых поступлений не приходилось.

Ввиду острых финансовых затруднений 20 декабря 1863 г. по предложению Рейтерна было опубликовано высочайшее повеление о предоставлении Государственному банку права временных выпусков кредитных билетов на сумму до 15 млн. руб. Но установленный лимит имел чисто декларативное значение: уже в 1864 г. количество бумажных денег в обращении увеличилось на 43 млн. руб. (из них изъято 1,6 млн. руб.), а в 1866 г. — на 31 млн. руб. К 1 января 1867 г. сумма кредитных билетов достигла 709 млн. руб., т.е. такой же величины, как и накануне разменной операции37.

Несмотря на сложную международную обстановку (война Дании с Пруссией и Австрией в 1864 г., австро-прусская война 1866 г.) и мировой кризис 1866 г., министерству финансов удалось заключить в 1864 и 1866 гг. два 5%-х англо-голландских займа. Одновременно было выпущено два внутренних лотерейных займа. Общая выручка от их реализации выразилась в сумме 275,7 млн. руб. Эмиссия денежных знаков и заключение займов позволили финансовому ведомству за счет дальнейшего возрастания государственного долга закрыть «дыры» в бюджете, обеспечить выплаты ежегодных процентов по внешней задолженности, создать железнодорожный финансовый фонд и удовлетворить востребования вкладов из старых банковых учреждений38.

Но никакие усилия министра финансов и его сотрудников не могли остановить неудержимого падения вексельных курсов рубля, продолжавшегося до 1866 г.:

Таблица 5

Среднегодовые вексельные курсы

 

Годы

На Лондон (в пенсах)

На Париж (в сантимах)

1863

36 2/64

382 7/64

1864

32 27/64

339 63/64

1865

31 I7/32

329 11/16

1866

29 43/64

309 1/32

Наиболее заметное обесценение кредитного рубля произошло в 1866 г. (на 33,7% ниже паритета) в разгар австро-прусской войны, нарушившей сложившуюся систему международных экономических связей. Негативное воздействие

75

 

оказал и кризис 1866 г., вызвавший сильнейшее напряжение на европейском денежном рынке39.

Неудача с восстановлением размена скомпрометировала Рейтерна. Политика финансового ведомства все чаще наталкивалась на жесткую критику в «верхах». Весной 1866 г. над головой министра стали сгущаться тучи. К его устранению стремились некоторые влиятельные сановники, и прежде всего новый шеф жандармов П.А.Шувалов, политический противник великого князя Константина Николаевича, выдвиженцем которого был Рейтерн. Казалось, что министра финансов ждет участь его предшественников. Отставка Рейтерна уже была предрешена. Но в последний момент он сумел удержаться «в седле»40. В короткий срок министр финансов подготовил программную записку по экономическим вопросам, которая вызвала всеобщий интерес. Анализируя экономическую ситуацию в России, Рейтерн пришел к выводу, что «невозможно рассчитывать на скорое и совершенное улучшение финансового нашего положения». Особое внимание в записке уделено проблеме урегулирования денежного обращения. Автор признал бесперспективными всякие попытки восстановить размен кредитных билетов на звонкую монету по нарицательной цене. По его мнению, в ближайшие годы усилия правительства должны быть направлены «к остановлению постепенного падения вексельного курса и устранению слишком больших коле-

 

 

баний оного». «По моему твердому убеждению, — писал Рейтерн, — правительству необходимо предначертать себе целый ряд мер, клонящихся к постепенному улучшению наших международных денежных сделок, и неуклонно следовать данному направлению в течение нескольких лет, несмотря ни на какие политические или другие неудобства». Министр финансов предлагал: отказаться от извлечения из обращения кредитных билетов как средства повышения курса рубля, так как это может создать затруднения для «внутренних денежных оборотов», сократить расходы правительства за границей, всячески поощрять вывозную торговлю, а также проводить политику по привлечению в Россию иностранных капиталов. Первостепенной задачей Рейтерн считал форсирование строительства железных дорог и отмену экспортных пошлин41.

Выдвинутая программа свидетельствовала о незаурядных дарованиях министра финансов и положила конец пересудам о его замене. Предложения Рейтерна были одобрены в сентябре—октябре 1866 г. на заседаниях Комитета финансов и Совета министров под личным председательством Александра II и в дальнейшем взяты за основу при разработке конкретных мероприятий экономической политики42.

Уже в следующем году в народном хозяйстве начались долгожданные изменения к лучшему. Как вспоминал позднее Рейтерн, под влиянием либеральных реформ Александра II «мнение заграничных капиталистов о нашем положении стало... постепенно изменяться, и наконец сомнение заступило место большому доверию»43. Благодаря притоку иностранных капиталов и правительственным субсидиям, в стране поднялась новая волна учредительской горячки. Настоящий «бум» наблюдался в создании железнодорожных компаний. С 1865 по 1875 г. протяженность железнодорожной лети увеличилась с 3 842 до 19 029 верст. Не менее бурно учредительство протекало и в области кредита, промышленности и торговли. Всего за 1869—1873 гг, было основано 281 акционерное общество, т.е. в шесть раз больше, чем за предыдущее пятилетие. Период 1867—1875 гг. характеризовался интенсивным развитием промышленности, особенно тех ее отраслей, которые обслуживали нужды железнодорожного строительства и пользовались поддержкой государства44.

Действуя в русле своей программы, Рейтерн добился определенных сдвигов в состоянии финансов. Экономический подъем и одновременное усиление налогообложения (рост косвенных налогов, таможенных пошлин, гербового сбора и подушной подати, расширение торгово-промышленного обложения и др.) позволили значительно увеличить поступления в казну: с 356,4 млн. руб. в 1866 г. до 576,5 млн. руб. в 1875 г. В первой половине 70-х годов обыкновенный бюджет (за исключением 1873 г.) сводился с излишком доходов, хотя дефициты по общему бюджету из-за экстренных расходов на железнодорожное строительство по-прежнему сохранялись (в млн.руб.)45:

И все же за счет излишков обыкновенного бюджета к 1 января 1876 г. удалось накопить свободную наличность Государственного казначейства на сумму 40,5 млн. руб. «Едва ли в других Государствах Европы, — говорилось в отчете государственного контролера за 1875 г., — министр финансов вступал в новый год с таким блистательным состоянием государственной казны»46.

 

 

 

Таблица 6

Годы

Обыкновенный бюджет

Чрезвычайный бюджет

Дефицит

 

Доходы

Расходы

Доходы

Расходы

 

1867

415,0

424,9

35,4

-45,3

1868

421,6

441,3

50,8

-70,5

1869

457,5

468,8

65,9

-77,2

1870

480,6

481,8

82,1

-83,3

1871

508,2

499,7

56,9

-48,4

1872

523,0

522,4

60,2

-59,6

1873

537,9

539,1

72,8

-74,0

1874

560,8

543,3

58,6

-41,1

1875

577,6

543,2

61,6

-27,2

Итого

-526,6

Рейтерн принял срочные меры для пополнения опустошенного разменного фонда. 2 июня 1867 г. последовало высочайшее повеление о разрешении Государственному банку принимать в качестве платежей звонкую монету, а также золото и серебро в слитках по ценам, устанавливаемым правлением Банка в соответствии с вексельным курсом рубля. Фактически это означало операцию по закупке драгоценных металлов по более высоким ценам, чем те, которые складывались на рынке. Оплата золота и серебра производилась кредитными билетами из оборотных средств Государственного банка. Но поскольку имеющихся сумм не хватало для этой операции, Банк был вынужден произвести целую серию выпусков кредитных билетов. К 1 января 1875 г. их количество возросло до 797,3 млн. руб. Однако в гораздо большей степени увеличился и разменный фонд (табл. 7).

Относительное упорядочение бюджета и накопление разменного фонда благотворно повлияли на курс денежной единицы. Этому способствовало и установление Государственным банком определенных цен на звонкую монету при покупке золота и серебра за кредитные билеты. В 1867—1875 гг. произошло не только упрочение, но и некоторое повышение вексельных курсов и курса рубля на золото. Более или менее значительные падения имели место только в 1869 и 1870 гг., т.е. в канун и в период франко-прусской войны47 (табл. 8).

Эти результаты были достигнуты министерством финансов, несмотря на чрезвычайно неблагоприятный торговый и платежный баланс. В течение всей своей деятельности Рейтерн проводил политику поощрения вывоза отечественной продукции, и прежде всего — хлеба, который являлся важнейшей статьей российского экспорта (табл. 9).

78

 

Таблица 7

 

Годы (на 1 января)

Разменный фонд (в млн.руб.)

Количество кредитных билетов (в млн.руб.)

Отношение металлической части разменного фонда к количеству кредитных билетов (в %)

 

Золото и серебро (в монетах и слитках)

Публичные фонды и обязательства Государственного казначейства

Всего

 

 

1865

54,8

27,7

82,5

679,6

8,1

1866

57,2

24,8

82,0

678,0

8,4

1867

57,1

24,0

81,1

709,0

8,1

1868

65,0

24,0

89,0

715,1

9,1

1869

132,4

24,0

156,4

724,4

18,3

1870

141,8

12,0

153,8

721,8

19,6

1871

141,8

7,9

149,7

715,8

19,8

1872

156,3

1,8

158,1

772,9

20,2

1873

196,0

1,8

197,8

771,0

25,4

1874

217,3

8,9

226,2

797,0

27,2

1875

229,4

1,8

231,2

797,3

28,8

Таблица 8

Среднегодовые вексельные курсы

 

Годы

На Лондон (в пенсах)

На Париж (в сантимах)

На Гамбург (в пфеннигах)

Курс рубля на золото (в коп.)

1867

32 35/в4

340 3%4

 

 

1868

32 27/32

344 !/32

 

 

1869

30 37/64

320 25/в4

 

78,0

1870

293/4

308 31/з2

 

77,5

1871

32 !/32

349 У2

 

83,1

1872

32 23/32

348 9/16

276 '3/ie

85,2

1873

32 7/16

344 21/з2

274 Vfc

84,4

1874

335Лб

349 Щ2

283 Vie

86,9

1875

32 4%4

345 Vie

280 Ив

86,0

И все же на протяжении ряда лет торговый баланс сводился с пассивным сальдо48 (табл. 10).

 

 

 

 

 

 

Таблица 9

Годы

Вывоз хлеба млн. четвертей)

Стоимость (в млн. руб.)

Годы

Вывоз хлеба (в млн. четвертей)

Стоимость (в млн. руб.)

1863

7,6

48,7

1870

21,4

166,5

1864

9,9

57,9

1871

23,8

187,2

1865

10,7

66,2

1872

16,4

138,0

1866

12,8

78,3

1873

21,2

168,8

1867

16,4

104,5

1874

27,6

218,4

1868

13,0

80,1

1875

23,4

187,0

1869

11,3

94,8

1876

26,2

209,8

Таблица 10

 

Годы

Импорт (в млн. руб.)

Экспорт (в млн. РУ«)

Сальдо

Годы

Импорт (в млн. РУ«)

Экспорт (в млн. РУб.)

Сальдо

1863

154,7

154,5

+0,2

1870

335,9

360,0

+24,1

1864

175,3

186,7

+11,4

1871

368,5

369,3

+0,8

1865

164,3

209,2

+44,9

1872

435,2

327,0

-108,2

1866

205,3

222,9

+17,6

1873

443,0

364,4

-78,6

1867

265,3

244,8

-20,5

1874

471,4

431,8

-39,6

1868

260,9

226,6

-34,3

1875

531,1

382,0

-149,1

1869

342,0

264,4

-77,6

1876

477,6

400,7

-76,9

Платежный баланс страдал не только от преобладания импорта над экспортом, но и от огромных расходов русских путешественников за рубежом (их число увеличилось с 62,8 тыс. чел. в 1866 г. до 328,9 тыс. чел. в 1875 г.), а также лиц, постоянно живущих за границей на доходы, получаемые из России. В то же время из года в год возрастало количество иностранцев, приезжавших на заработки в Россию и вывозивших полученные деньги за пределы страны (с 1866 по 1875 г. их побывало в России свыше 872 тыс. чел.). Кроме того, экономическое оживление и первые ростки финансового благополучия давались нелегкой ценой — с 1 января 1862 г. по 1 января 1877 г. внешний и внутренний государственный долг вырос с 2 492,9 млн. до 4 452,1 млн. руб. В этот период правительство выпустило займов на 2 934 млн.руб. «Жизнь взаймы» неизбежно влекла за собой нарастание платежей процентов и дивидендов иностранным кредиторам. За границу ежегодно «уплывали» внушительные суммы. Свидетельством пассивности платежного баланса было превышение в 1869—1874 гг. вывоза драгоценных металлов над ввозом на 55,9 млн. руб.

80

 

Тем не менее накопление золотого запаса порождало в обществе радужные надежды на скорое восстановление размена. В конце 60-х — первой половине 70-х годов появился целый ряд проектов (Н.Аблова, А.Вагнера, А.А.Головачева, И.И.Кауфмана, Н.Н.Обручева, А.П.Шилова и др.), в которых предлагались конкретные способы разменной операции. В министерстве финансов утвердились во мнении, что дни инфляции сочтены. Для улучшения платежного баланса Рейтерн планировал повышение таможенных пошлин, приостановку внешних займов, ограничение расходов русских путешественников и новые льготы иностранному капиталу49.

Однако все эти надежды оказались напрасными. Мировой экономический кризис 1873 г. сравнительно мало коснулся России, что отчасти объяснялось хорошим урожаем 1874 г. Но уже осенью 1875 г. страну охватил кризис перепроизводства, осложненный неурожаями 1875 и 1876 гг. Произошло снижение товарных цен, замедление темпов развития основных отраслей промышленности и сокращение торговых оборотов. В феврале 1877 г. Рейтерн писал императору, что обстоятельства двух последних лет привели Россию «в положение, можно сказать, беспримерно дурное. Торговля находится в полном упадке; частный кредит почти уничтожен; народ, не сбывая свои сельские произведения, не может быть потребителем мануфактурных изделий, так что фабрики и заводы останавливаются и оставляют население без заработков»50. В октябре 1875 г. потерпел банкротство Московский коммерческий ссудный банк. Это поставило под сомнение платежеспособность других крупнейших банков. Востребование вкладов резко возросло. Промышленный кризис и банковский крах сильно поколебали доверие зарубежных деловых кругов к финансам России. Курс облигаций русских займов мгновенно упал. Западная печать предрекала империи полную финансовую катастрофу. Из России начался отлив иностранных капиталов. Платежный баланс еще более ухудшился. Вексельный курс рубля на Лондон в августе—декабре понизился с 32 29/зг до 31 7/з2 пенса. В ответ Рейтерн решился опять прибегнуть к трассировке, хотя ранее сам признал это средство неэффективным. Продажа векселей вызвала биржевую спекуляцию. За границей возник международный синдикат, занимавшийся игрой на понижение русского рубля.

Трассировка проводилась в накалившейся международной атмосфере. Россия все активнее поддерживала борьбу славянских народов против османского ига. Создавалась реальная угроза ее прямого военного вмешательства в балканские события. Но Рейтерн, приступая к трассировке, был уверен в мирном исходе конфликта. Александр II не раз высказывал ему свою решимость не допустить войны. Однако в конце сентябре 1876 г., после поражения сербских войск, министра финансов вызвали в Ливадию к императору. Монарх сообщил Рейтерну о неизбежности столкновения с Турцией и дал указание срочно найти средства для предстоящих военных расходов. Сообщение Александра II глубоко потрясло министра. По опыту Крымской кампании он слишком хорошо знал, что означает для казны новая война. На его глазах гибли плоды многолетних усилий финансового ведомства. Страна опять оказалась на пороге экономического хаоса. Стремясь спасти положение, Рейтерн 3 октября представил на высочайшее имя записку, в которой пытался переубедить Александра II. Он писал, что война приведет «к погрому наших финансовых и экономических ин-

81

 

тересов», утечке иностранных капиталов из России, краху многих предприятий и банков. Поскольку заключение внешних займов во время войны станет почти невозможным, а займы внутри страны не смогут дать крупных денежных поступлений, правительству придется компенсировать военные затраты с помощью новых выпусков кредитных билетов. Средства металлического фонда пойдут на уплату процентов по внешнему долгу. Увеличение количества кредитных билетов и сокращение золотого запаса, подчеркивал Рейтерн, «должны произвести совершенное расстройство нашей денежной системы», и в первую очередь — дальнейшее обесценение рубля51.

Совещание компетентных экономистов, созванное в Ливадии по распоряжению императора, также пришло к выводу, что деньги на войну могут быть получены только за счет новой эмиссии, последствия которой будут крайне тяжелыми для народного хозяйства. Но аргументы министра финансов и «сведущих лиц» не изменили позицию самодержца. 19 октября Россия предъявила Турции ультиматум с требованием остановить наступление на Сербию. В Бессарабии сосредотачивались войска. 25 октября специальным указом Государственное казначейство получило разрешение производить «позаимствования» из фондов Государственного банка, которому предоставлялось право выпуска денежных знаков для оплаты военных издержек. Тогда Рейтерн твердо решил уйти в отставку сразу же после завершения кампании.

В октябре министр финансов прекратил трассировку, продолжение которой накануне войны не имело смысла. В результате этой оказавшейся бесполезной операции разменный фонд сократился на 50,7 млн. руб. Приближение войны пагубно отразилось на вексельных курсах. С сентября по ноябрь низший курс на Лондон упал с 31 п/з2 до 28 Vie пенса52. На плечи Рейтерна легла вся ответственность за поиск дополнительных финансовых резервов. 10 ноября 1876 г. был опубликован указ о взимании с 1 января 1877 г. таможенных сборов золотой валютой, что, согласно тогдашнему курсу рубля, означало повышение пошлин на 30%. Это позволило министру финансов обеспечить платежи по внешним металлическим займам и несколько улучшить торговый баланс. Принятая мера послужила прологом к переходу от серебряной валюты к золотой. Следующим шагом, по мнению Рейтерна, должно было стать разрешение сделок на звонкую монету. В марте 1877 г. он внес в Комитет финансов соответствующее представление. Учитывая падение цен на серебро на мировом рынке, министр финансов доказывал, что допущение сделок именно на золото могло бы способствовать приливу в Россию иностранных капиталов, так как зарубежные предприниматели перестали бы опасаться убытков в случае падения ценности кредитного рубля. Кроме того, продолжал он, это принесло бы несомненную пользу и собственно денежному обращению. Невозможно сводить все меры по борьбе с инфляцией к изъятию неразменных кредитных билетов (дефляции) и тем самым создавать сильные затруднения для промышленности и торговли. Рейтерн имел в виду то обстоятельство, что в России при слабом развитии кредитной системы ощущался недостаток в наличных суммах. Бумажных денег в обращении было слишком много по отношению к металлическому фонду, но зачастую слишком мало для успешного функционирования экономики. «Пока звонкой монете не будет дана возможность обращаться наряду с кредитными билетами, — писал министр фи-

82

 

нансов, — до тех пор всякое сколько-нибудь значительное уменьшение количества кредитных билетов неминуемо будет сопровождаться таким стеснением торговли и денежных оборотов вообще, которое может заставить отказаться от дальнейшего изъятия кредитных билетов из обращения»53. Но Комитет финансов на заседании 28 марта отклонил предложение Рейтерна, расценив его как несвоевременное в преддверии эмиссии бумажных денег, а также из опасения, что «мера эта могла бы дать повод к предположению, будто само правительство уже не признает за кредитным рублем его прежнего значения»54.

В течение зимы 1876/77 г. министр финансов еще надеялся на чудо. Он дважды, в декабре и феврале, направлял Александру II записки, где вновь повторял свои доводы против вступления в войну. Рейтерн обращал внимание императора на возможность политических катаклизмов в стране. «Я глубоко убежден, — писал он, — что война остановит правильное развитие гражданских и экономических начинаний, составляющих славу царствования Его Величества; она причинит России неисправимое разорение и приведет ее в положение финансового и экономического расстройства, представляющее приготовленную почву для революционной и социалистической пропаганды, к которой наш век и без того уже слишком склонен»55. Но Александр II не внял этим предостережениям. Политические соображения возобладали над экономическими.

Иллюзии министра окончательно рассеялись 12 апреля, когда был обнародован манифест о войне с Турцией и русская армия пересекла границу. Курс рубля на Лондон сразу же опустился до 25 п/\в пенса, а к концу года — до 23 Уг пенса56. Мрачные прогнозы Рейтерна стали сбываться. Он покинул свой

 

Самуил Алексеевич Грейг, министр финансов в 18781880 гг.

83

 

пост 7 июля 1878 г. после завершения Берлинского конгресса и подписания мира. На его место был назначен Самуил Алексеевич Грейг (1827—1887). Выпускник Пажеского корпуса, в молодости гвардейский офицер, он, как и Рейтерн, принадлежал к «конетантиновцам». В первой половине 50-х годов Грейг являлся адъютантом великого князя, сопровождал его во всех плаваниях и заграничных поездках. Он совершил успешное восхождение по служебной лестнице: занимал посты директора канцелярии Морского министерства (1860—1866), товарища министра финансов (1866—1874), государственного контролера (1874—1878). Но, несмотря на долгую службу в министерстве финансов и Государственном контроле, Грейг не обладал достаточными знаниями в области экономики, не придерживался в своей деятельности какой-либо определенной программы, отличался самонадеянностью и легкомыслием при решении сложнейших финансовых проблем. В день отставки Рейтерн передал ему «Финансовое духовное завещание», подготовленное еще в феврале 1877 г. Целый раздел этого документа был посвящен денежному обращению. С полной уверенностью Рейтерн делал вывод, что «следует отказаться от надежды полного восстановления нашей денежной системы посредством размена кредитных билетов по номинальной стоимости и, вместо этого, стремиться к установлению ее на новом металлическом базисе, посредством обмена кредитных билетов по известному курсу на другой денежный знак, имеющий металлическое основание». Другими словами, он предлагал девальвацию рубля. Для подготовки к реформе Рейтерн настоятельно советовал предпринять шаги по ограничению экспорта и накоплению золотого запаса. Особое значение придавалось узаконению сделок между частными лицами на золото. «Если бы сделки могли быть заключаемы на золотую монету, — говорилось в «Завещании», — то можно полагать, что наша торговля и промышленность воспользовались бы избытком капиталов более богатых стран и вместе с тем могло бы появиться золото в народном обращении»57.

Уход Рейтерна с поста министра финансов не означал конца его карьеры. Он по-прежнему пользовался в «верхах» большим авторитетом ив 1881 г. был назначен председателем Комитета министров и Комитета финансов. Его влияние на решение вопросов экономической политики оставалось значительным. В последние годы жизни из-за наступившей слепоты Рейтерн отошел от активной государственной деятельности. В январе 1890 г. за полгода до кончины он был возведен в графское достоинство.

Война с Турцией имела катастрофические последствия для российских финансов. Империя оказалась на грани государственного банкротства. По Сан-Стефанскому мирному договору убытки России были определены в 1,4 млрд. руб. К 1882 г. бюджетные ассигнования на ведение войны, включая финансирование боевых действий в Туркестане, составили 1 113,5 млрд. руб.58 Дефицит бюжета за 1876—1880 гг. определялся в 1 453 млн. руб.59:

84

Таблица 11

Годы

Обыкновенный бюджет

Чрезвычайный бюджет

Дефицит

 

Доходы

Расходы

Доходы

Расходы

 

1876

561,0

574,1

130,4

-143,5

1877

550,8

586,6

534,6

-570,4

1878

626,0

601,3

475,0

-450,3

1879

663,0

643,9

167,8

-148,7

1880

652,4

694,5

98,9

-141,0

Итого

-1453,9

Выручка от займов, заключенных Рейтерном и Грейгом с 1877 по 1880 г., составила 917,1 млн. руб. Государственный долг России за это время возрос на 1 584,2 млн. руб. (26,2%) и выражался в астрономической сумме — 6 млрд. руб. В 1881 г. оплата долговых обязательств потребовала от казны 239,9 млн. руб., т.е. свыше 34% всех государственных доходов60. В годы войны правительство широко использовало печатный станок. С 1877 по 1879 г.) количество неразменных кредитных билетов в обращении увеличилось с 790 млн. до 1 188,1 млн. руб. К 1 января 1881 г. сумма долга Казначейства Государственному банку достигла 419,5 млн. руб., из них 417 млн. руб. по временно выпущенным кредитным билетам.

Взрыв инфляции потряс всю денежную систему. Золотой и серебряный фонд в результате военных расходов сократился с 231,2 млн. руб. в 1876 г. до 171,4 млн, руб. в 1881 г. Металлическое обеспечение массы бумажных денег в 1876—1879 гг. уменьшилось с 28,8 до 12,4%. Ситуация еще более осложнялась дипломатической изоляцией империи и разгулом спекуляций на курсе рубля на европейских биржах. В западной прессе распространялись слухи о приближающемся финансовом крахе России. Курс рубля испытывал сильные колебания и имел явную тенденцию к понижению:

Таблица 12

Среднегодовой вексельный курс рубля61

 

Годы

На Лондон (в пенсах)

На Париж (в сантимах)

На Гамбург (в пфеннигах)

Курс рубля на золото (в коп.)

1876

30 27/32

324 5/8

264 V*

80,7

1877

26

271 •Vie

219 17/з2

67,4

1878

24 Уч.

256 31/з2

208 Vie

64,6

1879

24 1/4

255 7Лв

210 Ща

63,2

1880

25 5/ie

264 "/64

213 3/4

64,8

85

 

Финансовое расстройство сопровождалось кризисными явлениями в промышленности и сельском хозяйстве. Вначале под влиянием военной конъюнктуры экономика вступила в фазу подъема. Казенные заказы вызвали оживление в ряде отраслей, связанных со снабжением армии. Богатый урожай 1877 г. совпал с большим спросом на хлеб за границей. Введение золотых пошлин и падение курса рубля на золото затруднили импорт стран с золотой валютой и стимулировали российский экспорт. Экономический «всплеск» происходил в обстановке инфляции и роста товарных цен. По словам В.П.Безобразова, наступило «неслыханное изобилие» в наличных деньгах. «В некоторой части нашей печати, — писал он, — раздавались даже громкие голоса, еще более подстрекавшие это возбуждение; говорили, что война обогатила Россию, произвела могучий подъем всех ее производительных сил и создала новую эру для ее промышленности и торговли»82.

Однако уже в 1881 г. появились первые признаки приближающегося спада. К 1882 г. кризис перепроизводства сковал все ведущие отрасли промышленности. Резко сократилось железнодорожное строительство, усилилось банкротство предприятий и банков, затормозилось акционерное учредительство. Одновременно в России свирепствовал острый кредитный, торговый, топливно-сырьевой, транспортный и продовольственный кризис. Еще не оправившись от неурожая 1880 г., страна оказалась втянутой в мировой аграрный кризис, который вызвал падение цен на хлеб. Крестьянство, несущее непомерную тяжесть налогов и выкупных платежей, страдающее от малоземелья и эпидемий, было обречено на новые лишения. Снижение платежеспособности сельского населения и рост недоимок наносили серьезный ущерб казне.

Для самодержавия, переживавшего на рубеже 70—80-х годов политический кризис и испытывавшего глубокий страх перед призраком революции, упорядочение финансов стало ключевой внутренней проблемой. Без урегулирования денежного обращения были невозможны как общее оздоровление экономики, так и укрепление абсолютистского режима. Новый этап подготовки денежной реформы начался с приходом к власти в феврале 1880 г. группировки либеральных бюрократов во главе с председателем Верховной распорядительной комиссии (впоследствии министром внутренних дел) графом М.Т.Лорис-Меликовым. В своей политике он пытался опираться на людей, пользующихся доверием общества. Поэтому он постарался устранить Грейга, который за два года продемонстрировал непригодность для руководства финансовым ведомством.

В июне 1880 г. Лорис-Меликову, вопреки желанию Грейга, удалось с согласия Александра II провести на пост товарища министра финансов профессора университета св. Владимира в Киеве Николая Христиановича Бунге (1823—1895) — видного ученого-экономиста и публициста либеральных убеждений. Он окончил Киевский университет и около тридцати лет преподавал в нем политическую экономию, статистику и полицейское право. Бунге принимал активное участие в либеральном движении передовой интеллигенции и подготовке реформ 60-х годов: входил в состав Редакционных комиссий (1859—1860) и комиссии по созданию нового университетского устава

86

 

(1861—1862). В 1862—1880 гг. он возглавлял по совместительству Киевскую контору Государственного банка. По его инициативе в городе были основаны несколько частных кредитных учреждений. Это позволило Бунге на практике овладеть искусством финансовых операций. Он был известен как способный администратор83.

Бунге — один из крупнейших научных авторитетов в области денежного обращения. Во второй половине 70-х годов он выдвинул проект, который предусматривал повышение курса рубля до паритета и восстановление размена кредитных билетов на золото и серебро. В отличие от Рейтерна Бунге считал несвоевременным проведение девальвации рубля и его размена по существовавшему курсу. Подобная мера, писал он, возможна только тогда, «когда после значительного понижения цены бумажных денег курс их сделался довольно постоянным, когда восстановление размена облегчается достаточным запасом монеты внутри страны»84. Бунге учитывал и то, что почва для девальвации в конце 70-х — начале 80-х годов еще не подготовлена чисто психологически. Приступив в начале войны к эмиссии бумажных денег, правительство твердо заявило о своем намерении изъять их после заключения мира. Девальвация рассматривалась как частичное государственное банкротство. Надежды на восстановление номинальной ценности рубля еще не были утрачены65.

Но, как и Рейтерн, Бунге полагал, что «обилие монеты, находящейся во внутреннем обращении, составляет главную причину устойчивости курса бумажных денег». Он рекомендовал разрешить: Государственному казначейству принимать металлические вклады в уплату налогов и сборов; частным лицам заключать сделки и договоры на монету; Государственному банку принимать металлические вклады с условием обязательного возврата их монетой. Для пополнения металлического запаса планировалось заключение государственных займов. Бунге особо подчеркивал, что решение денежной проблемы тесно связано с реформой системы налогообложения, сокращением расходов на государственный аппарат, установлением выгодного для России платежного баланса и созданием общих условий для развития производительных сил страны — становлением частной крестьянской земельной собственности, пересмотром устаревшего торгово-промышленного и акционерного законодательства, принятием фабричных законов и др.66 В конце 70-х годов Бунге еще не был сторонником перехода к золотой валюте. Согласно его проекту, прежняя система серебряного монометаллизма с серебряным и золотым обращением в ближайшие годы должна была сохраниться.

20 сентября 1880 г. Бунге представил Александру II программную записку, содержавшую анализ экономического положения России и перечень неотложных преобразований. Он особо остановился на состоянии денежного обращения. Исходя из своего проекта, Бунге настаивал на немедленном прекращении эмиссии и извлечении неразменных кредитных билетов за счет государственных металлических займов. Он выражал надежду, что с помощью этих мер удастся если не поднять, то во всяком случае остановить дальнейшее понижение курса

87

 

рубля. Бунге вновь отмечал особую важность «дозволения заключать некоторые сделки на монету и допущения последней к приему в Казначейство»87.

В октябре 1880 г. Грейг ушел в отставку. На пост министра финансов был назначен один из ближайших «соратников» Лорис-Меликова Александр Аггеевич Абаза (1821—1895), влиятельный государственный деятель, имевший широкие связи при дворе и в правительственных сферах. Он был крупным помещиком и сахарозаводчиком Юго-Западного края. После окончания Петербургского университета Абаза несколько лет служил офицером в лейб-гвардии Гусарском полку. Выйдя в отставку в 1847 г., он в течение десяти лет занимался ведением своего хозяйства и изучением экономических вопросов. В 1857 г. Абаза вернулся на государственную службу и поступил в придворный штат великой княгини Елены Павловны, которая сочувствовала либеральному движению. Пользуясь ее протекцией, Абаза сделал блестящую карьеру. Он занимал должности члена Совета министра финансов (1865—1868), государственного контролера (1871—1874) и председателя департамента государственной экономии Государственного совета (1875—1880). Абаза сочетал службу с предпринимательской деятельностью, заведовал делами частных железнодорожных компаний. На общем бюрократическом «фоне» он выделялся недюжинным умом и обширными познаниями68.

Денежный вопрос оказался в центре внимания нового руководства министерства финансов. За основу был взят проект Бунге. 1 января 1881 г. последовал указ, в котором объявлялось о прекращении эмиссии денежных знаков и

  

Александр Агеевич Абаза, министр финансов в 18801881

88

 

позаимствований» Казначейства из фондов Государственного банка. С целью сокращения количества кредитных билетов повелевалось: «1. Уплатить ныне же из средств Государственного казначейства Государственному банку сумму, потребную для уменьшения до четырехсот миллионов рублей долга Банку по произведенным им за счет казны расходам. 2. Погасить остальную сумму долга 400 миллионов рублей ежегодными, начиная с 1881 года, уплатами из казны Банку в размере пятидесяти млн. руб. в год; и — 3. Уничтожать кредитные билеты, по мере накопления их в кассах Банка и по соображению с потребностью в денежном обращении». Полученные банком денежные суммы предполагалось использовать для финансирования промышленности и торговли69. Поскольку долг Казначейства по военным расходам составлял 419,6 млн. руб., то 19,6 млн. руб. были немедленно перечислены со счета железнодорожного фонда на счет сумм Государственного банка. Однако в целом выполнение предписаний указа происходило уже в годы министерской деятельности Бунге.

Весна 1881 г. ознаменовалась большими политическими переменами. Трагическая смерть Александра II от рук народовольцев роковым образом сказалась на перспективах либеральных реформ в России. Манифест 29 апреля 1881 г. о незыблемости самодержавия, отражавший позицию нового императора, стал прологом перехода монархии к консервативной реакции. В знак протеста либеральные министры подали в отставку. После ухода Абазы Бунге возглавил финансовое ведомство. Этому способствовали острая необходимость в упорядочении финансов и личное доверие Александра III к сведущему и опытному эконо-

Николай Христианович Бунге, министр финансов в 18811886 гг.

 

 

мисту. Бунге пришлось действовать в обстановке, когда противники либеральных преобразований взяли верх. Курс министерства финансов на денежную реформу встречал мощное сопротивление консервативных сил. Переполнение каналов денежного обращения неразменными кредитными билетами дало возможность поместному дворянству поправить свое финансовое положение, изрядно пошатнувшееся в пореформенные десятилетия. Особые выгоды от инфляции помещики получили в годы войны и послевоенного торгово-промышленного оживления (1877—1880). Впоследствии журнал «Хозяин» так писал об этих блаженных временах: «Рубль стоил почти полтинник золотом. Мы получали вдвое за нашу пшеницу, сало, лен, шерсть. Цена на землю росла. Увеселительные заведения и рестораны торговали на славу»70.

Рупором землевладельцев был могущественный редактор «Московских ведомостей» М.Н.Катков. Он не только протестовал против извлечения кредитных билетов, но и призывал к новым выпускам бумажных денег для финансовых нужд. Выступая за создание в России так называемой «национальной экономики», изолированной от передовых стран Запада высокими таможенными барьерами, Катков заявлял о «полезном действии расширенного денежного обращения»71 на народное хозяйство. Отказ от введения металлической валюты рассматривался им как своего рода гарантия от развития в стране капиталистических отношений. «Московским ведомостям» вторила петербургская газета «Гражданин», издаваемая князем В.П.Мещерским. Позицию Каткова во многом разделяли и публицисты славянофильского направления — Н.Х.Вессель, Н.Я.Данилевский, Н.А.Новосельский, которые связывали падение курса рубля с состоянием платежного баланса, а не с количеством кредитных билетов и их металлическим обеспечением72. Теорию бумажноденежного обращения обосновывали экономисты А.Я.Антонович, Н.Ф.Мец и др.73

Бунге постоянно подвергался нападкам правой прессы. Указ 1 января 1881 г. Катков трактовал как «гнусные происки либеральной партии»74. Его гневные «филиппики» находили сочувствие у других видных консерваторов — обер-прокурора Синода К.П.Победоносцева и министра внутренних дел Д.А.Толстого. Они всячески убеждали Александра III в опасности политики финансового ведомства для государственных устоев империи.

В сентябре 1882 г. Бунге направил императору специальную записку о необходимых мерах в области денежного обращения. Он привлекал внимание самодержца к крайней неустойчивости в России курса бумажных денег и ценных бумаг, на котором «отражаются и преступления анархистов, и еврейские погромы, и внешние политические замешательства. Главная причина низкого курса нашего бумажного рубля заключается, однако, в неразменности кредитных билетов, в задолженности и нашего Государственного казначейства, и нашей промышленности заграничным капиталистам, наконец, в наших финансовых дефицитах». В записке Бунге сформулировал программу действий министерства: извлечение из обращения избыточного количества бумажных денег и замену их звонкой монетой, переход к покровительственному таможенному тарифу, установление равновесия между доходами и расходами казны, преобра-

90

 

зование кредита и налоговой системы. «Эти меры, — писал министр финансов, — обещают медленное развитие, которое может быть приостановлено непредвиденными случайностями. Но других средств, смею думать, не существует, и если высказываются мнения, что новые выпуски кредитных билетов не только безвредны, но даже полезны для поддержания промышленности и торговли... то такие мнения нельзя не признать теоретической ошибкой»75.

Сходные мысли Бунге изложил и во всеподданнейшем докладе о государственном бюджете на 1883 г.: «Упрочение курса рубля и восстановление его ценности могут быть достигнуты лишь постепенно, мерами, способствующими укреплению внутреннего и внешнего кредита государства, при превышении в течение многих лет доходов над расходами, при развитии внутреннего производства и уменьшении заграничных платежей»78.

Министр финансов предпринял конкретные шаги для восстановления металлического обращения. Еще 26 июня 1881 г. была вновь разрешена прекращенная в 1876 г. чеканка серебряной монеты. В декабре 1882 г. Бунге внес в Комитет финансов представление, где подчеркивал, что «установление в России такой денежной системы, которая не исключала бы звонкой монеты из обращения, необходимо для довершения славного начала, положенного Указом 1 января 1881 года». По его мнению, «уменьшением количества бумажных денег, утративших часть своей ценности, нельзя еще достичь ни восстановления нарицательной, ни окончательного упрочения существующей ценности кредитного рубля, ни обеспечения внутреннего рынка деньгами соответственно ощущаемой в них потребности». Бунге предлагал постепенно допустить прием и выдачу казной золотой и серебряной монеты в платежах по цене, соответствующей вексельному курсу, а также заключение сделок между частными лицами и между казной и частными лицами на монету. Проведение в жизнь этой меры, полагал он, будет способствовать приливу металлических денег в Россию. Желая отвести от себя возможные подозрения в стремлении к девальвации, министр финансов заявлял, что считает ее «несовместимой с истинными интересами и государственного кредита, и народного хозяйства».

На заседании Комитета финансов 7 декабря проект Бунге получил одобрение. Председательствующий Рейтерн выразил надежду, что появление в обращении звонкой монеты послужит регулятором вексельного курса рубля, так как всякое его понижение вызовет отлив золота за границу и предотвратит дальнейшее падение, а при повышении курса зарубежные покупатели сочтут для себя выгодным вносить часть платежей монетой77.

Обсуждение в «верхах» предложений Бунге было с негодованием встречено консервативной печатью. «Гражданин» назвал план внедрения монеты в денежное обращение «турецкой мерой», наносящей большой политический вред и создающей опасность «жидовской и не жидовской спекуляции»78. 10 марта 1883 г. представление министра финансов рассматривалось в Соединенных департаментах Государственного совета. Признав правомерность ходатайства Бунге, участники заседания вместе с тем расценили его как преждевременное, поскольку одно разрешение производить платежи звонкой монетой по курсу и заключать

 

91

 

на нее сделки не может еще иметь последствием водворение этой монеты на внутреннем рынке». Они высказали мнение, что восстановление металлического размена при невыгодном для России платежном балансе может привести к утечке золота за границу79. Ввиду отказа от этого проекта решение о возрождении свободной чеканки серебряной монеты не получило практического значения.

Тогда Бунге сосредоточил основные усилия на создании важнейших предпосылок для нормализации денежного обращения. Отстаивая комплексный подход к экономическим проблемам, он связывал задачу повышения государственных доходов с подъемом жизненного уровня податных сословий. В первой половине 80-х годов были понижены выкупные платежи и отменена подушная подать. Для перенесения части налогового бремени с крестьянства на имущие слои населения министерство финансов увеличило гербовый сбор, государственный поземельный налог и налог на недвижимое имущество в городах, установило налог с наследства и на доходы с денежных капиталов, преобразовало торгово-промышленное обложение. Однако эти шаги оказались далеко не достаточными для повышения крестьянских доходов. Ради сбалансирования бюджета Бунге был вынужден пойти на увеличение косвенного обложения. В годы его министерской деятельности заметно возросли питейный сбор, акцизы на сахар и табак80. Уплата высоких косвенных налогов разорительно отражалась на материальном положении сельского населения. Тяжелый удар крестьянскому хозяйству нанесли неурожая 1883 и 1885 гг. Министру финансов так и не удалось освободиться от дефицита. Он оставался хроническим явлением государственного бюджета (в млн. руб.)81:

Таблица 13

 

Годы

Обыкновенный бюджет

Чрезвычайный бюджет

Дефицит

 

Доходы

Расходы

Доходы

Расходы

 

1881

687,2

732,4

64,6

107,9

-88,5

1882

708,7

709,1

27,9

79,3

-51,8

1883

710,6

723,7

16,8

80,4

-76,7

1884

709,2

727,9

3,6

87,9

-103,0

1885

765,4

806,6

21,2

106,5

-126,5

1886

782,9

832,4

29,1

112,6

-133,0

Итого   ------

-579,5

Как и ранее, дефицит покрывался за счет внешних и внутренних займов, выручка от которых при Бунге составила 442,9 млн. руб. (нарицательная сумма — 472,8 млн. руб.). На 1 января 1887 г. государственный долг достиг уже 6,5 млрд. руб.82

Особое внимание Бунге уделял мероприятиям по изменению в пользу России платежного баланса. Он продолжил политику Рейтерна по ограничению импор-

92

 

та. начало которой восходило к закону 10 ноября 1876 г. о «золотых» пошлинах. Чтобы поднять доходы казны и оградить интересы отечественной промышленности, финансовое ведомство встало на путь протекционизма. В 1882—1886 гг. были повышены пошлины на ввоз многих сырьевых продуктов и фабричных излетай83. Другим средством для активизации торгового баланса стало поощрение вывоза хлеба84:

Таблица 14

 

Годы

Вывоз хлеба (в млн.пудов)

Стоимость (в млн. руб.)

1881

207,9

247,9

1882

301,6

329,4

1883

343,5

357,1

1884

320,4

321,4

1885

343,9

292,2

1886

278,4

233,1

Бунге добился хотя и не особенно значительного, но все же устойчивого преобладания экспорта над импортом85:

Таблица 15

 

Годы

Импорт (в млн.

руб.)

Экспорт (в млн.

руб.)

Сальдо

1881

517,7

506,4

-11,3

1882

566,8

617,8

+51,0

1883

562,2

640,3

+78,1

1884

536,9

589,9

+53,0

1885

435,4

537,9

+102,5

1886

426,5

484,1

+57,6

Однако только с помощью внешнеторгового преимущества невозможно было обеспечить активный платежный баланс. Поэтому особая роль в его изменении отводилась ввозу иностранных капиталов: государственным займам, инвестициям в промышленность, торговлю, транспорт, кредитные учреждения и др. Главным руслом притока капиталов являлись займы, которые из-за недоверия Запада к бумажному рублю заключались на крайне невыгодных для России условиях: за высокий процент с реализацией по очень низкому курсу. Золотые займы 1883 и 1884 гг. дали казне сумму в 102,8 млн. руб.88 Но одновременное увеличение платежей процентов и дивидендов европейским кредите-

93

 

рам, а также огромные расходы русских путешественников за границей были причинами неустойчивости платежного баланса. В 1881—1886 гг. он лишь дважды сводился с активным сальдо87:

Таблица 16

 

Годы

Сальдо (в млн. золотых РУб

1881

-105

1882

-56

1883

-31

1884

+41

1885

+58

1886

-36

Министерство финансов не сумело выполнить предписания акта 1 января 1881 г. Из-за отсутствия средств и хронического бюджетного дефицита уплата Казначейством долга Государственному банку фактически была прекращена указом 8 июня 1884 г. К этому моменту за 1881—1883 гг. из 419,5 млн. руб. задолженности банк получил лишь 169,5 млн. руб. (из них 167 млн. руб. по кредитным билетам временного выпуска). Согласно указу, погашение оставшейся части долга должно было производиться облигациями 5%-й золотой государственной ренты. Из 250 млн. руб. ренты в 1885—1888 гг. банк реализовал только 76,5 млн. руб. Остальная сумма в размере 173,5 млн. руб. так и не была уплачена казной. Однако и те средства, которые поступили в банк, направлялись не на субсидирование торгово-промышленной деятельности, а на чисто финансовые нужды (уменьшение массы бумажных денег и приобретение золота)м.

Кредитных билетов в 1883—1885 гг. удалось изъять и уничтожить только на сумму 87 млн. руб. В целом старания министерства финансов по восстановлению ценности денежной единицы до паритета не дали положительных результатов. Колебания вексельного курса рубля на европейских биржах не прекратились. Тенденция к падению курса сохранялась.

Колебания рубля усиливались биржевой спекуляцией, центром которой была Берлинская биржа. В 80-е годы Германия занимала первое место во внешнеторговом обороте России и являлась главным заграничным рынком размещения русских ценных бумаг. Особенность спекуляции на рубле заключалась в том, что биржевики оперировали наличными кредитными билетами. Они поступали на немецкую биржу в качестве доходов от внешней торговли, через путешественников и русские банки, тесно связанные с берлинскими дельцами. Это подрывало международный кредит России, доверие к ее денежной единице.

 

Таблица 17

Среднегодовой вексельный курс рубля88

 

Годы

На Лондон (в пенсах)

На Париж (в сантимах)

На Гамбург (в пфеннигах)

На Берлин (в пфеннигах)

Курс рубля на золото (в коп.)

1881

25 Me

266 416

215 >3/в4

 

65,8

1882

24 Мб

253%

205 31/з2

 

63,2

1883

23 23/з2

249 25/в4

202 17/64

 

61,9

1884

24 3А

256 5/32

 

207 27/з2

63,4

1885

24 Мб

254 31/в4

 

205,91

63,3

1886

23 2%4

245 «/32

 

198,53

58,9

Свидетельством провала дефляционной политики министерства финансов стало также стеснение внутреннего денежного рынка. Из-за крайне ограниченного характера кредитных сделок в стране изъятие даже 87 млн. руб. привело к острому недостатку денежных знаков в обращении, что в свою очередь способствовало еще большему углублению затянувшейся депрессии в промышленности.

Продолжавшиеся колебания рубля и отрицательные экономические последствия дефляции заставили финансовое ведомство к середине 80-х годов признать невозможность реализации указа 1 января 1881 г. «Теперь, — писал Бунге в представлении 1885 г. в Комитет финансов относительно расчета с Государственным банком по кредитным билетам, — понижение цены кредитного рубля после Восточной войны представляется совершившимся фактом и, сообразно с ценою кредитного рубля, установились цены всех произведений земледелия и промышленности. Если бы даже возвышение вексельного курса и последовало от дальнейшего уничтожения кредитных билетов, то оно вызвало бы новое колебание цен, а главным образом их понижение, что нисколько нежелательно при современном стесненном положении торговли и промышленно-

 

Монета «рубль», эмитировавшаяся в правление Александра III (1881-1894)

 

95

 

сти, а следовательно, и самое уничтожение кредитных билетов было бы несогласно с указаниями закона 1 января 1881 года»80.

В 1885 г. министерство финансов окончательно прекратило дефляцию. Отныне Бунге считал своей главной целью борьбу с колебаниями курса рубля и его фиксацию на установившемся уровне. И хотя он во всеподданнейшей записке (март 1885 г.) уверял Александра III в том, что финансовое ведомство отнюдь не имеет в виду девальвацию денежной единицы, на самом деле долговременный отказ от восстановления размена рубля по номинальной стоимости не предполагал другого исхода. В этот период многие прежние непримиримые противники девальвации постепенно смирялись с ее неизбежностью. Бунге осознал также обреченность всех попыток стабилизировать рубль на традиционной серебряной основе. Он пришел к мнению, что золотой монометаллизм в перспективе является наиболее приемлемой для России системой денежного обращения. Обращаясь к императору, министр финансов подчеркивал исключительную важность накопления золотого запаса для противодействия биржевой спекуляции и удержания вексельного курса от дальнейшего падения. Он вновь настаивал на введении звонкой монеты во внутреннее обращение, без чего любые меры по упрочению ценности рубля не дадут осязаемых результатов91.

Выводы Бунге строились на учете кардинальных перемен на мировом рынке и от влияния на Россию. С 70-х годов XIX в. движение западных стран к золотому монометаллизму приобрело всеобщий характер (Англия перешла к золотой валюте еще в 1816 г.). Это было связано со стремительным ростом товарного обмена и бурным развитием кредитных отношений. В передовых государствах Запада возникла сеть крупных акционерных банков с широкомасштабными операциями безналичных расчетов. Серебро становилось слишком дешевым и неудобным товаром для выполнения функций меры стоимости и средства обращения. Другим решающим фактором демонетизации серебра явилось его обесценение. С конца 60-х годов XIX в. начался новый этап падения стоимости серебра. За тридцать лет (1870—1900) она упала более чем в 2 раза. Это произошло вследствие открытия обширных месторождений серебра в Америке и сокращения издержек по его добыче в ходе технического прогресса в горном деле.

На мировом рынке ясно обозначилась тенденция перехода функции денег к более дорогому денежному товару — золоту. Его стоимость продолжала оставаться стабильной и даже несколько повысилась. Открытие богатейших калифорнийских (1848 г.) и австралийских (1851 г.) россыпей, а в 1885 г. — южноафриканских запасов золотоносной руды позволило резко увеличить добычу золота, которая ранее всегда отставала от производства серебра, и удовлетворить значительно возросшие потребности в этом драгоценном металле. С 1846 по 1908 г. его было получено 919,6 тыс. пудов на 19,46 млрд. руб., т.е. в 3,5 раза больше, чем за предшествующие три с половиной столетия. Росту добычи золота способствовало применение новых технических усовершенствований в золотопромышленности, которая превратилась в отрасль современной

97

 

индустрии. Все эти обстоятельства сыграли свою роль в вытеснении серебра из денежного обращения и установлении на мировом рынке монополии золота.

Введение золотой валюты было для России назревшей необходимостью. Со второй половины 70-х годов платежи серебром окончательно утратили надежность. Серебряный рубль доказал свою полную несостоятельность. «Во второй половине XIX столетия, — писал И.И.Кауфман, — серебряный рубль кончил тем, что он должен был себя признать побежденным, положить оружие, прекратить борьбу за «первенство» и вместе с тем окончить продолжительную историю своей первенствующей роли». Все финансовые расчеты отныне производились только на кредитные билеты и золото. Внешние займы правительство также заключало исключительно на золото. В стране остро ощущался недостаток в золотой денежной единице. Находившаяся в обращении золотая монета не имела самостоятельного значения, поскольку она опиралась не на собственную основу, а на серебро и кредитные билеты92.

Однако в той финансово-экономической ситуации сколь-нибудь быстрый переход к золотой валюте был невозможен. Учитывая свое поражение в попытке восстановить размен на монету, Бунге предпринял ряд подготовительных мер. Для наполнения каналов металлического обращения требовалось значительное увеличение золотого запаса. При этом нельзя было надеяться на интенсивный рост добычи золота. Золотопромышленность России оставалась полукустарной. Из-за дешевизны рабочей силы технические нововведения применялись в очень малой степени. Ни в 80-е, ни в 90-е годы количество полученного на приисках золота заметно не увеличилось (табл. 18) 93.

Таблица 18

 

Годы

Вес

(в пудах)

Стоимость (в млн. кред. РУ«-

Годы

Вес (в пудах)

Стоимость (в млн. кред.

руб.)

1880

2355

32,2

1889

2128

30,0

1881

1052

14,4

1890

1943

27,4

1882

1239

16,9

1891

2219

31,3

1883

1796

24,5

1892

2173

30,7

1884

2350

32,1

1893

2343

33,0

1885

2260

30,9

1894

2216

31,3

1886

1884

26,6

1895

2654

37,4

1887

1845

26,0

1896

1978

27,9

1888

1956

27,6

1897

2135

30,1

Поэтому накопление золотого запаса достигалось за счет внешних займов и таможенных сборов. Уже в августе 1884 г., убедившись в крушении своих первоначальных замыслов, министр финансов распорядился начать сосредото-

97

 

чение золота на текущем счете Казначейства в Государственном банке. На 1 января 1887 г. стоимость накопленного металла составила 88,8 млн. руб.94 Но в целом в первой половине 80-х годов золотой запас почти не увеличился. Этому помешали неблагоприятная экономическая конъюнктура и солидная утечка золота из России в виде ежегодных платежей по заграничным долговым обязательствам:

 

 

Таблица 19

ение золотого запаса в 1881—1887 гг.

(в млн. руб.)95

На 1 января 1881

291,1

1882

235,6

1883

216,7

1884

224,3

; ' "" 1885

273,2

1886

311,1

у - 1887

281,5

Разменный фонд в этот период вообще оставался без движения96:

Таблица 20

 

Годы

Состав разменного фонда

Количество кредитных билетов (в млрд.руб.)

Отношение разменного фонда к количеству кредитных билетов (в %)

 

Золото (в млн. руб.)

Серебро (в млн. руб.)

Всего (в млн. руб.)

 

 

1881

170,3

1,1

171,4

1,133

15,1

1882

170,3

1,1

171,4

1,133

15,1

1883

170,3

1,1

171,4

1,133

15,1

1884

170,3

171,4

1,103

15,5

1885

170,3

1,1

171,4

1,073

16,0

1886

170,3

1,1

171,4

1,046

16,4

1887

170,3

1,1

171,4

1,046

16,4

Важным событием стало утверждение 17 декабря 1885 г. нового монетного устава97. Вместо 83 1/3 пробы для серебряной и 88-й для золотой монеты была принята 900-я проба по образцу большинства европейских государств. Содержание чистого золота в полуимпериале понижалось со 135 до 130,68 долей и приравнивалось к 20-франковой монете. Отныне он мог свободно об-

98

 

ращаться за границей без переплавки и понижения цены. В уставе определялись также терпимость в пробе и весе монет, некоторое уменьшение их диаметра и др. Эти изменения имели целью приблизить монету России к европейским стандартам, укрепить доверие к ее достоинству на мировом рынке и упростить расчеты в заграничных платежах. Однако устав не затрагивал сущности монетной системы. Серебряный рубль еще сохранялся как основная монетная единица.

Созданию условий для проведения денежной реформы и увеличению золотого запаса должны были способствовать и конверсии государственных займов. Этот вопрос был впервые поднят Бунге в докладной записке, представленной в феврале 1886 г. в Комитет финансов. Министр предлагал использовать благоприятное состояние денежного рынка в Европе, где из-за избытка капиталов произошло понижение учетного процента в банках и повышение цен на процентные бумаги. По его мнению, осуществление конверсии могло бы дать экономию в платежах только по займам в металлической валюте около 9 млн. руб. ежегодно. 23 февраля Комитет финансов обсудил представление Бунге и наметил несколько 5%-х займов 60—70-х годов, которые подлежали конверсии в 4%-е98. Подобная операция была невозможна без содействия иностранных банков, так как казна России не располагала свободными денежными средствами для выпуска новых займов с целью обмена на них старых ценных бумаг. Бунге вступил в переговоры с берлинскими банкирами. Но обострение отношений между Россией и Германией задержало реализацию этих планов.

В конце 1886 г. консервативные круги добились согласия императора на отставку Бунге. Он покинул финансовое ведомство, не завершив многих начинаний. И все же его политика имела большое значение. К середине 80-х годов


Операционный зал з здании Общества взаимного кредита в Петербурге. Конец 80-х гг. XIX в.

 

99

 

в министерстве в общей форме уже сложилась концепция будущей денежной реформы, сущность которой заключалась в девальвации рубля и переходе к золотому монометаллизму.

Отставка не прервала карьеры бывшего министра финансов. Неожиданно для всех Александр III, по-прежнему благоволивший к Бунге, назначил его председателем Комитета министров. Вплоть до своей кончины в 1895 г. он продолжал играть в «верхах» заметную роль. С.Ю.Витте позднее вспоминал о большом влиянии, которое оказали на него идеи Бунге. В феврале 1893 г. новый министр финансов дал распоряжение о выпусках необеспеченных бумажных денег для строительства Сибирской железнодорожной магистрали. Бунге сразу же восстал против этого намерения. В записке председателю Комитета финансов Д.М.Сольскому он подчеркнул, что «такие выпуски способствуют возвышению цен, вследствие чего сначала обнаруживается некоторое, иногда даже значительное оживление промышленности, а потом несоответствие между получаемыми доходами и удовлетворением необходимых потребностей. Таким образом, за периодом процветания наступает пора безденежья, несмотря на обилие денег»99. Он использовал весь свой авторитет, чтобы заставить Витте отказаться от «сибирских кредиток». Вскоре министр финансов стал убежденным последователем Бунге и широко пользовался его содействием в ходе подготовки денежной реформы100.

1 января 1887 г. место Бунге занял ставленник Каткова и Мещерского Иван Алексеевич Вышнеградский (1831—1895). Однако он не был простой пешкой в руках консерваторов. Выходец из семьи провинциального священника, Вышнеградский представлял собой человека разнообразных дарований и достиг жизненного успеха только благодаря своей энергии и невероятной работоспособности. Он был ученым с мировым именем, крупной величиной в области прикладной механики и машиностроения, преподавал в военно-учебных заведениях, возглавлял кафедру в Технологическом институте. Вышнеградский прославился также как опытный менеджер и биржевик, руководитель нескольких акционерных компаний — Петербургского водопроводного общества, Общества Юго-Западных железных дорог и др. Накануне назначения министром финансов он уже обладал миллионным состоянием. Честолюбивый Вышнеградский мечтал и о служебной карьере. Союз с Катковым и Мещерским был для него лишь способом для проникновения в высшие сферы власти101.

Министр финансов солидаризовался с установкой «Московских ведомостей» на расширение государственного вмешательства в экономику. Во всеподданнейшей программной записке (декабрь 1886 г.) Вышнеградский рекомендовал усилить таможенный протекционизм, ввести винную и табачную монополии102. Но он даже не затронул вопрос о денежной реформе. Это объяснялось тем, что министр финансов не разделял инфляционистской позиции Каткова и высту-

100

 

пил продолжателем дела Бунге. В отличие от предшественника, Вышнеградский начинал свою деятельность в несравненно более благоприятной обстановке. Рациональная налоговая политика Бунге, накопление им свободной наличности в Государственном банке, богатые урожаи 1887—1889 гг., окончание депрессии в промышленности, изменение конъюнктуры на европейском денежном рынке — все это способствовало преодолению хаоса в денежном обращении. Кроме того, последовавшая в 1887 г. смерть Каткова освободила министра финансов от бдительного надзора московского «пророка».

В конце июня 1887 г. Вышнеградский представил в Комитет финансов записку, в которой вслед за Бунге доказывал невозможность восстановления стоимости рубля до паритета без «потрясения всех отраслей народного хозяйства». По его мнению, в данный момент следовало пойти на девальвацию денежной единицы, приняв за основу ее нынешний курс. Министр подчеркивал, что успех этой меры зависит от допущения свободного размена кредитных билетов на монету и главное — от разрешения заключения сделок на металлическую валюту. В противном случае, продолжал он, нельзя рассчитывать ни на появление во внутреннем обращении монеты, ни на удержание в России нужного для осуществления размена металлического запаса.

28 июня Комитет финансов на своем заседании при участии Рейтерна и Бунге одобрил предложения Вышнеградского и высказался за упрочение размена рубля на звонкую монету в отношении, близком к 1 1/2 кредитных рубля за 1 руб. золотом. Министру финансов было предложено разработать программу мер по обеспечению операции размена и увеличению разменного фонда.

 

Иван Алексеевич Вышнеградский, министр финансов в 18881892 гг.

101

 

10 июля 1887 г. решение Комитета получило высочайшее утверждение. Тем самым вопрос о девальвации рубля был предрешен. Одновременно последовал указ, который повелевал для увеличения разменного фонда снять с текущего счета казначейства в Государственном банке 40 млн. руб. золотом (из запаса, накопленного при Бунге) и передать их банку в счет уплаты долга за временно выпущенные кредитные билеты. Эта сумма была приравнена к 63,7 млн. кредитных рублей постоянного выпуска, что уменьшило количество кредитных билетов временного выпуска с 330 млн. до 266,3 млн. руб. Разменный фонд возрос с 171,5 млн. до 211,5 млн. руб.103

В январе 1888 г. Вышнеградский внес в Государственный совет представление о восстановлении металлического обращения. Он считал целесообразным разрешить заключение сделок на золотую и серебряную монету и принимать ее в уплату казенных податей, сборов и пошлин. Министр финансов аргументировал это тем, что со времени отказа Совета санкционировать аналогичный проект Бунге ситуация изменилась к лучшему — произошло уничтожение кредитных билетов на сумму 87 млн. руб. и увеличение разменного фонда на 40 млн. руб. С его точки зрения, данная мера облегчит прилив в Россию иностранных капиталов, потребность в которых «вызывается прямыми жизненными интересами торговли и промышленности». Он особо отметил преждевременность установления размена только на золото, поскольку монетной единицей страны по-прежнему остается серебряный рубль. Подобное нововведение было бы равносильно переходу к золотому монометаллизму, т.е. шагу, который не будет иметь успеха без достаточной подготовки104.

Представление Вышнеградского поступило на рассмотрение в особое совещание, состоящее из чиновников финансового ведомства и представителей биржевых комитетов. Подавляющее большинство не согласилось с доводами министра финансов. Они заявили о возможной опасности падения курса кредитного рубля и возникновения ажиотажа среди населения. Поэтому проект Вышнеградского был отклонен108.

Неудача не остановила министра финансов. Альфой и омегой его деятельности стало накопление золотого запаса. Вышнеградский всеми силами старался увеличить «золотое наследство», доставшееся ему от Бунге. Этой цели служили все остальные проводимые им финансовые мероприятия, в том числе и борьба с дефицитами. Вышнеградский исключительно бережно относился к средствам казны. Он добился почти полной ликвидации сверхсметных ассигнований, которые всегда были настоящим бичом бюджета.

В отличие от предшественника, Вышнеградский исповедовал узкий «финансизм», т.е. пытался обеспечить бюджетное равновесие любой ценой, не обращая внимания на последствия для народного хозяйства в целом. Он был далек от понимания нужд широких слоев населения и мало интересовался социальными проблемами. Идеи Бунге о продолжении податных реформ и введении единого подоходного налога не привились. При Вышнеградском произошло закручивание налогового «винта», началось беспощадное выколачивание недоимок с крестьянства, были увеличены государственный поземельный налог, налог на городскую недвижимость и торгово-промышленное обложение. В конце 80-х годов

102

 

Сибирский торговый банк. Иркутское отделение

еще более возросли косвенные налоги (акцизы на сахар, табак, водку, таможенные пошлины), появились новые налоги на спички и керосин106.

Налоговая политика Вышнеградского подорвала платежеспособность податных сословий, но позволила ему уже с 1888 г. избавиться от дефицитов по обыкновенному бюджету. Однако общий бюджет, за исключением 1889 г., по-прежнему сводился с дефицитом (в млн. руб.)107:

Таблица 21

 

Годы

Обыкновенный бюджет

Чрезвычайный бюджет

Дефицит (-) Излишек (+)

 

Доходы

Расходы

Доходы

Расходы

 

1887

832,3

835,9

13,0

95,1

-85,7

1888

900,8

840,4

9,3

86,8

-17,1

1889

944,4

857,9

24,9

105,0

+ 4,4

1890

950,8

877,8

34,1

178,7

-71,6

1891

895,8

875,3

37,0

240,3

-182,8

1892

976,3

910,7

38,1

214,8

-111,1

Итого

-463,9

С таким же упорством Вышнеградский стремился к активизации торгового и платежного баланса. Он довел ограничение импорта до предела. Вторая половина 80-х — начало 90-х годов стали периодом расцвета протекционистской системы. Происходило ежегодное возрастание пошлин на руду, чугун, уголь, сталь, машины, хлопок, шерсть, сахар и другие товары. В 1891 г. был принят новый тариф, который не имел равных в Европе по степени таможенной охра-

103

 

Харьков. Земельный банк

ны108. Одновременно Вышнеградский еще более форсировал экспорт сельскохозяйственной продукции, главным образом хлеба109:

Таблица 22

 

Годы

Экспорт хлеба (в млн. пуд.)

Стоимость (в млн.руб.)

1887

392,9

322,5

1888

547,9

422,2

1889

466,4

376,0

1890

417,9

339,1

1891

391,2

354,1

Доля зерна в денежном выражении всего экспорта в 1886—1890 гг. составила 51,5%110. В 1887—1891 гг. Россия покрывала 47% общего ввоза европейских стран, импортирующих хлеб111. Финансовое ведомство установило высокие экспортные премии и льготные железнодорожные тарифы на ряде направлений. Для подхлестывания экспорта министерство широко использовало налоговый прессинг, назначая сроки уплаты податей к моменту сбора урожая. Крестьяне были вынуждены выбрасывать на рынок не только излишки, но и часть необходимого продукта. Вследствие одновременного предложения на рынке огромной массы сельскохозяйственной продукции цены на хлеб падали ниже издержек производства. Купцы-экспортеры скупали зерно за бесценок и с большой выгодой продавали за границу, обрекая сельское население на систематическое недоедание.

Однако эффект от столь масштабного вывоза зерна сильно снижался из-за отсутствия учета конъюнктуры на мировом хлебном рынке. Хлеб отправлялся за

104

 

границу осенью, когда цены на него снижались до минимального уровня. Это приносило народному хозяйству страны колоссальные убытки. Разрыв между быстро растущим экспортом зерна и снижающимися доходами от хлебной торговли углублялся под влиянием мирового аграрного кризиса, который вызвал всеобщее падение цен на сельскохозяйственные товары. Внешнеторговая политика Вышнеградского, проводившаяся под лозунгом «недоедим, но вывезем», не случайно получила название «голодного экспорта». Она не соответствовала ни увеличению посевных площадей и валового сбора зерна, ни повышению производительности труда в земледелии. В ряде регионов вообще не оставалось сколько-нибудь значительных запасов хлеба, что в случае неурожая было чревато массовым голодом. Финансовое ведомство поощряло также бросовый экспорт сахара, хлопка и некоторых других товаров11'. В 1887—1891 гг. сальдо торгового баланса неизменно сводилось с большим преимуществом для России113:

Таблица 23

 

Годы

Импорт (в млн. руб.)

Экспорт (в млн. руб.)

Сальдо (в млн. руб.)

1887

399,6

617,3

+217,7

1888

386,1

784,0

+397,9

1889

432,0

750,9

+318,9

1890

406,7

692,2

+285,5

1891

371,6

707,4

+335,8

Но обеспечить активный платежный баланс мог по-прежнему только приток иностранных капиталов. В 1889—1891 гг. министр финансов заключил пять металлических займов на сумму 425,1 млн. золотых руб. За 1887— 1892 гг. внешний и внутренний долг России возрос с 6,5 до 7,5 млрд. руб. Всего за время министерства Вышнеградского выручка от займов составила 2 081 млн. руб. при нарицательной сумме 2 295,1 млн. руб.114

Ограничение импорта, рост вывоза и внешние займы позволили Вышнег-радскому активизировать платежный баланс115:

Таблица 24

 

Годы

Сальдо (в млн. зол.

руб.)

1887

-105

1888

- 23

1889

+ 29

1890

+ 182

1891

+ 26

1892

+ 63

105

 

Это дало возможность значительно ускорить накопление золотого запаса:

Таблица 25

Движение золотого запаса (в млн. руб.)116

 

На 1 января

1888

273,7

 

1889

297,1

 

1890

372,4

 

1891

483,8

 

1892

495,2

 

1893

581,5

В 1887—1892 гг. увеличился и металлический разменный фонд117:

Таблица 26

 

Годы (на 1 января)

Состав разменного фонда

Количество кредитных билетов (в млрд. руб.)

Отношение разменного фонда к количеству кредитных билетов (в %)

 

Золото (в млн. руб.)

Серебро (в млн. руб.)

Всего (в млн. руб.)

 

 

1888

210,3

1,1

211,4

1,046

20,2

1889

210,3

1,1

211,4

1,046

20,2

1890

210,3

1,1

211,4

1,046

20,2

1891

210,4

1,1

211,5

1,046

20,2

1892

285,4

1,1

286,5

1,121

25,6

1893

360,4

1,1

361,5

1,196

30,2

С серьезными трудностями Вышнеградскому пришлось столкнуться при осуществлении намеченных Бунге конверсии внешних займов. Протекционистский курс самодержавия породил сильное беспокойство в Германии, которая была основным торговым партнером России. Недовольство правящих кругов рейха вызвал и отказ русского правительства от переговоров о заключении политического союза. В 1887 г. канцлер Отто фон Бисмарк начал настоящий «поход» против облигаций русских займов, размещенных главным образом на немецком фондовом рынке. Государственным кредитным учреждениям (Имперскому банку и Банку для морской торговли) было запрещено выдавать ссуды под залог русских ценных бумаг, которые объявлялись «ненадежными». В немецкой печати распространялась дезинформация о полном банкротстве русской казны. На берлинском фондовом рынке произошел массовый выброс русских бумаг, что сразу же привело к падению их стоимости. Путем подобного

106

 

нажима Бисмарк хотел заставить Россию изменить таможенный устав и внешнеполитическую ориентацию.

Но германский канцлер просчитался. Его действия лишь дали толчок сближению России с Францией. Чтобы сорвать спекулятивную игру немецких биржевиков, Вышнеградский обратился за помощью к французским банкирам. В Париже был образован синдикат для скупки на берлинском рынке русских бумаг. Их продажа по сниженным ценам нанесла немецким держателям огромные убытки. Французские финансисты, напротив, заработали крупные суммы. В результате этой операции русские бумаги переместились из Германии во Францию. Кредитная зависимость России от Германии была ликвидирована118.

Именно французские банкиры выступили с инициативой конверсии русских внешних займов, на которую охотно откликнулся Вышнеградский. Операции по конверсии 5%-х займов в 4%-е, проведенные в 1888—1890 гг., конвертировали государственные долги на сумму 1,7 млрд. руб. Хотя задолженность страны увеличилась на 277 млн. руб., более длительная рассрочка займов (на 81 год) уже в первые годы дала бюджетную экономию по ежегодным платежам в размере 21,5 млн. руб.119

Министр финансов, как и его предшественник, был вынужден принять меры для преодоления дефляции. Однако если Бунге ограничился прекращением изъятия из обращения бумажных денег, то Вышнеградскому пришлось пойти дальше. Сопротивление в «верхах» восстановлению сделок на металлическую валюту создавало немалые затруднения для торгово-промышленной деятельности. В 1888 г. вследствие хорошего урожая и увеличения экспорта хлеба спрос на кредитные билеты резко возрос. Поэтому 8 июля по инициативе Вышнеградского последовал указ, согласно которому Государственному банку с разрешения министра финансов предоставлялось право выпуска кредитных билетов под обеспечение золотом с условием их уничтожения по мере возможности. На основании указа в этом же году были произведены выпуски кредитных билетов на сумму 30 млн. руб., по прошествии некоторого времени с большим трудом изъятые из обращения120. Однако действия финансового ведомства только отчасти устранили недостаток в оборотных средствах Государственного банка.

Политика Вышнеградского способствовала повышению курса рубля:

Таблица 27

 

Среднегодовой вексельный курс рубля 121

 

 

Годы

На Лондон (в пенсах)

На Париж (в сантимах)

На Берлин (в пфеннигах)

Курс рубля на золото (в коп.)

1887

21 «/в4

226 Уз2

181,63

55,7

1888

22 1У32

235,18

188,61

59,5

1889

25 3/8

266,95

215,89

65,9

1890

27 3Vb2

294,11

237,13

72,6

107

 

Но столь быстрый подъем курса создал серьезные затруднения развитию торговли и промышленности. Началось падение цен на предметы русского вывоза сначала за границей, а затем на внутреннем рынке. Доходы экспортеров от торговли хлебом и сырьевыми продуктами заметно сократились. Производство этих товаров превращалось в убыточное. Повышение курса привело к снижению цен на иностранные товары на русском рынке, что облегчало их оплату таможенными пошлинами, взимаемыми золотом.

В апреле 1890 г. Вышнеградский констатировал во всеподданнейшем докладе, что «настоящее быстрое повышение вексельного курса грозит нанесением крайнего ущерба благосостоянию нашего отечества... При дальнейшем повышении вексельного курса цены могут дойти до такого уровня, что отпуск нашего хлеба сделается невозможным; тогда, с прекращением того условия, которое побуждает спекуляцию возвышать вексельный курс, должно произойти противоположное явление, и курс может упасть так же внезапно, как он поднялся, причем даже трудно представить себе, до каких пределов может дойти это падение». Единственное спасение министр финансов видел в широком обмене кредитных рублей на золото. Вышнеградский предлагал установить «предел» золотого содержания рубля сообразно с существующими заграничными ценами на хлеб. По его мнению, кредитный рубль должен быть стабилизирован на уровне 62,5 коп. золотом. «Обращаясь к конечной цели предполагаемой меры, — писал он, — можно надеяться, что, кроме отвращения гибельного застоя нашей отпускной торговли, она даст еще возможность в близком будущем приступить к открытию размена и, следовательно, к окончательной фиксации цены кредитного рубля по вышеуказанному курсу 62,5 коп. зол. за кредитный рубль». Министр финансов предлагал немедленно приступить к приобретению золота и в случае необходимости производить временные выпуски кредитных билетов на основании указа 8 июля 1888 г.

16 августа доклад Вышнеградского был утвержден Александром III. После этого началась грандиозная закупка золота на заграничных рынках. Для окончательного устранения дефляции 28 июля 1891 г. был издан указ, подтверждающий право министра финансов прибегать к временным выпускам бумажных денег122. В 1891—1892 гг. было выпущено кредитных билетов на общую сумму 150 млн. руб. под золотое обеспечение.

Благодаря правительственным мероприятиям курс рубля несколько понизился:

Таблица 28

 

Среднегодовой вексельный курс рубля 123

 

 

Годы

На Лондон (в пенсах)

На Париж (в сантимах)

На Берлин (в пфеннигах)

Курс рубля на золото (в коп.)

1891

26 5/16

277,39

224,01

66,8

1892

24 7/32

254

205,88

62,0

108

 

К 1891 г. министр финансов счел подготовку денежной реформы в основном законченной. Но все рухнуло в один миг. Вышнеградскому пришлось в полной мере пожать плоды своей недальновидной налоговой и экспортной политики. В 1891 г. директор департамента неокладных сборов А.С.Ермолов в записке на его имя предупреждал: «На Россию надвигается страшный призрак голода — необходимо теперь же, пока не поздно, принять самые решительные меры для предупреждения грядущего бедствия»124. Однако Вышнеградский с раздражением отмахнулся от этих слов. Записка легла под сукно. В этом году вывоз хлеба за границу составил 391,2 млн. пудов на сумму 354,1 млн. руб. Осенью Россию постиг чудовищный неурожай. Крестьянство многих губерний, не имевшее достаточных запасов зерна, находилось в трагической ситуации. Правительство всемерно старалось спасти положение. «Никогда еще энергия министра финансов не выступала в таком блеске, как в это злополучное время, — вспоминал экономист П.П.Мигулин. — Казалось, И.А.Вышнеградский пытался искупить ошибки своего управления, благодаря которым сельское население не имело возможности накопить сбережения в урожайные годы»18*. Для экстренной помощи голодающим министерство выделило свыше 160 млн. руб. Вышнеградский ввел запрет на вывоз за границу сельскохозяйственной продукции. Это несколько снизило цены на хлеб и облегчило участь крестьянства. В 1892 г. на экспорт было отправлено всего 196,4 млн. пудов зерна на сумму 164,1 млн. руб. Сальдо торгового баланса имело избыток лишь 76,1 млн. руб.12в Платежный баланс в 1893 г. стал пассивным. Внешний 3%-й золотой займ, заключенный министром финансов в 1891 г., потерпел фиаско. Выручка от него составила только 57,1 млн. руб., т.е. менее половины от нарицательной суммы (125 млн. руб.). В поисках новых финансовых ресурсов Вышнеградский обратился к идеям Бунге. Он разработал проект введения подоходно-прогрессивного налога, который ежегодно должен был давать казне свыше 15 млн. руб. Но его инициатива осталась без внимания127.

Голодные годы и промышленная депрессия 1891 —1892 гг. отсрочили денежную реформу на несколько лет. Печать обрушилась на Вышнеградского с обвинениями в «высасывании» денег из населения. Газеты писали о развале финансов, фиктивности государственных бюджетов, колебаниях вексельного курса, убыточности конверсии и др. Вышнеградский не перенес удара судьбы. Он тяжело заболел и 30 мая 1892 г. был вынужден подать в отставку. Покидая министерство, он передал своему преемнику записку, в которой подробно излагались его соображения о предстоящей реформе128. Именно Витте выпало на долю завершить преобразование денежного обращения на принципиально новых основаниях и ввести знаменитый золотой стандарт.

109

 

Примечания

 

1.       Кауфман И. И. Государственные долги России// Вестник Европы. 1885. № 2. С. 575.

2.   Министерство финансов. 1802—1902. Ч. 1-2. СПб., 1902. Ч. 1. С. 626-629, 632-633, 636-637.

3.   Там же. Ч. 1. С. 627, 633.

4.   Кашкаров М Денежное обращение в России. Т. 1-2. СПб., 1898. Т. 1. С. 72, 180-181;Т. 2. Приложения. С. 37, 45.

5.   Безобраэов К П. О некоторых явлениях денежного обращения в России в связи с промышленностью, торговлей и кредитом. Ч. 2. М., 1863. С. 20-21.

6.   Боровой С. Я Кредит и банки в России (середина XVII в. — 1861 г.). М., 1958. С. 276-277.

7.   Мигулин П. П. Русский государственный кредит (1769—1899). Т. 1. Харьков, 1899.С. 285-288.

8.   Безобраэов R П. Указ. соч. Ч. 1. М., 1963. С. 21-24.

9.   Власенко В. К Денежная реформа в России. 1895—1898 гг. Киев, 1949. С. 16-17; Яковлее А Ф. Экономические кризисы в России. М., 1955. С. 69-80.

10.        Кашкаров М. Указ. соч. Т. 2. Приложения. С. 38.

11.        Судейкин В. Т. Александр Максимович Княжевич// Русская старина. 1892. № 11. С.398-432.

12.        Кауфман И. И. Указ. соч. С. 583.

13.   Министерство финансов. Ч. 1. С. 459, 460.

14.   Кашкаров М Указ. соч. Т. 1. С. 72.

15.   Мигулин П. П. Указ. соч. Т. 1. С. 288.

16.   Кашкаров М. Указ. соч. Т. 2. Приложения. С. 38.

17.   Министерство финансов. Ч. 1. С. 461.

18.   Шепелев Л. Е. Царизм и буржуазия во второй половине XIX века. Проблемы торгово-промышленной политики. Л., 1981. С. 52, 58-61.

19.  Куломзин А Н., Рейтерн-Нолькен В. Г. М. X Рейтерн. Биографический очерк. С

приложениями из посмертных записок М.Х. Рейтерна. СПб., 1910. С. 3-8; Шепелев Л Е. Указ. соч. С. 71-72.

20.   Министерство финансов. Ч. 1. С. 632-633, 636-637.

21.   Мигулин П. П. Указ. соч. Т. 1. С. 177, 454; Т. 3. Вып. V. Харьков, 1907. С. 1121.

22.   Кашкаров М. Указ. соч. Т. 1. С. 72.

23.   Друян А Д. Очерки по истории денежного обращения России в XIX веке. М., 1941. С.70, 72-73; Власенно В. Е. Указ.соч. С. 15-16.

24.   Отдел рукописей Российской национальной библиотеки. Ф. 208. Ед.хр. 67. Л. 8 об.

25.   Кауфман И. И. Кредитные билеты, их упадок и восстановление. СПб., 1888. С. 131-144.

26.  Мигулин П. П. Указ. соч. Т. I. С. 297-299.

 

110

 

27.        Кошмаров М Указ. соч. Т. I. С. 169, 185-187; Т. 2. Приложения. С. 38.

28.        Покровский Д И. Сборник сведений по истории и статистике внешней торговли России.Т. 1. СПб., 1902. Таблицы. С. 177, 141.

29.        Кашкаров М. Указ. соч. Т. I. С. 187.

30.        Вессель К X Нормальный государственный бюджет// Русский вестник. 1884. № 12.С. 383.

31.        Министерство финансов. Т. 1. С. 465.

32.        Мигулин Я Я Указ. соч. Т. 1. С. 302-303.

33.        Кашкаров М Указ. соч. Т. 1. С. 72, 188; Т. 2. Приложения. С. 38.

34.        Кауфман И. И. Указ. соч. С. 575.

35.        Министерство финансов. Ч. 1. С. 632-637.

36.        Мигулин П. Я Указ. соч. Т. 1. С. 306-307, 317.

37.        Кашкаров М Указ. соч. Т. 1. С. 72.

38.        Мигулин П. Л Указ. соч. Т. 1. С. 310-317.

39.        Кашкаров М. Указ. соч. Т. 1. С. 169; Т. 2. Приложения. С. 38, 46.

40.    Чернуха В. Г. Программная записка министра финансов М.Х. Рейтерна (сентябрь 866 г.)// Вспомогательные исторические дисциплины. Т.Х.Л., 1978. С. 269-278.

41.        Куломзин А К, РейтернНолькен Д Г. Указ. соч. С. 67, 91, 96-100.

42.   Чернуха Д Г. Указ. соч. С. 278-284.

43.        Куломзин А Н., Рейтерн-Нолькен В.Г. Указ. соч. С. 140.

44.   Яковлев А Ф. Указ. соч. С. 89; Шепелев Л.Е. Указ. соч. С. 70.

45.        Министерство финансов. Ч. 1. С. 634-635, 638-639.

46.        Куломзин А Н., Рейтерн-Нолькен В. Г. Указ. соч. С. 50.

47.        Кашкаров М Указ. соч. Т. I. С. 72, 177; Т. 2. Приложения. С. 38-39, 46-47, 51. -г

48.        Покровский В. И. Указ. соч. С. 105, 117, 141.

49.        Мигулин П. П. Указ. соч. Т. 1. С. 441-443, 454; Т. 3. Вып. V. С. 1127.

50.        Куломзин А Я, Рейтерн-Нолькен В.Г. Указ. соч. С. 179.

51.        Там же. С. 160-167.

52.        Кашкаров М Указ. соч. Т. 1. С. 73; Т. 2. Приложения. С. 39.

53.        Материалы по денежной реформе 1895—1897 гг./ Под ред. А.И.Буковецкого. Вып. 1. Пг.-М., 1922. С. 41-48.

54.        Министерство финансов. Ч. 1. С. 472.

55.        Куломзин А К, РейтернНолькен В. Г. Указ. соч. С. 170-180. 56. Кашкаров М. Указ. соч. Т. 2. Приложения. С. 39.

 

57.        Куломзин А Я, РейтернНолькен Д Г. Указ. соч. С. 146-152.

58.        Мигулин Я. Л Указ. соч. Т. 1. С. 465, 466.

59.        Министерство финансов. Ч. 1. С. 634-635, 638-639.

60.        Мигулин Л Л Указ. соч. Т. 1. С. 470, 478-479.

61.   Кашкаров М Указ. соч. Т. 1. С. 73, 83, 90-91, 177; Т. 2. Приложения. С. 3, 39-40, 47-48, 51.

62.   Беэобраэов В. Л Народное хозяйство России. Ч. 1. СПб., 1882. С. 276-277.

 

111

 

63.   Степанов В. Л. Николай Христианович Бунге// История СССР. 1991. № 1. С. 120-133.

64.   Булге Н. X О восстановлении постоянной денежной единицы в России. Киев, 1878.С. 46.

65.   Головин К. Ф. Наша финансовая политика и задачи будущего. 1887—1898. СПб., 1899.С. 4.

66.   Бунге Н. X О восстановлении металлического обращения в России. Киев, 1877. С. 17-18;

Он же. Заметка о настоящем положении нашей денежной системы и средствах к ее улучшению. СПб., 1880.

67.   Бунге Н. X О финансовом положении в России// Исторический архив. 1960. № 2.С. 142.

68.   Шепелев Л К Указ. соч. С. 79-82.

69.   Полное собрание законов Российской империи (ПСЗРИ). Собр. 2-е. Т. 55. Отд. 1.№61730.

70.  Друян А Д. Указ. соч. С. 87.

71.  Московские ведомости. 1881. 9 января.

72.  Данилевский И. Я. Несколько мыслей по поводу низкого курса наших бумажных денег и некоторых других экономических явлений и вопросов// Русский вестник. 1882. № 8. С. 473-533; № 9. С. 137-198. Вессель Н. X Основная причина нашего затруднительного финансового положения и основные меры для скорою и прочного поправления наших финансов// Русский вестник. 1883. № 11. С. 220-247; № 12. С. 549-587. Новосельский Н. А Современные задачи государственной экономии в России. СПб., 1884.

73.  Антонович А Я. Теория бумажно-денежного обращения и государственные кредитные билеты. Киев, 1883; Мец Н.Ф. Погашение кредитных билетов как мера к упрочению нашей денежной единицы. СПб., 1886.

74.  Московские ведомости. 1881. 16 января.

75.  Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 563. Оп. 2. Д. 251, Л. 5об. — 13 об.

76.  Всеподданнейший доклад министра финансов о государственной росписи доходов и расходов на 1883 год. СПб., 1883. С. 11.

77.  Материалы по денежной реформе... С. 49-83.

78.  Гражданин. 1882. 19 декабря.

79.  Материалы по денежной реформе... С. 86-88.

 

80.   Кованько П. Л. Главнейшие реформы, проведенные Н.Х.Бунге в финансовой системе России. Опыт критической оценки деятельности Н.Х.Бунге как министра финансов 1881—1887). Киев, 1901.

81.   Министерство финансов. Ч. И. С. 640-643.

82.   Мигулин П. П. Указ. соч. Т. 1. С. 598; Т. 13. Вып. v. С. 1134.

83.   Соболев М.Н. Таможенная политика России во второй половине XIX века. Томск, 1911. . 431-490.

84.   Покровский В. И. Указ. соч. Таблицы. С. 105, 117, 141.

85.   Там же. С. 117, 141.

86.   Мигулин Я. Л Указ. соч. Т. 1. С. 593-594.

87.   Энгеев Т. О платежном балансе довоенной России// Вестник финансов. 1928. № 5. С. 74.

112

 

88.    Гиндин И. Ф. Государственный банк и экономическая политика царского правительства

(1861—1892 тот)- М., 1960. С. 96-98.

89.   Кашкаров М. Указ. соч. Т. I. С. 83, 177; Т. 2. Приложения. С. 40, 48, 51, 53.

90.   Министерство финансов. Ч. II. С. 105.

91.   РГИА. Ф. 560. Оп. 22. Д. 164. Л. 49-58.

92.   Кауфман И. К Серебряный рубль в России от его возникновения до конца XIX в. СПб.,

1910. С. 215, 217-219, 229-231; См. также: Власенко В.Е. Указ. соч. С. 43-48.

93.   Кашкаров М Указ. соч. Т. 1. С. 153.

94.   Министерство финансов. Ч. II. С. 104.

95.   Материалы по денежной реформе... С. 28.

96.   Кашкаров М Указ. соч. Т. 1. С. 73.

97.   ПСЗРИ. Собр. 3-е. Т. 5. № 3380.

98.   РГИА. Ф. 563. Оп. 2. Д. 261.

99.   Там же. Ф. 694. Оп. 2. Д. 6. Л. 3 об. — 4.

 

100.  Витте С. Ю. Воспоминания. Т. I. M., 1960. С. 170., 362, 363-364, 544.

101.  Степанов В. Л. Иван Алексеевич Вышнеградский// Отечественная история. 1993. № 4.С. 99-115.

102.  Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 677. Оп. 1. Д. 572.

103.  Министерство финансов. Ч. И. С. 105-107.

104.  Материалы по денежной реформе... С. 94-97.

105.  Министерство финансов. Ч. II. С. 109.

106.  Судейкин В. Т. Замечательная эпоха в истории русских финансов. СПб., 1895. С. 89-101.

107.  Министерство финансов. Ч. II. С. 640-643.

108.  Соболев М Н. Указ. соч. С. 491-796.

109.  Покровский В. И. Указ. соч. Таблицы. С. 105.

НО. Покровский С. А Внешняя торговля и внешняя торговая политика России. М., 1947. С. 318.

111.       Покровский Я И. Указ. соч. С. 8.

112.       Власенко В. Е. Указ. соч. С. 59-66; Китанина Т. М. Хлебная торговля в России в

1875—1914 гг. Очерки правительственной политики. Л., 1978. С. 69-70.

ИЗ. Покровский В. И. Указ. соч. Таблицы. С. 117, 141.

114.  Мигулин П. П. Указ. соч. Т. 2. С. 88, 121, 135, 142, 182, 556-557; Т. 7. Вып. V.С. 1141.

115.  Энгеев Т. Указ. соч. С. 74.

116.  Материалы по денежной реформе... С. 28.

117.  Кашкаров М. Указ. соч. Т. 1. С. 73.

118.  Мигулин Я П. Указ. соч. Т. 2. С. 33-35; Кумпф 3. К вопросу о причинах и следствиях запрещения Бисмарком приема в залог русских ценностей германскими банками (ноябрь 1887 г.)// Вестник МГУ. История. 1968. № 3. С. 72-84.

119. Мигулин П П Указ. соч. Т. 2. С. 222-223, 237, 253; Сидоров А Л. Конверсии внешних

займов России в 1888—1890 гг.// Исторический архив. 1959. № 3. С. 99-102.

113

 

120.  Министерство финансов. Ч. II. С. 109-110.

121.  Кашкаров М Указ. соч. Т. 1. С. 177; Т. 2. Приложения. С. 40-41, 48-49, 53.

122.  Министерство финансов. Ч. II. С. 111, 112-114.

123.  Кашкаров М Указ. соч. Т. 1. С. 84, 177; Т. 2. Приложения. С. 41, 49, 53.

124.  Ермолов А С. Наши неурожаи и продовольственный вопрос. Ч. 1. СПб., 1909. С. 100.

125.  Мигулин П. П. Указ. соч. Т. 3. Вып. 1. Харьков, 1901. С. 3.

126.  Покровский В. И. Указ. соч. Таблицы. С. 105, 117, 141.

 

127.   Историческая справка по вопросу о введении подоходного налога в России. СПб., б.г. . 23-42.

128.   РГИА. Ф. 1152. Он. 12. 1897. Д. 78а. Л. 780.

 

 

 

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России