На главную страницу

 
 

 

ДЕНЕЖНЫЕ ЗНАКИ СЕВЕРНОЙ РОССИИ 1918-1923 г.г.

Е. И. ОВСЯНКИН

АРХКОНСАЛТ

АРХАНГЕЛЬСК 1995г.

В книге раскрывается малоизвестная история выпусков северных денег - "моржовок", "чайковок", различных чеков и знаков, печатавшихся в годы гражданской войны в Архангельске, Лондоне, Мурманске, Петрозаводске, Шенкурске, Вельске и Каргополе.

В каталог внесены все денежные документы, выявленные по состоянию на 1 января 1995 года.

Издание рассчитано на коллекционеров - бонистов, краеведов, всех, кто интересуется историей Севера.

 

В фондах Государственного архива Архангельской области хранится любопытное дело — "По вопросу о выпуске местных денежных знаков"1. Документы, подшитые в папке, свидетельствуют об одной из интересных страниц истории области— о выпуске в обращение знаменитых "моржовок", положивших начало бурному деньготворчеству в нашем крае. Вслед за "моржовками" появились "чайковки", кредитные билеты с надписью "Северная Россия", боны различных кооперативов и другие денежные суррогаты.

Цветные бумажки, лишившиеся всякой ценности, донесли до нас неповторимый аромат эпохи. В их текстах и рисунках запечатлелись политические перемены, зафиксированы финансовые трудности времен гражданской войны. Они представляют немалый интерес и с художественной стороны, отражая образцы "официальной" графики.

Есть у денежных билетов минувших времен еще одна особенность: они невольно наводят на раздумья о повторяемости исторических ситуаций.

Начиная с 20-х годов, в России начала усиленно развиваться бонистика — "вспомогательная историческая дисциплина, изучающая вышедшие из употребления денежные знаки и боны как исторические документы , отражающие экономическое и политическое положение общества".2 В стране появились тысячи бонистов, занимающихся увлекательным занятием — коллекционированием бумажных денежных знаков.

Вспышка интереса к этому виду коллекционирования была обусловлена тем, что после окончания гражданской войны на руках у населения оставалось громадное количество денежных знаков, выпущенных в свое время правительствами Российской империи, Временным правительством, а также советскими и белогвардейскими властями. По неполным данным, на территории СССР в те годы вошло в оборот свыше 20 тысяч наименований купюр.3

Особенно много денег печаталось на местах, где им давали различные названия: боны, билеты, банкноты, денежные знаки, казначейские билеты, карточки, квитанции, купоны, наряды, сертификаты, чеки, талоны и т. п.4 Выпускались также знаки без наименований. Помимо официальных названий, многие купюры получали прозвища, которые бытуют в разговорной речи и в наши дни. Тысячные купюры, например, получили прозвище "куски", миллионные — "лимоны", а бумажки с миллиардным номиналом называли "лимонардами".5

Несмотря на то, что со времени зарождения бонистики прошло много лет, история денег на территории бывшего СССР, и в частности в Северной России, изучены очень слабо.

Автор этой работы предпринял попытку собрать документальные свидетельства о выпуске денежных знаков в Северной России, дать их описание.

Рассказу об истории создания и обращения "архангельских денег" следует предпослать небольшое вступление.

ТЯЖЕЛОЕ НАСЛЕДИЕ

Россия несколько раз за свою историю испытывала крупные финансовые затруднения. Наиболее чувствительно они проявились в период первой мировой войны, последовавших затем революций и гражданской войны.

Начиная с 1914 года, печатный станок Российской империи, не зная перерывов, штамповал новые деньги, не обеспеченные никакими ценностями. Быстро исчезли из оборота золотые, серебряные и металлические монеты. Вместо них появились казначейские бумажные знаки достоинством в 1, 2, 3, 10, 15, 20 и 50 копеек. В ход пошли обычные почтовые марки, на обороте которых красовалась надпись: "Имеет хождение наравне с разменной серебряной (или медной) монетой".

Несмотря на мощный поток бумажных денег, захлестнувший страну, знаков все равно не хватало. Выдача зарплаты задерживалась. Неизбежным следствием явилось катастрофическое падение покупательной способности рубля и рост цен на все товары. К февралю 1917 года покупательная способность рубля упала до стоимости прежних семи копеек. В трудных обстоятельствах оказались окраинные территории России, к каким принадлежала Архангельская губерния. К началу 1918 года в архангельском банке имелись в наличии лишь ценные бумаги на сумму три миллиона рублей. А реальных денежных купюр, которых требовалось не менее одного миллиона рублей в день, не было.

Предприниматели всех рангов, рабочие комитеты, военные то и дело требовали объяснений от городских и губернских властей, присылки в свои коллективы управляющего банком или комиссара финансов, угрожали забастовками.

"Во избежание голодных бунтов и других гибельных последствий, — говорилось в письме архангельскому губисполкому от командования военной флотилии, — необходимо отпустить немедленно два миллиона рублей, дабы можно было удовлетворить самые неотложные нужды ...". И такие письма в органы власти шли непрерывно.6

Руководители города и губернии пытались решить проблему. Они добивались поступления денежных знаков из центра, пускали в обращение запасы старых кредитных билетов, облигации и купоны "Займа Свободы", выпущенные Временным правительством. Применялись и принудительные меры. Так, зимой 1918 года комиссар финансов обязал членов торгово-промышленного союза и купеческого общества немедленно внести на свои текущие банковские счета почти три миллиона рублей "налички".7

Но все эти шаги не спасли ситуацию. Обстановка "денежного голода" породила совершенно новое явление — стихийное "деньго-творчество", т. е. печатание местных денег. Их выпускали муниципалитеты и кооперативы, магазины и предприятия, школы и театры, трамвайные управления и аптеки, воинские части и железные дороги. Одной из первых в России официальное разрешение Государственного банка на право печатания своих денежных знаков получила Архангельская губерния.

"МОРЖОВКИ"

9 января 1918 года в помещении городской управы собрались представители продовольственной управы, финансовой комиссии, земства, казенной палаты, кооперативов, революционного комитета и других организаций. В повестке дня был один вопрос: "Выпуск местных денежных знаков". Создается специальная комиссия, которая нашла необходимым срочно начать печатание денег мелкими купюрами, определила размеры будущих знаков и место их изготовления.

Первоначально предполагалось использовать для выпуска знаков архангельскую типографию Павлова. Понимая сложность проблемы и слабость оборудования типографии, которое не могло гарантировать от подделок, комиссия направила одного из своих членов в Петроградскую экспедицию изготовления государственных бумаг "для изыскания необходимых сортов бумаги и получения технических указаний".8

Посланец от Архангельска сумел разместить заказ на изготовление денег в Петрограде. Судя по документам, архангельские денежные знаки (чеки) были отпечатаны на весьма значительную сумму — 1Ш миллионов рублей. До десятка вооруженных матросов несколько раз выезжали за ними в Петроград, организуя погрузку и охрану в пути необычного груза.

30 марта 1918 года архангельские газеты оповестили жителей города и губернии о предстоящем выпуске в обращение местных денег. Пространное извещение уведомляло о том, что местное отделение банка, с разрешения своего правления в Петрограде, выпускает в свет особые денежные знаки (чеки) достоинством в 3, 5, 10 и 25 рублей. "Эти денежные знаки, — говорилось в извещении, — предназначены к обращению в пределах Архангельской губернии ... по обозначенной на них цене, т. е. наравне с кредитными билетами соответствующих достоинств".9

Новые деньги, появившиеся в обращении 7 мая 1918 года, сразу же получили название "моржовки": на купюре 25-рублевого достоинства, оформленной известным русским художником С.Чехониным, были изображены различные северные атрибуты — снег, торосы, белый медведь и морж. Денежный знак голубой окраски, как будто покрытый инеем, выглядел весьма эффектно. Красивый внешний вид имели и другие купюры. На каждой из них воспроизводился герб города: Михаил Архангел, вооруженный мечом, поражает дракона. Приноравливаясь к сложившейся в России традиции, художник подготовил клише размером чуть меньше царского кредитного билета рублевого достоинства. Но в целом "моржовки" оказались непопулярными в народе, так как печатались на обычной писчей бумаге и быстро изнашивались.

Несмотря на непопулярность, первые "архангельские деньги" прожили достаточно долгую жизнь. По решению Верховного Управления Северной области "моржовки" были проштемпелеваны в банке и использовались во времена нахождения у власти правительства Н.В.Чайковского.

Забегая вперед, отмечу, что регистрация "моржовок", осуществленная в сентябре - октябре 1918 года, вызывалась якобы тем, что на территории области, занятой белыми и союзными войсками, ценность рубля падала не так быстро, как в Советской России. По мнению белогвардейского правительства, в такой ситуации проникавшие из-за фронта знаки могли нанести ущерб денежному обращению в Северной области.

На оборотной стороне купюры с номиналом 10 рублей накладывался штемпель черного цвета, а штемпелем красного цвета гасились 3-х и 25-рублевые знаки. Текст гласил: "Зарегистрировано. Управляющий отделением Государственного Банка кн. Ив. Куракин. Кассир А. Фаддеев". Аналогичная регистрация производилась на Мурмане, где для этой цели использовали круглую печать.

Абсолютное большинство "моржовок" подверглось регистрации, так как в постановлении Верховного Управления указывалось: "Все незарегистрированные местные кредитные билеты признаются недействительными и размениваться Государственным Банком не будут".10 Вследствие этого незарегистрированные, не подвергшиеся штемпелеванию "моржовки" встречаются в коллекциях бонистов значительно реже, чем те, которые имеют штамп банка. Следует иметь в виду и то, что купюры достоинством в пять рублей были напечатаны, но хождения не имели.

Правительство Николая Чайковского, вводя в оборот "моржовки" на территории Северной области, предупредило население о том, что "... отпечатанные в Петрограде, но не выпущенные в обращение в пределах Архангельской губернии чеки 5-рублевого достоинства в качестве денежных знаков хождения иметь не могут, никакой ценности собой не представляют и обмену в отделении Государственного Банка и казначействе губернии не подлежат". Таким образом, как и в советское время, в первый период интервенции на территории Севера обращались "моржовки" достоинством в 3, 10 и 25 рублей. Поэтому чек 5-рублевого достоинства дошел до наших дней в отличном состоянии.

"ЧАЙКОВКИ"

Особый пласт денежных знаков России составляют кредитные билеты, боны и чеки белогвардейских правительств и армий. Свои знаки выпускали генералы Деникин и Колчак, Врангель и Юденич, Родзянко и Шкуро. На Украине в изобилии печатали гривны Центральная Рада, Петлюра, гетман Скоропадский.

Многие из этих знаков, великолепно исполненные, печатались за рубежом. На кредитных билетах генерала Деникина - лозунг : "Единая неделимая Россия", изображения символов Отечества: памятников 1000-летия России, Петру Великому, Минину и Пожарскому.

Любопытная страница в истории российской бонистики — денежные документы Северной России, печатавшиеся по решению архангельского белогвардейского правительства.

Это правительство, называвшееся сначала Верховным Управлением Северной области, появилось в Архангельске 2 августа 1918 года после антисоветского переворота. Новые правители во главе с народным социалистом Н. В. Чайковским оказались в трудном положении. Перед ними, как и перед их предшественниками, встала та же проблема: как наладить денежное обращение в Архангельске и на контролируемой ими территории. Верховное Управление получило в наследство пустую казну, так как советские руководители, отступая из Архангельска, увезли с собой большую часть ценных бумаг, в том числе и денежных знаков.

В специальном сообщении правительство известило: "Большевистская власть перед бегством из Архангельска успела вывезти денежные знаки на десятки миллионов рублей... Вследствие этого в распоряжении Верховного Управления Северной области оказалось недостаточное количество средств на текущие расходы...".11

В поисках выхода из создавшегося положения Верховное Управление предприняло два шага.

Первым из них предусматривалось ограничение в выдаче наличных денег из банков до 300 рублей в неделю. Одновременно с этим правительство опубликовало свое постановление "О краткосрочном займе". Замысел состоял в том, чтобы до накопления необходимого количества денежных знаков выпустить краткосрочные (на шесть месяцев) 5-процентные обязательства, именуемые "Займом Доверия" Верховного Управления, всего на сумму 10 миллионов рублей. Первый выпуск обязательств осуществлялся купюрами в размере 100, 500, 1000, 5000 и 10 000 рублей за подписями Председателя и Управляющего Финансовым Отделом Северной области.12

Основную надежду в решении финансовой проблемы правительство возлагало на торгово-промышленное сословие. Выступая на собрании бизнесменов города, глава Верховного Управления Н. В. Чайковский призвал их быть "Миниными, спасать Россию", немедленно подписываться на "Заем Доверия" и вносить наличные деньги. В ответ на призыв общее собрание деловых людей постановило: "Все свои свободные наличные денежные знаки обратить в краткосрочный пятипроцентный заем".

А вскоре появились на свет и новые денежные документы. Эти огромного формата купюры, за исключением номинала, имели одинаковый текст, в соответствии с которым правительство обязывалось через шесть месяцев, т.е. не позже 15 февраля 1919 года, уплатить предъявителю ту или иную сумму, обозначенную на документах. Первоначально они не имели значения денежных знаков. Темп выпуска облигаций "Займа Доверия" быстро нарастал. Уже к середине декабря 1918 года общая сумма составила 35 миллионов рублей. В начале 1919 года правительство разрешило дополнительно выпустить облигации еще на 25 миллионов, чтобы довести общую сумму до 70 миллионов рублей. Если первый заем был добровольный, то затем он приобрел принудительный характер.

А через четыре месяца после первого выпуска обязательства превратились в деньги, в знаменитые на Севере "чайковки". За два дня до начала погашения займа правительство опубликовало постановление, согласно которому эта операция поручалась Областному Государственному Банку. Но поскольку в распоряжении последнего не было достаточного количества денежных знаков, то правительство признало необходимым превратить облигации (обязательства) "Займа Доверия" в равноправные деньги. Постановление предписывало, что с 15 февраля 1919 года "обязательства" должны иметь в пределах Северной области хождение и быть принимаемы во всех платежах как казенными учреждениями, так и частными лицами по их номинальной стоимости наравне с общегосударственными кредитными билетами.13

Временное Правительство Северной области осуществило несколько выпусков "Займа Доверия" на общую сумму 130 миллионов рублей. Постановление о наиболее крупном выпуске - на сумму 60 миллионов рублей - было принято 10 июля 1919 года.

Бонисты выделяют несколько особенностей этого вида северных денег. Свое название они получили в связи с тем, что на всех купюрах, наряду с подписью управляющего отделом финансов и областным Государственным банком князя И. Куракина, воспроизводилась хорошо читаемая факсимильная подпись главы правительства Н.В.Чайковского. Выпуски займа, или "чайковки", печатались на обычной бумаге, купюры быстро изнашивались, к тому же они были необычно большого размера (13 х 33 сантиметра) и крайне неудобны для повседневного использования.

Наибольшую ценность для коллекционеров представляют (как более редкие) купюры первого выпуска, предпринятого в августе 1918 года. Надпись на облигациях всех достоинств гласит: "5% краткосрочное обязательство Верховного Управления Северной области". С 28 сентября 1918 года белогвардейское правительство стало называться по-иному: "Временное Правительство Северной области". Поэтому все последующие выпуски обязательств "Займа Доверия", повторяя форму, в какой они выпускались ранее, изменили основную надпись: "5% краткосрочное обязательство Временного Правительства Северной области".

Правда, бонисты выделяют небольшие отличия в отдельных банкнотах. Так, в 500-рублевой купюре одного из выпусков нет буквы "И" после слова "финансов", она помечена фиолетовым номером, а слово "предъявителю" стоит под цифрой "5%". Один из выпусков облигаций того же достоинства имеет черный номер, на знаках есть буква "И" после слова "финансов", а слово "предъявителю" стоит под словом "краткосрочный".

ТВЕРДАЯ ВАЛЮТА

Щедрое печатание "чайковок" не устранило острой финансовой проблемы в области. Правительство, предприниматели, а особенно союзное командование нуждались в более надежной и устойчивой валюте, которую можно было использовать при взаимных расчетах и осуществлении экспортно-импортных операций. После сложных дискуссий русские власти согласились с предложением английских специалистов выпустить специальные "северные рубли". В постановлении Временного Правительства Северной области от 11 ноября 1918 года отмечалось: "Выпустить государственные кредитные билеты. Северной России достоинством в 1, 3, 5, 10, 25, 50, 100, 500 рублей и разменные знаки достоинством ниже одного рубля, под обеспечение иностранной валютой по курсу сорок рублей за один фунт стерлингов...".14

Для выпуска новых знаков правительство учредило Государственную эмиссионную кассу. Билеты обеспечивались особым фондом в одном из лондонских банков (в фунтах стерлингов). Соглашение, заключенное между правительством и союзниками, предусматривало также, что "в качестве обеспечения гарантий союзников Верховное Управление Северной области предоставляет союзным правительствам, выдавшим гарантию, преимущественное право на эксплуатацию лесных богатств Северной области".15

Новые денежные знаки печатались в Англии на хорошей бумаге. С выпуском этих денег произошел казус. Правительство, не долго размышляя, пустило в печатный станок билеты, которые имели рисунок и цвет денежных знаков царской России — "николаевок". Разница состояла лишь в том, что портреты царей на крупных купюрах были заменены аллегорическим изображением женщины и на всех знаках вверху имелась надпись "Северная Россия". А все основные регалии царской власти — двуглавый орел, скипетр и держава — остались.

Власти, видимо, предполагали, что старые, царские, привычные для народа деньги будут пользоваться большим доверием, чем какие-либо новые. Вероятно, по этой причине не были пущены в дело рисунки кредиток, появившиеся при Временном правительстве.

Однако использование рисунков "николаевок" ставило правительство Н. Чайковского в двусмысленное положение. Получалось, что оно, ратуя за Учредительное собрание, за республику и отвергая большевиков, в то же время проповедует монархизм, пользуясь для этой цели старыми деньгами, "имеющими хождение по всей империи".

Главнокомандующий войсками интервентов на Севере генерал Э. Айронсайд считал, что Временное Правительство Северной области" из страха перед пропагандой, которую могли развернуть большевики, отказалось пустить "николаевки" в таком виде. В результате пришлось изготовлять резиновые штампы и на каждой купюре — вплоть до пятидесятикопеечной — уничтожать изображение корон перед выпуском в обращение".

А чуть позже в свет вышли новые копии "николаевок" с рядом изменений: регалии царской власти на них были устранены. Все купюры оснащались уже "ощипанным" орлом — без короны, скипетра и державы. Как известно, двуглавый орел после удаления с него титульных гербов и эмблем монархического характера был принят весной 1917 года для употребления как герб свободного Российского государства. Этот же, чуть стилизованный орел, украшает денежные знаки современной России.

Бонисты отмечают еще одну оплошность при выпуске "северных денег".

В одной из серий билетов 10 и 25-рублевого достоинств были, допущены опечатки: вместо слов "государственной" значилось "городской" и в слове "эмиссионной" пропущена одна "с". На этих же билетах подписи управляющего отделом финансов и члена Государственной эмиссионной кассы были напечатаны на лицевой, а не на обратной стороне билета.

Появление подобных денег на местах вызвало замешательство

 

Денежный знак (без названия). "Северная Россия"—1918 год, формат 96х 58 мм

властей и финансовых работников. В архиве сохранились телеграммы, направленные в Госбанк, с требованием разъяснить, как поступать при предъявлении таких билетов к платежам.

Правительство Северной области вынуждено было принять 11 марта 1919 года срочное постановление "о признании действительными кредитных билетов Северной области, изготовленных в Англии с опечатками".

Такова история рождения в Архангельске "твердой валюты".

ПЕРФОРИРОВАНИЕ

На денежных знаках различного достоинства и самых разных выпусков встречается пробитый особым штампом знак "ГБСО". Перфорационная отметка имеет весьма внушительный размер — 15 х 40 мм.

Что означает этот знак и каковы причины его появления? Четыре буквы, пробитые сквозными отверстиями, означали: Государственный Банк Северной области. Перфорирование денег и ценных бумаг проводилось по специальному постановлению правительства Северной области весной 1919 года. Эта операция, как указывалось в постановлении, имела своей целью "предотвратить наплыв в Северную область печатанных большевистскими властями денежных знаков" и "установить количество находившихся в области денег".16

Перфорирование производилось на знаках многих достоинств и выпусков: на "николаевках" и "керенках", на казначейских билетах стоимостью в 50 копеек, на свидетельствах "Займа Свободы" и некоторых видах купонов.17

Эта мера властей была крайне непопулярной и привела к серьезным последствиям. При проведении ее в деревнях все денежные знаки предварительно собирались у населения на продолжительный срок, что мешало нормальной торговле. Один из деятелей белогвардейской администрации С. Добровольский, Полевой военный прокурор Северной области, называл эту акцию в качестве одной из причин крупного восстания на Пинеге в 8-м Северном стрелковом полку белой армии.

"Нетрудно понять причины этого неудовольствия, — подчеркнул Добровольский в своих мемуарах, — особенно в прифронтовой полосе, где население переходило то к красным, то к белым и где оно, следовательно, нуждалось в денежных знаках, имевших значение для обеих сторон, а ему как раз "портили" самые ценные с его точки зрения деньги".

Мемуарист свидетельствует далее о том, что и "в Архангельске эту меру встретили с большим возмущением, тем более, что выполнение штемпелевки было поставлено безобразно, так как она проводилась в кратчайший срок и вызвала скопление публики, которая, часами простаивая в хвостах, подвергала принятую правительством меру самой озлобленной критике. Правда, вскоре обыватель нашел довольно простой выход из положения. Так как способ штемпелевки был очень простой и состоял в пробитии маленьких отверстий с изображением очередного номера штемпеля, то приступили к перфорации домашним способом при посредстве шпилек и булавок, причем "перфорированные" таким образом деньги, даже при самой грубой подделке, имели свободное обращение".18

Общее количество различных знаков, отмеченных штампом "ГБСО", установить трудно. Бонистам пока удалось выявить билеты и боны более сорока наименований.

ФИНАНСОВЫЙ КРАХ

Ни примитивные "чайковки", которые могла напечатать любая уездная типография, ни "северные деньги", поступавшие из Англии, не помогли Временному Правительству Северной области создать нормально действующее финансовое хозяйство.

В Архангельске, в окрестных деревнях повторялась та же ситуация, какая наблюдалась после революции: у населения скапливались деньги, а банк испытывал в них острую нужду. На выручку властям вновь и вновь приходил печатный станок. В обращение, как и ранее, выпускались ничем не обеспеченные "чайковки", правительство уже не скрывало своих целей, осуществляя очередные выпуски "Займа Доверия". В его постановлении от 10 июля 1919 года о выпуске "чайковок" на огромную по тем временам сумму в 60 млн. рублей говорилось о том, что это производится с целью "покрытия расходов области общего и военного характера".19 Цена их равнялась стоимости бумажки, на которой печатались купюры.

Не оправдались надежды и на выпуск твердой валюты — "северных рублей". За время с 16 декабря 1918 года по 8 июля 1919 года эмиссионная касса области осуществила 10 выпусков этих денег на общую сумму 29 миллионов рублей. Но эти знаки быстро исчезали из обращения. Союзное командование не признавало ни "чайковок", ни каких-либо иных знаков, кроме северных рублей. Придерживали эту валюту на руках и представители делового мира. Вследствие этого банк Северной области боялся даже открывать счета на взносы, производимые в северных рублях с условием выдачи такими же билетами. "Ввиду отсутствия наличности,— докладывал правительству управляющий банком кн. И. Куракин,— открытие подобных счетов крайне рискованно".

Вопреки первоначальному курсу северного рубля, установленному соглашением с английским банком, белогвардейское правительство под давлением союзного командования вынуждено было соглашаться с постоянным повышением курса фунта стерлингов. Уже спустя два месяца после появления в Архангельске свежих денег князь Куракин с тревогой докладывал правительству "о требовании союзников при расчете на выпущенные ими рубли Северной России повысить курс фунта стерлингов до 48 рублей". А специальная комиссия, созданная при Госбанке для установления твердого курса на иностранную валюту, заявила о том, что "понижение стоимости рубля не вызвано ни экономическим положением России, в частности Северной России, ни расценкой рубля за границей".

Комиссия, вынужденная согласиться с позицией союзного командования, в то же время выразила решительный протест против обесценивания северного рубля20.

Но законы экономической жизни и требования союзников привели к тому, что в апреле 1919 года курс фунта стерлингов был 56 рублей, 1 мая — 64, а 21 мая — 72 рубля.

"Северные рубли" прекратили свое существование в августе 1919 года, когда правительство изъяло их из обращения. В срок до 15 сентября эмиссионная касса обменивала эти билеты на чеки в фунтах стерлингов или выдавала удостоверения для обмена их на кроны в Норвегии или фунты стерлингов в Англии.

Правительство было вынуждено еще раз вернуться к проблеме изъятия северных рублей в конце 1919 года. 20 ноября в печати появилось постановление, которое разрешало вплоть до 1 января 1920 года обменивать северные рубли по курсу один рубль за рубль общегосударственных денег.21

Нетрудно понять закономерность в действиях правительства. Постановление об изъятии из обращения северных рублей появилось в тот момент, когда союзные войска готовились покинуть Архангельск. Твердая валюта вводилась, главным образом, для расчетов с союзным командованием. С уходом иностранных войск эта необходимость отпала. К тому же иностранные офицеры, уезжавшие на родину, были кровно заинтересованы обменять северные рубли по наиболее выгодному для них курсу.

Любопытное свидетельство о судьбе значительной части "северных рублей" оставил в своих воспоминаниях главнокомандующий союзными войсками на Севере России генерал Э. Айронсайд. Генерал поведал о том, что перед эвакуацией из Архангельска английских войск он отдал приказ уничтожить все банкноты, которые власти не успели выпустить в обращение. "Это оказалось не так-то просто, — признался Айронсайд, — поскольку купюры были плотно упакованы, а свертки отсырели. Мы вывезли их в открытое море и утопили в самом глубоком месте, какое только смогли отыскать. Мы с адмиралом лично удостоверились в том, что это было сделано".22

КООПЕРАТИВНЫЕ ДЕНЬГИ

Денежный голод вынудил заниматься выпуском различного рода кредитных документов и кооперативные организации Севера. В их числе были союзы кооперативов Архангельской губернии, города Вельска, Северный морской кооператив, Союз смолокуренных артелей Важской области. К настоящему времени выявлено до 40 наименований различных суррогатов "кооперативных" денег, имевших хождение на Севере в годы гражданской войны.

Пожалуй, наиболее солидно подошел к решению проблемы своих финансовых затруднений Союз смолокуренных артелей Важской области. Правление этого Союза размещалось в Шенкурске, а учредительный съезд его состоялся еще 6 января 1914 года. К началу 1918 года Союз достиг весьма значительных успехов в своей деятельности. Постепенно он охватил своим влиянием не только Шенкурский уезд Архангельской губернии, но и часть Вельского и Сольвычегодского уездов Вологодской губернии. К этому времени он объединял сотни кооперативов с общим числом населения около 50 тысяч человек.

На балансе Союза были четыре парохода, шесть барж, 24 различных обрабатывающих предприятия, в том числе лесопильный завод в Шенкурске, а также типография, кузница, пекарня и многое другое. Оборотный капитал составлял около 660 тысяч рублей. На свои средства Союз построил и содержал коммерческое училище.

Обосновывая необходимость выпуска денежных знаков, правление Союза в своем обращении заявляло, что оно гарантирует их ценность товарами, стоимость которых определялась в тот момент в 2,5 миллиона рублей.

На обороте денежных знаков, напечатанных в шенкурской типографии, были такие правила:

"1. Кредитные документы Союза выпущены согласно совместного постановления от 25 января 1918 года правления Союза и ревизионной комиссии на сумму 200 000 рублей, обеспеченных потребительскими товарами и смольными продуктами Союза,

1. Кредитные документы должны приниматься во всех состоящих в нашем Союзе кооперативных организациях наравне с государственными кредитными билетами.

2. По миновании денежного кризиса в Российской республике и реализации товаров кредитные документы будут заменены государственными кредитными билетами.

3. Кредитные документы Союзом принимаются в платеж за товары от кооперативов и отдельных лиц наравне с Государственными кредитными билетами".

Во избежание подделки все кредитные билеты были пронумерованы и подписаны членами правления и ревизионной комиссии. Кредитные документы Союза выпускались купюрами мелкого достоинства: в 25, 50 и 100 рублей.

...Более 120 наименований различного достоинства насчитывает список денежных знаков, выпущенных в обращение на территории Архангельской губернии и Северной области в 1918-1923 гг. Можно смело сказать, что редкая территория России имела столь богатое собственное "денежное хозяйство". Для воссоздания этой малоизвестной страницы истории Архангельска и составлен систематический каталог "Денежные знаки Северной России".

ПРИМЕЧАНИЯ

1. См. Государственный архив Архангельской области (впредь ГААО), ф.221, оп.5, д.19.

2. Большая советская энциклопедия. - Т. 3. - 1970. - с.559.

3. Вопросы истории, № 6, 1985, с. 172.

4. Сенкевич Д. Классификация бон. - Советский коллекционер, № 21, 1983.

5. См. Малышев А. И., Таранков В. И., Смиренный И. Н. Бумажные денежные знаки России и СССР — М., "Финансы и статистика", 1991, с. 111.

6. "Известия Архангельского Совета...", № 57, 27 марта 1918 г.

7. Там же.

8. ГААО, ф.221, оп.5, д.19, л.1.

9. Известия Архангельского Совета, № 60, 30 марта 1918 г.

10. Собрание узаконений и распоряжений Верховного Управления и Временного Правительства Северной области (впредь СУР ВПСО), 1918 г., ст.62.

11. Вестник ВУСО, № 2, 11 августа 1918 г.

12. СУР ВПСО, 1918 г., ст.16.

13. Там же, 1919 г., ст.329.

14. СУР ВПСО, 1918 г., ст.198.

15. Минц И. Английская интервенция и северная контрреволюция.—М. - Л., 1931. - с. 96.

16. СУР ВПСО, 1919 г. , ст. 368.

17. Там же, ст. 392.

18.     Белый Север. 1918-1920 гг. Мемуары и документы. Вып. 2. — Архангельск, 1993, с. 129-130.

19. СУР ВПСО, 1919 г., ст.503.

20. ГААО, ф. 17, оп.7, д.1, л.18.

21. СУР ВПСО, 1919 г. , ст. 614.

22. ГАНДВИК TV № 47, 21-27 ноября 1994, с. 21;"Барон Архангельска" Эдмунд Айронсайд. Перевод с англ. Т. П. Тетеревлевой.

23. См. Важская область. Ежемесячный культурно-просветительский, литературно-художественный журнал, № 16, 1991, с. 6.

24. Важская область №№ 1-2, 1918 г. , обложка.

 

КАТАЛОГ

бумажных денежных знаков Северной России 1918 - 1923 годов

№ п/п   Год выпуска     Название        Номинал, руб.   Примечания

Чеки архангельского отделения Государственного банка ("моржовки"). Советский период (май - август 1918 г. ).

1       1918    Без названия    3       Напечатан в Петрограде, выпущен в обращение в мае

2       1918    Чек     5       Не был в обращении

3       1918            10      Выпущен в обращение в мае

4       1918            25      Рисунок художника СВ. Чехонина дал название всей серии. На фоне полярного пейзажа художник разместил фигуры белого медведя и моржа

Чеки архангельского отделения Государственного банка ("моржовки") во время союзной интервенции

5       1918            3       На № 1 - красный штемпель о регистрации. Подпись управляющего отделением Госбанка князя И. Куракина и кассира А. Фаддеева.

6       1918            10      На № 3 - красный штемпель о регистрации, произведенной во второй половине сентября 1918 г.

7       1918            25      На № 4 - красный штемпель о регистрации.

8 9     1918 1918       Без названия „ , . Чек  3 10    На № 1 - круглый мурманский штамп

На № 3 - круглая мурманская печать

10      1918    Чек     25      На № 4 - круглая мурманская печать

11      1918    3       На № 1 - штемпель регистрации и печать г. Мурманска

12      1918    10      На № 3 - штемпель регистрации и печать г. Мурманска

13      1918    25      На № 4 штемпель регистрации и печать г. Мурманска

5% краткосрочные облигации "Займа Доверия" Верховного Управления Северной Области ("чайковки") (август-октябрь 1918 года)

14      1918    5% краткосрочное обязательство  100     Первая эмиссия обязательств была выпущена под наименованием "Займа Доверия" сроком на 6 мес. на сумму 10 млн. рублей

15      1918            100     Подписи управляющего отделения Госбанка и кассира допечатаны позднее

16      1918            500     Предварительная подписка на обязательства-облигации "Займа Доверия" и прием денег начались 9 августа

17      1918            1000    При приеме денег подписчикам выдавались квитанции которые позднее обменивались на обязательства

18      1918            5000    Обязательства с крупным номиналом считаются редкими, так как выпускались только один раз

19      1918            10000   Купюра считается одной из наиболее редких, выпущенных правительством Н. В. Чайковского

5% краткосрочные облигации "Займа Доверия" Временного Правительства Северной области ("чайковки") (октябрь 1918-1920 гг. )

20      1918    5% краткосрочное обязательство Временного Правительства Северной Области        50      Повторение рисунка № 14 Первый выпуск "Займа Доверия" от имени Временного Правительства Северной области осуществлен 18 октября на сумму 10 млн. рублей

21      1918            100     Согласно постановления Правительства облигации выпускались мелкими купюрами не свыше 500 рублей

22      1918            500     Один из вариантов выпуска купюры имеет фиолетовый цвет номера, в нем нет буквы "И" в подписи после слова "финансов", а слово "предъявителю" стоит под цифрой "5%"

22а     1918            500     Выпуск имеет черный номер, есть буква "И" после слова "финансов", а слово "предъявителю" стоит перед словом "краткосрочное"

23      1918            1000    

Государственные кредитные билеты и разменные знаки Северной области

24      1918    Без названия 10 копеек  На знаке нет года выпуска и названия. На купюре, появившейся в 1918 году, надпись "Северная Россия", герб с царскими регалиями

25      1918    20 копеек       Такие же выходные данные, как на № 24,и надпись: "Имеют хождение наравне с разменной серебряной монетой"

26      1918    " 50 копеек     Более крупного размера, чем №№ 24 и 25, герб окаймлен лавровыми листьями

27      1918    " 50 копеек     Орел без короны

28      1918    Государственный 5 кредитный билет '     На билете воспроизведен рисунок образца 1909 года. Вверху на лицевой стороне надпись "Северная Россия", внизу: "Государственная эмиссионная касса разменивает кредитные билеты на фунты стерлингов без ограничения по курсу 40 руб. = 1 фунту стерлингов".

29      1918    5       Запечатана корона

30      1918    Такое же        10      Надпись: "Городская эмиссионная касса"

31      1918            10      Надпись: "Городская эмиссионная касса"

32      1918            25      Запечатаны орел и корона

33      1918            25      Запечатан орел

34      1918            100     Член Городской кассы

34а     1918            100     Член Государственной кассы

346     1918            100     Член Государственной кассы. Без фирнисовой сетки

35      1918            500     

Государственные кредитные билеты и разменные знаки Северной области ( 2-й выпуск )

36      1919    Государственный 1       Орел без короны

                кредитный билет         

37      1919    -       3       "

38      1919    -       5       "

39      1919    -       10      «

40      1919    -       25      »

41      1919    -       100     "

42      1919    -       500     «

 

№               Банкноты с перфорацией "ГБСО" ( Государственный Банк Северной Области )    

43      1918    Без названия    50 коп. Образца 1915 г. 

44      1918    Государственный кредитный билет 1 Образца 1898 г., № купюры шестизначный  

45      1918            1 Образца 1898/1915. Дата № трехзначный 1898;

46      1918            3 Образца 1905 г.       

47      1918    Такое же         5     Образца 1909 г., № шестизначный

48       1918                5

49      1918               5     Образца 1898 г.

1909/1910 г.

50      1918    »               1908 г.

51      1918    »       10      1909 г.

52      1918          25      1909 г.

53      1918    »       50      . 1899 г.

54      1918    «       100     1898 г.

55      1918            100     1910 г. ,,

56      1919    Государственный кредитный билет 500     1898 г.

57 1919 "       500 "   1912 г.

Казначейские знаки Временного Правительства

("Керенки" - перфорация ТБСО")  , г,

1. 1919 Казначейский знак       20 Выпуск 1917 г.       

2. 1919 "       40 "    1917 г.

Государственный кредитный билет (Перфорация ТБСО")

1. 1919 Кредитный билет 250 Выпуск 1917 г.

2. 1919 "       1000 "  1917 г.

Билеты Государственного казначейства (Перфорация "ГБСО")

62      1919 Билет государственного 100 Образца 1913 г.

                  казначейства

63      1919 "  25 Образца 1914 г.

1 Временное Правительство Северной области приняло решение о перфорировании (пробивке особым штемпелем) денежных знаков и ценных бумаг 14 апреля 1919 года. До 1 мая было предъявлено и пробито в Архангельске около 15 млн. рублей ("Вестник ВПСО", № 95, 3 мая 1919 г.). Все знаки находились в обращении на территории области и до перфорации.

 

 

1. б/г  Такое же        5000    

2. б/г "        10 000 ПО б/г " 50 000

Кредитные документы Союза смолокуренных артелей Важской области (Шенкурск)

111     1918 Кредитные 25 документы

1. 1918 "       50

2. 1918 ,"      100

Кредитные документы лесопромышленного товарищества "Чудинов и К" (Цигломень)

1. Без Без названия     1       „года

114. "  "       5

116     " "            10

Долговые обязательства Союза кооперативов г. Вельска

117     1920 Долговое   250

обязательство

1. 1920 " 500

2. 1920 "       1000

3. 1920 "       3000 "Vi

4. 1920 "       5000

Каргополь (Отделение вологодского губсоюза)

1. 1923 Без названия    1

2. 1923 "       3

Разменный денежный знак Яковлевского сельского потребительского

общества

124     б/г     Разменный       1 Разновидности от руки. Надписи:

денежный знак   Лосевское, Саловское, Яковлевское

1. б/г "             3

2. б/г  5

3. б/г  10

 

ЛИТЕРАТУРА

Потин В. М. Монеты. Клады. Коллекции: Очерки нумизматики. — С.Петербург: Искусство — СПБ, 1992.

Сенкевич Д. Классификация бон. — Советский коллекционер, № 21, 1983.

Каталог бон и дензнаков России, РСФСР, СССР, окраин и Образований (1769-1927). — Изд. 3-е Под ред. Ф. Г. Чучина. — М.: Издание Уполномоченного по филателии и бонам, 1927.

Тхоржевский Р. И. Бонистика. — Вопросы истории, № 6, 1985.

Боны Архангельской губернии. В журн. : Северная корреспонденция, №№ 9-14, 1922.

Боны Северной России и Архангельской области (1918-1923). - Машинопись выявлена В. С. Силинским.

Овсянкин Е. И. Бумажный дождь. — Правда Севера, 1992, 6 февраля.

Овсянкни Е. И. Архангельские деньги. — Архангельск, 25 февраля, 1, 2 марта 1994 г.

Собрание узаконений и распоряжений Верховного Управления и Временного Правительства Северной Области, издаваемое консультацией при управляющем Отделом Юстиции. 1918-1919 гг. — Архангельск. Губернская типография, 1919.

Белый Север. 1918-1920 гг. Мемуары и документы. Вып. 2.— Архангельск, 1993. Минц И. Английская интервенция и северная контрреволюция. — М.—Л., 1931.

Полный каталог бумажных денежных знаков и бон России и СССР (1769-1990 гг.). - Киев, 1991. (Сост. П. Ф. Рябченко, В. И. Нибак).

 

Е. И. Овсянкин

кандидат исторических наук

Денежные знаки Северной России

1918-1923 годов

 

 


; Цены на деньги России